Главная » Библиотека » ПАМЯТЬ - ЕКАБПИЛССКИЙ И КРУСТПИЛССКИЙ КРАЙ » БРОНЕЙ, ГУСЕНИЦАМИ И ОГНЁМ

П  А  М  Я  Т  Ь

ЕКАБПИЛССКИЙ  И  КРУСТПИЛССКИЙ  КРАЙ 

В  ГОДЫ  ВТОРОЙ  МИРОВОЙ  ВОЙНЫ...

АВГУСТ   1944   ГОДА

 

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ  ОЧЕРК

 

СОСТАВИЛ АМАТС  ЯН  ЯНОВИЧ

 

г. ЕКАБПИЛС, 2011 год


 

БРОНЕЙ, ГУСЕНИЦАМИ  И  ОГНЁМ

 

С освобождением города Ливаны была закончена Даугавпилсская наступательная операция осуществленная войсками левого крыла 2-го Прибалтийского фронта – 4-й ударной армией совместно с 5-м Двинским танковым корпусом.

За двенадцать дней наступления корпус с боями прошел 250 километров. К утру 30 июля 1944 года в его составе насчитывалось в строю всего лишь 21 танк и 13 самоходных орудий разных калибров. Корпус безвозвратно потерял 152 танков и самоходных орудий, 446 человек убитыми и 854 ранеными, нанеся врагу более ощутимые потери. Только убитыми гитлеровцы потеряли 4774 солдат и офицеров и 296 пленными.

После освобождения города Ливаны 5-й танковый корпус был выведен в резерв фронта и ему было приказано в течение трех суток привести себя в порядок и быть готовым к новым боям. Корпус был главной мобильной ударной силой 2-го Прибалтийского фронта.

Уже 5 августа было получено распоряжение сосредоточить соединение в районе Межаре и быть готовым действовать в направлении Ляудона и Марциена. Был совершен скрытный марш длиной 65 километров по плохим дорогам.

Выполняя боевой приказ штаба 2-го Прибалтийского фронта за № 00155 от 07.08.1944 г., корпус к утру 7 августа вышел на исходные позиции для атаки в полосе наступления 22-й армии и сосредоточился в районе населенных пунктов Мелдерес – Папули – Тракши, имея в строю танков Т-34 – 53, американские М-3с – 2, всего 55 средних танков, тяжелых танков ИС-2 – 6 машин из 48-го гвардейского тяжёлого танкового полка. В строю корпуса было 15 самоходных орудий: САУ-76 – 6, САУ-85 - 6, САУ-122 – 3. В строю было 800 активных бойцов мотострелков 5-й мотострелковой бригады. Танковый корпус перед Крустпилсской операцией имел в своем составе лишь шестую часть своего штатного состава.

В полосе действия корпуса были только две дороги пригодные для движения танков – большак Унгурмуйжа – Крустпилс и просёлочная – Лиелмежниеки – Гостыни.

Корпус действовал двумя колоннами. Главный удар наносила 70-я ордена Суворова танковая бригада совместно с 308-й латышской стрелковой дивизией 130-го латышского стрелкового корпуса, которых поддерживали 5-я мотострелковая бригада, 1261-й самоходный и 1515-й легко-самоходный артиллерийские полки, 277-й минометный полк, 731-й противотанковый артиллерийский дивизион, 47-й дивизион гвардейских минометов «катюш». От воздушных налетов прикрывали батареи 1708-го зенитно-артиллерийского полка. На направлении главного удара были сосредоточены главные силы корпуса: 30 танков, 15 самоходных орудий, 24 тяжёлых минометов.

Совместно с 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизией вспомогательный удар наносила 24-я танковая бригада подполковника Вячеслава Пузырева с 48-м гвардейским тяжёлым танковым полком, саперами 188-го отдельного саперного батальона, батареей зенитного полка.

Танки и гвардейцы стрелковых частей действовали по маршруту: Калнгали, Унгурмуйжа, Зилини, Межсетас, Антужи, Упюсарги, Будинкас. Здесь действовали лишь 15 танков Т-34 2-го батальона капитана Сергея Павловича Соколова. Роль самоходных орудий здесь выполняли тяжелые танки гвардейского полка – 6 ИС-2.

Начало Крустпилсской операции описывает командующий 2-м Прибалтийским фронтом генерал армии Андрей Иванович Еременко в своей книге «Годы возмездия»:

«6 августа командир 130-го стрелкового корпуса получил от генерала Короткова приказ наступать главными силами, при поддержки 5-го танкового корпуса, на запад и выйти на восточный берег Даугавы с целью завершения окружения гитлеровцев в районе Крустпилса. Целеустремленным ударом корпус должен был выйти на берег реки и отрезать пути отхода врага из города. Этот маневр должен был привести к уничтожению гарнизона Крустпилса и соседних частей врага. 7 августа, не дожидаясь конца артподготовки, воины корпуса, тесно взаимодействуя с танкистами, начали атаку переднего края врага. Наша атака была внезапной: на ряде участков гитлеровцы, не успев выйти из укрытий и занять окопы, были смяты танками и следовавшими за ними латышскими стрелками...».

Эта была первая совместная операция 5-го танкового корпуса с латышскими частями.

7 августа 1944 года в 15.10 на широком фронте перешли в наступление части 130-го латышского стрелкового корпуса совместно с бригадами 5-го танкового корпуса.

24-я танковая бригада, выйдя к поселку Межсарги и взаимодействуя с частями 43-й гвардейской латышской дивизии, вклинились в оборону 24-й пехотной дивизии противника. Танки лейтенантов Ж.Г. Ерофеева, Н.Н. Шустова, К.К. Дронова приблизились к артиллерийскими позициям противника и разбили несколько орудий, разгромили блиндажи, узел связи. Потом заняли поселок Лиепсалас и удержали до подхода подкреплений.

Уже через 10 минут танки группы разведки лейтенанта Сергея Воронина и головная походная застава 24-й танковой бригады миновали рубеж Лачи – Спаги и прокладывали путь не только огнем, но и гусеницами, всей мощью брони. На рубеже Берзулея – Айзупсала головные танки были обстреляны. Был подбит, шедшим вторым, танк лейтенанта Бурмякова, который взорвался. Недалеко от Антужи были подбиты приданные группе разведки два тяжелых танка марки ИС.

Танк лейтенанта Воронина уничтожил вражеский танк и два 75-мм противотанковых орудия. В бою у Антужи погиб командир 2-го батальона 24-й танковой бригады капитан Сергей Соколов. У Антужи немцами была организована противотанковая засада силами 60-го артиллерийского полка, приданному полуразбитой 24-й пехотной дивизии гитлеровцев. Пропустив вперед танки разведки лейтенанта Воронина, немецкие артиллеристы огнем встретили танки капитана Соколова. Продвижение застопорилось, чтобы дождаться тяжелых танков 48-го гвардейского тяжелого танкового полка. Совместными усилиями гвардейцев и танкистов гитлеровские артиллеристы были разбиты, захвачены трофеи.

К 22 часам разведка достигла Упьюсарги и встала в засаде южнее Вилкукрогс, в 100 метрах от развилки дорог. За ночь здесь сгруппировались все танки 24-й бригады и 48-го гвардейского танкового полка с автоматчиками. 8 августа танкисты вышли к шоссейной и железной дороге Рига-Даугавпилс.

На направлении главного удара, где в полосе наступления 308-й латышской стрелковой дивизии были сконцентрированы главные силы 5-го танкового корпуса, гитлеровская оборона была прорвана совместными усилиями. Танкисты атаковали в направлении Унгуркрогс – Спигас – Судмалниеки Вариешской волости. В группе разведки и в головной походной заставе действовали танки взвода лейтенанта Сергея Будникаэкипажи лейтенанта Николая Сидорова и лейтенанта Николая Калинина из 70-й танковой бригады майора Петра Бусыгина.

Первая стычка с врагом произошла у хутора Ушаны. Здесь в засаде гитлеровцев было замаскировано самоходное орудие большой мощности «фердинанд» и несколько противотанковых орудий с минометной батареей и автоматчиками. Фашисты пропустили разведку, а как только на дороге показалась основная колонна танков, самоходных орудий, автомашин открыли огонь. Колонна остановилась. Танки вступили в огневой бой. Вперед устремились танк лейтенанта Петра Василевского и самоходки САУ-122 лейтенанта Твердохлебова и старшего лейтенанта Миронова. Танк Василевского и самоходное орудие Твердохлебова были подбиты. С танком и самоходным орудием врага расправился экипаж старшего лейтенанта Сергея Миронова.

После того, как вражеский заслон в районе Ушаны был сбит, вперед устремилась танковая рота старшего лейтенанта Пётра Огира, ведя за собой всю колонну в направлении Крустпилса.

К 20 часам, сбивая на пути вражеские заслоны и опередив пехоту 308-й латышской стрелковой дивизии, 70-я танковая бригада вышла в район хуторов Рубени - Мидзени – Токи Вариешской волости (ныне – Крустпилсский край). Здесь головная рота Петра Огира была встречена убийственным огнем из засады вражеских самоходных орудий и противотанковой артиллерии. Удар вражеского огня принял на себя головной танк младшего лейтенанта Николая Сидорова и был подбит. В бортах зияли пробоины от вражеских болванок, двигатель работал, но танк крутился на месте – была пробита гусеница. Танковая пушка замолчала лишь тогда, когда пятый снаряд пробил борт танка. Танк младшего лейтенанта Николая Калинина раздавил две вражеские пушки на огневых позициях, но был подбит. Вражеский снаряд ранил весь экипаж танка лейтенанта Сергея Будника.

Танковая рота старшего лейтенанта Огира наносила удар через хутор Токи Вариешской волости. Хорошо зная силу личного примера, Петр Огир повел роту в атаку. Его танк с бортовым номером «726» первым ворвался на позиции немецких противотанковых орудий и тремя выстрелами уничтожил две пушки. Потом гусеницами раздавил минометную батарею. Но вдруг танк «726» внезапно встал, будто натолкнулся на невидимое препятствие и в следующий миг вспыхнул. Эта была последняя атака старшего лейтенанта Петра Огира и его отважных боевых товарищей. Командование ротой принял старший лейтенант Иван Ярмоленко.

Другая рота 2-го танкового батальона, которой командовал старший лейтенант Михаил Хлестов, действовала по другую сторону дороги МедниКрустпилс. Смело вступил в бой с двумя гитлеровскими самоходками и пал смертью храбрых в первые минуты боя. Роту принял заместитель командира батальона капитан Василий Галактионов.

Танк командира взвода раздавил миномет и в тот же момент от попадания вражеского снаряда танк вспыхнул. Лейтенант Валентин Кузнецов был убит. Его тело из горящей машины успел вытащить механик-водитель старшина Тимофей Магыкин и похоронить на поле боя. Рядом был подбит танк лейтенанта Евстигнеева.

      В бой с пехотой противника вступили автоматчики-десантники батальона капитана Якова Заводнова, но их было мало. Раненых на поле боя под огнем спасала врач десантного батальона автоматчиков старший лейтенант медицинской службы Антонина Разумова.

В районе Мидзени – Токи – Рубени пришлось прекратить безуспешные атаки. В строю роты оставалось четыре исправные машины.

В 22 часа к боевым порядкам 70-й танковой бригады у Мидзени подошла 5-я мотострелковая бригада полковника И.В. Клепикова со своими приданными средствами – 277-м минометным полком и 1515-м самоходно-артиллерийским полком и сходу вошла в боевое соприкосновение с противником.

Когда выяснилось, что путь преградила не засада, а подготовленный опорный пункт гитлеровцев и организованная оборона с самоходными орудиями, противотанковыми батареями и пехотным полком, начальник артиллерии танкового корпуса полковник Янис Меллуп принял решение провести мощный артиллерийский налет всеми наличными огневыми средствами корпуса на данном направление.

В районе Ирбессала были подтянуты самоходные орудия 1261-го и 1515-го самоходных полков, 24 тяжелые минометы 277-го минометного полка, 731-й отдельный противотанковый дивизион майора Шурдука, артиллерийский дивизион и минометный батальон мотострелков. На огневые позиции встали семь «катюш» 47-го дивизиона гвардейских минометов. Короткий, но мощный огневой налет по опорному пункту, всей линии обороны врага и последующее огневое сопровождение наступления, сделал свое дело. Сопротивление гитлеровцев было сломлено и путь был свободен.

41-я танковая бригада прошло через боевые порядки наступавшей 308-й латышской стрелковой дивизии и атаковала врага в селении Зигмани, превращенном немцами в опорный пункт. Командир танкового батальона капитан В.Е. Тулинин послал роту лейтенанта Я.Г. Поспелова в обход деревни. Опорный пункт был разрушен. Только один наш танк был подбит, но продолжал вести огонь, и заставил замолчать несколько орудий гитлеровцев. Когда к Зигмани подошли бойцы 308-й дивизии, деревня была взята. Танкисты повели свои машины на Игауни. Командиры машин С.П. Лавренов, И.С. Бобин, М.П. Грибов, А.И. Горшков, Е.П. Голушко, В.В. Курепин, С.В. Молокин проявили в бою исключительное хладнокровие и мастерство.

7 августа 1944 года в боях на Крустпилсском направлении погибли танкисты 70-й танковой бригады 5-го танкового корпуса: лейтенант Дмитрий Червонный, младший лейтенант Николай Сидоров, лейтенант Виктор Широков, старший лейтенант Петр Огир, старший лейтенант Михаил Хлестов, лейтенант Николай Никонов, старший лейтенант Валентин Кузнецов, лейтенант Петр Василевский; из 24-й танковой бригады: капитан Сергей Соколов, лейтенант Бурмяков.

В Вариешском военном музее Крустпилсского края (заведует музеем Гунтис Озолиньш) хранится воспоминания местных жителей волости о событиях войны в этих краях в августе 1944 года, собранные Гунтисом Озолиньшем.

Свои воспоминания оставил житель хутора «Эргли» Вариешской волости ПЕТЕРИС ОЗОЛИНЬШ:

«У нашего хутора «Эргли» бой был большой. Колонну немцы обстреляли, когда та находилась на дороге Крустпилс-Ляудона за хутором «Ушаны» около Инкенкрогс. Там подбили один танк и автомашину. Стрелял немецкий танк из хутора «Токи». Позже этот танк отступил в березовую рощу у Мидзенькалнс. Прямо против нашего хутора у дороги Крустпилс-Медни около дорожной трубы была позиции немецкого пулеметчика. О не отступил, а стрелял пока его не убили. Около него потом было мешка два стрелянных гильз. Второй пулемет находился на чердаке дома хутора «Жидарес». Этот пулеметчик тоже стрелял, пока его не убили. Позиции немецких орудий были на горке Мидзенькалнс у хутора «Рубени». В большой липе на дереве был немецкий наблюдательный пункт.

Немецкие солдаты были неразговорчивые. Только одного удалось разговорить. Это был солдат польской национальности и не был настроен тут погибать за немецкого фюрера. Он был ездовым артиллерийской батареи. Мне по секрету сказал, что когда русские пойдут в атаку, он угонит лошадей, чтобы артиллерия не могла отступить. Так и произошло. Орудия стреляли до последнего и остались на позициях – коней не было. У некоторых орудий прислуга затворы вынула, а остальные попали в руки красноармейцев в исправном боевом состояние.

Из позиции на Мидзенькалнс немцы стреляли по советским танкам из орудий, из танков и из самоходного орудия «Фердинанд». Один танк Т-34 был подбит на дороге против нашего дома (х. Эргли) и экипаж сгорел в танке. Вторая тридцатьчетверка получила попадание на поле у восточного торца нашего дома. Механик-водитель, питаясь избежать второго попадания, заехал за домом, но поскольку был ранен и не мог точно управлять танком, зацепил наш жилой дом и столкнул с фундамента на метра два. Танк продолжал двигаться в сторону сарая и чуть не наехал на щель, в которой мы прятались. Третьего танка немцы расстреляли за хутором у Мидзенькалнс. Тому попали в башню и весь экипаж погиб.

После боя на горе у хутора «Мидзени» осталось подбитое самоходное орудие «Фердинанд». У дороги на Медилас сгорела немецкая «Пантера». Красноармейцам достались брошенные орудия у хутора «Жидарес». За время боев сгорел хлев хутора «Токи», все постройки хутора у Мидзенькалнс. Хозяину Лапиню сгорел амбар и хлев, у Озолса – все постройки, у Круминя – хлев. Сильно пострадал Инкенкрогс.

После боя вместе с танкистами подошли и пехотинцы – латыши. Они рассказали, что погиб их подполковник Розенталь. Это произошло совсем неожиданно. Он остановился, чтобы осмотреть подбитый немецкий «Фердинанд», а тут шальная пуля. Похоронили его на горе у хутора «Рубени». После боя к нам зашел какой-то майор и стал рассказывать, что танки потеряли, но экипажи живы. Я не выдержал и спросил, что за «футбольные мячи» в сгоревших танках (когда танк сгорает, от экипажа остается только черепа). Майор побагровел и убежал. Семь погибших танкистов похоронили против нашего хутора «Эргли» под ясенем. Остальных красноармейцев хоронили у березовой рощи у Мидзенькалнс. Немцев позволили хоронить только через три дня. Танк-тягач возвратил наш жилой дом обратно на фундамент».

 

*    *    *

 

В ночь с 7 на 8 августа войска 5-го танкового корпуса вели разведку противника и готовились к новому наступлению.

8 августа 24-я танковая бригада, взаимодействуя с 48-м гвардейским тяжелым танковым полком, вышла к железной дороге Крустпилс-Плявиняс. С выдвижением танкистов к Даугаве, вражеская группировка на плацдарме была разъединена. Командир танка лейтенант Д.С. Лазарев ворвался на станцию Айвиексте и воспрепятствовал отходу противника через мост в Гостыни.

41-я танковая бригада обошла поселок Какиши, где встретилась с резервами гитлеровцев и оказалась в затруднительном положении. Командиры машин Т-34 М.Я. Кайгородов, А.П. Попов, И.Н. Мурыгин, Е.М. Михайлов, Ф.Л. Мазур, З.Э. Самсон, К. Минанстунунс и И.П. Марков, проявляя мужество и отвагу, вступили в бой с численно превосходящим противником. Вскоре сюда подоспели гвардейские минометчики и дали несколько залпов по фашистам. Этим воспользовались танкисты. Взвод лейтенанта А.Г. Назаренко прорвался через железную дорогу, на шоссе Крустпилс – Плявиняс атаковал колонну тягачей противника и ворвался в поселок Спунгены Крустпилсской волости. Вышли на берег Даугавы и не позволили противнику переправиться на левый берег Даугавы. Гитлеровцы стали сдаваться в плен. Это было конец немецкой Крустпилсской группировкой.

Город Крустпилс был освобожден.

 

СОДЕРЖАНИЕ

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ШЛА ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА...
  3. КРАЙ В ОГНЕ ВОЙНЫ
  4. МАДОНСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
  5. В АТАШИЕНСКИХ БОЛОТАХ
  6. ТРАГЕДИЯ НА СТАНЦИИ АТАШИЕНЕ
  7. ОСНОВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ – КРУСТПИЛС
  8. ОПЕРАЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ
  9. ВПЕРЕДИ МЕЖАРЕ
  10. ПОДВИГ ГВАРДЕЙЦЕВ У ст. МЕЖАРЕ
  11. ВПЕРЕДИ АЙВИЕКСТЕ
  12. БОЙ НА ВЫСОТЕ У ДЕРЕВНИ СИЛАБЕБРИ
  13. КРУСТПИЛССКИЙ ПЛАЦДАРМ
  14. НАЧИНАЕТСЯ КРУСТПИЛССКАЯ ОПЕРАЦИЯ – ВПЕРЕДИ КРУСТПИЛС
  15. НАСТУПАЕТ 308-я
  16. ПРОБИЛ ЧАС ОСВОБОЖДЕНИЯ
  17. НА ЛЕВОМ ФЛАНГЕ – ДАУГАВА
  18. АВИАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА НАСТУПЛЕНИЯ
  19. БРОНЕЙ, ГУСЕНИЦАМИ И ОГНЕМ
  20. ПАМЯТНИК БОЕВОЙ СЛАВЫ
  21. МЕМОРИАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  22. ВЕТЕРАНЫ – ОСВОБОДИТЕЛИ РОДНОГО КРАЯ
  23. ВЕТЕРАНЫ – ЖИТЕЛИ ГОРОДА И РАЙОНА ЕКАБПИЛСА – УЧАСТНИКИ ОСВОБОЖДЕНИЯ ЕКАБПИЛССКОГО РАЙОНА
  24. ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ