Главная » Библиотека » РОЖДЕННАЯ В БОЯХ » ПОД СТАЛИНГРАДОМ

РОЖДЕННАЯ В БОЯХ

Боевой путь 71-й гвардейской

стрелковой Витебской ордена Ленина,

Краснознаменной дивизии

 

В. Ф. Егоров, А. Я. Казаков,

А. С. Коченюк,  Р.Ш. Яраев.

 

Воениздат, 1986

 


 

ПОД СТАЛИНГРАДОМ

 

В соответствии с приказом командующего войсками Сталинградского фронта генерал-полковника А. И. Еременко 23-я стрелковая дивизия 18 августа 1942 г. выгрузилась на перегоне железнодорожных станций Фролово — Лог и вошла в состав 1-й гвардейской армии.

Выполняя поступившее 19 августа боевое распоряжение штаба 1-й гвардейской армии, дивизия сосредоточилась на левом берегу Дона в районе Вилтов, Ново-Григорьевская и приступила к созданию оборонительного рубежа. Ей было приказано быть в готовности к отражению и уничтожению противника, если он попытается перейти на восточный берег реки. 225-й стрелковый и 211-й артиллерийский полки по распоряжению штаба армии были переправлены на правый берег Дона (в малую излучину реки) для усиления 38-й гвардейской стрелковой дивизии.

21 августа командующий 1-й гвардейской армией генерал-майор К. С. Москаленко и член Военного совета дивизионный комиссар Н. В. Абрамов заслушали доклады командира и комиссара 23-й стрелковой дивизии о состоянии и боевой готовности соединения.

Дивизия в это время имела значительный некомплект личного состава, а также противотанкового и автоматического оружия, но была боеспособным соединением и могла успешно решать посильные ей боевые задачи. Политико-моральное состояние всего личного состава было высоким. Более 50 процентов бойцов и командиров соединения являлись коммунистами и комсомольцами. Прибыв на защиту Сталинграда, личный состав рвался в бой, стремился вместе с другими соединениями разгромить врага и отстоять город на Волге.

Проанализировав состояние дивизии и выяснив ее нужды, командующий армией ознакомил командира и комиссара с обстановкой, сложившейся в это время на Сталинградском и Юго-Восточном фронтах, поставил задачу.

Обстановка была очень сложной и трудной. Враг рвался к Волге, к Сталинграду. После того как ему не удалось захватить Сталинград с ходу, он решил овладеть городом и выйти к Волге, нанеся одновременные удары 6-й армией и 4-й танковой армией по сходящимся направлениям.

Превосходя советские войска в орудиях, минометах, танках и самолетах, противник 15—17 августа возобновил наступление на всем фронте внешнего оборонительного обвода, на который отошли советские войска, и после ожесточенных сражений 17—20 августа форсировал Дон, захватил на его левом берегу в районе Песковатки плацдарм и приготовился к броску на Сталинград с запада. В то же время с юго-запада вдоль железной дороги Абганерово — Сталинград перешла в наступление 4-я танковая армия противника.

Оценив обстановку, командование Юго-Восточного фронта, в состав которого была включена 1-я гвардейская армия, решило при отражении удара 6-й немецкой армии не ограничиваться упорной обороной, а сочло необходимым одновременно предпринять наступательные действия на флангах, с тем чтобы отвлечь часть сил и ослабить ударную группировку, наступающую на Сталинград. К выполнению этой задачи привлекались 63, 21, 1-я гвардейская и 62-я армии1.

1-й гвардейской армии ставилась задача: тремя дивизиями во взаимодействии с 21-й и 62-й армиями разгромить противостоящие вражеские войска, обеспечивающие левый фланг ударной группировки 6-й немецкой армии. Затем армия должна была достичь рубежа Логовский-Бенцы, Верхне-Голубая. Частью сил армии было приказано оборонять левый берег Дона на участке Стародонская, устье роки Иловля2.

Выполнение поставленной задачи командующий армией возложил на 38, 40, 41-ю гвардейские дивизии, сосредоточенные в малой излучине Дона. 23-я стрелковая дивизия составила резерв армии. Ей было приказано расположиться в районе Ново-Григорьевской и быть в готовности к наступлению вслед за 38-й и 40-й гвардейскими стрелковыми дивизиями. Ее 211-й артиллерийский полк должен был поддержать своим огнем наступление 38-й гвардейской дивизии.

22 августа в 6 часов 1-я гвардейская армия перешла в наступление. Правее ее в общем направлении на Евстратовский действовала 21-я армия. Противник по всему фронту 1-й гвардейской армии оказал упорное сопротивление. Но гвардейцы стремительным натиском при поддержке артиллерии прорвали передний край вражеской обороны, к середине дня продвинулись на 2—3 км и продолжали теснить гитлеровцев на юг. Тогда противник, маневрируя танками, которых у него было больше, чем у наступавших советских войск, стал контратаковать соединения 1-й гвардейской армии, замедляя их продвижение.

Чтобы выполнить поставленную перед армией задачу, командующий армией решил нанести удар по врагу своим резервом — 23-й стрелковой дивизией. 26 августа в штаб дивизии поступил приказ командующего армией, в котором указывалось, что перед фронтом армии действуют 376-я пехотная дивизия, 60-я моторизованная и 22-я танковая дивизии противника.

23-й стрелковой дивизии с 93-м гвардейским минометным полком и 646-м отдельным танковым батальоном было приказано развернуться в стыке 38-й и 41-й гвардейских дивизий на рубеже высот 176,0 и 194,4 и с утра 27 июля перейти в решительное наступление. Ближайшая задача — сломить сопротивление противостоящего противника, овладеть высотами 128,4, 136,0 и к исходу дня выйти на рубеж Шевырев, высота 180,7, высота 180,23.

Получив приказ, командир 23-й стрелковой дивизии полковник П. П. Вахрамеев вместе с командирами частей выехал на наблюдательный пункт командира 110-го гвардейского стрелкового полка 38-й гвардейской стрелковой дивизии. Там он уточнил обстановку в полосе предстоящих действий дивизии и принял решение наступать двумя эшелонами, нанося главный удар правым флангом, уничтожить противника и овладеть хутором Канойчев и высотой 127,0, а в дальнейшем — населенными пунктами Ближняя Перекопка и Шовырев. На этих рубежах закрепиться и быть й готовности к продолжению наступления.

Главный удар по врагу командир дивизии приказал нанести 117-му стрелковому полку, которым командовал хорошо подготовленный и опытный полковник И. П. Сиваков. Наступая на правом фланге, полк должен был уничтожить противника на ближайших высотах, а потом овладеть хутором Канойчев и высотой 113,7. Его левому соседу — 225-му стрелковому полку (командир подполковник И. М. Ахлюстин) надо было прорвать вражескую оборону, в дальнейшем овладеть населенным пунктом Ближняя Перекопка и во взаимодействии со 117-м стрелковым полком — высотой 189,1.

89-й стрелковый полк (командир подполковник Д. С. Воронкин) действовал во втором эшелоне дивизии. Его задача состояла в том, чтобы обеспечить правый фланг дивизии, стык между полками и быть готовым к развитию успеха 117-го стрелкового полка.

Начало артиллерийской подготовки намечалось на 4 часа 30 минут продолжительностью 15 минут4.

Штаб дивизии, возглавляемый полковником Р. Г. Писаревым, быстро подготовил и направил в части боевой приказ на наступление, плановую таблицу взаимодействия и другие документы.

Комиссар дивизии старший батальонный комиссар В. Ф. Егоров и начальник политотдела старший батальонный комиссар Н. А. Кузнецов, проинструктировав комиссаров частей, вместе с работниками политотдела дивизии направились в полки первого эшелона для оказания помощи командирам и политработникам в подготовке личного состава к наступлению. Во всех подразделениях частей были проведены короткие партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждались задачи коммунистов и комсомольцев в предстоящем наступлении. Вечером 26 августа во всех подразделениях дивизии состоялись митинги личного состава. На них выступили командиры, комиссары и работники политотдела дивизии.

Утром 27 августа после артиллерийской подготовки полки первого эшелона дивизии атаковали противника. 117-й стрелковый полк сломил сопротивление гитлеровцев и к исходу дня достиг северо-восточной окраины хутора Канойчев и высоты 113,7, закрепился на этом рубеже и организовал ночную разведку. 225-й стрелковый полк, преодолев огневое сопротивление противника, продвинулся вперед и к исходу дня занял высоту 128,45.

В первый день наступления дивизии весь личный состав 117-го и 225-го стрелковых полков проявил мужество и отвагу. Но особенно отличился командир взвода пешей разведки 117-го стрелкового полка старший лейтенант В. М. Худяков. Подняв свой взвод в атаку, он первым ворвался в окоп противника и штыком заколол четырех гитлеровцев. Воодушевленные мужеством командира, бойцы дружно атаковали противника и обеспечили возможность полку почти без потерь занять высоту. Коммунист В. М. Худяков погиб в этом бою.

28 августа 23-я стрелковая дивизия продолжала наступление. Для развития успеха 117-го стрелкового полка командир дивизии ввел в бой второй эшелон дивизии — 89-й стрелковый полк. Ему было приказано наступать в стыке 117-го и 225-го стрелковых полков в общем направлении на Ближнюю Перекопку, овладеть хутором Канойчев. Правофланговому 117-му стрелковому полку надлежало сосредоточить свои усилия на уничтожении противника, укрепившегося на господствующей высоте 180,7.

В 7 часов после огневого налета артиллерии 89-й стрелковый полк атаковал противника, оборонявшего хутор Канойчев. Гитлеровцы оказали упорное сопротивление. Огнем артиллерии, минометов и пулеметов они остановили 1-й батальон полка. Создалось угрожающее положение. В этот критический момент командир 1-й роты П. Д. Белич рванулся вперед и, увлекая за собой подчиненных, ворвался на вражескую позицию. Рота быстро очистила окоп от противника. Но в этот момент Белич был смертельно ранен.

89-й стрелковый полк к исходу дня полностью освободил хутор Канойчев и ворвался на северную окраину Ближней Перекопки. Противник решил во что бы то ни стало задержать продвижение подразделений 89-го полка. Подтянув резервы, он перешел в контратаку против 1-го батальона. Завязался кровопролитный бой, перешедший в рукопашную схватку. Бойцы 89-го стрелкового полка штыками и прикладами били гитлеровцев. Смело действовал в этом бою пулеметчик В. Б. Крюков. Он выдвинул станковый пулемет на высоту и ударил во фланг вражеской цени.

Понеся большие потери, противник откатился на исходный рубеж, с которого начал контратаку. Однако бой за северную окраину населенного пункта на этом не закончился. Минометная батарея противника открыла огонь по смелому пулеметчику. Крюков был ранен. Подоспевшие санитары положили его на носилки и попытались унести в укрытие. Но в это время гитлеровцы снова двинулись в контратаку. «Постойте, братцы», — сказал Крюков санитарам. Превозмогая боль, он подполз к пулемету и вел огонь по врагу до тех пор, пока не кончились патроны. Противник усилил действия пехоты танками. 8 машин с десантом автоматчиков вышли из-за домов и, открыв огонь, атаковали левофланговую роту 1-го батальона. Ценою больших потерь противнику удалось выбить батальон с северной окраины Ближней Перекопки. Тогда командир 89-го стрелкового полка подполковник Д. С. Воронкин направил на помощь 1-му батальону подразделения 2-го батальона, роту автоматчиков и 5 танков 646-го отдельного танкового батальона. После залпа 93-го гвардейского минометного полка подразделения атаковали противника и стали теснить его.

Фашисты оказали упорное сопротивление. Они подвергли наступающих бомбардировке с воздуха и сильному артиллерийскому обстрелу, а потом бросили в контратаку 15 танков и до двух батальонов пехоты. Силы оказались неравными. Противник превосходил подразделе¬ния 89-го стрелкового полка. Это превосходство на открытой местности, при отсутствии каких-либо укрытий, могло привести к тяжелым потерям. Но на помощь автоматчикам, стрелкам и танкистам быстро пришли артиллеристы. Командир 1-й батареи 211-го артиллерийского полка старший лейтенант коммунист И. И. Ануфриев приказал орудийным расчетам выкатить орудия на открытую позицию и огнем прямой наводкой уничтожить вражеские танки и пехоту. Выполняя приказ, командир орудия М. Жумангалиев первым же выстрелом подбил вражеский танк, а потом уничтожил противотанковое орудие. В этом бою только батарея старшего лейтенанта И. И. Ануфриева уничтожила 3 танка, 150 гитлеровцев, противотанковое орудие и подавила огонь минометной батареи6.

С исключительным мужеством сражался с врагом личный состав роты автоматчиков под командованием лейтенанта П. М. Соенко. Рота в этом бою потеряла своего командира и многих бойцов, но не отошла с занятых ею позиций.

К исходу 28 августа части 23-й стрелковой дивизии в ожесточенном бою достигли: 117-й стрелковый полк — подножия высоты 180,7; 225-й стрелковый полк — южных скатов высоты 180,2; 89-й стрелковый полк — северной окраины Ближней Перекопки. Попытки дивизии и ее соседей продолжать наступление успеха не имели.

Немецко-фашистское командование, усилив 376-ю и 100-ю пехотные дивизии частями 22-й танковой и 60-й моторизованной дивизий, остановило дальнейшее продвижение 1-й гвардейской армии в малой излучине Дона. 28 августа 1942 г. закончилась наступательная операция 1-й гвардейской армии7.

Подводя итоги этой наступательной операции, Маршал Советского Союза К. С. Москаленко пишет: «Одними лишь своими силами мы, естественно, не могли развить наступление дальше, в тыл ударной группировки 6-й немецкой армии. Однако... войска армии добились определенного успеха.

В результате их действий была очищена от противника вся северная часть малой излучины Дона. Продвинувшись на 20—30 км, войска армии достигли рубежа Логовский — Осинки — Сиротинская. Боевые действия гвардейских дивизий воспрепятствовали переброске войск для усиления ударной группировки 6-й немецкой армии...

Исключительно большое влияние оказало наступление 1-й гвардейской армии на политико-моральное состояние войск, защищавших Сталинград. Ведь она наступала и успешно громила врага в тяжелейшие дни, когда войска Юго-Восточного и левого крыла Сталинградского фронтов отходили, а бои шли уже не только на среднем и внутреннем оборонительных обводах, но и на северной окраине города»8.

В успех 1-й гвардейской армии внесла свою долю и 23-я стрелковая дивизия. За два дня наступления она с боями продвинулась более чем на 10 км, овладела важными высотами и хутором Канойчев, истребила более тысячи гитлеровцев, уничтожила несколько танков и много другой военной техники, захватила у противника 13 артиллерийских орудий, 2 зенитные установки, 17 станковых пулеметов и 31 винтовку9.

К концу августа обстановка под Сталинградом ухудшилась. Еще 23 августа 6-я немецкая армия с плацдарма на левом берегу Дона вновь перешла в наступление. Ее танковые соединения, прорвав фронт обороны советских войск на стыке 4-й танковой и 62-й армий, в тот же день вышли к Волге в районе поселка Рынок, что севернее Сталинграда. Положение усугублялось еще и тем, что 4-я немецкая танковая армия 28 августа прорвала фронт на стыке 64-й и 57-й армий и вышла в район Гавриловки (юго-западнее Красноармейска).

Ставка Верховного Главнокомандования потребовала от командования Сталинградского фронта принять немедленные меры для предотвращения захвата города.

Было решено силами 1-й гвардейской, 24-й и 66-й армий нанести удар по противнику из района севернее Сталинграда, окружить и уничтожить его прорвавшуюся группировку10. В связи с этим командование 1-й гвардейской армии, 38-я и 41-я гвардейские дивизии передислоцировались в начале сентября в район Лозное, а оборона плацдарма в малой излучине Дона была возложена на 21-ю армию, в состав которой из 1-й гвардейской армии вошли 4-я и 40-я гвардейские и 23-я стрелковые дивизии.

Войдя в состав 21-й армии, которой в то время командовал генерал-майор А. И. Данилов, 23-я стрелковая дивизия получила задачу прочно оборонять рубеж отметка 178,0, хутор Шевырев. Справа оборонялась 321-я, слева — 343-я стрелковые дивизии11.

Командир дивизии полковник П. П. Вахрамеев принял решение занять оборону в два эшелона. В первом эшелоне — 117-й и 225-й стрелковые полки, во втором — 89-й стрелковый полк. Перейдя к обороне, дивизия оказалась в невыгодных условиях. Противник занимал господствующие в этом районе высоты. Он просматривал и простреливал ружейно-пулеметным огнем боевые порядки оборонявшихся в первом эшелоне частей.

Чтобы улучшить позиции, штаб дивизии разработал план частных операций по захвату господствующих высот, а дивизионный инженер майор А. С. Гершгорин разработал мероприятия по укреплению оборонительной полосы дивизии в инженерном отношении.

В соответствии с планом штаба дивизии усиленная рота 225-го стрелкового полка 4 сентября внезапно атаковала противника, разгромила его подразделения и овладела гребнем высоты 145,0. В этом бою отличилась группа разведчиков 82-й отдельной разведывательной роты дивизии под командованием младшего лейтенанта Н. П. Тюленева. Она первой ворвалась во вражеский окоп, уничтожила в нем 4 гитлеровцев и захватила в плен солдата 673-го пехотного полка 376-й пехотной дивизии врага12.

30 сентября частью сил вел бой за высоту 180,2 89-й стрелковый полк. В этом бою умело и отважно сражался взвод разведки полка под командованием старшины Ф. Н. Свиридова. В ночь на 30 сентября взвод внезапно атаковал противника, овладел его первой траншеей и захватил 7 вражеских пулеметов. За мужество и отвагу старшина Ф. Н. Свиридов был награжден орденом Красной Звезды13.

4 октября 23-я стрелковая дивизия частью сил (225-й стрелковый полк и батальон 117-го стрелкового полка) во взаимодействии с правым соседом — 321-й стрелковой дивизией — вела бои за высоту 178,0. Наступление началось в 4 часа. Внезапным броском части захватили первую траншею противника на северо-восточных скатах этой высоты, но продвинуться дальше не смогли. Противник оказал сильное сопротивление.

Большую роль в истреблении гитлеровцев в этот период играли снайперы.

Одним из зачинателей снайперского движения в дивизии под Сталинградом был ефрейтор 3-й стрелковой роты 117-го стрелкового полка комсомолец Максим Пассар, охотник. Заняв ночью позицию недалеко от вражеской траншеи, он без промаха снимал вражеских наблюдателей, стрелков и пулеметчиков. Своим примером Пассар «заразил» товарищей, учил их меткой стрельбе. Активное участие в снайперском движении принимал старший военфельдшер 89-го стрелкового полка В. В. Ковтонюк. Он еще на Северо-Западном фронте начал «охоту» на гитлеровцев.

Командиры, комиссары и политработники частей и подразделений уделяли снайперскому движению большое внимание. Снайперам были в торжественной обстановке вручены снайперские винтовки, на каждого снайпера в подразделениях был заведен лицевой счет, выданы отпечатанные в типографии книжечки, в которых ежедневно командир и политрук подразделения отмечали ход выполнения снайперами взятых обязательств по истреблению гитлеровцев. Снайперам выдавалось улучшенное питание, им предоставлялся пятидневный отдых в доме отдыха, организованном при медсанбате дивизии. Политотделы дивизии и армии проводили слеты снайперов, на которых лучшие стрелки делились своим опытом.

На 1 октября в дивизии насчитывалось 145 снайперов, в том числе 40 коммунистов и 33 комсомольца. Среди снайперов дивизии были представители всех народов нашей многонациональной Родины. Вместе они били ненавистного врага. С 26 августа по 1 октября 1942 г. снайперы дивизии уничтожили 1953 гитлеровца. М. Пассар истребил 106 вражеских солдат и офицеров, грузин В. Г. Салбиев — 65, белорус И. И. Лякин — 63, киргиз Н. К. Баян — 57, русские А. И. Фролов и И. И. Радин— по 6314.

Смело и решительно отражал налеты вражеской авиации личный состав 316-й отдельной зенитной артиллерийской батареи под командованием капитана А. С. Коченюка. Это было небольшое, но хорошо подготовленное подразделение, состоявшее целиком из коммунистов и комсомольцев.

Особенно умело вел бои с фашистскими самолетами 1-й огневой взвод батареи, которым командовал лейтенант В. Д. Баженов. Коммунистический расчет 1-го орудия этого взвода под командованием сержанта И. М. Киселева 30 августа 1942 г. вел бой с 13 пикирующими бомбардировщиками, не давая им возможности бомбить боевые порядки дивизии с низких высот. Метким огнем расчет вывел из строя вражеский самолет. Тогда озлобленные гитлеровцы оставили пехоту и всей мощью огня обрушились на орудия. Бомбы рвались рядом, но коммунисты И. М. Киселев, А. Н. Савостин, В. Д. Попов, П. Я. Грогуль, С. И. Степанов, И. Ф. Цискадзе, Е. И. Цыганков не оставили своего поста. Они погибли от вражеской бомбы, попавшей прямо в орудие, но выполнили до конца воинский и партийный долг. За стойкость, мужество и отвагу, проявленные в борьбе с фашистскими захватчиками, все воины орудийного расчета были посмертно награждены правительственными наградами. Командир орудия сержант И. М. Киселев и наводчик И. Ф. Цискадзе были награждены посмертно орденом Красного Знамени15.

О героическом подвиге коммунистического орудийного расчета И. М. Киселева был издан и доведен до всего личного состава специальный приказ по дивизии. Бойцы и командиры на митингах поклялись отомстить гитлеровцам за погибших товарищей. Свои слова зенитчики подкрепляли боевыми делами. В сентябре орудийные расчеты сержантов В. М. Ворошука, А. Ф. Малченкова, Н. Г. Устепко и И. С. Яцынова сбили и повредили 7 фашистских самолетов16.

8 октября 1942 г. 23-я стрелковая дивизия вошла в состав 4-й танковой армии, которой в то время командовал генерал-майор В. Д. Крюченкин, а несколько позднее вступил в командование генерал-лейтенант П. И. Батов. 22 октября 4-я танковая армия была переименована в 65-ю армию.

15 октября командующий 4-й танковой армией поставил перед 23-й стрелковой дивизией задачу прочно оборонять рубеж Сухая Перекопка, высота 145,0, северные скаты высоты 180,2, имея в первом эшелоне два стрелковых полка, а третий полк расположить во втором эшелоне за правофланговым полком.

Правее 23-й стрелковой дивизии по-прежнему оборонялась 321-я стрелковая дивизия, левее — 40-я гвардейская стрелковая дивизия17. 23-я стрелковая дивизия с еще большим усилием взялась за укрепление своей оборонительной полосы в инженерном отношении. 131-й отдельный саперный батальон под командованием капитана С. П. Зотова установил на танкоопасных направлениях более тысячи противотанковых мин. Кроме того, было установлено 1270 противопехотных мин. Глубокие окопы и ходы сообщения позволили частям дивизии сократить потери людей от артиллерийского и минометного огня противника.

В период обороны систематически проводились занятия с командным, а во вторых эшелонах дивизий и частей — со всеми военнослужащими по боевой и политической подготовке. Личному составу читались лекции и доклады, перед ним выступали писатели и артисты.

В октябре была проведена большая работа среди бойцов и командиров по разъяснению Указа Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1942 г. «Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии».

10 октября состоялось собрание партийного актива дивизии, на котором присутствовало 173 коммуниста. Оно обсудило задачи командиров, политработников и партийных организаций по укреплению единоначалия и усилению партийно-политической работы среди личного состава.

Докладчик — заместитель командира дивизии по политической части старший батальонный комиссар В. Ф. Егоров, анализируя состояние партийно-политической работы за время боев в малой излучине Дона, отметил, что она была организована правильно, проводилась непрерывно, что центром этой работы была рота (батарея), что коммунисты словом и личным примером в бою показывали верность своей партии, Родине, укрепляли дух бойцов и командиров, воспитывали у них уверенность в победе над врагом. В докладе были отмечены лучшие коммунисты — командиры и политработники дивизии, которые умелой повседневной и вдумчивой работой с личным составом добились значительных успехов и являлись примером для других. Среди лучших коммунистов — командиров частей и подразделений были названы имена командира 117-го стрелкового полка полковника И. П. Сивакова, командира 211-го артиллерийского полка подполковника Ф. Г. Селезнева, командира 316-й отдельной зенитной артиллерийской батареи капитана А. С. Коченюка; среди политработников — заместителя начальника политотдела дивизии старшего батальонного комиссара И. И. Гранцева, помощника начальника политотдела по работе среди комсомольцев старшего политрука В. Е. Бартьева, дивизионного агитатора батальонного комиссара П. С. Глазкова, заместителя командира 117-го стрелкового полка по политической части старшего батальонного комиссара В. Г. Кривича, заместителя командира 211-го артиллерийского полка старшего батальонного комиссара В. Н. Демахина, секретаря партбюро 89-го стрелкового полка старшего политрука П. Т. Зубехина, полкового агитатора 177-го стрелкового полка старшего политрука В. В. Сорокина. В выступлениях на активе коммунисты одобрительно отзывались о работе редакции дивизионной газеты «Залог победы», возглавляемой старшим политруком Д. И. Финкельбергом.

В октябре — ноябре 1942 г. в частях дивизии еще больше активизировалась боевая деятельность снайперов. На 18 ноября в дивизии их насчитывалось 225 человек. Ими было уничтожено 5783 гитлеровца18.

Приказом командующего Донским фронтом от 6 ноября 1942 г. 12 снайперов, в том числе сержант К. Д. Карелин, старшина В. Г. Салбиев, младшие сержанты Т. П. Таратуев, М. В. Михайлов, А. И. Калинин, ефрейторы А. И. Фролов, А. И. Шапошников, В. Ф. Московский, Н. К. Баян, А. И. Кишкин, красноармейцы В. В. Карпщесов, И. И. Лякин, были награждены орденом Красного Знамени. Эту высокую награду еще 17 октября получил знатный снайпер дивизии Максим Пассар. Он был принят в партию, о нем писали в газетах.

Кроме снайперов-стрелков в подразделениях появились снайперы-бронебойщики, снайперские орудийные расчеты, снайперы-пулеметчики.

10 ноября авиация противника усилила активность и в течение дня группами до 25 самолетов бомбила боевые порядки. При отражении налетов вражеских бомбардировщиков отличились орудийные расчеты взвода младшего лейтенанта П. У. Смолякова19.

Противник, неся большие потери от артиллерийского, минометного и пулеметного огня, от метких выстрелов снайперов, все глубже зарывался в землю. В ноябре он уже не пытался сбросить дивизию с плацдарма в малой излучине Дона. Враг еще продолжал яростные атаки против 62-й и 64-й армий, защищавших Сталинград, но успехи его были крайне незначительны.

18 ноября 1942 г. закончился оборонительный период на Сталинградском направлении, явившийся составной частью великой исторической битвы под Сталинградом,

Мощная артиллерийская канонада в 7 часов 30 минут 19 ноября 1942 г. возвестила о начале контрнаступления советских войск под Сталинградом. Замысел контрнаступления состоял в том, чтобы ударами с плацдармов на Дону в районе Серафимовича и Клетской и из района Сарпинских озер южнее Сталинграда разгромить войска, прикрывавшие фланги ударной группировки противника, и, развивая наступление по сходящимся направлениям на Калач, Советский, окружить и уничтожить его главные силы, действовавшие непосредственно под Сталинградом20.

Донской фронт в составе 65, 24, 66 и 16-й воздушной армий должен был нанести два вспомогательных удара: один — из района восточнее Клетской на юго-восток силами правого фланга 65-й армии и другой — силами правого фланга 24-й армии из района Качалинской вдоль левого берега Дона на юг.

23-я стрелковая дивизия в начале контрнаступления входила в число тех четырех дивизий, которые, находясь на левом фланге 65-й армии, должны были вести активную оборону на фронте шириной 74 км21.

18 ноября в 15 часов дивизия получила приказ командующего 65-й армией — 23-й стрелковой дивизии, усиленной 338-м истребительно-противотанковым артиллерийским полком, прочно оборонять рубеж Перекопка, Сухая Перекопка, высота 180,7, не допустить прорыва противника на Перекопку из Лапушино и Осинки на север. Одновременно в течение 19 ноября овладеть высотой 115,2; артиллерийским и минометным огнем сковать противника с фронта, не допустить его в полосу 321-й стрелковой дивизии, подавить огневые точки врага. 20 ноября овладеть высотами 156,5 и 178,0, Осинки. Справа наступает 321-я стрелковая дивизия. Слева обороняется 10-я гвардейская стрелковая дивизия22.

Вечером 18 ноября в части были направлены работники политотдела дивизии, которые вместе с партийно-политическим аппаратом частей провели совещания заместителей командиров подразделений по политической части, парторгов и комсоргов, а потом в большинстве рот и батарей провели короткие партийные и комсомольские собрания. Полученная задача была доведена до каждого воина.

Овладеть высотой 115,2 командир 225-го стрелкового полка подполковник И. М. Ахлюстин приказал 1-му батальону, которым командовал один из лучших командиров батальонов дивизии капитан К. Г. Голубев.

В 9 часов 19 ноября после огневого налета 1-го дивизиона 211-го артиллерийского полка батальон начал наступление. Под сильным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем противника он продвинулся вперед, сделал проходы в проволочных заграждениях и минном поле врага, но, понеся значительные Потери в людях, овладеть высотой не смог.

Другие части дивизии 19 ноября, прочно удерживая занимаемый рубеж, мелкими разведывательными группами демонстрировали наступление. Они вместе с 321-й стрелковой дивизией успешно выполнили поставленную задачу — заставили противостоящие им части 376-й пехотной дивизии немцев втянуться в бой и не позволили немецкому командованию использовать эти части против ударной группировки 21-й и 65-й армий23.

В ночь на 21 ноября дивизия произвела перегруппировку, сосредоточив основные силы на своем правом фланге. В 12 часов 225-й стрелковый полк под командованием заместителя начальника политотдела дивизии подполковника И. И. Гранцева (подполковник И. М. Ахлюстин выбыл из строя) из-за левого фланга 321-й стрелковой дивизии нанес фланговый удар по противнику, оборонявшемуся на высоте 115,2, и к 18 часам 21 ноября овладел этой высотой, после чего вместе с 89-м стрелковым полком начал наступление на высоту 156,5. В этом упорном бою мужественный политработник И. И. Гранцев был дважды ранен, но продолжал руководить боем до тех пор, пока полк не очистил от гитлеровцев высоту 115,2.

Вечером 21 ноября в дивизию поступила сводка о ходе наступления советских войск под Сталинградом. Политотдел быстро проинструктировал политработников частей и помог им довести сведения об успехах советских войск до всего личного состава.

22 ноября все части дивизии перешли в наступление и, преодолевая упорное сопротивление противника, продвигались вперед.

225-й стрелковый полк во взаимодействии с 89-м стрелковым полком овладел высотой 156,5. Личный состав 225-го полка умело и настойчиво дрался с врагом. Так, 2-й батальон стрелкового полка под командованием капитана А. И. Исакова, наступая на высоту, отбил три яростные контратаки противника и добился выполнения поставленной перед ним задачи. Командир батальона был дважды ранен, но продолжал руководить боем.

Самоотверженно дралась за высоту 8-я стрелковая рота этого же полка под командованием старшего лейтенанта И. А. Кукина. Она дружно атаковала противника и не дрогнула даже тогда, когда в решающей схватке был тяжело ранен и вышел из строя ее командир. «Вперед, за Родину!»—скомандовал заместитель командира роты по политической части лейтенант Н. А. Карамышев и повел роту на гребень высоты. Противник был смят и понес большие потери.

89-й стрелковый полк, овладев вместе с 225-м стрелковым полком высотой 156,5, огнем и гранатами уничтожил противника на высоте 178,0. Гитлеровцы оставили на высоте 60 трупов солдат и офицеров, 15 станковых и ручных пулеметов, 3 противотанковых орудия и миномет24.

В борьбе за эти высоты особенно отличился командир отделения роты автоматчиков 89-го стрелкового полка сержант И. К. Александров. Во главе отделения он ворвался в траншею противника на высоте 156,5, уничтожил 5 фашистов, а когда вышел из строя командир роты, Александров принял на себя командование ротой и повел ее в атаку на высоту 178,0. За смелость и боевую инициативу И. К. Александров был награжден медалью «За отвагу».

Развить успех 225-го и 89-го стрелковых полков командир дивизии приказал левофланговому 117-му стрелковому полку. В 20 часов полковник И. П. Сиваков повел свой полк в наступление на населенные пункты Осинки и Шевырев. Ночными действиями подразделения полка уничтожили 50 солдат и офицеров противника и 17 захватили в плен. К утру 23 ноября полк овладел указанными населенными пунктами, а потом и высотами 180,7 и 184,1. Им было захвачено у врага 6 дальнобойных орудий, тяжелый танк и 3 танкетки, автомастерская и 2 склада боеприпасов25.

89-й стрелковый полк подполковника Д. С. Воронкина утром 23 ноября начал наступление на высоту 177,0 и, преодолев сопротивление противника, к исходу дня достиг западных скатов этой высоты. В бою за высоту было захвачено 10 пленных.

23 ноября соединения Юго-Западного и Сталинградского фронтов, разгромив вражеские войска на флангах своих ударных группировок, встретились в районе Советский, Калач, замкнув кольцо окружения главной вражеской группировки, рвавшейся к Волге. К исходу того же дня соединения ударной группировки 65-й армии Донского фронта выдвинулись на рубеж Большенабатовский, Ближняя Перекопка, закрыв путь отхода противнику на запад. Утром 23 ноября перешли в наступление соединения левого крыла 65-й армии, и в ночь на 24 ноября 4-я гвардейская и 24-я стрелковые дивизии освободили станицы Сиротинская и Трехостровская.

23-я стрелковая дивизия 24 ноября продолжала наступление. Личный состав 117-го стрелкового полка, воодушевленный успехами советских войск, уничтожил противника в населенном пункте Ближняя Перекопка и вышел на ее южную окраину. 89-й стрелковый полк, успешно продвигаясь вперед, к 15 часам достиг населенного пункта Камышинка, 225-й стрелковый полк был сосредоточен на южной окраине Ближней Перекопки в готовности продолжать наступление.

Противник, оборонявшийся в малой излучине Дона, боясь, что его отрежут от главных сил 6-й армии, и пользуясь тем, что 24-й армии не удалось овладеть переправами через реку, начал под прикрытием танков и артиллерии отвод своих частей к переправам, находящимся в районе Вертячий, Песковатка.

Командующий 65-й армией генерал-лейтенант П. И. Батов решил тремя дивизиями форсировать Дон, выйти во фланг и тыл вражеской группировке, одновременно атаковать ими главный узел сопротивления противника — Вертячий с запада, юга и севера26.

26 ноября 23-я стрелковая дивизия получила приказ — ускоренным маршем двигаться в район Картули, сосредоточиться в районе Картули, высота 204,2, балка Березовая. Приказ был выполнен. 27 ноября части дивизии сосредоточились в указанных районах, привели личный состав в порядок и согласно распоряжению штаба армии в 12 часов 28 ноября начали движение по маршруту высота 24,2, Лучинская, Песковатка. Вечером того же дня дивизии было приказано к исходу 28 ноября форсировать Дон и овладеть Станцией Песковатка, обеспечив 304-й стрелковой дивизии безопасность от возможных ударов противника с юга. В дальнейшем наступать на Бабуркин.

Ночью 28 ноября части дивизии форсировали по тонкому льду Дон и, преодолев сопротивление противника, к 4 часам 29 ноября овладели северо-восточной окраиной станицы Песковатка. В это же время было получено новое распоряжение штаба армии, согласно которому дивизии надлежало наступать дальше не на Бабуркин, а на населенный пункт Дмитровка.

К исходу 29 ноября 225-й стрелковый полк, оседлав дорогу Песковатка — Дмитровка, достиг северо-западных скатов высоты 129,0; 117-й стрелковый полк вышел в район 1,5 км севернее Казачьего кургана; 89-й стрелковый полк вышел к северо-восточным скатам высоты 114,5.

Попытка дивизии с ходу занять Дмитровку успеха не имела. Не овладела дивизия этим населенным пунктом и в первых числах декабря, когда попыталась прорваться через западный гребень высот вся 65-я армия.

Причину остановки наступления объяснил генерал армии П. И. Батов в своих воспоминаниях.

«Для того чтобы задержать наступающие соединения 65-й и 21-й армий... — писал он, — немецкое командование перебросило из Кузьмичей и Орловки 3-ю и 60-ю мотодивизии, 79-ю пехотную дивизию, против нас появились танки 14, 16 и 24-й танковых дивизий врага... Мы вышли к Казачьему кургану и были принуждены остановиться. Ноябрьское наступление закончилось. Площадь, на которой находились в окружении 22 дивизии противника, сократилась к этому времени в два раза. Она уже почти простреливалась насквозь артиллерийским огнем. Казалось, еще одно героическое усилие — и враг будет уничтожен. После двухдневной подготовки (все силы были брошены на подтягивание отставшей артиллерии!) 65-я попыталась 2-4 декабря прорваться через западный гребень высот. Сделать это не удалось. Бои были жестокие. Чуть продвинутся наши части вперед, не успеют еще закрепиться — начинается контратака»27.

В наступлении 23-й стрелковой дивизии 2 декабря особенно упорно дрались с врагом подразделения 89-го стрелкового полка. Так, 9-я стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта В. К. Подгорного, наступавшая на высоту 114,5, вырвалась вперед и атаковала вражеские позиции. Около 200 гитлеровцев перешли в контратаку. Но бойцы не дрогнули. Они смело вступили в рукопашную схватку. На помощь 9-й роте подоспела 8-я рота младшего лейтенанта И. С. Марусенко. Отважному командиру активно помогали снайперы С. А. Алексеев и А. С. Самойлов, меткими выстрелами они уничтожали контратакующих солдат и офицеров.

Высокое мужество в этом бою проявил заместитель командира 7-й стрелковой роты по политической части лейтенант П. X. Вендров. Несмотря на ранение, он до конца боя не покинул поле боя.

Контратака противника была отбита, но 89-й стрелковый полк все же не смог овладеть высотой.

23-я стрелковая дивизия снова оказалась на невыгодном рубеже. Противник (767-й пехотный полк 376-й пехотной дивизии) занимал господствующие высоты, за гребнем которых были блиндажи, землянки, балки и населенные пункты.

11 декабря 1942 г. командующий 65-й армией приказал временно командовать 23-й стрелковой дивизией полковнику И. П. Сивакову, а подполковник И. Р. Лещенко был отозван в распоряжение Военного совета 65-й армии28. Командиром 117-го стрелкового полка был назначен майор Я. Л. Берко.

В период с 4 по 28 декабря 1942 г. 23-я стрелковая дивизия и ее соседи (справа — 277-я, слева — 173-я стрелковые дивизии) несколько раз вели наступление, чтобы захватить господствующие высоты. Они нанесли врагу значительный урон в живой силе, но выполнить поставленную задачу не смогли.

Так, утром 8 декабря после огневого налета 211-го артиллерийского полка 1-й и 2-й батальоны 117-го стрелкового полка, усиленные подразделениями других частей дивизии, стремительно атаковали противника на высоте 117,6.

6-я стрелковая рота под командованием лейтенанта Д. С. Гринева бесстрашно бросилась на врага. Она опрокинула фашистов и заняла их первую траншею. Другие подразделения поспешили развить успех 6-й роты. Но противник сосредоточенным огнем артиллерии и минометов остановил их продвижение, а потом контратаковал превосходящими силами пехоты и танков. Бойцы и командиры 117-го стрелкового полка стойко дрались с контратаковавшим противником. Особенно мужественно отражал контратаки врага пулеметчик коммунист М. Г. Кравцов. Он нанес противнику большой урон и пал на поле боя смертью героя.

11 декабря в полосе дивизии перешли на нашу сторону два вражеских солдата 9-й роты 767-го пехотного полка 376-й пехотной дивизии. Свой переход они мотивировали безвыходным положением окруженной группировки фашистских войск29.

На вопрос, почему же окруженные войска сопротивляются, перебежчики ответили, что фашисты ждут помощь от Манштейна. Один из них охотно согласился обратиться к своим однополчанам с призывом о переходе на сторону советских войск.

Немецко-фашистское командование, решив деблокировать свою окруженную группировку, начало сосредоточивать в районе Котельниковского и Тормосина свежие силы, которые ударами в направлении на Сталинград должны были прорвать фронт окружения, а затем совместно с войсками окруженной группировки восстановить положение под Сталинградом.

Утром 12 декабря немецко-фашистские войска (соединения 4-й немецкой танковой и 4-й румынской армий) под командованием генерал-полковника Гота перешли в наступление из района Котельниково в направлении на Сталинград. К исходу 18 декабря танковая группировка этих войск вышла на реку Мышкова, но, встретив здесь отпор со стороны войск 51-й и 2-й гвардейской армий Сталинградского фронта и понеся большие потери, была вынуждена прекратить наступление.

Уничтожение окруженной группировки было возложено на войска Донского фронта, в состав которого вошли все армии, блокировавшие противника в районе Сталинграда (57, 64, 62, 21, 65, 24, 66 и 16-я воздушная армии)30.

Главный удар с целью рассечения окруженной группировки противника на две части предстояло нанести войскам 65-й армии и смежных с ней 21-й и 24-й армий из района южнее Вертячего в общем направлении на завод «Красный Октябрь»31.

Готовясь к наступлению, командующий 65-й армией приказал 23-й и 173-й стрелковым дивизиям улучшить свои позиции — овладеть высотами 117,6 и 126,7 (Казачий курган), на гребне которых укрепился противник.

Для наступления на высоту 117,6 командир дивизии выделил два стрелковых батальона — 2-й батальон 225-го стрелкового полка, которым командовал старший лейтенант В. А. Трифонов, и 3-й батальон 89-го стрелкового полка под командованием капитана Н. И. Бахонина. Эти батальоны были доукомплектованы личным составом, в них была проведена большая партийно-политическая работа с бойцами и командирами. Батальоны тщательно готовились к наступлению.

В 12 часов 28 декабря после огневого налета батальоны стремительным броском ворвались на гребень высоты.

Противник бросил против 2-го батальона 225-го стрелкового полка 11 танков с десантом автоматчиков. Но вражеская контратака была отбита. Противник потерял 200 солдат и офицеров убитыми, 7 фашистов были взяты в плен. Батальон захватил 9 ручных пулеметов, 1 миномет, 2 автомата, 65 винтовок32.

За мужество и отвагу, проявленные в этом бою, 132 бойца и командира 23-й стрелковой дивизии были награждены орденами и медалями СССР33.

В этот же день сосед слева, 173-я стрелковая дивизия, овладел высотой 126,7 (Казачий курган).

Однако противник не хотел смириться с потерей этих очень важных высот. Он подтянул части 29-й моторизованной дивизии и с утра 30 декабря контратаковал позиции 225-го и 89-го стрелковых полков 23-й стрелковой дивизии, а также ее левого соседа.

Против 2-го батальона 225-го стрелкового полка противник бросил батальон пехоты и 8 танков.

Командир пулеметной роты младший лейтенант Н. Бекситов и командир 4-й стрелковой роты лейтенант Б. В. Ушаков приказали личному составу огонь без команды не открывать. Бойцы подпустили гитлеровцев ближе, а потом метким огнем из всех видов стрелкового оружия отсекли пехоту от танков и заставили ее откатиться назад. В это время артиллеристы и бронебойщики роты противотанковых ружей открыли огонь по танкам.

Головной танк шел прямо на 45-мм орудие, которым командовал младший сержант Н. Е. Прусский. Отважный командир, встав за наводчика, навел орудие на танк, но открывать огонь не спешил. Он ждал, когда танк подойдет к широкому и глубокому рву и, обходя его, подставит борт машины. Расчет младшего сержанта оправдался. Танк подошел к препятствию и стал разворачиваться. Но вдруг Прусский увидел, что танкист повернул ствол орудия в его сторону. Выстрелы прозвучали одновременно. Но результаты были разные: танк запылал, обволакиваясь дымом, а орудие осталось невредимым. Только один из осколков снаряда ранил в плечо мужественного командира. В это же время помощник командира взвода роты ПТР коммунист сержант И. Панов метким выстрелом из противотанкового ружья вывел из строя второй танк. Одному из восьми танков, атаковавших 2-й батальон полка, удалось пробиться к наблюдательному пункту командира батальона, но командир противотанкового орудия сержант С. К. Брежнев метким выстрелом поджег вражеский танк.

Контратака гитлеровцев на участке 225-го стрелкового полка была успешно отбита. Противник оставил на поле боя 170 трупов, 5 танков, 3 станковых пулемета и 27 винтовок34.

Более сложной была обстановка на участке 89-го стрелкового полка. Противник контратаковал численно превосходящими силами 1-й батальон и выбил 1-ю роту с занимаемых ею позиций. Тогда помощник начальника штаба полка капитан С. В. Лышенко, возглавив резерв полка, бросил его навстречу контратакующим гитлеровцам. На помощь 1-й роте пришли взвод пешей разведки 117-го стрелкового полка под командованием лейтенанта В. М. Худякова и взвод 82-й отдельной разведывательной роты дивизии во главе с заместителем командира роты по политической части младшим лейтенантом Л. И. Демиховым. Разведчики окружили прорвавшихся гитлеровцев и в рукопашной схватке перебили их.

В результате боя 30 декабря противник был отброшен и потерял до 300 солдат и офицеров и 6 танков. 23-я стрелковая дивизия захватила 39 пленных, 12 пулеметов и 30 блиндажей35.

По распоряжению штаба 65-й армии 2-й батальон 225-го стрелкового полка 4 января наступал на высоту с отметкой 129,0 с задачей во взаимодействии с 227-й стрелковой дивизией 21-й армии овладеть ее северо-восточными скатами.

После артиллерийского налета батальон начал наступление, продвинулся на 300 м, уничтожил 118 гитлеровцев, захватил 4 станковых пулемета, 2 миномета и 120 винтовок36.

8 января 1943 г. 23-я стрелковая дивизия получила приказ командующего 65-й армией — сдать обороняемый участок 51-й гвардейской и 173-й стрелковой дивизиям и сосредоточиться за 304-й стрелковой дивизией с задачей развернуться из-за ее левого фланга и наступать в направлении на Ново-Алексеевский.

Накануне из госпиталя возвратился и вступил в должность командир дивизии полковник П. П. Вахрамеев. Полковник И. П. Сиваков стал его заместителем по строевой части.

8 января советское командование во избежание напрасного кровопролития предъявило командованию окруженных под Сталинградом фашистских войск ультиматум с предложением прекратить бессмысленное сопротивление и капитулировать. Но вражеское командование ультиматум отклонило.

Утром 10 января после мощной артиллерийской и авиационной подготовки войска Донского фронта перешли в решительное наступление.

23-я стрелковая дивизия, входившая в ударную группировку войск 65-й армии, вместе с приданными ей частями усиления — 47-м танковым- полком, 312-м гвардейским минометным полком и 1215-м легким артиллерийским полком — двигалась за 304-й стрелковой дивизией в готовности развить ее успех.

В 16 часов этого же дня, когда 304-я стрелковая дивизия прорвала передний край обороны противника, 23-я стрелковая дивизия с приданными частями развернулась из-за левого фланга 304-й дивизии и нанесла удар по врагу. Преодолевая сопротивление противника, к исходу - 12 января 225-й стрелковый полк достиг северных скатов высоты 103,1, 89-й полк оседлал балку Дьяконова, 117-й  полк вышел на восточные скаты высоты 100,5. В бою за эту высоту был ранен командир полка майор Я. Л. Берко. Командование 117-м стрелковым полком принял на себя заместитель командира полка по политической части подполковник В. Г. Кривич.

В этом двухдневном бою мужественно сражались с врагом командиры отделений роты автоматчиков 89-го стрелкового полка сержанты Н. О. Костюченко, В. И. Рогов и Ф. И. Лебедев; автоматчики М. И. Одамов, И. Д. Новиков, В. П. Вилисов, Р. Кадымов, снайпер М. И. Хисматуллин. Они уничтожили более 40 гитлеровцев, расчет противотанкового орудия и подавили 2 огневые точки.

13 января дивизия продолжала наступление на Ново-Алексеевский. В этот день отличилась рота автоматчиков 117-го стрелкового полка под командованием заместителя командира роты по политической части лейтенанта В. П. Стабровецкого. В ночь на 13 января она внезапно атаковала противника и, овладев восточными отрогами балки Дьяконова, обеспечила успешное продвижение всего полка.

К исходу 13 января 23-я стрелковая дивизия и ее правый сосед, 304-я стрелковая дивизия, вышли к реке Россошка. Попытки форсировать реку и овладеть Ново-Алексеевским успеха не имели. Противник силой до полка пехоты при поддержке танков сильным артиллерийским и минометным огнем отбил атаки частей 23-й стрелковой дивизии.

«Боем за Ново-Алексеевский, — вспоминает бывший командующий 65-й армией генерал армии П. И. Батов, — мы фактически начали выполнение задачи второго этапа (разгром противника в районе Западновка — Питомник и выход к внутреннему обводу городских укреплений). Честь разгрома гитлеровских частей на этом важном для нас направлении разделили 304-я и 23-я дивизии»37.

В соответствии с приказом 65-й армии 23-й стрелковой дивизии предстояло совместно с 304-й стрелковой дивизией 15 января овладеть населенным пунктом Ново-Алексеевский.

Фашисты оборонялись по реке Россошка на заранее подготовленных рубежах. Открытые подступы к ним давали преимущество противнику. Гитлеровцы цеплялись за каждую складку местности, за каждый дом. На крышах и чердаках зданий сидели автоматчики и снайперы. Поэтому от наступающих требовались умелая организация боя и напряжение всех моральных и физических сил.

Командир дивизии полковник П. П. Вахрамеев принял решение начать бой за Ново-Алексеевский с ночных действий штурмовых групп. Они должны были измотать противника и раскрыть его огневую систему. Эти группы возглавили заместители командира дивизии полковник И. П. Сиваков и подполковник В. Ф. Егоров, а также начальник штаба дивизии Р. Г. Писарев.

Штурмовые группы действовали всю ночь. Они уничтожили до 150 гитлеровцев39, раскрыли его систему огня в обороне.

В 11 часов 15 января после мощного огневого налета дивизия, взаимодействуя с правым соседом — 304-й стрелковой дивизией, перешла в решительное наступление на Ново-Алексеевский.

225-й стрелковый полк под командованием полковника И. М. Ахлюстина с тремя танками 47-го гвардейского танкового полка прорвал оборону противника и во взаимодействии с частями 304-й стрелковой дивизии к 15 часам овладел южной окраиной поселка. В бою за Ново-Алексеевский совершил подвиг комсорг разведчиков Пржанов. Он закрыл своим телом пулеметную амбразуру дзота и обеспечил успех атакующего подразделения40.

В рукопашной схватке полк уничтожил 250 гитлеровцев, 5 фашистов взял в плен и захватил у врага танк, 11 орудий, 110 винтовок и 47 автомашин. Противник не выдержал мощного удара советских воинов и бежал с поля боя. Его преследовали артиллеристы огневого взвода полковой батареи под командованием младшего лейтенанта В. С. Пантелеева. Они выкатили орудие на открытую позицию и прямой наводкой ударили картечью по убегающим толпам гитлеровцев. От огня артиллеристов противник потерял еще 320 солдат и офицеров41.

Взаимодействуя с 225-м стрелковым полком, 89-й стрелковый полк подполковника Д. С. Воронкина нанес удар с запада по центру поселка. Командир отделения 7-й стрелковой роты этого полка старший сержант Е. Г. Передерни, первым подняв в атаку своих бойцов, уничтожил 4 гитлеровцев и ворвался во вражеский окоп42. За отделением смелого сержанта бросились на врага весь 3-й батальон полка и рота автоматчиков. Вскоре бой уже шел на улицах Ново-Алексеевского. Под прикрытием орудий прямой наводки бойцы штурмовали каменные дома, гранатами уничтожали фашистов, укрывшихся в подвалах. Полк истребил 130 фашистов и захватил танк, зенитное орудие и 94 винтовки. В этом бою снова отличился командир отделения роты автоматчиков кандидат в члены партии сержант Ф. И. Лебедев. Он лично уничтожил 4 гитлеровцев.

Когда бой в центре поселка разгорелся, на его северную окраину стремительным броском ворвались автоматчики 117-го стрелкового полка. Они быстро уничтожили противника и, прорвавшись к ферме, овладели ею. Однако на левом фланге 117-го стрелкового полка противник оказал сильное сопротивление. Автоматным и пулеметным огнем он прижал к земле 2-й батальон. Тогда заместитель командира по политической части 2-й пулеметной роты старшина Л. В. Бочкарев поднялся первым и с возгласом «Вперед, за Родину!» ринулся на врага. Следуя примеру политработника, в атаку бросились коммунисты и комсомольцы 2-го батальона43. В то же время командир 2-й стрелковой роты лейтенант Н. И. Мисин вскочил в траншею, убил вражеского офицера, который вел огонь из пулемета, и обеспечил продвижение вперед рот 1-го батальона.

Преследуя отступавшего врага, 23-я стрелковая дивизия к 10 часам 16 января овладела высотой 135,6 и вышла к большому полевому аэродрому противника, заставленному самолетами, автомашинами и палатками. Вокруг взлетной полосы было много землянок и окопов.

Под прикрытием 225-го стрелкового полка 89-й и 117-й стрелковые полки дивизии в 11 часов с ходу начали штурм аэродрома. На огромном поле, покрытом дымом горящих самолетов и автомашин, завязался рукопашный бой. Схватки вспыхивали у самолетов, автомашин и землянок. Воины дивизии героически бились с врагом. Противник не выдержал натиска частей дивизии и в беспорядке отступил.

В ходе упорного боя воины дивизии уничтожили 250 гитлеровцев, а 470 солдат и офицеров взяли в плен. Кроме того, противник оставил на аэродроме полевой госпиталь, в котором находилось 60 раненых солдат и офицеров. Были захвачены большие трофеи: 320 самолетов, в, том числе более 100 исправных, 300 автомашин, 23 танка, 90 орудий разных калибров, 200 мотоциклов, 6 мастерских, а также много другого военного имущества44.

Разгромив противника на аэродроме, части дивизии преследовали его до подножия высоты 144,7, на которой противник создал сильный оборонительный рубеж.

Утром 17 января 23-я стрелковая дивизия по распоряжению штаба армии сдала достигнутый ею рубеж частям 27-й гвардейской стрелковой дивизии и вышла во второй эшелон 65-й армии. В период с 17 по 20 января она получила пополнение и готовилась к дальнейшему наступлению. В эти дни в частях была проведена большая организационная и партийно-политическая работа. Подразделения были пополнены личным составом, в них были восстановлены партийные организации и партийные группы, проведены партийные и комсомольские собрания, на которых подводились итоги работы коммунистов в прошедших боях и обсуждались предстоящие задачи.

20 января 23-я стрелковая дивизия получила приказ командующего 65-й армией сменить 807-й полк 304-й стрелковой дивизии и 76-й полк 27-й гвардейской стрелковой дивизии и занять исходное положение для наступления в направлении высот 144,7 и 146,8.

В этот день 316-я отдельная зенитная артиллерийская батарея капитана А. С. Коченюка сбила два вражеских самолета «Хейнкель-111» и один повредила45. Один самолет был сбит орудийным расчетом сержанта П. К. Смирнова, другой — старшего сержанта И. С. Яцынова.

В 8 часов 21 января дивизия перешла в наступление, и к исходу дня ее 117-й и 89-й стрелковые полки, наступавшие в первом эшелоне, сломили сопротивление противника и достигли высоты 144,7. Гитлеровцы под прикрытием зенитных орудий и минометов, ведущих огонь с позиций, расположенных у аэродрома «Гумрак», за железной дорогой, отошли на промежуточную позицию, созданную ими между высотой 144,7 и полотном железной дороги. Командир дивизии в 16 часов направил в стык 117-го и 89-го стрелковых полков 225-й стрелковый полк и добился выполнения поставленной перед дивизией задачи.

22 января после десятиминутного артиллерийского налета полки начали наступление в направлении высоты 146,8. На правом фланге дивизии наступал 225-й стрелковый полк, в центре — 117-й, а левее его — 89-й стрелковые полки. Правее 23-й стрелковой дивизии наступала 304-я стрелковая дивизия; левее — 27-я гвардейская стрелковая дивизия. Преодолевая сильное сопротивление противника, 23-я дивизия в течение первой половины дня продвинулась вперед на 2 км и вышла на рубеж 300—500 м западнее железной дороги.

В 14 часов гитлеровцы с направления Гумрак контратаковали 225-й стрелковый полк.

Огонь стрелков и пулеметчиков при мощной поддержке дивизионной артиллерии остановил контратакующих.

Понеся потери, противник отступил на исходные позиции. Но в 15 часов 20 минут он повторил контратаку. На этот раз по гитлеровцам открыл огонь гвардейский минометный полк, поддерживающий правого соседа — 304-ю стрелковую дивизию.

Противник потерял в этот день до 400 солдат и офицеров, воины дивизии взяли в плен 22 солдата и захватили 350 автомашин, 25 пулеметов и 200 винтовок46.

В этом бою погиб прославленный снайпер 117-го стрелкового полка, известный всему личному составу Донского фронта, Максим Пассар. Во время наступления он выдвинулся вперед, меткими выстрелами сразил двух фашистских снайперов, довел свой личный счет до 236 уничтоженных гитлеровцев и пал от вражеской пули смертью героя47.

Вечером 22 января в дивизию поступил приказ командующего 65-й армией — наступать с достигнутого рубежа в направлении населенного пункта Городище. Выполняя этот приказ, 23-я стрелковая дивизия в 11 часов 23 января перешла в наступление. После мощного огневого налета 674-го и 446-го гаубичных, 211-го артиллерийского и 93-го гвардейского минометного полков она атаковала противника, прикрывавшего изгиб железнодорожного полотна (1 км юго-восточнее отметки 144,7 и 1 км юго-восточнее отметки 142,7). Все стрелковые полки наступали в первом эшелоне. Во втором эшелоне были учебный батальон и другие подразделения дивизии.

Противник — остатки частей 389-й пехотной дивизии оказал упорное сопротивление. Он в течение дня несколько раз переходил в контратаки против частей дивизии, но наступательный порыв личного состава был так велик, что остановить его гитлеровцам было уже не под силу. 1-й батальон 225-го стрелкового полка под командованием капитана К. Г. Голубева отбросил контратакующего врага и на его плечах ворвался на позицию за железнодорожным полотном. Этим моментом воспользовались другие подразделения полка. Из-за левого фланга 1-го батальона они быстро прорвали оборону противника за железной дорогой и перешли к преследованию беспорядочно отступающих гитлеровцев.

Всю ночь и весь следующий день дивизия преследовала гитлеровцев. К 20 часам 24 января она достигла верховья балки Бирючья. За два дня боев ее части уничтожили более 1 тыс. солдат и офицеров противника и 80 гитлеровцев взяли в плен. Кроме того, у врага было захвачено 300 автомашин, 25 пулеметов, 6 дальнобойных орудий, 250 винтовок и много другой военной техники48.

Продолжая наступление, 23-я стрелковая дивизия во второй половине дня 25 января достигла юго-западной окраины Городища. Противник — остатки разбитых 113, 44, 289, 76-й пехотных и 29-й механизированной дивизий, а также 521-го строительного батальона, сведенные в одну часть, — пытался оказать сопротивление. Но это ему не удалось. 89-й стрелковый полк, сломив сопротивление врага, в 16 часов овладел южной окраиной населенного пункта. В это время 3-й батальон 225-го стрелкового полка под командованием майора А. И. Росовского, обойдя снежный вал, созданный фашистами на западной окраине Городища, нанес фланговый удар по опорному пункту противника. Гитлеровцы не выдержали натиска батальона, стали отходить. Для развития успеха на этом участке командир дивизии ввел в бой 117-й стрелковый полк, который, взаимодействуя с 225-м стрелковым полком, захватил северную окраину села. В 18 часов дивизия полностью очистила Городище от гитлеровцев и вместе с 47-м гвардейским танковым полком, 446-м и 674-м гаубичными артиллерийскими полками начала преследование противника, отходившего в направлении поселка завода «Баррикады».

За 25 и 26 января 23-я стрелковая дивизия уничтожила 540 солдат и офицеров противника и 330 взяла в плен. Ею было захвачено 95 пулеметов, 32 орудия, 365 винтовок, 306 автомашин, 39 мотоциклов и другая военная техника49.

Утром 26 января передовые части 65-й армии и танкисты И. И. Якубовского вместе с частями 21-й армии встретились в районе поселка завода «Красный Октябрь» с 13-й гвардейской стрелковой дивизией 62-й армии, которая доблестно защищала Сталинград. После этой встречи северная группа окруженных вражеских войск оказалась отрезанной от южной. Ее связь с командованием 6-й немецкой армии прервалась50.

27 января 1943 г. 23-я стрелковая дивизия вступила в упорную борьбу за поселок завода «Баррикады». 225-й стрелковый полк с 47-м гвардейским танковым полком при поддержке 211-го артиллерийского полка наступал на правом фланге дивизии, имея задачу уничтожить противника в балке Вишневая и овладеть центральной частью поселка завода «Баррикады».

117-й стрелковый полк под командованием майора А. И. Турпанова при поддержке 446-го гаубичного артиллерийского полка, взаимодействуя справа с 225-м, а слева с 89-м стрелковыми полками, должен был овладеть западной окраиной поселка. 89-му стрелковому полку при поддержке 674-го гаубичного артиллерийского полка надлежало овладеть северо-западной окраиной поселка завода «Баррикады».

После короткого, но мощного огневого налета полки атаковали позиции противника. Враг, засевший в балке, оказывал упорное сопротивление. Его многочисленные огневые точки от артиллерийского огня не пострадали, и малочисленные роты стрелковых полков дивизии не смогли прорвать оборону противника и выполнить поставленную задачу.

225-й стрелковый полк к исходу дня вышел лишь на восточные скаты балки Вишневая, 117-й стрелковый полк достиг отдельного дома, стоявшего юго-западнее поселка, 89-й стрелковый полк также овладел только отдельными домами. Однако противнику в течение дня был нанесен значительный урон в живой силе и технике. Дивизией было уничтожено 250 солдат и офицеров и 10 гитлеровцев взято в плен. Захвачено 2 орудия, 17 станковых пулеметов, 75 автомашин и 15 мотоциклов51.

В период с 28 по 31 января 23-я стрелковая дивизия продолжала теснить противника.

Враг отчаянно сопротивлялся, а 30 января даже пытался контратаковать подразделения 225-го стрелкового полка, но был отброшен. В этом упорном бою пал смертью героя командир 1-го батальона коммунист капитан К. Г. Голубев. За мужество и отвагу он был посмертно награжден орденом Красного Знамени. Вместо К. Г. Голубева командиром батальона был назначен капитан Н. П. Меркулов.

Утром 31 января частями 64-й армии были пленены командующий 6-й немецкой армией генерал-фельдмаршал Паулюс и его штаб. Разгром южной группировки противника был завершен. Но северная группировка врага еще продолжала сопротивляться. Командующий 65-й армией генерал-лейтенант П. И. Батов потребовал от командиров соединений как можно быстрее ликвидировать остатки гитлеровцев. Командование и политотдел 23-й стрелковой дивизии обратились к бойцам, командирам и политработникам, коммунистам и комсомольцам дивизии и поддерживающих ее частей с призывом нанести 1 февраля 1943 г. завершающий удар по врагу.

Вечером 31 января во всех подразделениях частей была зачитана сводка Совинформбюро о ликвидации южной группировки вражеских войск, доведено обращение командования и политотдела дивизии и поставлена конкретная задача каждому отделению, расчету и бойцу.

В 10 часов 1 февраля после десятиминутного огневого налета артиллерии части дивизии атаковали противника, укрепившегося на скатах балки Вишневая. 1-й батальон 225-го стрелкового полка под командованием капитана Н. П. Меркулова, не дав противнику возможности опомниться от удара артиллерии, быстро вышел к обрыву балки, нанес по огневым точкам врага удар гранатами, захватил у гитлеровцев более десятка блиндажей и стал обстреливать из них противника с правого фланга. Успех 1-го батальона немедленно использовали другие подразделения полка и артиллеристы. При помощи стрелков орудийные расчеты выкатили пушки к обрыву и прямой наводкой ударили гранатами и картечью по гитлеровцам.

Противник не выдержал натиска и отступил.

К исходу 1 февраля 23-я стрелковая дивизия в основном овладела балкой Вишневая. Но в этой широкой и глубокой балке, а также в развалинах поселка завода «Баррикады» стояло огромное количество автомашин, бронетранспортеров и танков противника, было оборудовано много убежищ.

Дивизии надлежало как можно быстрее очистить балку и поселок от противника и завершить разгром гитлеровцев. Вечером 1 февраля в каждом стрелковом полку были созданы усиленные боевые группы, которые всю ночь очищали убежища и машины от засевших там фашистов.

В 7 часов 2 февраля 1943 г. гитлеровцы на участке дивизии выбросили белые флаги и с поднятыми руками вышли из убежищ, окопов и блиндажей. В этот же день 65-я армия совместно с другими армиями Донского фронта закончила уничтожение и пленение окруженного противника в районе Сталинграда и вышла на правый берег Волги на участке завод «Баррикады», улица Деревенская, Тракторный завод. Только за период наступления с 10 января по 2 февраля 1943 г. армия, по неполным данным, уничтожила 30 500 и захватила в плен 26 460 солдат и офицеров противника52, в том числе на долю 23-й стрелковой дивизии приходилось 6000 уничтоженных и 6040 пленных гитлеровцев.

В итоговом политдонесении за время битвы указано, что в лучшую сторону в боях проявил себя 117-й стрелковый полк, где заместителем командира по политической части был капитан С. 3. Япеев, а парторгом полка — капитан С. С. Бай. Они всегда находились там, где решалась судьба боя. В этом же полку отмечался наибольший рост рядов партии53.

Великая битва под Сталинградом закончилась выдающейся победой Советских Вооруженных Сил и всего советского народа, руководимого Коммунистической партией.

23-я ордена Ленина, Краснознаменная стрелковая дивизия внесла в эту победу свой посильный вклад. С 27 августа 1942 г. по 2 февраля 1943 г. она прошла с боями от станицы Новогригорьевская до станицы Песковатка и от нее до Сталинграда. Дивизия приняла непосредственное участие в освобождении от фашистских захватчиков таких крупных населенных пунктов Сталинградской (ныне Волгоградской) области, как Песковатка, Ново-Алексеевский, Городище, поселок завода «Баррикады». Части дивизии уничтожили 13800 солдат и офицеров противника, 19 танков, 110 артиллерийских орудий и минометов, 190 станковых и ручных пулеметов, 23 самолета и захватили 6320 пленных, 320 самолетов, в том числе более 100 исправных, 144 танка, 366 орудий, 323 пулемета, 290 автоматов, 86 минометов, 10 зенитных установок, 6139 винтовок, 1189 грузовых и 160 легковых автомашин, а также много другой военной техники54.

Личный состав дивизии всеми силами старался образцово выполнить задания командования. На героические дела и подвиги его вдохновляли безграничная преданность Советской Родине, Коммунистической партии, верность военной присяге, а также горячее правдивое слово и личный пример политработников, коммунистов и комсомольцев.

За мужество, доблесть и отвагу в борьбе с фашистскими захватчиками, проявленные в Сталинградской битве, тысячи бойцов, командиров и политработников дивизии были награждены правительственными наградами. Только за период с 10 января по 2 февраля 1943 г. ордена и медали получили 275 человек55.

Среди награжденных были не только воины боевых частей, но и подразделения обеспечения и обслуживания (связисты, тыловые и медицинские работники). Они много сделали для победы над врагом. Так, хирурги 61-го медсанбата, возглавляемого военврачом 2 ранга С. С. Овчаренко, только с 30 ноября по 10 декабря 1942 г. оказали помощь 994 раненым красноармейцам и командирам. Особенно настойчиво боролись за жизнь советских воинов хирурги военврачи 2 ранга И. В. Митюшев и Н. К. Жавыркин. Последний был награжден орденом Красного Знамени56.

17 февраля 1943 г. 23-я стрелковая дивизия на разъезде Паньшино погрузилась в эшелоны и направилась под Орел для продолжения борьбы с гитлеровскими захватчиками.

 

1См.: Москаленко К. С. На юго-западном направлении, М., 1979, кн. 1, с. 281.

2См. там же.

3ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 28, л. 11.

4ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 28, л. 11,

5ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 55, л. 6.

6ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 10.

7См.: Москаленко К. С. На юго-западном направлении, кн. 1, с. 283.

8См. :Москаленко К, С. На  юго-западном направлении, кн. 1, с. 283-284.

9ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 30.

10ЦАМО, ф. 132, оп. 2642, д. 32, л. 159.

11ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 28, л. 20.

12ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 1

13Там же, л. 38.

14ЦАМО, ф. 1307, оп. 1, д. 175, д. 46.

15ЦАМО, 1207, оп. 1, д. 22, л. 69.

16ЦАМО, 1487 зенап, оп. 88056, д. 13, л. 40.

17ЦАМО, 1207, оп. 1, д. 29, л. 7.

18ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 1, л. 3.

19ЦАМО, ф. 422, оп. 10496, д. 19, л. 7.

20См.: Советская Военная Энциклопедия. М., 1979, т. 7, с. 518.

21См.: Батов  П. И. В походах и боях. М., 1974, с. 172.

22ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 55, л. 24.

23См.: Батов П. И. В походах и боях, с. 202.

24ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 55, л. 12.

25Там же, л. 101.

26См.: Батов П. И. В походах и боях, с. 216—217.

27Батов П. И. В походах и боях, с. 224.

28ЦАМО, ф. 1207, оп. 2, д. 44, д.

29ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 121.

30См.: Советская Военная Энциклопедия, т, 7, с, 519.

31См. там же.

32ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 141.

33Там же.

34ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 147.

35См.: Батов П. И. В походах и боях, с. 250.

36ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 70, л. 4.

38Батов П. И. В походах и боях, с. 265 .

39ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 178, л. 40.

40Там же, л. 39.

41Там же, л. 40.

42Там же.

43ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 178, л. 40.

44ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 70, л. 14.

45ЦАМО, ф. 1487 зенап, оп. 88056, д. 13, л, 41.

46ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 70, л. 16.

47Пассар Максим был похоронен в Городище. Позднее перезахоронен на Мамаевом кургане.

48ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 70, л. 18.

49ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 70, л. 19.

50См.: Батов П. И. В походах и боях, с. 270.

51ЦАМО, ф. 1207, он, 1, д. 70, л. 22.

52См.: Батов П. И. В походах и боях, с. 272—273.

53ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 178, л. 39.

54ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 178, л. 42.

55Там же.

56ЦАМО, ф. 1207, оп. 1, д. 175, л. 122.

 

СОДЕРЖАНИЕ


       

      Редактор В. Г. Федосеев

      Редактор (литературный) В. В. Квятковская

      Художник В. А. Белкин

      Художественный редактор А. Я. Салтанов

      Технический редактор Н. С. Шуршалова

      Корректор Е. А. Борискина