Главная » Библиотека » ПАМЯТЬ - ЕКАБПИЛССКИЙ И КРУСТПИЛССКИЙ КРАЙ » КРУСТПИЛССКИЙ ПЛАЦДАРМ

П  А  М  Я  Т  Ь

ЕКАБПИЛССКИЙ  И  КРУСТПИЛССКИЙ  КРАЙ 

В  ГОДЫ  ВТОРОЙ  МИРОВОЙ  ВОЙНЫ...

АВГУСТ   1944   ГОДА

 

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ  ОЧЕРК

 

СОСТАВИЛ АМАТС  ЯН  ЯНОВИЧ

 

г. ЕКАБПИЛС, 2011 год


 

КРУСТПИЛССКИЙ  ПЛАЦДАРМ

 

В ходе боевых действий с 29 июля по 7 августа войска 3-й ударной армии вышли к реке Айвиексте и овладели городом Ляудона. 22-я армия – 90-м корпусом и 130-м латышским стрелковым корпусом – вышли на южный берег реки Айвиексте, 44-м стрелковым корпусом – восточнее озеро Бальотес, станция Кукас, 4-я ударная армия вышла на рубеж: КУРАНЫ, ПАУРИ и далее по правому берегу реки Даугава. 7 августа 4-я ударная армия перешла из состава 2-го Прибалтийского фронта в подчинение 1-го Прибалтийского фронта, передав 22-й армии 100-й стрелковый корпус  и 155-й укрепленный район с занимаемым ими боевым участком: Суши, Галваны, Межмуйжа, далее по озерам, затем Вейгури, Гравери.

Разграничительная линия между 2-м и 1-м Прибалтийскими фронтами устанавливалась по реке Даугава с 6 часов 7 августа 1944 года.

В результате боев у противника образовался плацдарм до 30 километров по правому берегу Даугавы от устья реки Нерета, через Крустпилс до Гостыни и в глубину до 25 км. Плацдарм обороняли Крустпилсская группировка гитлеровских войск в составе 24-й, 23-й и 389-й пехотных дивизий, которые входили в дивизионную группу полковника Штремпеля. Враг стремился любой ценой остановить продвижение советских войск на город Крустпилс, сохранить за собой выгодные позиции на подступах к мостам, плацдарм на правом берегу Даугавы и южном берегу Айвиексте.

Задача по ликвидации этого плацдарма была возложена на 22-ю армию и 5-й танковый корпус. Командующий войсками 2-го Прибалтийского фронта генерал армии А.И. Еременко приказал: 22-й армии нанести удар силами не менее трех дивизий с рубежа реки Айвиексте, озеро Силабебру и к исходу дня выйти на фронт Гостыни – Крустпилс, во взаимодействии с 5-м танковым корпусом прижать противника к Западной Двине, уничтожить его и взять города Крустпилс и Гостыни.

5-му танковому корпусу во взаимодействии с 22-й армии с утра 7 августа из района Вагалес, озеро Силабебру нанести удар в обшем направлении на железнодорожный мост в 7 км северо-западнее Крустпилса, с задачей овладеть узлом дорог и отрезать противнику пути отхода по железной дороге и шоссе.

15-й воздушной армии (командующий – генерал-полковник Николай Науменко) всеми силами армии, взаимодействуя с 5-м танковым корпусом и частями 22-й армии последовательными ударами впереди своих войск обеспечить продвижение 5-го танкового корпуса и 22-й армии, не допуская контратак противника с севера, истребительной авиацией плотно прикрыть 5-й танковый корпус и ударную группу 22-й армии.

Получив приказ командующего войсками фронта, командующий 22-й армией генерал-лейтенант Геннадий Коротков прибыл на командный пункт 130-го латышского стрелкового корпуса, уточнил обстановку на фронте корпуса и дал предварительные указания командиру корпуса генерал-майору Детлаву Бранткалну на занятие исходного положения, о задачах соединениями и частями, составляющими ударную группировку армии.

Особенности предстоящей операции характеризовал начальник штаба 130-го латышского стрелкового корпуса генерал-майор Петерис Бауманис. Он писал:       

«Корпус, который наступал на северо-западном направлении, получил приказ развернуть фронт корпуса на 90 градусов и, наступая в юго-западном направлении, во взаимодействии с танкистами окружить и уничтожить группировку в Крустпилсском районе, при том на подготовку операции и перегруппировку войск отводились только 12 часов».

Частный боевой приказ 22-й армии соединения получили к 3 часам 7 августа. В нем ставились следующие задачи:

  • Командиру 130-го стрелкового корпуса приказано одним полком оборонять рубеж по южному берегу реки Айвиексте на фронте переправа, Рушендорф (Криевциемс).
  • Исходное положение для наступления корпуса: 43-я гвардейской стрелковой дивизии (без одного полка) – ЛИЕПСАЛАС, ЛАЧИ, СПАГИ; 308-й стрелковой дивизии – ПУРВМАЛАС, УНГУРМУЙЖА, занять к 12 часам 7 августа.
  • Задача: в 15 часов 7 августа совместно с 5-м танковым корпусом перейти в решительное наступление, прорвать оборону противника на указанном рубеже и, развивая наступление на юго-запад, овладеть рубежом железнодорожный мост через Даугава (7 км северо-западнее Крустпилса), город Крустпилс и завершить окружение Крустпилсской группировки противника. В дальнейшем – совместно с 44-м и 100-м стрелковыми корпусами уничтожить эту группировку противника.
  • 115-ю стрелковую дивизию предлагалось иметь во втором эшелоне корпуса, с задачей уничтожения разрозненных групп противника и очистки от них лесов в направлении Крустпилса.
  • 118-ю отдельную танковую бригаду и 1503-й самоходно-артиллерийский полк командиру корпуса предлагалось иметь в своем резерве.
  • Корпус усилен 18-й отдельной истребительно-противотанковой бригадой (без 171-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка), 36-й гвардейской пушечно-артиллерийской бригадой, 395-м гаубичным артиллерийским полком, 561-м армейским минометным полком и 1040-м истребительно-противотанковым артиллерийском полком.
  • Корпус поддерживает: 6-я артиллерийская дивизия (командир – генерал-майор артиллерии Куликов), 85-й, 310-й, 72-й и 27-й гвардейские минометные полки.
  • 90-му стрелковому корпусу (командир – генерал-майор Эрнест Седулиньш) ставилась задача – готовить войска к форсированию реки Айвиексте.
  • 44-му стрелковому корпусу (командир – генерал-майор Михаил Клешнин) – продолжать выполнение поставленной задачи – овладение рубежом: южный берег озеро ГАРДАУНЕС, КНЯВИ, станция КУКАС, отметка 121,7 и отметка 94,2.
  • Командиру 130-го латышского стрелкового корпуса, командирам 43-й гвардейской стрелковой дивизии и 308-й стрелковой дивизии приказано с рассветом начать рекогносцировку местности и организацию взаимодействия с командирами 5-го танкового корпуса и танковых бригад.

Приказ подписали:

Командующий 22-й армией – генерал-лейтенант Коротков

Член Военного Совета – генерал-майор Катков

Начальник штаба 22-й армии – генерал-майор Дронов

 

Времени до начала наступления оставалось 12 часов, из них около двух часов темного времени. Соединения 130-го латышского стрелкового корпуса получили задачи к 4 часам, а части и подразделения лишь к 6 часам утра. На рекогносцировку, перегруппировку и занятия исходного положения оставалось 6 часов.

В штабах полков и дивизий ни на миг не прекращалась работа. Так продолжится до начала боя и даже после его.

Офицер оперативного отдела штаба 308-й латышской стрелковой дивизии Игорь Бриежкалнс вспоминал:

«Новое боевое задание для нас было совершенно неожиданным. Наступление на Крустпилс назначалось 7 августа в 15 часов. На перегруппировку сил оставалась ночь. Коротки летние ночи. За это время полки дивизии, находящиеся в боевое соприкосновение с врагом, нужно было вывести на новые исходные позиции, перегруппировать артиллерию. Согласовать все это с командирами приданных и поддерживающих частей – с артиллеристами и танкистами.

О новом боевом задании следовало по возможности скорее оповестить полки нашей дивизии. В эту ночь офицеры штаба дивизии не сомкнули глаза.

Рассвело утро 7 августа. Артиллеристы с лопатами в руках готовили огневые позиции для орудий. На опушке, прикрываемые лёгким утренним туманом, с котелками в руках выстроились стрелки. Под деревьями выстраивались замаскированные танки и автомашины. Связисты тянули через поле телефонный кабель на новые командные и наблюдательные пункты.

Рассвело. Мы со штаба отправились обследовать местность будущего боя. Шли мы группой – командиры полков и специальных частей, офицеры штабов. Впереди энергично шагал командир 308-й латышской стрелковой дивизии генерал-майор Валдемар Дамберг. Генерал был мужественным и отважным человеком. За долгие годы службы в кавалерии он приобрел многие характерные кавалеристам качества. Генерал считал, что в бою командир должен находиться впереди, хотя это не всегда целесообразно. Генерал не признавал никаких полевых форм. И теперь у него на плечах поблескивали золотые генеральские погоны, на голове фуражка с красным околышем и генеральской кокардой, брюки с широкими красными лампасами.

Для рекогносцировки местности была выбрана высота с небольшим деревянным сооружением на ней. До гитлеровских окопов было не более километра. Вскоре фашисты заметили группу офицеров и открыли минометный огонь. Когда мина со свистом пролетала над головами, все падали на землю, только генерал демонстративно не обращал внимания на взрывы и продолжал шагать вперед. К счастью немецкие мины не причинили группе вреда.

С высотки как на ладони были видны здания УНГУРМУЙЖИ, желтая лента дороги на Крустпилс. Хорошо просматривались окопы наших стрелков и позиции врага».

Перегруппировка 130-го латышского корпуса проходила в условиях, когда 43-я гвардейская стрелковая дивизия (командир – полковник Алфред Калныньш) вела бои за переправы на реке Айвиексте: 121-й гвардейский стрелковый полк – ЗИЛИНИ, УПИШИ; 123-й гвардейский стрелковый полк в лесу северо-западнее ВАГАЛЕС, которые беспрерывно контратаковались противником; 125-й гвардейский стрелковый полк, сдав свой боевой участок - северная окраина леса севернее Кьюнцы, Упесдзишли 182-й стрелковой дивизии 90-го стрелкового корпуса – вышел в резерв командира дивизии и расположился за 123-м гвардейским стрелковым полком.

115-я стрелковая дивизия (командир – полковник Блинов) вела бой 292-м стрелковым полком – СПАГИ, 638-м стрелковым полком – ЯУНКАТЕЛИЧИ, 576-м стрелковым полком – УНГУРКРОГС, САУКАС.

308-я латышская стрелковая дивизия (командир – генерал-майор Валдемарс Дамбергс) – двумя полками – 319-м и 355-м была сосредоточена в районе леса южнее ТРАКШИ, СИЛАБЕБРИ, а 323-й стрелковый полк вел лесной бой в районе ЭЗЕНЫ, ЗАЛАЧИ, ГЕРИНИ.

Приказанием командира корпуса наступление было остановлено на занятых рубежах, прочно их удерживая. Задачи командирам дивизий командир корпуса ставил устно и на местности.

Перед фронтом корпуса промежуточный рубеж обороны противника занимали потрепанные части 24-й пехотной дивизии: в районе ЯУНАПСЕНЫ31-й пехотный полк, ЛИЕПСАЛАС, ЛИЕЛМЕЖНИЕКИ – 32-й пехотный полк и далее – СПАГИ, КАТЕЛИЦЫ102-й пехотный полк. В районе БЕРЗУЛЕЯС, АНТУЖИчасти 23-й пехотной дивизии противника. Таким образом, перед фронтом прорыва оборону держали примерно до восьми батальонов противника неполной численности.

Сплошной линии обороны у противника не было. Оборонительный рубеж состоял из отдельных, наскоро созданных опорных пунктов, состоящих из стрелковых окопов неполного профиля без ходов сообщения между собой, открытых пулеметных площадок и отдельных укрытых огневых точек в строениях. Промежутки между опорными пунктами простреливались пулеметным огнем. Перед передним краем были пристрелянные участки заградительного артиллерийско-минометного огня.

Местность перед фронтом с нашей стороны позволяла скрытно маневрировать и хорошо подготовить операцию.

В ночь на 7 августа штабы 130-го латышского стрелкового корпуса и 5-го танкового корпуса находились в районе хутора КАЛНГАЛИ. Штаб руководства боем 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии находился на хуторе МЕЖСЕТАС, командование 308-й латышской стрелковой дивизии обосновалась в н.п. ПРИЕЦУМИ. Командующий 22-й армии генерал-лейтенант Коротков операцией руководил из командного пункта армии на хуторе ДУДУРСАЛАС.

В погребе каменного хозяйственного здания имении Унгурмуйжа находился командный пункт командира 3-го батальона 323-го стрелкового полка 308-й стрелковой дивизии капитана Кристапа Каугура, а на чердаке – наблюдательный пункт батальона. Об этих событиях сегодня напоминает две гранитные плиты с памятным текстом у хутора КАЛНГАЛИ:

 

«В АВГУСТЕ 1944 ГОДА ВО ВРЕМЯ КРУСТПИЛССКОЙ

ОПЕРАЦИИ ЗДЕСЬ НАХОДИЛСЯ ШТАБ 5-го ДВИНСКОГО

ТАНКОВОГО КОРПУСА ГЕНЕРАЛА САХНО М.Г.»

 

На стене каменного хозяйственного здания имении Унгурмуйжа:

 

«ВО ВРЕМЯ КРУСТПИЛССКОЙ ОПЕРАЦИИ

7 АВГУСТА 1944 ГОДА ЗДЕСЬ НАХОДИЛИСЬ:

ПЕРЕДОВОЙ НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ ПУНКТ

КОМАНДУЮЩЕГО 22 АРМИИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА

КОРОТКОВА Г.П.

КОМАНДНЫЙ ПУНКТ БАТАЛЬОНА 308 ЛАТЫШСКОЙ

СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 130 ЛАТЫШСКОГО СТРЕЛКОВОГО

КОРПУСА»

 

Утром 7 августа на командный пункт прибыл командующий 22-й армии генерал Коротков для рекогносцировки местности и отдачи боевых приказов командирам подразделений. После совещании генерал Коротков с группой офицеров штаба поднялись на чердак, чтобы осмотреть в бинокле с расстояния 500 метров немецкие позиции и опорный пункт гитлеровцев в церькви Медни-Унгурмуйжас, на башне которой находился наблюдатель немцев и пулеметное гнездо. Блик генеральского бинокля увидел немецкий снайпер и выстрелил. Адъютант интуитивно толкнул генерала, и в следующий миг пуля разбила оконное стекло рядом с генералом. Офицеры спешно покинули наблюдательный пункт. Можно было ожидать артиллерийский налет по зданию.

Об этом эпизоде рассказал капитан Каугурс, когда в августе 1985 года на стене хозяйственного здания открывали прикрепленную там гранитную памятную доску с текстом.

 

*     *     *

 

Главный удар наносился на правом фланге корпуса.

  • 43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия, совместно с 24-й танковой бригадой и 48-м гвардейским тяжелым танковым полком 5-го танкового корпуса имела задачу прорвать оборону противника на участке ЛАЧИ – СПАГИ, наступать в направлении АНТУЖИ – УПЬЮСАРГИ, железнодорожный мост через реку Даугава, к исходу дня овладеть железнодорожным мостом через реку Даугава.
  • 308-я латышская стрелковая дивизия получила задачу прорвать оборону противника на участке ПУРВМАЛАС, УНГУРМУЙЖА, наступать вдоль дороги на КРУСТПИЛС и к исходу дня овладеть городом КРУСТПИЛС.
  • 70-я танковая бригада с 5-й мотострелковой бригадой 5-го танкового корпуса получили задачу наступать из района КАЛНГАЛЫ в общем направлении на КРУСТПИЛС.
  • 115-я стрелковая дивизия – во втором эшелоне корпуса, с задачей, как указывалось выше.

К 14 часам 7 августа 1944 года соединения и части 130-го латышского стрелкового корпуса и 5-го танкового корпуса, приданные и поддерживающие средства усиления находились на исходных рубежах для наступления в полной готовности к атаке.

День выдался погожим, пригревало солнце. Часовые стрелки приближались к 15.00 – началу артиллерийской подготовки. Сотни командиров артиллерийских и минометных батарей и боевых машин гвардейских минометов «катюш» смотрели на часы, ждали команду «Огонь!». Танкисты заводили моторы своих боевых машин.

 

СОДЕРЖАНИЕ

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ШЛА ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА...
  3. КРАЙ В ОГНЕ ВОЙНЫ
  4. МАДОНСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ
  5. В АТАШИЕНСКИХ БОЛОТАХ
  6. ТРАГЕДИЯ НА СТАНЦИИ АТАШИЕНЕ
  7. ОСНОВНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ – КРУСТПИЛС
  8. ОПЕРАЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ
  9. ВПЕРЕДИ МЕЖАРЕ
  10. ПОДВИГ ГВАРДЕЙЦЕВ У ст. МЕЖАРЕ
  11. ВПЕРЕДИ АЙВИЕКСТЕ
  12. БОЙ НА ВЫСОТЕ У ДЕРЕВНИ СИЛАБЕБРИ
  13. КРУСТПИЛССКИЙ ПЛАЦДАРМ
  14. НАЧИНАЕТСЯ КРУСТПИЛССКАЯ ОПЕРАЦИЯ – ВПЕРЕДИ КРУСТПИЛС
  15. НАСТУПАЕТ 308-я
  16. ПРОБИЛ ЧАС ОСВОБОЖДЕНИЯ
  17. НА ЛЕВОМ ФЛАНГЕ – ДАУГАВА
  18. АВИАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА НАСТУПЛЕНИЯ
  19. БРОНЕЙ, ГУСЕНИЦАМИ И ОГНЕМ
  20. ПАМЯТНИК БОЕВОЙ СЛАВЫ
  21. МЕМОРИАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  22. ВЕТЕРАНЫ – ОСВОБОДИТЕЛИ РОДНОГО КРАЯ
  23. ВЕТЕРАНЫ – ЖИТЕЛИ ГОРОДА И РАЙОНА ЕКАБПИЛСА – УЧАСТНИКИ ОСВОБОЖДЕНИЯ ЕКАБПИЛССКОГО РАЙОНА
  24. ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ