Главная » Библиотека » ЛАТЫШСКИЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК » 7. ИСПЫТАНИЕ БОЕМ

ЛАТЫШСКИЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК

 

Д. Я. ЗИЛЬМАНОВИЧ

П. Е. ЭЛЬВИХ

 

«ЛИЕСМА» Рига 1975


 

7. ИСПЫТАНИЕ БОЕМ

 

Северо-Западный фронт. Аэродром Выползово. Повсюду следы боев — не засыпанные воронки от бомб, разрушенные постройки. Новенькие По-2 рассредоточены на опушке мелколесья, замаскированы. 1-й латышский ночных бомбардировщиков авиационный полк вошел в состав 242-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии 6-й воздушной армии, которой командовал генерал Ф. П. Полынин.

Скоро полку пришлось из Выползово перелететь на полевую площадку возле деревни Быково Молвотицкого района Новгородской области. Там же базировалась отдельная эскадрилья самолетов Ил-2.

Село раскинулось на берегу красивой небольшой речушки. Часть лучших домов гитлеровцы при отступлении сожгли, в оставшихся избах разместился летный состав. Техники и механики жили в землянках.

...На окраине деревни, у обрыва, спускающегося к реке Каменка, стоит столб. К нему прибита дощечка с надписью: «Здесь гитлеровцы во время оккупации расстреливали граждан Молвотицкого района.

Боец! Мсти фашистским зверям за кровь товарищей!»

Собравшиеся на митинг у скорбного места латышские авиаторы с болью читали короткое напоминание, свидетельствовавшее о разыгравшейся тут недавно трагедии. Чувство жгучей ненависти наполнило их сердца. Об этом говорили на митинге Иван Грикит, Вильгельм Озолинь, Янис Луянс, Альфред Байдин, Юлий Дравиньш, Фрицис Спрогис. Выступая перед своими боевыми товарищами, Ф. Спрогис призвал латышских авиаторов беспощадно бить гитлеровских оккупантов в каждом боевом вылете.

Закончился митинг, и старые авиаторы обступили Спрогиса.

— Что касается меня, — сказал Ф. А. Спрогис, — то я решил не бриться и носить бороду до полного изгнания немецко-фашистских оккупантов с нашей земли...

Старейшие летчики поддержали своего товарища и командира.

С того дня и появились в полку «бородачи» — Альберт Батковский, Вольдемар Зиедайнис, Янис Бергинс, Карл Раубенс. Вскоре к ним присоединился техник звена Карл Кушкис...

С гордостью и любовью говорили о «бородачах» в полку как о верных своему слову воинах.

242-я ночная бомбардировочная дивизия — прославленное соединение Военно-Воздушных Сил. С февраля 1943 года дивизией командовал полковник Д. А. Абанин, начальником штаба был полковник П. С. Иванов, начальником политотдела — подполковник С. И. Макаров, старшим инженером — И. Е. Пригов. Все ближайшие помощники командира по стечению обстоятельств оказались Калиниными: заместитель командира — полковник П. Калинин, штурман дивизии — подполковник В. Калинин, инспектор по технике пилотирования — майор М. Калинин. С полковником П. Калининым авиаторы латышского полка встретились в первый же день прилета на аэродром Быково. Приняв самолеты и приказав построить личный состав, он поздравил авиаторов-латышей с прибытием на фронт и пожелал больших успехов в предстоящей боевой работе.

Полковник П. Калинин возглавил комиссию по приему 1-го латышского авиационного бомбардировочного полка в состав дивизии.

В акте о приеме, подписанном тремя Калиниными и командиром полка майором К. Киршем, отмечалось: летчики полка к дневным полетам подготовлены хорошо, а для полетов ночью требуется дополнительная подготовка в полевых условиях, особенно отработка навыков посадки самолета при 2—3 фонарях «летучая мышь».

Теоретическая подготовка штурманского состава оценивалась на «хорошо»1.

В дивизии был накоплен опыт применения По-2, а также выработана своеобразная тактика использования этого самолета как ночного бомбардировщика, разведчика, корректировщика. Личный состав латышского авиаполка, однако, с этим опытом и тактическими новинками был знаком слабо. Поэтому командование и политотдел дивизии позаботились о том, чтобы экипажи, звенья и эскадрильи вновь прибывшей части как можно скорее и лучше освоили передовой опыт и тактические приемы использования ночных бомбардировщиков.

Командир дивизии полковник Д. А. Абанин, его заместители проводили в полку занятия по вопросам тактики боевого применения самолета По-2. В латышский полк для непосредственного ввода в боевой строй летного состава временно прикомандировали летчиков и штурманов из других частей. Среди них штурманы П. А. Роллер, имевший свыше четырехсот боевых вылетов, Г. Т. Олейников, сделавший более ста тридцати бомбометаний по вражеским позициям в ночных условиях.

Летчики и штурманы тщательно изучали район боевых действий. От них требовалось знать не только населенные пункты, болота и трясины, которыми так богат был этот край. Штурман дивизии подполковник В. Калинин подробно знакомил летный и штурманский состав с особенностями самолетовождения, прививал им навыки отрабатывать полетные карты, точно обозначать расположение зенитной артиллерии и прожекторов противника, пункты и районы базирования партизанских .групп на случай вынужденной посадки за линией фронта.

Эти ценные сведения дополнялись нужными и полезными советами боевых летчиков о том, как лучше уходить из-под лучей вражеских прожекторов и от огня зенитной артиллерии. Бывалые авиаторы делились опытом применения специально выделенного экипажа и сбрасывания им бомб на зенитные и прожекторные точки противника, наиболее рационального использования огневых средств самолета, в особенности реактивных снарядов.

Продолжалась большая работа по воспитанию уверенности в боевых возможностях самолета По-2.

В полку широко пропагандировался фронтовой опыт ночной бомбардировочной авиации, работавшей в сложных погодных условиях и при активном противодействии зенитной артиллерии противника.

О боевой деятельности дивизии весьма лестно ото-вался представитель Ставки Верховного Главнокомандования Главный маршал артиллерии Н. И. Воронов, наблюдавший ее действия при посещении Северо-Западного фронта в 1943 году. «Я искренне восхищался, — писал Н. Н. Воронов, — работой нашей авиации. На своих крошечных самолетах По-2 летчики производили до 10 вылетов за ночь. Нельзя забыть этих ночных полетов: некоторые самолеты возвращались продырявленными как решето, но на них летали, пока работал мотор»2.

В начале октября 1943 года командование приняло решение провести операцию по уничтожению портовых сооружений и немецкой флотилии в устье р. Пенжа, имевшей в своем составе около 25 катеров и других судов, 200 человек личного состава, размещавшегося в опорном пункте Устрека.

Проведение операции было возложено на части 242-й авиационной дивизии во взаимодействии с бронированными катерами Ильменской военной флотилии.

К выполнению этой задачи командир дивизии решил привлечь лучшие экипажи 1-го латышского авиационного полка.

В ночь с 8 на 9 октября сводная группа из 14 самолетов произвела взлет с аэродрома Мерлюгино и нанесла удар в заданное время. Для обеспечения внезапности летчики, прибрав обороты моторов, бесшумно планировали на цели.

В первую группу вошли пять опытных экипажей из 661-го полка, снаряженных зажигательными ампулами и бомбами. Экипажи латышского полка шли во второй группе. Сброшенные зажигательные средства мгновенно сработали и над Устрекой вспыхнули очаги пожара, освещая окрестность. На воде четко выделялись силуэты катеров. Один за другим сбрасывали бомбы экипажи ночных бомбардировщиков. На земле были отмечены очаги взрывов и пожаров.

Зенитчики врага после взрыва первых бомб открыли огонь. В небо потянулись разноцветные трассы от пуль и снарядов. Латышские летчики под огнем врага еще не бывали. Капитан Штроман, увидев взрывы зенитных снарядов, предупредил боевых товарищей:

— Будьте внимательнее, сейчас и нас начнут «ощупывать».

Боевое крещение прошел экипаж летчика М. Карлсона и штурмана полка П. Харчихина. Они после первого неудачного захода на цель развернули самолет и под сильным зенитным огнем пошли на нее второй раз. Осколками от зенитных снарядов в нескольких местах была пробита их машина3.

К концу бомбового удара всей воздушной группы Ильменская военная флотилия уже находилась на исходных позициях в готовности к выполнению своей задачи.

Благодаря четкой организации взаимодействия массированный удар по вражеской флотилии продолжался всего 16 минут. Фотографирование пункта Устрека после удара, отзыв командира дивизиона бронированных катеров свидетельствовали о том, что бомбометание было успешным.

«Своими действиями ночная легкобомбардировочная авиация, — указывалось в итоговом боевом донесении, — обеспечила успешное проведение операции 25-м отдельным дивизионом катеров без потерь и с хорошим результатом»4.

В этом же донесении отмечалось, что «в проведенной операции первый боевой опыт получили экипажи 1-го латышского бомбардировочного авиаполка»5.

Напряженная боевая подготовка в полку продолжалась с еще большей интенсивностью. По решению общего партийного собрания полка командование организовало конференцию по вопросам эксплуатации материальной части в зимних условиях6. Руководство ею возложили на старшего инженера полка Н. В. Иванова.

За два дня для личного состава прочитали одиннадцать докладов. Двадцать летчиков и авиаспециалистов приняли участие в обсуждении поставленных на конференции вопросов.

Коммунисты и комсомольцы проявили хорошую инициативу в организации досуга личного состава. Они создали свою художественную самодеятельность. Одним из наиболее сильных средств массовой самодеятельности явилась боевая патриотическая песня. Под руководством любителей-музыкантов — аккордеониста младшего лейтенанта М. Янкевича и кларнетиста старшего сержанта Я. Калныньша в темп марша были переложены некоторые латышские народные песни; они исполнялись личным составом при передвижении строем. Латышские песни звучали и на вечерах художественной самодеятельности.

Широко использовались произведения поэзии и художественной прозы ~ стихи, рассказы, отрывки из романов и повестей. Их читали младшие лейтенанты А. Райнс, А. Сапожников, Р. Суржик.

В полковой самодеятельности участвовали многие солдаты, сержанты и офицеры. На вечера отдыха части приходили местные жители.

В канун праздника 26-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в полк пришла обильная почта: письма, посылки, поздравления. В одной из посылок — теплые варежки и письмо. В нем нежные строки, написанные рукой девушки: «Дорогой воин, возьми этот скромный подарок как знак благодарности за твою самоотверженную борьбу против фашистских захватчиков»7.

В праздничном обращении председателя Президиума Верховного Совета Латвийской ССР А. Кирхенштейна говорилось: «В день 26-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции ваши взоры обращены к многострадальной, опоганенной немцами, истерзанной Латвии. Там вас ждут матери, сестры, отцы, сыновья, близкие и родные люди. Оттуда к вам протягивают смелую руку героические латышские партизаны. Пусть ваше имя, ваши глаза, ваши руки зовут вас смелее вперед, на разгром врага, зовут скорей водрузить знамя свободы над горой Зилайскалнс и Рижским замком...»8

Латвия все еще стонала под игом немецко-фашистских оккупантов. Сердца и мысли авиаторов полка были со своим родным народом, который с надеждой ждал возвращения своих сынов с победой. Командование дивизии считалось с настроением личного состава части, старалось, несмотря на сложные погодные условия, посылать экипажи на боевые задания.

Однако летали лишь самые подготовленные. В непогоду проходило в полку и летно-тактическое учение. По сигналу тревоги авиаторы действовали быстро и слаженно. «Организация бомбардировочного налета, — указывалось в выводах командования дивизии, — проведена хорошо, с соблюдением маршрута и точным выходом на цель»9.

На другой день полк был в сборе. Заместитель командира дивизии полковник П. Калинин объявил результаты ночного летно-тактического учения и сделал вывод о том, что полк в полном составе готов к выполнению боевых задач в ночных условиях10.

...Боевой приказ — подготовиться к вылету. Загрузка самолетов — 130 тысяч листовок и бомбы. Полет за линию фронта! Этим все сказано... Первый боевой вылет полком!

За два часа до взлета командир провел контроль готовности: знание маршрута, контрольных пунктов и ориентиров, направлений и углов захода для сбрасывания листовок.

Механики, как всегда, хлопотали у машин. Им надо было еще раз посмотреть, подтянуть, подмазать, опробовать... Все должно быть сделано добротно, с гарантией безотказности.

Команда — «по самолетам!» И двадцать четыре По-2 порулили на старт. Первым — командир полка, за ним — эскадрильи по звеньям.

Когда экипажи уходили на задание, небо было ясное, безоблачное. Но потом погода резко ухудшилась — появилась облачность, пошел снег. Через два часа из снежной завесы один за другим возвращались экипажи. Они сообщали об ухудшении погоды по всему маршруту, о сильном зенитном противодействии врага в населенных пунктах Ивановский, Свинухово, Нагаткино11.

Командир звена лейтенант А. Батковский и штурман звена младший лейтенант И. Савостин произвели вынужденную посадку у населенного пункта Омичкино. Лишь благодаря высокому мастерству Батковского ни экипаж, ни машина при посадке не пострадали.

Экипаж гвардии лейтенанта А. Ансона и младшего лейтенанта А. Сурчилова дошел до цели, сбросил листовки и удачно отбомбился. Однако при возвращении попал в сложную метеорологическую обстановку и приземлился в трех километрах от Парфино. При посадке было повреждено шасси самолета.

Экипаж командира эскадрильи Ф. Спрогиса и штурмана П. Эльвиха сел на аэродроме соседнего полка в Истошино. Младший лейтенант М. Карлсон и младший лейтенант Г. Чепига ушли на запасной аэродром Выползово. Два экипажа — младших лейтенантов М. Янкевича и Д. Кожемякина, старших сержантов А. Богомирова и Г. Губарева — благополучно приземлились в районе населенного пункта Усадьба12.

Анализируя боевую работу полка в ту ночь, командование дивизии не оправдывало ненужного риска, который проявили в полку при оценке метеорологической обстановки. Факты вынужденных посадок командир дивизии полковник Абанин расценил как серьезные предпосылки к летным происшествиям. Отмечались недостатки в организации и штурманском обеспечении полетов. Штурману полка П. Харчихину был объявлен выговор13.

В ту ночь полк не имел потерь. Однако шесть его самолетов произвели вынужденные посадки и произошла поломка одной из машин (механик Николаев полностью отремонтировал самолет, и он через день прилетел в полк). Весь личный состав части больно переживал случившееся и надолго запомнил жестокие, но справедливые упреки заместителя командира дивизии полковника П. Калинина, высказанные им на разборе.

Здесь же, на разборе, высказались многие летчики и штурманы. Внимательно было выслушано выступление командира полка майора К. Кирша. Задача ставилась конкретная — сделать правильные выводы из случившегося, тщательно доработать элементы штурманской подготовки, повысить уровень организации полетов, исключить возможность вылета без предварительного ознакомления с метеорологической обстановкой. Заместитель командира по политчасти А. К. Байдин, партийная и комсомольская организации мобилизовали личный состав полка на устранение выявленных недостатков.

После разбора полета командование полка организовало дополнительные занятия по изучению района боевых действий, приняло зачеты от летчиков и штурманов по метеорологии и самолетовождению. Командир полка упорядочил систему контроля готовности экипажей и эскадрилий к боевому вылету.

 

1Архив МО СССР, ф. 1 ЛБ.АП, оп, 135810 с, д. I, л. 7—8.

2Воронов Н. Н. На службе военной. М., 1963, с. 191.

3Государственный музей революции Латв.ССР, ф. 1 ЛБАП.

4Архив МО СССР. ф. ЛБАП, оп. 131983 с, л. 62—65.

5Там же.

6Там же, оп. 142536 сс, д. 1, л. 29.

7Архив МО СССР, ф. 1 ЛБАП, оп. 135810 с, д. 1, л. 21.

8Из обращения, опубликованного 13 ноября 1943 г. в газете «Латышский стрелок» («Латвияс Стрелниекс»).

9Архив МО СССР, ф. 1 ЛБАП, оп. 135810 с, д. 1, л. 9.

10Там же.

11Архив МО СССР, ф. 1 ЛБАП, оп. 132854 с, д. 2, л 368. 2

12Там же, оп. 1344 И с, д. 5, л. 253.

13Там же, оп, 132845 с, д. 2, л. 2.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

В небе сражались одном. Предисловие И. Н. Кожедуба, трижды Героя Советского Союза

Главы:

  1. В год предвоенный
  2. Война распорядилась
  3. В одном строю       
  4. К заветной цели
  5. Формирование эскадрильи
  6. Рождение полка
  7. Испытание боем
  8. Поддержка наступающих
  9. По-2 над Идрицей
  10. К партизанам
  11. В тыл врага
  12. Впереди — Латвия
  13. Над линией «Пантера
  14. Полк — Режицкий
  15. Особое задание
  16. К берегам Янтарного моря
  17. Красный стяг — над Ригой
  18. По Курляндскому котлу
  19. В боях завоеванная победа
  20. В мирном труде

Приложение. Боевые награды личного состава полка   

   

     


    Художник А. Меркманис

    Редактор К. Плужник

    Художественный редактор Л. Клодан

    Техн. редактор И. Сойде

    Корректор Е. Рузииа