Главная » Армия и Флот » Фронт и Флот » Балтийский флот » Прибалтийская ВМБ

Прибалтийская военно-морская база

21.06.1941 - 10.07.1941

 

Командование Военно-Морского флота признало целесообразным базировать передовой отряд флота на Рижский залив в Усть-Двинске (Даугавгрива), на левом берегу в устье р. Западная Двина (Даугава). Это позволяло создать глубоко эшелонированную противовоздушную оборону, прикрыть район базирования береговой артиллерией с о. Эзель (Сааремаа) и южного побережья Ирбенского пролива. Благодаря выходам из Рижского залива на север через Моонзунд и на запад через Ирбенский пролив, военно-морская база была выгодной в оперативном отношении, но имела свои минусы: залив зимой замерзает, выход на север мелководен.

В августе 1940 года Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР для создания Рижской военно-морской базы в Усть-Двинске за Краснознамённым Балтийским флотом закреплена гавань Мильгравис с причальной линией около 700 м, Зимняя гавань с судоремонтными мастерскими и крепость Усть-Двинск с минным складом. Зимой было начато строительство причалов, складов, топливных цистерн, мастерских и других объектов, необходимых для базирования кораблей. Устье Западной Двины было удобно для рассредоточения кораблей, вплоть до крейсеров.

25 мая 1941 года на базе Рижской военно-морской базе начала формироваться Прибалтийская военно-морская база с управлением в Усть-Двинске. Новая военно-морская база включала в состав – командование, штаб, отдел политпропаганды, Охрану водного района (ОВР), Береговую оборону Рижского залива (БОРЗ), отделение связи базы, органы тыла и др. Либавская военно-морская база была выведена во 2-й разряд, а 15 июня вошла в состав Прибалтийской военно-морской базы, которая охватывала район расположения: порты Либава (Лиепая) и Виндава (Вентспилс), Рижский залив, южную часть Моонзундских островов и остров Эзель.

21 июня 1941 года Народным комиссаром ВМФ адмиралом Николаем Герасимовичем Кузнецовым подписан Приказ № 00139 об окончательном сформирование Прибалтийской военно-морской базы.

Большая часть кораблей Отряда легких сил (ОЛС) перешла в Рижский залив, не имея полного запаса топлива. Прием топлива мог производиться только в Риге в гавани Мильгравис, которая не была полностью для этого оборудована, и в ней могли одновременно принимать топливо не более двух эсминцев.

Для прикрытия кораблей в Усть-Двинске и островов Моонзундского архипелага необходимо было создать сильную противовоздушную оборону Рижского залива и Моонзунда. Острова Эзель и Даго (Хиума) занимают очень выгодную позицию для эшелонированного расположения средств ПВО и базирования истребителей. К 1942 года планировалось иметь на островах три полка зенитной артиллерии, но к началу войны на островах и побережье Рижского залива было установлено всего 10 зенитных батарей, из них в Усть-Двинске – две. Такое число зенитных батарей не обеспечивало противовоздушной обороны кораблей. К началу войны в Риге и Либаве базировались отдельные эскадрильи гидросамолетов. Часть самолетов-истребителей 13-го и 71-го авиационных полков базировалась на аэродромах Таллина и Ханко. На аэродроме в Пярну находились бомбардировщики 73-го авиационного полка. Таким образом, Прибалтийская и Либавская военно-морские базы, а также корабли, действующие в Балтийском море, Рижском заливе и в районе островов Моонзундского архипелага, не имели истребительного прикрытия.

22 июня 1941 года на Рижском рейде встретили корабли Отряда легких сил, на крейсере «Киров» держал флаг командир отряда контр-адмирал В.П. Дрозд. Днем 22 июня корабли вступили в бой, отражая налет фашистской авиации на Ригу. В первый же день войны из Усть-Двинска в Финский залив ушел отряд прикрытия в составе крейсера «Максим Горький» и 1-й дивизион эсминцев, оставшийся 2-й дивизион эсминцев произвел постановку минных заграждений в Ирбенском проливе.

27 июня 1941 года части вермахта вышли к р. Западная Двина, началась эвакуация Риги. Командующий Краснознамённого Балтийского флота дал указание об эвакуации Прибалтийской военно-морской базы. В этот день была потеряна связь со штабами Прибалтийского Особого военного округа и 8-й армии Северо-Западного фронта. В 18.00 Отряд легких сил – крейсер «Киров» и пять эсминцев в сопровождении четырех торпедных катеров (на них возлагалась противолодочная оборона кораблей на переходе) – вышел из Усть-Двинска и утром 28 июня прибыл на рейд Куйвасте о. Моон (Муху), где уже находились несколько транспортов. Для обеспечения безопасности стоянки в дозор к южному входу в Моонзунд был выслан эсминец «Сердитый».

Ночью из Риги в Моонзунд вышли 1-я бригада подводных лодок и несколько транспортов в обеспечении двух тральщиков и двух торпедных катеров. Транспорты уходили из Риги недогруженными. В Усть-Двинске оставались несколько малых кораблей и два транспорта под командованием командира Охраны рейдов, личный состав которого должен был взорвать портовые объекты и затопить на фарватере в устье Западной Двины оба транспорта. К утру 28 июня транспорты были затоплены, но они полностью не загородили, а только стеснили вход в устье реки, а также из-за поспешного отхода не было произведено минирование реки.

Противник не смог помешать выходу кораблей и транспортов из района Моонзундских островов. Прикрытие кораблей и отражение налетов вражеской авиации осуществляла 12-я авиационная эскадрилья, перебазированная 27 июня на остров Эзель. Организация перехода кораблей и транспортов из Рижского залива в Моонзунд имела ряд существенных недостатков. Командир Прибалтийской ВМБ, не имея связи со штабом 8-й армии, не знал обстановки и хода боевых действий на фронте, и неправильно оценив обстановку, форсировал отправку транспортов из Риги, вследствие чего часть ценных грузов базы была взорвана, а часть оказалась просто оставленной и досталась противнику.

Ввиду отсутствия централизованного руководства эвакуацией, переход кораблей был организован плохо. Особенно плохо было организовано охранение на переходе. Отряд легких сил имел в охранении четыре торпедных катера, а бригада подводных лодок – два тральщика и два торпедных катера. Не была организована служба оповещения. Так, например, в 2.15 29 июня дозорный эсминец «Сердитый» обнаружил на подходе к южному входу в пролив Муху-Вяйн подводную лодку. Не зная о движении наших подводных лодок, командир дозорного корабля запросил об этом по радио командира ОЛС, находившегося на крейсере «Киров». Но адмирал сам не знал обстановки и ничего не мог ответить на запрос командира эсминца. Поэтому с «Сердитого» был открыт огонь по подводной лодке. После двух выстрелов подводная лодка дала свои «опознавательные» – это была С-9. Огонь немедленно был прекращен, и лодка без повреждений пришла на рейд Куйвасту.

Отход из Виндавы начался 27 июня. Транспорты были загружены боеприпасами и снаряжением и выведены в Киельконду (Кихельконна) и Аренсбург (Курессааре). Последним с южного берега Ирбенского пролива переправился на остров Эзель личный состав береговых батарей, взорвав орудия и маяк Михайловский (Микельторнис). Таким образом, уже к 29 июня корабли Прибалтийской ВМБ оставили Ригу и Либаву, и сосредоточились в Моонзунде.

С 28 июня 1941 года немецкая авиация усилила воздушную разведку района Рижского залива и Моонзунда. Обнаружив сосредоточение кораблей на рейде Куйвасту и транспортов в порту Пернов (Пярну), противник начал наносить по ним систематические удары авиацией и ставить в Моонзунде мины. У северного выхода из пролива Муху-Вяйн была обнаружена немецкая подводная лодка. Не сумев помешать переходу наших кораблей из Риги в архипелаг, противник стремился уничтожить их в самом Моонзунде. Корабли Отряда лёгких сил и 1-й бригады подводных лодок стояли на рейде Куйвасту в ожидании проводки через пролив до 30 июня. Однако глубина пролива Муху-Вяйн – 6 м, а осадка крейсера «Кирова» – 6,91 м, кроме того, еще в 1917 г. на фарватере были затоплены линкор «Слава» и старые транспорты, чтобы преградить путь кайзеровскому флоту. Для углубления фарватера из Палдиски прибыл землечерпательный отряд. Трое суток непрерывно работали земснаряды, баржи и буксиры, углубляя канал до 7 м. В это же время моряки разгружали корабль, чтобы уменьшить осадку. На баржи выгрузили часть боезапаса, топлива, воды и другие грузы – всего 300 т, уменьшив осадку до 6,5 м. 1 июля крейсер завершил проход через углубленный канал пролива Муху-Вяйн. Сопровождавшие крейсер эсминцы «Грозящий», «Стойкий», «Сметливый» держались в охранении впереди и по сторонам крейсера. За крейсером «Киров» в кильватерной колонне шли плавбазы «Смольный», «Иртыш» и подводные лодки М-81, С-8, «Калев», «Лембит», М-77, М-79. Ни один из кораблей, не исключая и тральщиков, не был размагничен, но подводная лодка М-81 подорвалась на магнитной мине и спустя две минуты затонула.

Оставление портов Либавы, Виндавы, Риги и Усть-Двинска вынудило воинские соединения к 29 июня уйти с южного берега Ирбенского пролива и взорвать при этом недавно установленные береговые батареи, Ирбенская минно-артиллерийская позиция потеряла свое значение.

29 июня 1941 года Народный комиссар ВМФ приказал Военному совету флота острова Эзель и Даго оборонять независимо от обстановки на сухопутном фронте, предлагал сосредоточить в районе архипелага четыре эскадренных миноносца, дивизион малых подводных лодок, два тральщика, отряд торпедных катеров и сторожевые катера ОВРа, объединить эти силы под общим командованием и возложить на них оборону входа в Рижский залив. Действия кораблей по обороне должны были поддерживать авиация и береговая артиллерия. Для успешного выполнения этой задачи необходимо было организовать военно-морскую базу в Моонзундском архипелаге. После ухода отряда лёгких сил в Моонзунде были оставлены эсминцы «Сердитый», «Смелый» и «Энгельс».

2 июля 1941 года в Моонзунде была организована Прибалтийская военно-морская база, в состав вошли: Береговая оборона Балтийского района (БОБР), отряд торпедных катеров, вновь организованная Охрана водного района Моонзунда (ОВР) и военный порт Рохукюля, эскадрилья бомбардировщиков 73-го авиационного полка. Корабли отряда легких сил, участвовавшие в обороне островов и Рижского залива, были оперативно подчинены командиру базы; подводные лодки – командиру бригады подводных лодок, который должен был копии приказаний лодкам сообщать командиру Прибалтийской базы.

В состав ОВРа Моонзунда вошли четыре малых охотника за подводными лодками, дивизион катеров-тральщиков типа «Р» (шесть катеров), отряд сторожевых катеров типа «КМ» (шесть катеров), «ТЩ-297» («Вирсайтис»), два буксира, транспорт «Космос» и Охраны рейдов Рохукюля, Триги, Кярда и Куйвасту. Условия базирования в Моонзунде оказались значительно хуже, чем в Усть-Двинске: не было складов, запаса топлива, мастерских даже для элементарного ремонта кораблей и катеров, рейды не были защищены ни с моря, ни с воздуха.

4 июля 1941 года начальник штаба КБФ приказал командиру Прибалтийской ВМБ в случае отхода 8-й армии Северо-Западного фронта на восток перенести базу на остров Эзель. В тот же день из Пернов на восточные аэродромы перелетел 73-й авиационный полк. 5 июля командир Прибалтийской ВМБ получил от командующего КБФ приказание немедленно приступить к вывозу на острова Эзель и Даго всего имущества, которое может быть использовано для усиления обороны островов. К 9 июля из Рохукюля база передислоцировалась на острова. Был оставлен и полуостров Виртсу, имевший важное значение для обороны Моонзундских островов. На Виртсу проходила железная дорога, по которой шло снабжение Моонзундских островов и кораблей. Между Виртсу и островом Моон расположен рейд Куйвасту и проходит фарватер пролива Вире-Курк, связывающий Моонзунд с Рижским заливом. Командующий Прибалтийской ВМБ со своим штабом перешел на эсминец «Грозящий».

8 июля 1941 года ценное имущество с Виртсу было эвакуировано на о. Моон, а железнодорожные линии и подвижной состав были уничтожены. В тот же день основные силы 217-й пехотной дивизии противника, захватив Пернов, продолжали наступление вдоль железной дороги на Таллин. Отдельные отряды моторизованной пехоты противника вели наступление вдоль побережья в направлении Виртсу и Хапсалу. 10 июля немцам удалось прорваться в район Виртсу и обстрелять остров Моон, а также катера и буксиры, стоявшие на рейде.

После оставления порта Рохукюля Прибалтийская военно-морская база решением Военного совета от 10 июля была расформирована.

 

Командиры:

Отряд легких сил


  • крейсеров «Киров» с 14 июня 1941
  • крейсеров «Максим Горький»
  • 1-й дивизион эскадренных миноносцев:
    • эскадренный миноносец «Гневный»
    • эскадренный миноносец «Гордый»
    • эскадренный миноносец «Грозящий»
    • эскадренный миноносец «Стерегущий»
    • эскадренный миноносец «Сметливый»
  • 2-й дивизион эскадренных миноносцев:
    • эскадренный миноносец «Стойкий»
    • эскадренный миноносец «Сильный»
    • эскадренный миноносец «Сердитый»
    • эскадренный миноносец «Сторожевой»

1-я бригада подводных лодок


  • 1-й дивизион подводных лодок – Усть-Двинск (с 7 мая 1941)
    • o ПЛ С-1 (Либава, завод «Тосмаре»)
    • o ПЛ С-3 (Либава, завод «Тосмаре»)
    • o ПЛ С-4
    • o ПЛ С-5
    • o ПЛ С-6
    • o ПЛ С-7
    • o ПЛ С-8
    • o ПЛ С-9
    • o плавбаза «Смольный»
  • 2-й дивизион подводных лодок – Усть-Двинск (с 7 мая 1941)
    • o ПЛ С-10
    • o ПЛ С-101
    • o ПЛ С-102
    • o плавбаза «Иртыш»
  • эскадренный миноносец «Энгельс» (флаг комбрига)

Воинские соединения


  • отряд торпедных катеров (6 единиц)
  • ТЩ-297» «Вирсайтис»
  • тральщик «Вистурс»
  • тральщик «Иманта»

 

* * *

Если в Вашем семейном архиве сохранились фотографии Вашего родственника и Вы пришлёте его биографию – это даст нам возможность увековечить память о воине, участнике боевых действий Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов, на территории Латвийской Республике.

Подвиг, который солдаты совершали при обороне и освобождение Латвийской Республики привёл к Нашей Победе, и память о людях, отдававших за это свою жизнь, не будет забыта.

Если у Вас есть информация о событиях Второй Мировой войны на территории Латвийской Республике и у Вас есть желание поделиться данным материалом с создателями веб-ресурса, можете её присылать на nashapobeda@inbox.lv.

 

Источник:


Портал «Память народа» // Министерство обороны Российской Федерации