Главная » Библиотека » В сражениях за Советскую Латвию » ГЛАВА ВТОРАЯ

В сражениях за Советскую Латвию

 

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

 

 

ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЛИЕСМА» РИГА, 1975


 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

ОСВОБОЖДЕНИЕ ГОРОДОВ

ВОСТОЧНЫХ РАЙОНОВ ЛАТВИИ

В ИЮЛЕ — АВГУСТЕ 1944 ГОДА.

ВЫХОД И РИЖСКОМУ ЗАЛИВУ

 

Выход советских войск в районы Прибалтики, Белоруссии, Западной Украины и в северные районы Румынии вынудили гитлеровское правительство и командование прибегнуть к проведению ряда мер с целью восполнить потери и усилить боеспособность своей армии. Они считали, что в сложившейся военно-политической обстановке основные военные события в 1944 году будут развертываться, как и прежде, на советско-германском фронте, что возможную высадку англо-американских войск во Франции при открытии второго фронта в Европе удастся отразить и сорвать англо-американское наступление имевшимися в Европе силами, после чего перебросить значительное количество войск на советско-германский фронт с тем, чтобы снова захватить инициативу в свои руки и изменить ход войны.

С целью успешного осуществления этого плана гитлеровское верховное командование особое значение придавало стратегической обороне на всем советско-германском фронте, стремилось прочно удерживать каждую пядь оккупированной территории. Этим, по его мнению, должна была быть истощена боевая мощь советских войск, сорвано их наступление и обеспечен выигрыш времени, необходимого для изменения обстановки в пользу Германии.

Но расчеты гитлеровского верховного командования не оправдались.

12 июля войска 1-го Прибалтийского фронта, наступая, вышли юго- восточнее Даугавпилса и освободили литовские города Зарасай, Дусетос, Дукштас, чем способствовали проведению войсками 2-го Прибалтийского фронта Резекне-Даугавпилсской операции.

 

 

16 июля 1944 года 2-й Прибалтийский фронт, имея на своем правом крыле 10-ю гвардейскую армию, в центре — 3-ю ударную и 22-ю армии, а на левом крыле — 4-ю ударную армию, переданную из 1-го Прибалтийского фронта, ломая упорное сопротивление противника, подходил к  ранице Советской Латвии

 

ШКЯУНЕ

 

16 июля 1944 года командующий войсками 22-й армии генерал-лейтенант Г. П. Короткое, член Военного совета генерал-майор А. М. Катков и начальник штаба генерал-майор Н. С. Дронов поставили 130-му латышскому стрелковому корпусу — командир генерал-майор Д. К. Бранткалн, начальник политотдела полковник В. Ф. Калашников и начальник штаба полковник П. О. Бауман — задачу: силами 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии, обходя труднопроходимые болотистые места и участки с минными заграждениями, выбить противника из леса, что у д. Прошки, овладеть Домоново и Ляндскорона и в дальнейшем, стремительно наступая, к утру 18 июля овладеть м. Шкуяне, где и закрепиться.

Командир 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии полковник А. Ю. Калнынь выделил передовой отряд в составе: 1-й батальон 125-го гвардейского стрелкового полка, 3-й дивизион 94-го гвардейского артиллерийского полка, взвод саперов 47-го отдельного гвардейского саперного батальона. Передовой отряд возглавил командир батальона майор В. В. Бачило, его заместителем по политчасти был капитан В. Н. Танцюра.

В 2.00 18 июля передовой отряд переправился через реку Зилупе. Отбрасывая противника, он продвигался вперед и к 6.00 1-я рота под командованием капитана Э. К. Вейса овладела д. Боркуйцы, а 2-я рота под командованием капитана Я. X. Пастернака, поддерживаемая огнем минометной и пулеметной рот, вышла юго-западнее м. Шкяуне. Старшие сержанты Гусаров и Шкалист, ефрейторы Попов и Комиссаров, рядовой Шамов увлекли за собой остальных бойцов и первыми ворвались в местечко. Противник, не выдержав натиска, отходил, преследуемый огнем артиллерийского дивизиона и минометной роты.

Первый волостной центр на латвийской земле был освобожден от оккупантов 125-м гвардейским стрелковым полком. К 12 часам 18 июля с развернутыми боевыми знаменами вступили на территорию Латвии остальные полки 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии.

 

 

В освобожденных населенных пунктах почти не осталось местных жителей. В Шкяуне оказалось всего четыре престарелых человека. Они рассказали, что фашисты многих угнали в Германию, мобилизовали для рытья окопов, а большинство жителей укрылось в лесах.

А когда шум боя откатился на запад и все стихло, постепенно, вначале с опаской, а потом все смелее люди возвращались из лесов в свои дома.

Части 130-го латышского стрелкового корпуса, выведенные во второй эшелон 22-й армии, расположились в районе м. Шкяуне в готовности к выполнению очередной боевой задачи. В их распоряжении оказались свободными несколько суток, которые командование и политотделы рационально использовали для боевой учебы

Политическое управление фронта выпустило брошюру под названием «Латвия» и разослало ее во все части. Воины корпуса читали брошюру, по ней проводились беседы. Из них личный состав узнал о зверствах фашистов в Латвии, о тысячах замученных и расстрелянных мирных граждан. В брошюре выступали и партизаны, рассказывавшие о своих боевых действиях в тылу немецко-фашистских оккупантов.

Газета 2-го Прибалтийского фронта «За Родину» поместила статью Председателя Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР Вилиса Лациса о том, с каким нетерпением жители ждут освобождения от фашистской неволи, о намеченных мероприятиях по восстановлению органов Советской власти в освобожденных районах Латвии.

Эта статья также читалась в частях корпуса.

Политической отдел 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии разослал в роты и батареи частей агитаторов. Они выступали с разъяснениями военных, политических и экономических задач, поставленных Центральным Комитетом Коммунистической партии Советского Союза на лето 1944 года. Перед бойцами, офицерами, а также перед местными жителями выступали заместитель командира корпуса по политической части полковник В. Ф. Калашников, заместитель командира дивизии по политической части полковник П. Д. Зутис, начальник штаба дивизии полковник М. Т. Калнынь, заместитель начальника политотдела корпуса полковник И. Л. Мистрис, заместитель начальника политотдела дивизии майор В. Я. Пазар, секретари парткомиссий: корпуса — майор В. И. Фолкман и дивизии — подполковник А. X. Приверт, редактор дивизионной газеты «Латвиешу Стрелниекс» майор В. К. Калнынь и многие другие. Партизаны, члены подпольных организаций и групп сопротивления, перешедшие линию фронта, рассказывали о преступлениях, чинимых фашистами в городах и деревнях Латвии, о замученных в лагерях смерти, о разрушенном хозяйстве. Они поведали бойцам, что сражения происходят в тех местах, где 12 и 13 июля 1942 года партизаны латышских и белорусских отрядов вели бои с гитлеровцами. Тогда в Шкяуне были разгромлены полицейский участок, волостное управление и пункт регистрации молодежи, предназначенной для угона в Германию, на оборонительные работы или в лагеря смерти. В тех боях особо отличились партизанские руководители Вилис Самсон, Оттомар Ошкалн, Имант Судмалис, Вильгельм Лайвиньш, Василий Семацкий и Мария Пинто.

После вступления на землю Латвии в дивизии увеличился приток заявлений о приеме в партию и комсомол. Партийные и комсомольские организации стремились еще до боя рассмотреть их и достойных воинов принять в свои ряды.

Много потрудились и культурно-просветительные учреждения. Хоровые и танцевальные коллективы, отдельные исполнители, радуясь вместе со всеми скорой встрече с друзьями в Латвии, с большим подъемом выступали перед воинами и местными жителями. Звучали народные латышские песни, песни Великой Отечественной войны, песни народов Советского Союза; среди воинов дивизии народы СССР были представлены более чем тридцатью национальностями.

22 июля латышский стрелковый корпус получил новую боевую задачу, к выполнению которой приступил немедленно.

Латышские полки следовали за войсками первого эшелона 22-й армии в направлении Дагды. 24 июля они расположились в лесах севернее этого местечка. Из многих поселений в воинские части приходили местные жители и жаловались, что фашисты так густо расставили везде мины, что негде выпустить на пастбище скот. Командование частей сразу же отзывалось на жалобы и направляло саперов для разминирования крестьянских угодий.

27 июля 43-я гвардейская стрелковая дивизия сосредоточилась южнее озера Вишкю, в районе Амбели, Борзовка. Утром, войдя в соприкосновение с противником, она завязала бои в районе Тимушки, Пилскалны. За день наступления части дивизии продвинулись вперед на 22 километра и освободили 52 населенных пункта. Отмечая доблестные действия воинов латышского соединения, Верховный Главнокомандующий объявил им благодарность.

 

ЗИЛУПЕ

 

Войска 10-й гвардейской армии — командующий генерал-лейтенант М. И. Казаков, член Военного совета генерал-майор П. Ф. Иванов, начальник штаба генерал-майор Г. П. Сидельников — разгромили части противника в районе города Опочка и продолжали наступление.

7-й гвардейский стрелковый корпус, которым командовал генерал- лейтенант Ю. В Новосельский, ведя бои на левом фланге 10-й гвардейской армии, освободил ряд населенных пунктов на территории Латвии. Утром 17 июля 1944 года он пытался с ходу прорвать оборону противника, созданную им на реке Зилупе. Но успеха не имел. Дело в том, что войсковая разведка из-за быстрого темпа наступления не смогла своевременно собрать сведения о вражеской обороне, необходимые для успешной организации ее прорыва. Как выяснилось впоследствии, здесь были заблаговременно подготовлены траншеи, прикрытые противопехотными и противотанковыми взрывными заграждениями. Позиции занимались частями вторых эшелонов дивизий и армейского корпуса. Они и остановили продвижение 7-го гвардейского стрелкового корпуса.

Сильная противовоздушная оборона противника препятствовала ведению воздушной разведки нашей авиацией и нанесению бомбовых ударов по его наземным войскам. 214-я штурмовая авиационная дивизия под командованием генерал-майора С. У Рубанова, преодолев зоны зенитно-артиллерийского огня, уничтожила шесть зенитных батарей. Это позволило бомбардировочным эскадрильям произвести несколько заходов на позиции противника и подавить огонь ряда артиллерийских и минометных батарей, мешавших наступлению частей 7-го гвардейского стрелкового корпуса.

К середине дня наша разведка дала необходимые данные об обороне противника. Части корпуса приступили к подавлению его огневых точек, к разрушению наблюдательных и командных пунктов, к проделыванию в минных заграждениях проходов для танков, пехоты и автотягачей. После решения этих задач оборона противника была взломана. Несколько полков корпуса форсировали реку Зилупе и, отражая контратаки пехоты и танков, медленно продвигались вперед, давая возможность переправиться на западный берег реки остальным частям

7-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора М. Э. Москалика, овладев опорными пунктами в районе Мигели, Жижева, Рабов, Маринполь, продвинулась вперед и завязала бой за город Зилупе. Ее 14-й гвардейский стрелковый полк, которым командовал майор М. Г. Чабаев, наступая на город в центре боевого порядка дивизии, между железной дорогой и мельницей на реке, овладел несколькими домами на восточной окраине Зилупе Противник открыл сильный ружейно-пулеметный огонь и нанес немалые потери полку. Передовые цепи атакующих залегли. Командир 5-й роты полка старший лейтенант В. И. Якубов выделил группу бойцов под командованием сержанта X. Хайбулина и поставил ей задачу: скрытно проникнуть в город.

Бойцы успешно выполнили эту задачу. Автоматчики С. Корнилов и П. Прохоров вместе с пулеметчиками Г. Дершлидзе и Э. Минько пробрались через дворы, подошли с тылу к опорному пункту и ворвались в него. Противник не ожидал удара с тылу. Потеряв убитыми двадцать солдат и двух офицеров, бросив несколько тяжелых пулеметов и орудие, гитлеровцы бежали. Группа X. Хайбулина, используя оружие врага, стала простреливать пути отхода, нанося ему большие потери.

5-я рота воспользовалась успехом группы сержанта X. Хайбулина и ворвалась в город.

Командир 2-го батальона капитан Н. С. Сходнев приказал остальным ротам оставить свои участки и также проникнуть в город. Это позволило 2-му батальону через час очистить от гитлеровцев восточную окраину Зилупе.

Бойцы 1-го батальона под командованием капитана Н. Г. Серенкова воспользовались замешательством противника и стремительным броском овладели северными кварталами города, железнодорожной станцией и районом с церковью.

Полковые саперы приступили к разминированию. Указками они обозначили проходы для войск, а также установили предупредительные надписи.

Одно из орудий 25-го гвардейского артиллерийского полка, следуя за пехотой, въехало в город Зилупе и остановилось на перекрестке улиц. Местная жительница Мирдза Гражуле, выйдя из укрытия, подошла к артиллеристам и указала места, где гитлеровские солдаты в тот день что-то закапывали в землю. Вызвали саперов. Они обследовали участок, указанный М. Гражуле, и извлекли из земли противотанковые мины.

Командир полка майор М. Г. Чабаев, узнав о патриотическом поступке Мирдзы Гражуле, объявил ей благодарность, а артиллеристы — преподнесли подарок. Дивизионная газета «Боевое знамя» поместила очерк своего сотрудника лейтенанта С. К. Голушко, описавшего этот и другие патриотические поступки жителей Зилупе .

20-й гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника И. А. Шаталова, наступавший на город в обход, севернее, со стороны Бриги, к 19 часам 17 июля сбил противника у реки Зилупе. Завязался бой в лесу. Гитлеровцы перед угрозой окружения не стали оказывать сопротивления и начали отходить.

Бойцы 3-го батальона полка заметили стоящий на железнодорожных путях за городом товарный поезд и устремились к нему. Рота под командованием старшего лейтенанта М. К. Горчакова при приближении к железнодорожному составу была обстреляна гитлеровцами, расположившимися за насыпью. Продвижение роты пришлось приостановить. Командир батальона капитан Е. Н. Викторов, оценив обстановку, повел остальные роты в обход, через лес, что у железнодорожной станции, и атаковал противника с тылу. Железнодорожный состав был захвачен.

Этот товарный поезд с боевой техникой накануне прибыл из города Новосокольники. Некоторое время он стоял невдалеке от станции Зилупе. Используя плохую его охрану, партизаны проникли к паровозу. Совместно с паровозной бригадой они повредили механизмы на нем. Поэтому состав и не смог следовать дальше.

Через несколько часов после освобождения Зилупе из лесу вышли машинист Эрик Варнелис, его помощник Альфонс Реве, кочегар Янис Тарвид, партизаны Эдуард Якобсон и Вилис Соне, которые рассказали, каким образом они задержали эшелон. Тут же они приступили к исправлению поврежденных механизмов

Едва подразделения 20-го гвардейского стрелкового полка втянулись в северо-западную часть города, как около 22 часов они были контратакованы двумя батальонами 551-го пехотного полка 329-й пехотной дивизии противника, пытавшейся восстановить утраченные позиции и вновь овладеть городом. Противник контратаковал при поддержке артиллерийского и минометного огня. Артиллерия же 7-й гвардейской стрелковой дивизии в это время перемещалась на новые огневые позиции. Из-за этого она не смогла огнем поддержать бой подразделений, отражающих контратаку. В результате 20-й гвардейский полк был вынужден отойти.

Командир дивизии, учтя создавшуюся обстановку, ввел в бой находившийся во втором эшелоне 26-й гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника С. С. Логиновского. Он наступал на город, обходя его с юго-запада. Вскоре полк с другими полками выбил противника из Зилупе.

У церкви, что в западной части города, были захвачены шесть исправных зенитных орудий, стоявших на позиции. Утром 18 июля, в этот район переместился штаб 7-й гвардейской стрелковой дивизии. К группе офицеров штаба и политотдела, стоявшей на улице у трофейных орудий, подошел немецкий солдат, держа в руке белый платок. Он рассказал, что станцию Зилупе прикрывали от воздушных налетов три зенитных артиллерийских батареи. Батарея, в которой он проходил службу, находилась в Зилупе больше двух лет. За это время они выстрелили много тысяч снарядов, но ни одного советского самолета не сбили, а от бомб зенитчики потеряли три зенитных орудия, четырех офицеров и восемнадцать солдат и унтер-офицеров убитыми и много раненых. Когда советские войска повели наступление на город, зенитчики были сняты с огневой позиции и направлены на рытье окопов для пехоты. Десять же солдат, в том числе и он, были оставлены для охраны батареи. При вступлении в город советских войск он спрятался в сарае, а утром решил сдаться в плен .

Факты сдачи немецких солдат и офицеров в плен свидетельствовали о том, что они все отчетливее понимали бесперспективность войны, ведущейся гитлеровцами.

К 12 часам дня 18 июля 1944 года полки 7-й гвардейской стрелковой дивизии, продолжая наступление, продвинулись на 10—12 километров западнее города. Выйдя на рубеж гряды небольших высот, части дивизии были остановлены командованием для отражения вражеской контратаки со стороны Нирза и Гагари. О готовящейся гитлеровцами контратаке предупредили наши разведывательные органы. Противник вскоре начал контратаковать при поддержке авиации. Группы по 6—9 самолетов пять раз бомбили боевые порядки дивизии. При этом три вражеских самолета были сбиты огнем зенитных пулеметов и артиллерии.

После налета авиации противник сразу же открыл массированный огонь артиллерии и многоствольных реактивных минометов, который причинял дивизии значительный урон. Пехота и танки гитлеровцев на некоторых участках потеснили роты и батальоны 7-й гвардейской стрелковой дивизии, Но вскоре наступательный порыв противника иссяк. Понеся большие потери, он залег, готовясь к повторному удару. Было очевидно, что гитлеровцы стремились ограничить успех советских войск на этом участке.

Командование 7-й гвардейской стрелковой дивизии подтянуло орудия и выставило значительную часть пушек на прямую наводку на танкоопасных направлениях. Тыловые органы быстро подвезли боеприпасы и горюче-смазочные материалы, вывезли с поля боя раненых. Связисты установили надежную связь со всеми подразделениями.

Все было готово к отражению новой контратаки противника.

В 19 часов 18 июля гитлеровцы вновь открыли сильный артиллерийский и минометный огонь. От разрывов мин и снарядов позиции дивизии заволокло густой пылью. Даже пожары, возникшие от разрывов, в этой пыли были малозаметны. Сильный артиллерийский и минометный огонь противника причинил частям 7-й гвардейской стрелковой дивизии большие потери. Были разбиты около двух десятков орудий, минометов, пулеметов. Много было убитых и раненых.

Внезапно обстрел прекратился. Вражеские танки и бронемашины, а вслед за ними мотоциклисты и пехота, ведя огонь из автоматов и пулеметов на ходу, пошли в атаку на позиции, занимаемые гвардейцами.

Советские воины встретили врага метким огнем. Запылали четыре немецких танка, несколько бронетранспортеров и мотоциклов. Густые цепи противника поредели, а местами прекратили наступление — залегли или отошли. Однако на некоторых участках вражеские танки с пехотой вклинились в позиции обороняющихся и потеснили их.

Артиллеристы противотанковых орудий — рядовые Ф. Филимонов, Г Киквадзе, Я. Смагин, И Кленко — выкатывали свои пушки навстречу танкам и метким огнем подбивали их,

Саперы — рядовые А. Сморгунов, Э. Запотоцкий, С. Клин, М. Шурин и Б. Битюцкий — противотанковыми минами подорвали два танка.

Автоматчики — рядовые Н Стрынь, Г. Новик, Д. Елкин, З. Петрушак и Ю. Набойко — противотанковыми гранатами подожгли танк и уничтожили его экипаж.

Наступавший справа 1024-й полк 391-й стрелковой дивизии по инициативе командира полка подполковника Ф, П. Дегтяря оказал содействие полкам 7-й гвардейской стрелковой дивизии в отражении натиска противника. Бойцы 1024-го полка дружно атаковали гитлеровцев. В этом бою особенно отличились командир 4-й роты 1024-го полка лейтенант А. О. Асеев и комсорг роты сержант П. И. Гаврилов, парторг 2-й роты сержант И. М. Трофимов. Проявляя инициативу и смекалку, мужество и отвагу они уничтожили немало фашистов. Санитарный инструктор Ирина Соловьева вынесла с поля боя и оказала помощь тридцати раненым.

За боевые отличия отважные сержанты И. М. Трофимов и П. И. Гаврилов были удостоены высокой правительственной награды — звания Героя Советского Союза.

Утром 19 июля полки 7-й гвардейской стрелковой дивизии, взаимодействуя с частями 119-й гвардейской стрелковой дивизии, продолжали наступление в направлении Резекне.

У населенного пункта Абрицки бойцы 14-го гвардейского стрелкового полка майора М. Г. Чабаева увидели вражеский аэродром со стоящими на поле четырьмя фашистскими самолетами. В результате инициативных действий рядовых Н. С. Хорина, К. Л. Смелканова, Ф. В. Струниса и Л. Г. Огурцова самолеты были захвачены в исправном состоянии. На аэродроме также находились около двадцати тяжелораненых вражеских солдат и офицеров, в том числе и четыре пилота захваченных самолетов. Из опроса пленных установили, что утром 17 июля 1944 года советские штурмовики налетели на аэродром и разрушили его. Были разбиты радиостанции и зенитная батарея. А 18 и 19 июля советские артиллеристы обстреляли район вокруг аэродрома и таким образом воспрепятствовали эвакуации техники и раненых.

Когда бой утих, из леса вышла большая группа жителей близлежащих хуторов и поселков, — Гагари, Маринполь, Рейки, — скрывавшихся от гитлеровцев. Они оказывали помощь раненым и помогали санитарам в их эвакуации в тыл.

 

 

19 июля 1944 года в городе Зилупе политический отдел 7-й гвардейской стрелковой дивизии провел митинг На него собрались граждане города и нескольких близлежащих населенных пунктов. Выступивший на митинге начальник политотдела дивизии полковник С. М. Калюжный кратко рассказал об обстановке на фронтах, о начавшемся освобождении Советской Латвии. Он обратился к собравшимся с призывом создать народные дружины для поддержания порядка в городе, поселках и на хуторах, вылавливать гитлеровских солдат и полицаев, скрывающихся в лесах, выдвигать народных активистов-патриотов родины в органы местной власти.

В конце митинга выступил житель Зилупе Екаб Дзенит. Он выразил чувства благодарности горожан советским воинам, освободившим их от фашистского рабства.

 

КРАСЛАВА

 

На Даугавпилсском направлении войска 4-й ударной армии — командующий генерал-лейтенант П. Ф. Малышев, член Военного совета генерал-майор Т. Я. Велик, начальник штаба генерал-майор А. И. Кудряшов, — прорвав три сильно укрепленные оборонительные позиции противника, продолжали наступление. На левом фланге армии вела бои 360-я стрелковая дивизия, частями которой уже были освобождены десятки населенных пунктов, в том числе Индра, Пиедруя, Сталты, Кусини, Гинтавры.

Противник, используя речку Индрицу как естественное препятствие, свою оборону здесь усилил минными заграждениями и пытался перед Краславой остановить наступающие советские войска.

Командиры частей 360-й стрелковой дивизии генерал-майора И. И. Чиннова, ведя разведку, своевременно собрали необходимые сведения о противнике, что облегчало им организацию боя за Краславу. Им были высланы передовые отряды, которые к 24 часам 21 июля подошли к городу. Но с окраины они были обстреляны артиллерийским, минометным и пулеметным огнем и вынуждены были остановиться. Командир передового отряда 1193-го стрелкового полка старший лейтенант Л. П. Артемов и командир батареи самоходных артиллерийских орудий старший лейтенант Н. П. Кравцов умело провели ночной бой и овладели несколькими строениями на окраине города.

Разведчики Н.О. Лобковский и С. Юганов проникли на северную окраину города, разведали расположение противника и, возвратившись, доложили, что противник отходит, оставив прикрытие в опорных пунктах, между которыми есть проходы. Их и использовали наступающие. Небольшими группами, скрытно они стали проникать в Краславу. С подходом главных сил командир 1193-го стрелкового полка подполковник Д. М. Коржин ввел в бой еще один батальон, который и выбил противника из его опорных пунктов.

На соседнем участке, южнее, где наступал 1197-й стрелковый полк, противник продолжал вести сильный огонь, препятствовавший продвижению наступающих.

Командир 3-й стрелковой роты этого полка старший лейтенант Л, М. Нефедов выслал в разведку комсомольцев рядовых П. В. Калашникова, Я. А. Мишина, Р. С. Пекова и Е. Ф. Говрова. Продвигаясь по берегу Даугавы, они просочились через боевые порядки противника и подошли к смоляному заводу, что у южной окраины города. Здесь врага не оказалось. Я. Мишин и Р. Пеков прошли через сосновый бор к берегу Даугавы, а П. Калашников и Е. Говров вышли к центру города. Разведчики увидели, что гитлеровцы отходят. Как было условлено с командиром роты, они выпустили несколько сигнальных ракет. Старший лейтенант Л. Нефедов, увидев сигнал, поданный разведчиками, поднял роту в атаку. Бойцы стремительным броском достигли окопов противника и после короткой схватки с оставшимся там боевым охранением овладели вражескими позициями.

Лейтенант У. Аншимбаев с автоматчиками Т. Клемьюком, И. Михайловым, И. Сасюком и Н. Шевчуком, преследуя отходящих гитлеровцев, выбежали на главную улицу города и открыли сильный огонь. Однако на первом же перекрестке, который был забит транспортом и орудиями, оставленными противником, взвод обстреляли, и он вынужден был остановиться.

Командир 1197-го стрелкового полка полковник В. С. Кобзарь со своей ячейкой управления переместился к взводу У. Ашимбаева. Разобравшись в обстановке, он по радио поставил задачу батальонам: ускорить продвижение, обходя город вдоль Даугавы.

Первым к западной окраине Краславы вышел 1-й батальон. Парторг батальона старший лейтенант А. Ф. Петров, находясь во 2-й роте, принял командование ею вместо раненого командира и направил подразделение во фланг отходящим. Противник, заметив, что его обходят, ускорил отход.

На одной из улиц гитлеровцы оказали советским бойцам упорное сопротивление. Рядовые И. Панин, А. Филиппов, Ю. Сорокин, К. Лоскутин и М. Кнелин скрытно пробрались в тыл врага и забросали его гранатами. А командир взвода лейтенант И. Н. Хохломин с пулеметчиками У. Махмудовым, О. Степным, А. Тучиным и другими открыли огонь из пулемета и автоматов, вынудив гитлеровцев отступить. И этот район города оказался освобожденным.

Северо-западная часть Краславы еще находилась у противника. Скопившиеся здесь десятки автомашин образовали затор на улицах и перекрестках. Противник упорно сопротивлялся, чтобы дать возможность водителям транспорта вывести его из города.

Героизм и отвагу проявляли многие бойцы, но особенно умело и сноровисто действовали в этом ночном бою за Краславу сержанты А И. Денисов, И С. Жук, Н. Е. Соловьев, И М Травкин, В. П. Мандигура и Н. И. Бескин, рядовые Л. Г. Давыдов, В. П. Киричук, С. А. Масликов, И. Т. Пемченко и Н. Н. Шкулипо.

Подошедший со стороны Кусини 1195-й стрелковый полк под командованием подполковника М. С. Круглова решил участь противника и в северо-западной части Краславы. Гитлеровцы были окружены и уничтожены.

Смелые и согласованные ночные действия 360-й стрелковой дивизии в ночном бою позволили с небольшими потерями разгромить противника. К 2 часам ночи 22 июля 1944 года город Краслава был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

В качестве трофеев нашим войскам досталось несколько десятков грузовых и 7 легковых автомобилей, три исправных танка и семь штурмовых орудий «Фердинанд», 120 тонн бензина, свыше тысячи автоматов и десятки пулеметов в заводской упаковке, находившихся на складе, и много другой боевой техники и военного имущества

Не задерживаясь в городе, 360-я стрелковая дивизия по приказу командира корпуса генерал-майора Н. Л. Солдатова продолжала наступление на Банцаны, Извалта, Липишнишки.

Утром вслед за 360-й стрелковой дивизией в Краславу вошли полки 332-й стрелковой дивизии.

 

 

Постепенно в город возвращались местные жители. Оперативная группа ЦК КП(б) Латвии, прибывшая в город вместе с войсками, немедленно приступила к налаживанию нормальной жизни в Краславе. 2 августа она провела в городе митинг, на который собралось свыше тысячи человек. Было зачитано обращение ЦК КП(б) Латвии и Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР, призывающее население скорее налаживать нормальную жизнь в освобожденных от гитлеровцев районах, всячески поддерживать Советскую Армию в ее устремлении быстрее разгромить фашистских захватчиков. С огромным подъемом на митинге выступали жители Краславы и близлежащих населенных пунктов, заверяя Партию и Советское правительство, что они не пожалеют сил для скорейшей победы над фашизмом.

 

ЛУДЗА

 

Противник, утратив свои позиции на рубеже реки Зилупе, пытался удержать город Лудзу, расположенный между тремя большими озерами, что способствовало его обороне.

Соединения 7-го гвардейского стрелкового корпуса 20 июля, овладев рядом населенных пунктов, в числе которых были Заболотье, Цибла, Кривенда, Иенауда, не смогли, однако, с ходу прорвать подготовленный промежуточный оборонительный рубеж на реке Лжа.

Штабы срочно приступили к уточнению обороны противника и планированию нового наступления.

Политработники, партийный и комсомольский актив, используя время, отведенное на подготовку к боям, проводили в ротах и батареях беседы. Из них бойцы узнавали об успешных действиях наших войск на других фронтах, о восстановительных работах в освобожденных от гитлеровцев районах, об огромной помощи тыла страны фронту. Были организованы несколько встреч солдат, сержантов и офицеров с жителями первых освобожденных населенных пунктов в Латвии. Встречи проходили очень тепло. Местные жители делились планами восстановления разрушенного гитлеровцами хозяйства, просили бойцов скорее изгнать оккупантов из Латвии, обещали внести достойный вклад в борьбу с врагом для быстрейшего окончания войны .

В эти дни полки 8-й гвардейской стрелковой дивизии посетил Председатель Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР В. Т. Лацис. Он беседовал с воинами, выступал на встречах бойцов с местными жителями, рассказывал о планах работ в освобожденных районах Советской Латвии, об участии 130-го латышского стрелкового корпуса в освобождении республики, об успешных боевых действиях 1-го латышского ночных бомбардировщиков авиационного полка, о латышских партизанах и подпольных группах, наносящих большой урон фашистам и этим способствующих войскам в ускорении освобождения Родины .

В период подготовки к наступлению командиру 7-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанту Ю. В. Новосельскому и его штабу стало известно, что город Лудзу фашисты не успели заминировать и разрушить. Были приняты все возможные меры для быстрейшего его освобождения. Командиры и штабы 8-й и 29-й гвардейских стрелковых дивизий, которым по плану штаба корпуса предстояло освобождать город, организовали взаимодействие. 29-й гвардейской стрелковой дивизии предстояло наступать на северную окраину города, а 8-й гвардейской стрелковой дивизии — с юго-востока. Было организовано взаимодействие пехотинцев, артиллеристов, минометчиков и саперов, а также ведение непрерывной разведки и обмен информацией. В предвидении упорной обороны противника авиации была поставлена задача: нанести удары по наземным войскам гитлеровцев и прикрыть с воздуха свои части.

Ранним утром 21 июля Герой Советского Союза старший лейтенант В. Б. Кошуков поднял свою группу штурмовиков. Внезапно налетев на аэродром противника, он вместе с лейтенантом П. П. Архиповым и младшим лейтенантом В С. Савцовым уничтожил на взлетных полосах несколько бомбардировщиков. Аэродром противника был разрушен .

А всего 622-й штурмовой авиационный полк подполковника И. А. Емельянова 214-й штурмовой авиационной дивизии 21 июля разбомбил четыре полевых вражеских аэродрома, на которых было уничтожено и повреждено до 20 самолетов. Вследствие этого вражеские бомбовые удары по советским войскам были ослаблены.

Успешно нанес ряд ударов и 955-й штурмовой авиационный полк майора А. Я. Симанова. В результате их многие артиллерийские батареи противника были разбиты, подходящие резервы — задержаны. Существенно нарушилось управление огнем и войсками. Особенно отличился в этих боях летчик капитан П. А. Глазунов, которому впоследствии было присвоено звание Героя Советского Союза

Надежно прикрывали наши части с воздуха летчики 171-го истребительного авиационного полка подполковника А. И. Халутина 315-й истребительной авиационной дивизии. Отважно вели воздушный бой истребители, ведомые майором К. Ф Соболевым Они разогнали группу численно превосходивших их истребителей противника и не позволили вражеским бомбардировщикам нанести бомбовой удар по советским войскам.

К исходу 22 июля войска 7-го и 15-го гвардейских стрелковых корпусов закончили подготовку к бою. В ночь на 23 июля они заняли исходное положение для наступления и в 4 часа утра перешли в атаку.

29-я гвардейская стрелковая дивизия (командир — полковник B.     М. Лазарев), преодолев полосу минных заграждений, овладела вражескими позициями, проходившими на рубеже Бол. Медишево, озеро Лудза. Гвардейцы решительно преследовали отходящего неприятеля. Но чем ближе части дивизии подходили к городу Лудза, тем сильнее подвергались артиллерийскому обстрелу и замедляли темп наступления. Противник воспользовался этим и, отведя свои части за дорогу, идущую из Лудзы на Краславу, успел занять выгодный для обороны рубеж. Но 93-й и 90-й гвардейские стрелковые полки, наступавшие в первом эшелоне дивизии, прорвали и эти позиции. Командир 90-го гвардейского стрелкового полка подполковник В. Н. Андроников оставил один батальон вести бой с отходящей пехотой, а остальными силами, используя скрытые подступы к городу вдоль северного берега озера Лудза, к 6 часам проник на его северную окраину. Завязались уличные бои. В это время 93-й стрелковый полк был контратакован с направления Звиргздене пехотой и танками. Вражеским танкам удалось вклиниться в боевые порядки полка, вынудив отойти его правофланговые роты. Но 6-я стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта C. И. Фомина не отошла. Пропустив вперед вражеские танки, она огнем отсекла следовавшую за ними пехоту. Оказавшись без поддержки пехоты, вражеские танки повернули обратно. С отходом танков другие роты 2-го батальона полка поспешили присоединиться к 6-й стрелковой роте, продолжавшей занимать прежние позиции. Командир полка подполковник Г. М. Фролов навел порядок, нарушившийся в связи с отходом правого фланга. Полк продолжал наступление, обходя город с севера.

Героический подвиг при отражении вражеских танков совершил шофер тягача 1972-го истребительного противотанкового артиллерийского полка рядовой А. А. Бездворный. Орудийный расчет вышел из строя, а танки все шли. Бездворный стал у орудия и подбил танк. Другие вражеские машины, обходя батарею с флангов, приблизились к орудию, у которого стоял Бездворный. Так как одному ему было не по силам повернуть пушку, да и времени на это уже не было, он схватил противотанковую гранату, бросился к подходящему танку и поджег его. На том направлении, где сражался Бездворный, танки не прошли.

Командир 29-й гвардейской стрелковой дивизии полковник В. М. Лазарев в связи с получением новой задачи ввел в бой 87-й стрелковый полк, находившийся до этого во втором эшелоне, и, развивая успех 93-го стрелкового полка, сосредоточил основные усилия в направлении Ленджи.

8-я гвардейская стрелковая дивизия, наступавшая на Лудзу с востока, к этому времени вышла к городу южнее озера Лудза, имея на своем правом фланге 19-й гвардейский стрелковый полк, наступавший на восточную окраину, и 23-й гвардейский стрелковый полк, обходивший город с юга. 30-й гвардейский стрелковый полк находился во втором эшелоне.

Командир 19-го гвардейского стрелкового полка подполковник И. Д. Курганский, умело управляя боем подразделений, использовал успех 1-го батальона, ворвавшегося в город, и сам повел остальные подразделения в прорыв. Ведя уличные бои, полк овладел районом города с двумя церквами и соединился с 90-м гвардейским стрелковым полком 29-й дивизии, освободившей северную часть Лудзы.

23-й гвардейский стрелковый полк (командир — подполковник Г. И. Ломов) 8-й гвардейской стрелковой дивизии продвигался к южной окраине вдоль железной дороги. Вражеский бронепоезд, стоявший за железнодорожной станцией, на всех парах выскочил из-за строении, сблизился с наступающими на прямой пушечный выстрел и открыл огонь из орудий и пулеметов.

Неожиданные действия бронепоезда внесли некоторое замешательство в ряды батальона, наступающего вдоль железнодорожного полотна. Но командир дивизии генерал-майор А. Д. Кулешов своевременно принял необходимые меры. Батарея 27-го гвардейского артиллерийского полка, выдвинувшись на новую огневую позицию, заставила бронепоезд отойти.

126-я пехотная дивизия противника и после того, как ее полки были выбиты из города, не прекращала активные действия. Многократно контратакуя 23-й гвардейский стрелковый полк, она стремилась не дать возможности 8-й гвардейской стрелковой дивизии выйти из города и продолжить наступление.

Вводом в бой полка второго эшелона 8-я гвардейская стрелковая дивизия отбросила пехоту противника на 8—10 км западнее города. К 8 часам 23 июля 1944 года Лудза была освобождена.

 

 

В боях на подступах к городу Лудза особенно отличился Герой Советского Союза лейтенант Василий Иванович Зайцев. Вместе со своим другом Яном Страутманисом, уроженцем Лудзы, он, идя по фронтовым дорогам, мечтал после войны побывать в этом городе. Но Ян пал смертью храбрых в бою под Новоржевом, Василий — в бою под городом Лудза. Они не пришли в Лудзу, но своими подвигами в боях приблизили час ее освобождения. Благодарные жители Лудзы похоронили Героя Советского Союза В. И. Зайцева в своем городском парке.

Южнее города Лудза противник занимал командные высоты, с которых просматривалась и простреливалась впереди лежащая местность. Наступавшая 219-я стрелковая дивизия не смогла овладеть позициями врага и прекратила продвижение. В критический момент боев героический подвиг совершила группа воинов 1-й роты 1-го батальона 375-го стрелкового полка 219-й стрелковой дивизии под командованием старшего сержанта X. Р. Ахметгалина. С наступлением темноты советские бойцы проникли через вражеские позиции и в районе населенного пункта Рундени овладели высотой 144. Удержанием этой высоты значительно облегчалось наступление полка. В течение двух суток противник несколько раз контратаковал советских бойцов, но так и не смог сломить их сопротивления.

Когда 375-й стрелковый полк выбил противника с позиций, прилегающих к высоте 144, вокруг нее и на высоте лежало больше сотни убитых вражеских солдат и офицеров.

За доблесть и мужество, проявленные в боях, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза десяти воинам — Хакиму Рахимовичу Ахметгалину, Василию Антоновичу Андронову, Федору Ивановичу Ашмарову, Урунбаю Абдуллаеву, Петру Константиновичу Сыроежкину, Тукубаю Тайгараеву, Чутак Уразову, Матвею Степановичу Чернову, Якову Савельевичу Шакурову и Михаилу Ефимовичу Шкуракову.

После боя местные жители подобрали тела павших и похоронили у места гибели. Впоследствии их останки были перенесены в город Лудза и похоронены в парке Мира. А на высоте 144 возвышается обелиск, прославляющий мужество десяти храбрейших участников освобождения Советской Латвии. Среди них были представители восьми национальностей дружной семьи народов СССР.

В середине дня 23 июля тыловые подразделения 8-й гвардейской стрелковой дивизии были расквартированы в городе Лудза. Они организовали разминирование улиц и строений. Местные жители приходили к нашим бойцам и указывали, где скрываются фашисты, где расположены склады с оружием, боеприпасами, горючим; до выставления у них часовых сами граждане охраняли склады и пресекали всякие попытки диверсий.

В этот же день в Лудзу прибыли представители партийных и советских органов, следовавшие за войсками, чтобы подготовить здания для размещения ЦК Коммунистической партии Латвии и Совета Народных Комиссаров Латвийской ССР.

Через несколько дней на городской площади Лудзы собрались тысячи трудящихся, жители близлежащих поселков и хуторов, а также возвращающиеся из эвакуации. Ораторы выражали благодарность советскому народу и его армии за освобождение от фашистских оккупантов. Чувства глубокой признательности советским воинам за успешные боевые действия по разгрому гитлеровской армии были выражены секретарем ЦК Коммунистической партии Латвии Я. Калнберзинем, председателем уездного исполнительного комитета Совета депутатов трудящихся А Самсоном, партизаном П. С. Черковским и бывшей узницей фашистского концлагеря Ивановой.

26 июля 1944 года в городе Лудза собрался пленум ЦК Компартии Латвии. Он обсудил вопрос о состоянии народного хозяйства в освобожденных районах Латвийской ССР. В принятом решении пленум наметил конкретные мероприятия, направленные на быстрейшее восстановление разрушенного войной народного хозяйства и мобилизацию трудящихся на дальнейшую борьбу с фашистскими оккупантами.

 

КАРСАВА

 

С каждым днем расширялся фронт наступающих армий, начавших освобождение Латвии от немецко-фашистских захватчиков. К 23 июля 1944 года войсками 2-го Прибалтийского фронта уже были освобождены города Зилупе, Дагда, Краслава, Лудза, десятки поселков, сотни хуторов. В этих условиях войска 19-го гвардейского стрелкового корпуса 10-й гвардейской армии 23 июля завязали бой у города Карсава. Противник оказывал упорное сопротивление, беспрерывно контратаковал, наносил бомбовые удары по артиллерийским позициям, командным пунктам и тылам. Наступление было остановлено.

Командование 10-й гвардейской армии приняло меры к прикрытию наземных войск с воздуха. Летчики 269-й истребительной авиационной дивизии под командованием полковника В. Я. Додонова провели серию воздушных боев в районе Карсавы, сбили около десяти вражеских бомбардировщиков. Несколько бомбардировщиков сбили зенитчики. Воздушная обстановка улучшилась в пользу советских войск. Авиация противника прекратила бомбежки, ограничивалась ведением воздушной разведки.

Летчики 214-й штурмовой авиационной дивизии под командованием генерал-майора авиации С. У. Рубанова смелыми воздушными налетами уничтожили много артиллерийских батарей и пунктов управления, наносили удары по скоплению войск и по базам снабжения.

По замыслу командира корпуса генерал-майора М. Ф. Букштыновича освобождение Карсавы возлагалось на 22-ю и 65-ю гвардейские стрелковые дивизии; первая должна была наступать на северную, а вторая — на южную половины города. Учитывая прочную оборону противника у Карсавы, командир 22-й гвардейской стрелковой дивизии полковник В. И. Морозов планировал прорвать оборону на узком фронте, после чего правофланговым 65-м гвардейским стрелковым полком обойти город севернее, в направлении железнодорожной станции, что за рекой Ритупе, и выйти этим полком на западную окраину города с целью окружения противника. Левофланговым 62-м гвардейским стрелковым полком — овладеть северной половиной города.

Командир 65-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор М. Ф. Андрющенко планировал: 259-м гвардейским стрелковым полком после овладения поселком Малнава наступать на центральную часть города; 255-м гвардейским стрелковым полком — на южную; 257-й гвардейский стрелковый полк иметь во втором эшелоне дивизии.

6-я гвардейская истребительная противотанковая артиллерийская бригада под командованием полковника Д. Н. Крылова, прибывшая накануне на усиление корпуса, главными силами поддерживала наступление 22-й гвардейской стрелковой дивизии.

24 июля обе дивизии приступили к осуществлению своих замыслов.

Бои на подступах к Карсаве носили ожесточенный характер. Противник, занимая заранее подготовленные позиции, оборонял узел шоссейных дорог и железнодорожную линию, проходящую через город Карсава из Пскова на Резекне и далее на Даугавпилс. Дороги позволяли ему маневрировать войсковыми частями и быстро осуществлять снабжение войск. Сломить сопротивление противника дивизиям в первый день не удалось. И только к исходу следующего дня полки 22-й гвардейской стрелковой дивизии овладели северной окраиной города, а 65-я гвардейская стрелковая дивизия вела бои за восточную.

Ожесточенное сопротивление противника объяснялось еще и тем, что подведя в район Карсавы свежие части, немецкое командование предполагало в ближайшие дни отсюда нанести удар по войскам 10-й гвардейской армии, которые, ведя тяжелые бои по прорыву многочисленных оборонительных позиции, продвигались медленно. Но уже во второй половине дня 25 июля сосед справа — 111-й стрелковый корпус, наступавший севернее Карсавы, прорвал вражескую оборону и потеснил противника. Командующий армией решил развить успех вводом в прорыв дивизий 19-го гвардейского стрелкового корпуса, сняв их из района боев за город. Завершить освобождение Карсавы поручалось 118-му укрепленному району.

В ночь на 26 июля 22-я и 65-я гвардейские стрелковые дивизии передали в городе свои позиции подразделениям 118-го укрепленного района и утром стали обходить Карсаву с севера. Продвижение соединений 10-й гвардейской армии ускорилось.

Успешные действия двух корпусов внесли коренные изменения в планы командования войск противника, заставили его не только отказаться от прежнего намерения, но и начать отводить свои части из города, прикрывая отход мощными контратаками.

Подразделения 118-го укрепленного района, успешно проведя уличные бои, к утру 27 июля выбили противника из западной части города, чем завершили освобождение Карсавы.

 

 

В боях за Карсаву советские бойцы и командиры показали немало примеров мужества и героизма.

65-й гвардейский стрелковый полк, овладев железнодорожной станцией, был контратакован пехотой с танками. Коммунисты саперы сержанты Б. И. Беляев, Н Т. Белый, Н. Н. Лисковой, И. А. Геркулес, С. К. Лейн, Э. Я. Клеркинс и рядовые Ф. Страшилин, С. Абросимов, А Викторов, У. Набоков, X. Бровкин, Ш, Елкуш и Б. Швайко, находившиеся в передовых цепях стрелковых батальонов, успели выложить мины на путях движения вражеских танков. На них вскоре подорвались две машины.

Артиллерийская батарея под командованием старшего лейтенанта Г. Устименко, развернув свои пушки, открыла огонь по танкам. Наводчики орудия К. Коршун, Ф. Цибульский, С. Домбровский, И. Маслов и Я Эйдерсон с первых выстрелов подбили и подожгли вражеские машины. Истребители танков рядовые П. Тучин, А Июньский и Б. Джеридзе противотанковыми гранатами подожгли еще одну машину. Автоматчики Л. Яновский, Г. Шуринов, С. Веселов, Н. Григорян, В. Зиновьев и Ю. Цицин, пропустив через свои окопы вражеские танки, огнем уничтожили много гитлеровцев, наступавших за ними.

62-й гвардейский стрелковый полк, овладев северо-западной окраиной города, также был контратакован. Полк отбил две контратаки и удержал за собой рубеж. Особенно отличились в этом бою минометчики М. Курсов, С. Федько, Т. Галибулин, Я. Мирошниченко, открывшие беглый огонь по вражеской пехоте и нанесшие ей большой урон. Артиллеристы И. Кравцов, Э. Смит, Ф. Буклеев, У Пискунов, И. Горисвет и X. Рейтер, выдвинув свои орудия на прямую наводку, открыли огонь и подбили два танка, заставив остальные повернуть назад.

В сложной обстановке оказались 257-й и 255-й гвардейские стрелковые полки 65-й гвардейской стрелковой дивизии с двумя батареями 190-го гвардейского артиллерийского полка. Они прорвали передовые позиции противника и, обходя город с юга, продвинулись значительно вперед. Но были контратакованы полками 218-й и 93-й немецких пехотных дивизий с танками и штурмовыми орудиями. 190-й гвардейский артиллерийский полк дивизии, поддерживавший наступающие стрелковые полки, вначале вел огонь с основных позиций, но видя, что полки ушли вперед, стал выдвигаться ближе к наступающей пехоте. На перемещение и занятие новых огневых позиций ему требовалось не менее часа. А в это время противник контратаковал. Стрелковым полкам пришлось отбиваться от врага лишь своими силами и средствами.

Мужество и отвагу проявили бойцы и командиры 257-го гвардейского стрелкового полка (командир — полковник А. А. Изнанкин). Заняв выгодные позиции, роты изготовились к встрече вражеских танков и пехоты, следовавшей за ними. Сержанты М. Т. Смирнов, В. И. Маркин, рядовые Ф. Н. Кузьминых, И. В. Кривошеин, В. Т. Мыртынов, Г. Н. Моргунов, Н. К. Вагин, П. Д. Боголей, А. А. Кирпотин и Э. Р. Леснов, пропустив мимо себя танки, бросали им вслед гранаты. Они подорвали два танка, а когда машины остановились, подожгли их.

Батарея старшего лейтенанта И. П. Мясникова и взвод младшего лейтенанта М. 3. Ракитница 190-го артиллерийского полка вели бой, поддерживая подразделения 257-го гвардейского стрелкового полка. Когда почти все расчеты вышли из строя, командиры сами стали к орудиям. Рядовой этой же батареи А. Е. Рыбак, оставшись у орудия один, отстреливался от наседающего на него противника. Орудийный номер другого орудия рядовой П. И. Краснопаев, когда кончались снаряды, гранатами уничтожил немало гитлеровцев.

Минометчики роты, которой командовал старший лейтенант А. Я. Катаев, пока были мины, уничтожали ими наступающих гитлеровцев, а когда мины кончились, взялись за карабины и отразили контратаку врага.

Командир дивизиона 190-го гвардейского артиллерийского полка капитан С. С. Михайлов, оказавшись с двумя батареями в окружении танков противника, умело управлял боем по отражению натиска врага. Расчеты артиллерийских орудий подбили и подожгли две вражеские машины.

Командиры 255-го гвардейского стрелкового полка — полковник И. С. Герасимов и 98-го гвардейского саперного батальона — майор П. И. Удалов, видя затруднительное положение соседнего полка, хотя и самим им было нелегко, оказали ему помощь. Прикрывшись одним батальоном и саперной ротой от гитлеровцев, находящихся в городе, остальными силами они вступили в бой с контратакующим 270-м пехотным полком противника. Саперы П. Клубнев, К. Юшкевич, Н. Озерский, А. Трубачев, Ф. Щукин, С. Ионов, выдвинувшись вперед, на предполагаемом пути движения танков установили мины. На них подорвалось два танка. Роты 255-го гвардейского стрелкового полка поднялись в атаку и совместными с соседним полком усилиями отбросили гитлеровцев. В этом бою отличились многие, но особенно героически действовали: капитан Н. А. Ануцкин, лейтенант М. С. Копегов, младший лейтенант Б. С. Гончаренко, старшина Д. Т. Барышев, рядовой Н. В. Ермилов, санитарный инструктор рядовая М. Храмченко и медсестра 3. Соловьева.

В период подготовки к боям и в ходе их, на маршах и привалах политические работники непрерывно вели массово-политическую и воспитательную работу среди всех категорий личного состава.

Соединения и части 19-го гвардейского стрелкового корпуса ко времени наступления на Карсаву в результате многомесячных боев понесли значительные потери, в том числе и среди политработников. Поэтому трудности в партийно-политической работе были большие, но она не ослабевала и в любой обстановке велась непрерывно

В 65-й гвардейской стрелковой дивизии, где начальником политотдела был полковник Ф. Я. Макаров, на вооружении находились различные формы и методы партийно-политической работы. Командир дивизии и командиры полков награждали и вручали ордена и медали отличившимся в боях. Лучшие парторги и комсорги подразделений делились своим опытом с молодыми партийными и комсомольскими руководителями. Коммунисты не только были примерными воинами и вели за собой других, но и активно участвовали в агитационно-пропагандистской работе. Они читали сослуживцам статьи из газет и журналов, проводили беседы. Большим успехом у воинов пользовалась дивизионная газета «Гвардеец» (редактор — майор К. Л. Скрипин) Когда было возможно, бойцам и командирам показывались фильмы. Письмоносцы разносили почту по подразделениям. Бойцы делились вестями, полученными от родных. В подразделениях писались благодарственные письма семьям воинов, отличившихся в боях.

Побывавшие в те дни в 65-й гвардейской стрелковой дивизии работники политотдела корпуса с удовлетворением отмечали высокий уровень партийно-политической работы.

 

РЕЗЕКНЕ

 

В Резекненской наступательной операции участвовали войска 10-й гвардейской и 3-й ударной армий. (В 10-й армии — командующий генерал-лейтенант М И. Казаков, член Военного совета генерал-майор П. Ф. Иванов, начальник штаба генерал-майор Н. П. Сидельников; в 3-й армии — командующий генерал-лейтенант В. А Юшкевич, член Военного совета генерал-майор А. И. Литвинов, начальник штаба генерал-майор В. Л. Бейлин).

К 26 июля, сломив упорное сопротивление противника на его последнем перед Резекне оборонительном рубеже, носившем название «Коричневый», они подходили к промежуточным оборонительным позициям, расположенным невдалеке от города.

Отступающие части противника сильно уплотнили свои боевые порядки, пытаясь сдержать натиск советских войск В городе и вокруг него днем и ночью гремели взрывы: фашисты уничтожали мосты, дороги, здания, склады с боеприпасами.

Задачу по непосредственному освобождению города Резекне командование армиями возложило на 8-ю и 7-ю гвардейские, а также 391-ю стрелковые дивизии. Севернее Резекне наступала 119-я гвардейская, а южнее — 219-я стрелковые дивизии. Их наступление должно было способствовать быстрейшему разгрому противника и освобождению города.

Данные воздушной разведки и донесения партизан, действовавших в этом районе, свидетельствовали о перегруппировке резервов и вторых эшелонов противника для нанесения удара в стык 10-й гвардейской и 3-й ударной армий, разъединения их и затруднения операции по освобождению Резекне.

Чтобы сорвать намерения противника, командующие армиями приняли согласованное решение. В район, где соприкасались фланги армий, были выдвинуты две истребительные противотанковые артиллерийские бригады и два полка гвардейских минометов. На прикрытие этого района с воздуха были поставлены задачи 15-й воздушной армии (командующий — генерал-полковник Н. Ф. Науменко). Были приняты и другие меры для отражения намечающегося вражеского удара.

К исходу 26 июля соединения армий, разгромив противника на его оборонительном рубеже в 3—5 километрах восточнее города, были остановлены для отдыха и подготовки к бою за Резекне.

Наступлению на Резекне предшествовали налеты советской авиации на вражескую оборону. 26 июля советские летчики вели воздушные бои с вражескими истребителями Эскадрильи 4-й истребительной авиационной дивизии под командованием полковника Г. Н. Зайцева в воздушных боях, а также на вражеских аэродромах уничтожили до 15 самолетов противника. Особенно отличились в этих боях летчики 148-го истребительного авиационного полка, которым командовал подполковник A. Г. Шевцов.

В ночь на 27 июля, произведя серии ночных бомбовых ударов по зенитным средствам противника, расположенным на окраинах города Резекне, по артиллерийским позициям и вражеским командным пунктам, летчики ночных бомбардировщиков значительно облегчили наступление советских войск на Резекне. При этом отличились летчики 1-го латышского ночных бомбардировщиков авиационного полка, которым командовал майор К. А. Кирш, 701-й и 990-й ночных бомбардировщиков авиационных полков под командованием подполковника П. В. Ключникова и майора М Н. Афанасьева из 313-й ночных бомбардировщиков авиационной дивизии полковника А. А. Воеводина, 386-го ночных бомбардировщиков авиационного полка под командованием майора B. Е. Яковлева.

С утра 27 июля 810-й (командир — майор С. И. Еромалаев) и 825-й (командир — майор С. И. Солопов) штурмовые авиационные полки 225-й штурмовой авиационной дивизии, которой командовал полковник В. А. Корпусов, а также 6-й отдельный штурмовой авиационный полк под командованием майора И. А. Мусиенко наносили удары по резервам противника, сковывая его маневры, и скоплениям вражеской пехоты и танков, готовившихся к контратакам.

В 6 часов 27 июля 1944 года части 8-й и 7-й гвардейских и 391-й стрелковых дивизий при поддержке 19-й гвардейской пушечной артиллерийской бригады, 93-го и 60-го гвардейских минометных полков и 758-го истребительного противотанкового артиллерийского полка атаковали позиции врага, расположенные в двух-трех километрах перед Резекне.

Подступы к вражеским позициям с востока проходили по открытой местности. По огневым точкам противника можно было бы, конечно, нанести бомбовые удары авиации или обстрелять их массированным артиллерийским огнем. Но вместе с противником пострадало бы и население Резекне. Поэтому наступающие искали другие способы обезвреживания огневых точек гитлеровцев.

Артиллеристы обстреливали их специальными снарядами, создавая перед ними дымовые завесы. В результате противник вынужден был или вести неприцельный огонь, или оставлять позиции. Наступающие, используя дымовые прикрытия, сближались с противником и выбивали его с занимаемых позиций.

По врагу, находившемуся в районах города, где не было жилых строений, наносили удары гвардейские минометы реактивными снарядами, уничтожая противника в этих местах и сея панику среди обороняющихся на других участках.

23-й гвардейский стрелковый полк 8-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием подполковника Г И Ломова наступал на северную часть города и район железнодорожной станции. Его продвижению мешали вражеские орудия, поставленные на прямую наводку, и тяжелые пулеметы, которые вели фланговый огонь.

Наступавший севернее 341-й гвардейский стрелковый полк полковника В. С. Тюрикова 119-й гвардейской стрелковой дивизии продвинулся вперед и занял вражескую траншею. Командир 1-го батальона этого полка майор А. Е. Черников, видя, что левый сосед несет большие потери и отстает, решил помочь ему и повел батальон в обход противника. Смелые и инициативные действия батальона значительно облегчили положение 23-го гвардейского стрелкового полка. Совместными усилиями противник был выбит с занимаемых позиций. В ходе боя особо отличился коммунист командир отделения старший сержант А. И. Валиев. Увлекая за собой бойцов, он первым ворвался на позиции гитлеровцев, уничтожил много вражеских солдат.

Воины 23-го гвардейского стрелкового полка ефрейтор П. Я. Солодов, рядовые П, Г. Артемьев, Р. А. Безумов и С. И. Деев по канавам, расположенным вдоль насыпи железной дороги, идущей из Лудзы на Резекне, подошли к станции. Там на путях стояло много товарных вагонов. Под их прикрытием бойцы подобрались к зданию станции. Оттуда вражеские пулеметы вели огонь по роте старшего лейтенанта О. М. Глебова, которая не могла преодолеть простреливаемого пространства и залегла. Смельчаки с тыла подползли к пулеметам и уничтожили их расчеты. Из захваченных пулеметов бойцы открыли огонь по противнику. Рота поднялась в атаку и вскоре заняла станционные постройки.

Взвод, которым командовал лейтенант С. Н. Арбузов, вел уличный бой. Рядовые В. А. Зайцев, Амангельды Каратаев и Н. И. Кутас дворами вышли на западную окраину города. Заметив скопление около 50 гитлеровцев, они открыли по ним пулеметный и автоматный огонь. Гитлеровцы отступили.

Южнее железнодорожной линии, идущей на Лудзу, продвигался 19-й гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника И. Д. Курганского. Преодолевая ожесточенное сопротивление противника, он овладел жилыми строениями на северной окраине Резекне и совместно с 23-м гвардейским стрелковым полком вел уличные бои. Отвагу и мужество в этих боях проявили многие бойцы и командиры, впоследствии награжденные орденами и медалями. Среди них: старшина М. В. Козлов, сержанты С. С. Ковалев, В. С. Котов и Г. И. Гусар, ефрейтор Н. В. Балакин, рядовые Ф. И. Рожковский, П. В. Рогалев, В. С. Чеботарев и А. П. Макаров.

Командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А. Д. Кулешов, видя, что на правом фланге 23-й и 19-й гвардейские стрелковые полки успешно наступают, на этом участке ввел в бой находившийся до сего времени во втором эшелоне 30-й гвардейский стрелковый полк, чтобы развить успех и не дать врагу возможности для занятия новых позиций.

Умелые действия 8-й гвардейской стрелковой дивизии, овладевшей северной частью города и преследовавшей отходящего противника, в значительной степени способствовали успешному наступлению других соединений, участвовавших в освобождении Резекне.

На центральную часть города наступали части 7-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерал-майора М. Э. Москалика. Противник пытался удерживать свои позиции, на каждом перекрестке контратаковал небольшими группами. Но подразделения 26-го гвардейского стрелкового полка (командир — подполковник С. О. Логиновский) быстро продвигались вперед и вскоре очистили центр города от гитлеровцев.

14-й гвардейский стрелковый полк наступал во втором эшелоне 7-й гвардейской стрелковой дивизии. Командир полка майор М. Г. Чабаев находился на наблюдательном пункте командира дивизии и наблюдал за ходом боя. Когда настало время, полк вступил в бой и также успешно выполнил задачу.

В уличных боях отличился командир 7-й роты лейтенант Ширяев. Возглавляемое им подразделение первым ворвалось в важный опорный пункт противника. Командир взвода этой роты комсомолец младший лейтенант Б. А. Лебедев попал в окружение группы фашистов. Он уничтожил до десяти солдат противника, а затем с подошедшими к нему на помощь рядовыми А. И. Кононенко, М. Г. Литвиненко и Л. А. Семуком обратил остальных гитлеровцев в бегство.

На южную часть города Резекне наступала 391-я стрелковая дивизия (командир — полковник А. Д. Тимошенко). После того, как она овладела поселком Янополе, ее контратаковали танки противника. 758-й истребительный противотанковый артиллерийский полк (командир — подполковник И. А. Голик) быстро развернулся и изготовился к бою. Вражеская контратака была отражена совместными усилиями артиллеристов и пехотинцев.

1024-й стрелковый полк, которым командовал подполковник Ф. П. Дегтярь, наступал на правом фланге дивизии. Идя вслед за залпами 93-го гвардейского минометного полка (командир — подполковник И. П. Любимов), он достиг окраины города у южного берега реки. Левее вел бой 1278-й стрелковый полк (командир — подполковник В. И. Небритов). Оба полка, сломив вражеское сопротивление, ворвались в город.

Танки противника небольшими группами, а иногда в одиночку защищали перекрестки улиц. С ними боролись батареи 951-го артиллерийского полка под командованием старших лейтенантов В. Н. Блинникова, Ф. А. Копылова и Л. Н. Панина.

Вражеская пехота, поддерживаемая танками, дралась за каждый квартал. Но как только замечала, что ее окружают, отходила, с тем чтобы на новых позициях опять встретить наступающих огнем. В уличных боях отличились начальник штаба 1278-го полка майор Р. Т. Савасеев, командиры рот старшие лейтенанты И. А. Шишкин и Т. Г. Филин, сержанты И. К. Шарапов, М. П. Атаканов, М. Б. Федин, рядовые И. М. Тимофеев, С. П. Безбородов, Л. М. Малютин, И. С. Пивко и С. И. Соболев, С. М. Спивак, В. Ф. Кожинов, П. Н. Янсон, Махмуд Абдаев, Г. С. Белиновский, П. Е. Егоров, Н. И. Саликов и другие.

Своевременно введенный в бой второй эшелон 391-й стрелковой дивизии — 1280-й стрелковый полк (командир — подполковник Н. Б. Алехин) ускорил освобождение левобережной части Резекне. Обходя город с юга, подразделения полка отрезали пути отхода противника из города, пленив свыше 200 солдат и офицеров и захватив десятки исправных автомобилей.

При этом мастерами военного дела проявили себя командир роты автоматчиков старший лейтенант И. П. Петров, командир пулеметного взвода лейтенант И. П. Матвеев, командир взвода противотанковых ружей лейтенант Т. К. Коростелев, командир пулеметного отделения сержант И. Ф. Елизаров.

За участие в освобождении города Резекне наиболее отличившимся воинам было присвоено звание Героя Советского Союза.

Среди них — командир 1-го батальона 1278-го стрелкового полка майор Н. А Сукач. Стрелковый батальон, которым он командовал, ведя бой на подступах к Резекне, овладел шоссе, идущим из Шкяуне. У населенного пункта Рациениеки противник неоднократно переходил в контратаки, обрушил на батальон шквал артиллерийского и минометного огня. На одном участке все контратаки были отбиты. Но на другом — 2-я рота понесла большие потери, в ней выбыли из строя все офицеры, и рота стала отходить. Майор Н. А. Сукач остановил отход, а затем первый пошел в атаку. Рота дружно поднялась вслед за отважным командиром батальона. Враг не выдержал натиска и стал отходить, оставляя на позициях пулеметы, минометы и пушки

Соседние подразделения, используя успех 1-го батальона, также перешли в атаку и овладели рядом населенных пунктов.

Внезапно из Янополе появились танки. Майор Н. А. Сукач отдал необходимые распоряжения. Видя, что одна из вражеских машин движется прямо на него, командир батальона подбежал к танку и гранатой подорвал гусеницу, а второй — поджег его. Заметив, что невдалеке идет еще один танк, майор Н. А. Сукач и рядовой К. Л. Лобанов бросились вперед и гранатами подорвали его.

С помощью развернувших орудия артиллеристов батальон отразил танковую атаку. Так майор Н. А. Сукач личным примером вдохновлял воинов в бою.

Заместитель командира 951-го артиллерийского полка коммунист майор Л. М. Каплан у деревни Ландери руководил небольшой группой отважных бойцов, сражавшихся за переправу. Переправа была отбита у противника. В боях на подступах к Резекне майор Л. М. Каплан в числе первых ворвался на вражеские позиции, умело управлял огнем орудии прямой наводки, которые уничтожили несколько огневых точек, руководил отражением контратак.

Командир 1-го дивизиона 951-го артиллерийского полка коммунист капитан С. Ф. Черников в бою за Резекне умело руководил огнем. В критические моменты боя сам становился у орудий, вел огонь по контратакующим гитлеровцам. Когда на огневые позиции одной из батарей прорвались гитлеровцы, С. Ф. Черников с автоматом в руках повел батарейцев на врага. Будучи тяжело раненным, он отказался от эвакуации и продолжал управлять боем.

Командир минометного взвода 1280-го стрелкового полка коммунист лейтенант М. М. Тищенко, управляя боем взвода у деревни Бушиг увидел, что до 50 солдат противника обходят с фланга наступающую роту. М М. Тищенко поставил минометчикам задачу: вести огонь по целям, угрожавшим наступающим бойцам. Сам же с пятью минометчиками, вооруженными автоматами и пулеметами, скрытно подкрался к скопившимся у пригорка для контратаки гитлеровцам. Возглавляемые им бойцы открыли огонь по противнику. Несколько десятков вражеских солдат остались лежать у пригорка, остальные разбежались.

Командир пулеметного отделения 1280-го стрелкового полка коммунист младший сержант Урмаш Туктубаев с возглавляемыми им пулеметчиками в боях за Резекне уничтожил немало гитлеровцев. Когда кто-нибудь из расчетов выбывал из строя, он ложился за пулемет и продолжал вести огонь, одновременно командуя отделением. У одного из хуторов на безымянной высоте восточнее Резекне два вражеских пулемета вели огонь, не давая возможности наступавшим ротам продвинуться вперед. Урмаш Туктубаев пополз на высоту. Увидев вражеский пулемет, стрелявший из блиндажа, воин бросил гранату в амбразуру. Пулемет умолк. Подбежав к блиндажу, он второй гранатой уничтожил солдат, находившихся в нем. Затем по ходу сообщения пробрался ко второму блиндажу и из автомата уничтожил укрывавшихся там пулеметчиков противника. Вражеские пулеметы замолкли, и стрелковые роты поднялись в атаку.

Командир орудия 404-го истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона коммунист старший сержант Н. В Чичикало у населенного пункта Анчи в ожесточенном бою уничтожил много вражеских солдат, подбил танк противника. Он продолжал сражаться и тогда, когда орудие было разбито вражеским снарядом. Старший сержант Н. В. Чичикало и рядовые С Карпов и В. Свелов с гранатами бросились к надвигавшимся на них танкам врага и подорвали один из них. Н. В. Чичикало продолжал вести бой с гитлеровцами, даже будучи дважды раненным.

Общими согласованными усилиями воинов всех родов войск к 14 часам 27 июля 1944 года город Резекне был полностью освобожден от гитлеровских захватчиков.

 

 

Вечером 27 июля 1944 года столица нашей Родины торжественно салютовала в честь воинов, освободивших город Режицу (Резекне) от немецко-фашистских захватчиков.

Верховный Главнокомандующий в своем приказе объявил благодарность участникам боев за Резекне. Частям и соединениям, наиболее отличившимся в Резекненской операции, были присвоены почетные наименования Резекненских. В их числе был и 1-й латышский ночных бомбардировщиков авиационный полк.

Разрушенным предстал город Резекне перед глазами воинов-освободителей. Мало жителей осталось в нем. Часть из них уничтожили фашисты, часть была угнана в Германию. Те, что остались, нуждались в помощи. Командиры и политработники тыловых частей и подразделений всячески помогали местным жителям, особенно в восстановлении домов, поврежденных во время боев.

В городе состоялся митинг. С большим вниманием было выслушано выступление секретаря Резекненского уездного комитета Коммунистической партии Латвии Я. Рубулса, который рассказал о героических подвигах воинов Советской Армии, о той помощи, которую оказывали ей народные мстители. Он ярко обрисовал перспективы на ближайшее время по восстановлению разрушенного гитлеровцами народного хозяйства.

 

ДАУГАВПИЛС

 

Даугавпилс — крупный узел железных и шоссейных дорог, а также и водных путей, играл важную роль в оборонительных планах вражеского командования.

Оборону Даугавпилса противник стал подготавливать еще летом 1943 года, сразу же после разгрома немецко-фашистских захватчиков под Курском.

Инженерные части размечали линии траншей на местности Они взрывали или сжигали дома, сараи, мешавшие обзору и обстрелу обороняющихся войск или служившие ориентирами для авиации и артиллерии. Сюда прибывали большие партии гражданского населения для рытья окопов и траншей, вырубки лесов и рощ. В некоторых местах специально устраивали заболоченные участки, затруднявшие прохождение танков, транспорта и орудий. Производилось выселение жителей из этих районов. Подверглась разрушению и часть окраин самого города Даугавпилса.

В мае 1944 года в район города прибыли части, которые установили огневые средства, взрывные и другие заграждения, усовершенствовали позиции, произвели пристрелку рубежей, тренировались в нанесении контратак.

Решением командующего войсками 2-го Прибалтийского фронта Даугавпилс предстояло освобождать соединениям 4-й ударной армии — командующий генерал-лейтенант П. Ф. Малышев, член Военного совета генерал-майор Т. Я. Велик, начальник штаба генерал-майор А. И. Кудряшо, — наступавшей севернее реки Даугава. А южнее реки, на пригород Грива наступали части 6-й гвардейской армии — командующий генерал-лейтенант И. М. Чистяков, член Военного совета генерал-майор К. К. Абрамов, начальник штаба генерал-майор В. А. Пеньковский.

3-я ударная и 22-я армии — командующий генерал-лейтенант Г. П. Коротков, член Военного совета генерал-майор А. М Катков, начальник штаба генерал-майор Н. С. Дронов, — наступавшие в центре оперативного построения войск фронта, успешно преодолели вражескую оборону в полосе многочисленных озер и 25 июля перерезали железную и шоссейную дороги Даугавпилс—Резекне на участке Малта—Шпаги.

В полосе наступления 4-й ударной армии противник продолжал удерживать свои позиции. Ему удалось на сутки задержать ее выход на линию 22-й армии. К исходу 26 июля 4-я ударная армия подошла к Даугавпилсу и в нескольких километрах восточнее и северо-восточнее от него остановилась для подготовки к бою за город.

По замыслу командующего Даугавпилс предстояло освобождать 14-му (командир — генерал-майор П. А. Артющенко) и 83-му (командир — генерал-майор Н. Л. Солдатов) стрелковым корпусам, имея в первом эшелоне по две дивизии.

Боевые действия наземных войск прикрывала 336-я истребительная авиационная дивизия (командир — полковник С. П. Гращенко). Бомбовые и штурмовые удары наносили 188-я бомбардировочная, 305-я и 214-я штурмовые авиационные дивизии, которыми соответственно командовали полковники А. И. Пушкин, Ф. И. Полушко и генерал-майор С. У. Рубанов.

Ранним утром 27 июля авиация нанесла удары по обороне противника. Затем прошла артиллерийская подготовка, и стрелковые дивизии двинулись в атаку. 239-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор К. В. Веденский) 14-го стрелкового корпуса овладела станцией Кудрайне и позициями западнее ее и преследовала отходящего противника.

Ее 511-й стрелковый полк (командир — полковник М Н. Ганелис), перейдя железную дорогу, углубился в лес, преодолевая завалы и минированные участки. Гитлеровцы и в лесу оказывали упорное сопротивление, простреливая просеки и поляны. К 8 часам 27 июля передовые подразделения полка подошли к городу в районе Старого Форштадта. Рота под командованием старшего лейтенанта П. И. Бурцева, выбив противника из траншеи на улице Зелткална, уничтожила несколько пулеметов, вкопанных в землю и прикрытых бронеколпаками. Пулеметный огонь прекратился, и остальные роты поднялись в атаку.

С улицы Эзера противника выбивал взвод, которым командовал младший лейтенант А. П. Хухаев. С перекрестка улиц открыло огонь вражеское тяжелое штурмовое орудие. Бойцы взвода сержант Н. И. Степанов, рядовые И. И. Старовойтов, М. П. Орленок и М. К. Кузнецов обошли его и подорвали гранатами.

Роты полка овладели улицами Калну и Робежу, вынудив противника оставить эту часть города.

813-й стрелковый полк (командир — подполковник Иван Андреевич Чуприн) 239-й стрелковой дивизии, пройдя с боем несколько кварталов, вышел к крепости. Противник встретил наступавших сильным огнем. Полку пришлось остановиться. Вскоре к крепости подошли 817-й стрелковый и 688-й артиллерийский полки, которыми командовали майоры С. С. Потоцкий и П. А Асеев. В результате согласованных действий трех полков крепость была взята.

311-я стрелковая дивизия (командир — полковник Б. А. Владимиров) с 72-м гвардейским минометным полком (командир — подполковник П. П. Куриенко) в ходе общей атаки взяли поселок Крижи и, наступая вдоль железной дороги на Даугавпилс, во взаимодействии справа с 239-й стрелковой дивизией, овладели юго-восточной частью Старого Форштадта.

1069-й стрелковый полк (командир — подполковник Н. В. Путивец) обошел медленно отходящего перед другими полками дивизии противника, овладел железнодорожной станцией и вокзалом, где захватил много пленных. Подполковник Н. В. Путивец оставил взвод лейтенанта О. Ф. Ушакова охранять пленных и повел полк к Даугаве, стремясь захватить мосты и воспрепятствовать отходу противника за реку.

У Даугавы полк был подвергнут сильному артиллерийскому обстрелу с противоположного берега реки и контратаке вражеских частей. Нескольким пехотным ротам противника, участвовавшим в контратаке, удалось прорваться к понтонному мосту и переправиться на противоположный берег. Но подоспевшие две батареи 855-го артиллерийского полка под командованием старших лейтенантов Я И Молокова и К. О Харченко и батарея 371-го отдельного истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона (командир — капитан П. У. Краснов) огнем помогли полку в отражении контратаки.

1067-й и 1071-й стрелковые полки, очищая от противника улицы на западной окраине города, уничтожили несколько опорных пунктов на них и вышли к Даугаве в тот момент, когда 1069-й полк подвергся сильной контратаке пехоты и танков противника. Они вступили в бой с контратакующими и совместными усилиями разбили врага.

Противник на рубеже реки Даугава — южный берег озера Лиел Стропу эзерс, прикрывая подступы к городу с востока, сдерживал левый фланг наступающего 83-го стрелкового корпуса. А правофланговая его дивизия и соседний корпус успешно продвигались. Командир корпуса генерал-майор Н. Л. Солдатов ввел в бой 378-ю стрелковую дивизию, находившуюся во втором эшелоне.

Дивизия под командованием генерал-майора А. Р. Белова, имея в боевых порядках пехоты самоходные артиллерийские установки 1297-го самоходного артиллерийского полка (командир — майор М. В. Бондаренко), преследовала отходящие пехотные подразделения противника и продвигалась к городу.

1254-й стрелковый полк (командир — подполковник Н И. Петров) с 318 м отдельным истребительным противотанковым артиллерийским дивизионом и саперной ротой 19-й штурмовой инженерно-саперной бригады подполковника Г. А Белозерцева, занял кварталы на северной окраине города и, атаковав противника на улице Вишки, овладел опорным пунктом в этом районе.

Саперы С. Флагов, П. Карельский, И. Анучин и Л. Яблоков вместе со стрелками продвинулись по улице Замелю, обнаружили заминированный и подготовленный к взрыву квартал зданий, успели перерезать электропровода к взрывным устройствам и уничтожить подрывников. Взрыв был предотвращен.

Отважные действия этих и других саперов предотвратили взрывы нескольких зданий и разрушения в этом секторе города.

Наводчики орудий 318-го артиллерийского дивизиона К. Панкин, С. Кремлев и У. Собинов, продвигаясь вместе с пехотой по улице Ужвалдес, огнем уничтожили несколько вражеских пулеметов и две пушки, установленные в зданиях и мешавшие продвижению стрелков. А у железной дороги, проходившей через центр города, подбили вражеский танк.

К 9 часам 27 июля 1254-й стрелковый полк вышел к мосту через реку у пристани. 1256-й стрелковый (командир — подполковник С. Н. Юдовский) и 944-й артиллерийский (командир — подполковник Н. Л Мишин) полки 378-й стрелковой дивизии, с боем беря каждую улицу, продвигались по городу.

На улице Авоту в одном из горящих домов бойцы услышали крики детей. Рядовые Л. Цирульник, С. Глебов и В. Перчиха вошли в дом, взломали закрытую дверь и спасли двенадцать детей, запертых там фашистами. В коридоре лежали несколько застреленных гитлеровцами женщин, очевидно, матери этих детей.

В центральной части города на улицах Баускас, Варшавас, Миера и Каунас эсэсовские части оказывали упорное сопротивление. Из-за каждого угла, из подворотен орудия и пулеметы противника вели непрерывный огонь, а на улице Андрея Пумпура гитлеровцы, подпустив наступающих бойцов из роты лейтенанта Я. Г. Черниговского к своей баррикаде, взорвали дома с обеих сторон и только после этого отошли.

1258-й стрелковый полк (командир — подполковник В. Г. Лекарев) 378-й стрелковой дивизии при подходе к северной окраине города неожиданно был контратакован в оба фланга. Полк на удар ответил мощным ударом. Противник не выдержал и отошел.

Кратковременный, но ожесточенный бой завязался и на улице Смилшу. В конце концов враг не выдержал и отошел. К 11 часам подразделения 1258-го стрелкового полка вышли к реке у западной окраины Даугавпилса.

Для 119-й стрелковой дивизии (командир — полковник И. М. Торопчин) 14-го стрелкового корпуса всегда был характерен высокий наступательный порыв. Умелое руководство боем частей и подразделений, хорошая облучённость личного состава, высокая дисциплина солдат, сержантов и офицеров всегда отличали это соединение. Хорошо зарекомендовала себя дивизия и при освобождении Даугавпилса.

У населенного пункта Застенки, на подступах к Даугавпилсу, 365-й стрелковый полк (командир — полковник О. X. Свиридов) 119-й стрелковой дивизии с 1476-м самоходным артиллерийским полком (командир — подполковник Ф. К. Шитко) вклинились во вражескую оборону. Здесь их контратаковали. Полки отразили контратаку и продолжали наступать к окраинам города. Освободив дачный поселок на западном берегу озера Лиел Стропу эзерс, они прорвали оборону и вклинились в ее глубину.

Войдя в город по улице Ригас, в районе двух церквей 365-й стрелковый полк снова был контратакован пехотой с танками противника. На помощь подоспел 634-й стрелковый полк (командир — подполковник Г. А. Колесов). Совместными усилиями они отразили удар врага.

После этого 634-й стрелковый полк вел тяжелые уличные бои. Командир был ранен, в командование полком вступил начальник штаба майор Г. С. Варламов, но и он вскоре вышел из строя. Тогда командование 634-м полком принял на себя заместитель командира 119-й дивизии подполковник М. М. Кунаков. Полк продолжал наступать. Пройдя по центру города, он вышел к паромной переправе на Даугаве напротив левобережного поселка Грива.

Командир 119-й стрелковой дивизии полковник И. М. Торопчин ввел в бой 421-й стрелковый полк (командир — подполковник А. М. Яковлев), находившийся во втором эшелоне Вступив в бой, при поддержке 349-го артиллерийского полка (командир — подполковник И. К. Егоров), он развил успех частей первого эшелона и овладел узлом дорог. Ударом с тыла по обороняющимся подразделениям противника он помог частям 360-й стрелковой дивизии овладеть восточной окраиной Даугавпилса.

Противник не устоял, стал отходить и перед другими полками к переправам, где был прижат к берегу и разбит.

К 11 часам 119-я стрелковая дивизия, очистив от противника улицы Райня, Лачплеша, Имантас и другие в центре города, овладела железнодорожной станцией. В окнах вокзала советские бойцы увидели два красных флага. Их выставили железнодорожники, приветствуя воинов-освободителей.

360-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор И. И. Чиннов) 14-го стрелкового корпуса еще на исходе дня 26 июля вела бои в шести километрах северо-восточнее Даугавпилса. Части дивизии натолкнулись на противотанковый оборонительный рубеж с железобетонными сооружениями и крупнокалиберными орудиями. На этом рубеже отборные пехотные части СС с приданными им танками сдерживали продвижение наступающих.

Командир 1193-го стрелкового полка подполковник Д. М. Коржик усилил 1-й батальон тремя батареями 920-го артиллерийского полка (командир — полковник А. Г. Федоров) и другими средствами. Батальон вклинился в передний край обороны противника. Но к двум часам ночи гитлеровцы окружили этот батальон. Его командир старший лейтенант С. Т. Яковлев не мог связаться с полком, так как радиостанции были разбиты огнем противника. Посыльные с донесением не могли прорваться через окружение.

По окруженному батальону противник сосредоточил сильный минометный и пулеметный огонь Попытки командира полка выручить батальон ни к чему не привели Противник, подтянув большое количество автоматчиков, воспрепятствовал продвижению как окруженных, так и шедших к ним на выручку.

Для оказания помощи попавшему в тяжелое положение 1193-му стрелковому полку командир дивизии генерал-майор И. И. Чиннов направил 1196-й стрелковый полк под командованием полковника М С Круглова. Но и этот полк не смог прорвать оборону противника

Лишь утром 27 июля бойцам 1195-го стрелкового полка удалось прорваться в район, где находился окруженный первый батальон 1193-го полка. Все бойцы и офицеры во главе с командиром батальона старшим лейтенантом С. Т. Яковлевым погибли. Вокруг них лежали трупы гитлеровских солдат и офицеров и четыре сгоревших вражеских танка. Все это свидетельствовало об ожесточенной схватке, происшедшей здесь несколько часов тому назад.

Продолжая наступление, 1193-й стрелковый полк ворвался в Даугавпилс на участке железнодорожной станции Стропы и реки Даугавы. Взаимодействуя с 1197-м стрелковым полком (командир — подполковник В. С. Кобзарь) и 1403-м самоходным артиллерийским полком (командир — капитан М. И. Пичугин), полк продвигался по улицам Сигулдас, Лиепаяс, Тукума, Гродас и Елгавас. Артиллеристы, находясь в боевых порядках стрелковых рот, помогали расправляться с засевшими в укрытиях гитлеровцами, очищать от противника улицы, здания и дворы.

Выбив гитлеровцев с позиций у стекольного завода и пригородного поселка Гаёк, полки дивизии овладели южными кварталами города.

В одном из дворов дивизионные разведчики сержант Г. С. Чернисов, рядовые Ф. Г. Кремнев и А. А. Цижба обнаружили автобус с оперативными документами штаба 218-й пехотной дивизии. В автобусе находилось и знамя этой дивизии. Знамя доставили в штаб 360-й стрелковой дивизии. Когда его развернули, то присутствовавшие увидели на нем старинный герб Берлина с изображением Бранденбургских ворот. Бойцы говорили: «Гитлеровцы, убегая, оставили нам ключи от Берлина. Что ж, обязательно придем туда. И придем как победители!»

Войска 6-й гвардейской армии, имея на своем правом крыле 29-ю и 154-ю стрелковые дивизии, наступавшие южнее реки Даугава, способствовали войскам 4-й ударной армии в освобождении города Даугавпилса.

27 июля 154-я стрелковая дивизия под командованием генерал-майора А. П. Москаленко, ведя бой за Юдовку, была контратакована противником, прикрывавшим наведенные понтонные мосты и паромные переправы для отходящих из Даугавпилса войск. На одном из участков бойцы 437-го стрелкового полка (командир — подполковник К. С. Хворостов), не выдержав вражеского удара, отошли, а на высоте остался пункт управления 2-й батареи 246-го минометного полка (командир — майор К. А. Федоров) во главе с командиром взвода управления младшим лейтенантом Н. И. Черкасовым Этот полк поддерживал наступление пехоты.

Гитлеровцы окружили высоту. Коммунист Черкасов личным примером вселял бесстрашие в своих подчиненных. Огнем из автомата и гранатами он отбивался от гитлеровцев, взбиравшихся на высоту. А отразив натиск врага, продолжал корректировать огонь минометного полка. Противник, понеся потери, стал откатываться к поселку Грива.

Левее 154-й стрелковой дивизии наступала 29-я стрелковая дивизия под командованием полковника А. К. Макарова. Не давая противнику остановиться, к 8 часам 27 июля она продвинулась к населенным пунктам Грива и Нидеркуны. В двух километрах от них полки первого эшелона дивизии были остановлены противником, переправлявшимся через Даугаву из Даугавпилса. Авиация противника группами по 3—6 самолетов на небольших высотах налетала на боевые порядки наступающих, но сбрасывала бомбы куда попало Точного бомбометания она не могла производить из-за сильного огня зенитных батарей наступающих.

302-й стрелковый полк (командир — полковник В. П. Оробец), сосредоточив артиллерийский и минометный огонь по пехоте противника, атаковал его и овладел восточной частью поселка Грива. Командир учебной роты полка капитан И. И. Неженский вышел с ротой к берегу Даугавы и, видя, что на реке много лодок с гитлеровцами, плывущих из Даугавпилса, приказал бойцам открыть огонь по противнику. Гитлеровцы так и не добрались до берега. Рота под командованием старшего лейтенанта И. К. Пожидаева после овладения районом с двумя церквами также вышла к берегу и открыла огонь по находящимся на реке гитлеровцам. Переправа противника из Даугавпилса на южный берег была сорвана. К 12 часам поселок Грива был освобожден.

128-й стрелковый полк под командованием подполковника И. М. Северинова наступал при поддержке 77-го артиллерийского полка (командир — полковник Я Ю. Павлов) и 125-го отдельного истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона (командир — майор Е. Т Щербина). К 11 часам он овладел населенным пунктом Нидеркуны, окружил и взял в плен в этом районе свыше трехсот гитлеровцев.

По мере освобождения города от противника, войска, выполнившие свои задачи, выводились из него. По приказу командующего 4-й ударной армией в 8 часов 27 июля 14-й стрелковый корпус выводился из города и сосредотачивался в 10—15 км севернее Даугавпилса. С 12 часов соединения 83-го стрелкового корпуса, очистив город от противника, также выводились из Даугавпилса и сосредотачивались в лесах в районе Видус, Погулянка, Ступени. Поддержание общего порядка в городе было возложено на 155-й укрепленный район, подразделения которого стали прибывать в Даугавпилс во второй половине дня.

 

 

Вечером 27 июля столица нашей Родины Москва салютовала войскам, освободившим город Даугавпилс от немецко-фашистских захватчиков, а приказом Верховного Главнокомандующего им была объявлена благодарность. Наиболее отличившимся в боях по освобождению города частям и соединениям были присвоены почетные наименования «Двинских».

Фашистские захватчики почти полностью разрушили город; отступая они заминировали многие здания, даже и те, которые и так были полуразрушены. Население и войска тыловых органов 2-го Прибалтийского фронта принялись за очистку улиц, восстановление домов, предприятий.

В течение трех суток после освобождения в городе слышались взрывы мин замедленного действия. Советским саперам пришлось работать дни и ночи, чтобы обнаружить и обезвредить миновзрывные устройства и обезопасить войска и возвращающихся в город жителей.

Политические отделы дивизий и корпусов оказывали содействие органам Советской власти в организационной и массово-политической работе с мирными жителями. Они разъясняли решения Коммунистической партии и Советского правительства об оказании помощи населению освобожденных районов. Часть солдат, а также транспорта, техники и материальных средств тыловых органов привлекалась для восстановления жилищ, электростанции, водопровода, канализации, путей сообщения, связи.

Вслед за армейскими частями в Даугавпилс прибыли организованные ЦК КП(б) Латвии и Советом Народных Комиссаров Латвийской ССР специальные оперативные группы. Их задачей являлось восстановление на местах органов Советской власти. Руководство партийной организации республики и правительство Латвийской ССР, в конце июля приступившие к работе в Лудзе, в августе переехали в Даугавпилс, где оставались до освобождения Риги, осуществляя первые мероприятия по восстановлению народного хозяйства Латвийской ССР.

Обращаясь к трудящимся республики ЦК Компартии Латвии и Совет Народных Комиссаров Латвийской ССР писали: «Родные, братья и сестры! Настал долгожданный день освобождения Советской Латвии, Близится час полного изгнания фашистских захватчиков из советской земли и окончательного разгрома гитлеровской Германии...

Латышский народ снова стал полноправным хозяином на своей земле. Теперь только от вас, рабочие, крестьяне и интеллигенция, от вашего героического, самоотверженного труда зависит, как скоро мы превратим разоренную Латвию в цветущую, богатую Советскую Республику».

Это обращение было доведено до всего населения освобожденных районов, и народ сразу же откликнулся на него. Повсеместно стали восстанавливаться органы Советской власти, а там, где они были полностью истреблены фашистами, создавались временные, Восстанавливались разрушенные предприятия, налаживался трудовой ритм в освобожденных районах.

 

ПРЕЙЛИ

 

182-я стрелковая дивизия (командир — полковник М. В. Федоров), входившая в состав 22-й армии, ведя бои на участке Феймани — озеро Рушону, 24 июля прорвала оборонительные позиции противника, прикрывавшие шоссе и железную дорогу, связывающую Резекне с Даугавпилсом. Противник, упорно обороняясь и нередко переходя в контратаки, стремился ограничить успех наступающих. Продвижение частей дивизии 25 и 26 июля было незначительным. Не было ожидаемых результатов и у соседних соединений.

Наступавшие дивизии остановились, чтобы подвезти боеприпасы и провести дополнительную разведку обороны противника. К 6 часам 27 июля все было готово к возобновлению наступления.

Авиационное обеспечение наступающих войск 22-й армии командующий 15-й воздушной армией генерал-полковник Н. Ф. Науменко возложил на 214-ю штурмовую авиационную дивизию. Удар по обороне у Прейли произвел 622-й штурмовой авиационный полк под командованием подполковника И. А. Емельянова. Его прикрывал 21-й истребительный авиационный полк (командир — подполковник И. К. Нестоянов). Противовоздушная оборона противника вначале препятствовала действиям штурмовиков, но после нескольких ударов по зенитным батареям их огонь ослаб. Советские истребители в воздушном бою сбили несколько вражеских истребителей и отогнали остальных. После этого штурмовики нанесли прицельные удары по артиллерийским батареям, танкам и резервам противника.

Вслед за этими ударами дивизия перешла в атаку, имея в первом эшелоне 140-й и 232-й стрелковые полки, усиленные танками, самоходно-артиллерийскими орудиями, ротой ранцевых огнеметов и саперными подразделениями.

В течение двухчасового боя на участке 232-го стрелкового полка сопротивление противника было сломлено, и полк продвинулся вперед на 5 километров. Командир полка подполковник Ахмет Гали Мухаметович Абдулхаликов, видя, что противник отходит, приказал командиру 2-го батальона майору У. X. Жукову совместно с танковой ротой ускорить наступление на южную часть Прейли и преградить противнику путь отхода. Остальные подразделения полка продолжали движение вслед за передовым батальоном.

Майор У. X. Жуков подал отряду сигнал для движения. Танки с десантом автоматчиков и саперов развернутым строем устремились вперед. В 19 часов 27 июля отряд майора У. X. Жукова овладел парком у южной окраины Прейли.

Противник, прикрываясь штурмовыми орудиями, стал вытягивать из города колонны автомашин с пехотой и артиллерией. Танкисты не дали автоколоннам противника уйти. Расстреливая их из пушек и пулеметов, перерезав дорогу на Ливаны, они нанесли врагу тяжелый урон.

Через некоторое время на южную окраину города вышли и подразделения 1-го батальона, которым командовал капитан И. Ф. Яненко. Противник, имея на направлении действия батальона до 20 орудии, остановил его продвижение. Танковая рота, наступавшая с батальоном, отойдя немного назад, начала обходить Прейли с запада. Командир огнеметного взвода лейтенант О. Н Иванов воспользовался тем, что взвод был скрыт от наблюдения противника. Он приказал отделениям, которыми командовали сержанты Р. X. Двинский и Н. А. Ульянов, прикрываясь кустарником, по канавам, подползти к артиллерийским позициям и уничтожить орудийные расчеты. Огнемётчики П. С. Викулов, А. Я. Куниш, Н. А. Владимиров, С. Т. Петрученко, Б. В. Озлобин, X. Г. Днипро и У. Ф. Колесник подобрались к вражеским орудиям на дистанцию метания огненной смеси. По сигналу офицера они дали несколько залпов и сожгли фашистов у орудий. Танкисты обошли город без потерь.

Подразделения 140-го стрелкового полка (командир — подполковник В. И. Родионов) в начале атаки не смогли овладеть вражескими позициями и задержались перед ними. Но подавив несколько огневых точек на переднем крае противника, полк повторил атаку и ворвался в первую траншею. Противник, отходя, упорно оборонялся во второй и третьей траншеях, но, теснимый наступающими, отошел в город.

Командир 182-й стрелковой дивизии полковник М. В. Федоров, наблюдая за развитием боя 140-го стрелкового полка, поставил дополнительные огневые задачи 625-му артиллерийскому полку (командир — подполковник М. А. Луньков) на подавление вражеских огневых точек и направил в стрелковый полк две самоходные батареи 1503-го самоходного артиллерийского полка (командир — подполковник В. С. Огородников). Заместитель командира полка по политической части подполковник С. Т. Морозов личным примером увлекал самоходчиков в бою. Вскоре батальоны полка подходили к восточной части Прейли.

140-й и 232-й стрелковые полки завязали бои в черте города.

Почти на каждой крыше и на чердаках строений противник выставил своих наблюдателей, пулеметчиков и автоматчиков. Пришлось выделить снайперов для борьбы с ними. Снайперы 140-го стрелкового полка Нина Гусева, Агриппина Пузырникова и Ольга Лебедева выслеживали вражеских пулеметчиков и автоматчиков, стрелявших с чердаков и крыш строений, и уничтожали их.

Командир 4-й стрелковой роты лейтенант И. Д. Кузнецов повел роту в обход опорного пункта. Взводы, которыми командовали младшие лейтенанты А. И. Кустов, П. Т. Лесин и Н. Е. Овчинников, действуя решительно, проникли через вражеские позиции, находившиеся на улицах города, и нанесли по противнику удар с тыла. При этом особенно отличились пулеметчики Ф. Н. Кошук и Д. Д. Байкулов, стрелки. М. Т. Богданов, Р. У. Яшманов, М. А. Маманков, Г. А. Кочанов и Ч. Уржумбаев.

Командиры 4-й и 5-й батарей 625-го артиллерийского полка капитан 3. Я. Махотин и старший лейтенант Г. Н. Петров находились вместе с командирами передовых рот, корректировали огонь батарей и, маневрируя им, подавляли вражеские огневые точки, помогая стрелкам.

Связисты этих батарей И. Мартыненко и М. Агонисян, действовавшие в боевых порядках 2-го батальона, под огнем противника быстро и точно передавали целеуказания на огневые позиции батарей. А когда обстановка складывалась так, что требовалось вести огонь по противнику из карабинов, они и тут действовали смело и решительно .

Подразделения 171-го стрелкового полка (командир — майор A.    А. Федоров) после ликвидации окруженного противника в районе Гайлиши батальонными колоннами спешили к Прейли, за который уже несколько часов вели бои остальные полки 182-й стрелковой дивизии. Но в 4 километрах восточнее города полк был обстрелян из рощ и кустарников.

Командир 2-го батальона капитан Н. П. Заворихин приказал командиру 5-й роты старшему лейтенанту Д. Е. Львову уничтожить оставшиеся в тылу дивизии вражеские группы. Высланные в разведку рядовые Ч. Хасанов и Л. Барановский установили, что только в кустарниках находятся до двухсот гитлеровцев. Капитан Н. П. Заворихин решил развернуть батальон и, окружив вражеские группы, уничтожить их. Отличились в этом бою и потом были награждены орденами и медалями командир батареи 45 мм орудий лейтенант X С. Амельченчо, командиры рот лейтенанты Н. Э. Загиров и О. С. Игнатьев, командир взвода лейтенант В. О. Вендин, рядовые П. Ф. Аталиков, Ш. Л. Ачилов, У. Н. Конурбаев и многие другие.

2-й батальон уничтожал группы противника, бродившие в тылу дивизии, а остальные батальоны 171-го стрелкового полка вслед за 140-м и 232-м стрелковыми полками вошли в Прейли.

В 22 часа 26 июля 1944 года части дивизии заняли Прейли, но бой еще продолжался. Командир 140-го стрелкового полка подполковник B. И. Родионов направил 2-й батальон по центральной улице, а 1-й батальон, обходя городские кварталы, заходил в тыл вражеским подразделениям, чем ускорял их отход из города.

 

 

Как только бой утих, местные жители стали выходить из укрытий. Они приветствовали советских солдат и офицеров, благодарили за освобождение от фашистского порабощения. Многие из них указывали, где укрываются гитлеровцы, и вместе с солдатами вылавливали их, приводили саперов к заминированным зданиям.

Разведчиками 182-й стрелковой дивизии в Прейли в помещении, занимаемом штабом 23-й пехотной дивизии противника, было захвачено много документов. Эти документы характеризовали неустойчивость политико-морального состояния вражеских войск на оккупированной ими территории Латвии, понимание того, что эти территории не удержать.

Так командующий группой «Север» генерал-полковник Ф. Шернер в своем обращении к войскам 24 июля 1944 года призывал личный состав армий к более стойкой обороне, к умелому ведению боевых действий при сдерживании наступательного порыва советских войск, к чувству ответственности немецких солдат, указывая, что защита Германии начинается в Прибалтике, на землях Литвы, Латвии и Эстонии. Однако обращение командующего, продиктованное тревогой за политико-моральное состояние подчиненных, не возымело действия.

Командир 50-го армейского корпуса генерал пехоты Вегенер понимал, что его войскам все равно не удержать своих позиций, хотя этого и требовало вышестоящее командование. В своем приказе от 24 июля 1944 года генерал пехоты Вегенер «делился опытом» организации подвижной обороны против русских. Словом, отходи, но умело и не все сразу.

Командир 10-го армейского корпуса генерал Кехлинг в своем приказе указывал, что в отражении атак наступающих советских войск принимают участие не все. Он требовал, чтобы офицеры приняли меры к тому, чтобы в боях участвовали не менее одной трети личного состава, числящегося в списках частей... чтобы всем не участвующим в боях по отражению наступающих, выдавали хлеб и другие продукты питания в половинной норме.

В этом же приказе командир корпуса доводил до сведения своих подчиненных, что во время боя за Дагду дезертировал ефрейтор Маттиас Шмидт из 485-го гренадерского полка и рядовой Генрих Гитнен из 329-й пехотной дивизии, что оба пойманы и 22 июля расстреляны.

Командир 329-й пехотной дивизии своим приказом 23 июля 1944 года доводил директивные указания ведомства, ведающего заготовками продовольствия для Германии. Эти указания предписывали «...изъятие местных продовольственных ресурсов в Латвии производить более организованно и в большем количестве, чем до сих пор, по опыту изъятия их у населения России, где забиралось все. Предусматривать, из каких районов придется отступать, и накануне уводить весь скот, забивать мелких домашних животных и птицу и вывозить ее. В этих целях создавать заготовительные отряды из числа зажиточных латышей, лояльно относящихся к немцам, и полицаев. К руководству отрядами привлекать унтер-офицеров из числа немецкой национальности, умеющих твердой рукой осуществлять предоставленную им власть...» .

Командир 32-й пехотной дивизии доводил до подчиненных приказ Гитлера, в котором последний говорил о покушении на него и в связи с этим требовал увеличить число расстрелов на месте дезертиров и должностных лиц, виновных в беспорядочном отступлении, а также лиц гражданской администрации, оставивших свое место без соответствующего письменного разрешения немецкого командования .

Одна из директив, исходившая из штаба группы армий «Север», рекомендовала шире практиковать подбор и обучение местных жителей, служивших в полиции, налоговых инспекторов и зажиточных крестьян для диверсий после отступления немецких войск, своевременно снабдив их оружием и боеприпасами.

Здесь же находились и донесения карателей, в которых говорилось о том, что в городе Прейли за период с июня по октябрь 1941 года было собрано и расстреляно свыше 8 тысяч евреев и спрашивались рекомендации для сокрытия мест захоронения расстрелянных.

Захваченные разведчиками документы были использованы политработниками, партийным и комсомольским активом соединении для проведения бесед и докладов с личным составом.

После освобождения Прейли начальник политотдела 182-й стрелковой дивизии подполковник Н. А. Смирнов ночью же направил работников политотдела по частям и вместе с ними изучал нужды подразделении. Выявив их, работники политотдела помогли быстрее удовлетворить запросы личного состава.

Ночью же были выпущены очередной номер дивизионной газеты «За Отчизну», листовки и бюллетени-молнии с показом отличившихся при освобождении Прейли. Утром бойцы и командиры уже читали о тех, кто подавал пример другим в выполнении своего воинского долга, требований военной присяги.

 

ВИЛЯНЫ

 

Войска 7-го гвардейского стрелкового корпуса после освобождения города Резекне, не задерживаясь в нем, 27 июля продолжали преследовать противника. Немецкое командование, стремясь замедлить отход своих войск, нанесло по наступающим два массированных авиационных удара. Части корпуса приостановили продвижение. Противник, воспользовавшись этим, организованно отвел свои силы на рубеж Кантиниеки, Грейвули, Сакстагалс, Озолмуйжа, где занял заранее подготовленные позиции. Советские войска после небольшой паузы продолжили наступление. Но с ходу прорвать оборону не смогли и перешли к планомерному наступлению на город Виляны.

7-я гвардейская стрелковая дивизия наносила на Виляны удар с востока; 119-я гвардейская стрелковая дивизия наступала севернее Вилян в направлении Кантиниеки, Кристцелес, создавая угрозу окружения войск противника в городе. 8-я гвардейская стрелковая дивизия находилась во втором эшелоне в готовности развить наступление корпуса из-за левого фланга 7-й гвардейской стрелковой дивизии1.

После короткой авиационной и артиллерийской подготовки 7-я гвардейская стрелковая дивизия в 18 часов 27 июля перешла в атаку и местами вклинилась в оборонительные позиции врага. Командир 2-го батальона 26-го гвардейского стрелкового полка капитан В Н. Тищенков, используя местность, скрытно повел батальон в Грейвули. Обрушив огонь минометов и пулеметов на вражеские позиции, батальон атаковал противника в поселке. Разгромив в нем колонну автомашин и дождавшись подхода других подразделений полка, капитан Тищенков повел батальон на Сакстагалс.

К 20 часам 26-й гвардейский стрелковый полк, взаимодействуя с 1-м истребительным противотанковым артиллерийским дивизионом и ротой танков, овладел поселком и железнодорожной станцией Сакстагалс.

Другие части дивизии, преодолевая упорное сопротивление противника, также продвигались вперед.

При наступлении на опорный пункт у хутора Берги успешно действовал взвод, которым командовал старший лейтенант П. Я. Адаев. Комсорг батальона В. А. Николаенко написал листовку об отличившемся взводе и с разрешения командира батальона передал ее по цепи. В ней говорилось: «Беспощадно истребляет врага старший лейтенант П. Я. Адаев. Славный сын Ленинского комсомола умело командует взводом. Во время атаки на хутор его бойцы стремительным броском ворвались в окопы. Противник, не выдержав атаки, отошел, преследуемый гвардейцами. Берите пример с комсомольца П. Я Адаева. Беспощадно бейте врага!»

7-я гвардейская стрелковая дивизия выполнила задачу дня и значительно продвинулась вперед. Но ее артиллерия, командные пункты и тылы растянулись. Командир дивизии генерал М. Э. Москалик решил приостановить продвижение, подтянуть артиллерию, переместить командные пункты, дать личному составу отдохнуть, а с утра следующего дня наступать на Виляны.

Но чтобы не давать врагу передышки, командир корпуса приказал командиру дивизии частью сил соединения вести наступление и ночью. Во исполнение этого приказа от 14-го и 26-го гвардейских стрелковых полков были выделены по одному батальону для ночных действий.

В период подготовки к начавшемуся на следующее утро наступлению хорошо справилась со своими задачами служба боепитания дивизии, хотя выполнялись эти задачи в очень трудных условиях. Станция снабжения и дивизионный обменный пункт находились в 70 километрах от передовых позиций. К тому же дороги были разрушены, по ним перевозились и другие грузы. После соответствующих распоряжений дороги были освобождены для подвоза боеприпасов; в пределах возможного на них произвели ремонтные работы. И сотни тяжело нагруженных автомашин, управляемые опытными шоферами, доставили на передовую снаряды, мины, гранаты, патроны.

Вечером вышел очередной номер дивизионной газеты. Во время ужина солдаты и офицеры уже читали заметки о ходе боев, об особо отличившихся в них, о событиях на участках соседних дивизий и других фронтов. В газете был помещен список награжденных в этот день командиром дивизии. В нем были: пулеметчик Н. И. Синяков, автоматчик Л. О. Каица, минометчик Ф. П. Гамалиев, артиллерист-наводчик С. Я Раффе, сапер-минер К. Е. Парадеев, танкист А. Б. Кислицин, санинструктор М. Н. Андабурская.

В этот же вечер только в 26-м гвардейском стрелковом полку пятнадцать рядовых и сержантов подали заявления о приеме их в партию и комсомол.

3-й батальон (командир — капитан И. С. Румянцев) 14-го и 2-й батальон (командир — капитан Н. В Тищенков) 26-го гвардейских стрелковых полков, назначенные для ночных действий, приступили к выполнению боевой задачи. Уже в сумерки, сблизившись с противником, они атаковали его.

Противник, не ожидая дерзкой вылазки наших бойцов в такое позднее время, пришел в замешательство. Его 12 орудий, выставленные на прямую наводку, не успели открыть огонь и были захвачены атакующими. Гитлеровцы в беспорядке стали отходить, бросая автомашины, орудия, минометы. Паника пехоты передалась и находившимся в стороне от наступающих батальонов гитлеровским танкистам. Они завели моторы и, пренебрегая светомаскировкой, с зажженными фарами поспешно отошли на Виляны.

3-й батальон 14-го гвардейского стрелкового полка под командованием майора М. Г. Чабаева, наступая ночью вдоль линии железной дороги, в 5 часов 28 июля 1944 года овладел станцией Виляны. К станции подошли и наши танкисты.

Как только здесь появились советские бойцы, к ним подошли четверо станционных рабочих и сказали, что вчера вечером они на железнодорожных путях захватили трех гитлеровцев, обезоружили их и закрыли в кирпичной будке, которую охраняет их товарищ Янис Куртес. Танкисты допросили пленных и установили, что они являются стрелками жандармерии управления путей сообщения. После оставления станции Резекне они приехали в Виляны для подрыва железнодорожных путей и средств связи, но не успели много сделать, так как были взяты в плен латышскими рабочими. Командир танковой роты капитан Л. В. Жданов поблагодарил рабочих за задержание диверсантов и попросил продолжать охрану пленных и станционного хозяйства до подхода главных сил дивизии. Рабочие, вооружившись трофейными автоматами, приступили к выполнению просьбы офицера.

В 6 часов 1-й батальон 14-го гвардейского стрелкового полка под командованием капитана С. О. Легезы овладел северными кварталами Виляны. В это время противник еще сдерживал 26-й гвардейский стрелковый полк, наступавший на Виляны вдоль шоссе с юго-востока. Используя сложившуюся обстановку, враг контратаковал батальон, пытаясь отбросить его за пределы города. Капитан С. О. Легеза, видя, что батальон контратакует около 400 солдат противника, по радио сообщил об этом командиру 20-го стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии, наступавшему севернее Вилян. Командир полка полковник Н. Ф. Глазунов выделил часть артиллерии и 1-й стрелковый батальон для оказания помощи соседу. Совместными усилиями контратака врага была отражена.

В бою по уничтожению противника северо-восточнее Вилян особенно отличился 1-й батальон 20-го стрелкового полка 37-й стрелковой дивизии под командованием капитана Л. Г. Королева. Метко вели огонь автоматчики П. Филиппов, И. Житный, стрелок К. Петраков.

Вскоре после этого боя подразделения 14-го гвардейского стрелкового полка вышли на западную окраину города.

26-й гвардейский стрелковый полк, наступая на южную часть города Виляны, вел упорный бой с противником. Его 2-й батальон под командованием капитана В. Н. Тищенкова овладел вражеской траншеей, но продвинуться дальше не мог. На помощь батальону пришли танкисты и самоходчики.

Танковая рота под командованием старшего лейтенанта 3. X. Косиора огнем орудий и пулеметов способствовала продвижению пехотинцев. Фашисты открыли по нашим танкам огонь, стремясь замедлить их продвижение. Батарея тяжелых самоходных орудий «ИСУ-152» (командир — капитан Я. А. Чайковский) своим огнем уничтожила два вражеских танка. Огонь противника ослаб. Капитан Я. А. Чайковский воспользовался этим и повел батарею вслед за танками, вместе с ними самоходчики ворвались на артиллерийские позиции врага и там уничтожили несколько орудий, 2-й стрелковый батальон мог продвигаться дальше.

Тяжелое самоходное орудие «ИСУ-152», командиром которого был младший лейтенант Г. Н. Безуглый, подошло к хутору и подбило вражеский танк. В это время немецкие солдаты, находившиеся на хуторе, приблизились к самоходке и из фаустпатрона выстрелили в нее. Пламя мгновенно охватило машину. Выскочивший из нее механик-водитель сержант Н. Г. Костенко принялся выносить из горящей самоходки своих раненых товарищей. Гитлеровцы-фаустники, видя безоружного советского танкиста, вытаскивающего из пламени раненых, очередью из автомата убили Н. Г. Костенко. Подоспевшие на помощь стрелки Ф. И. Стивак, Н. О. Крузинс, Г. М. Юрченко, У. 3. Нарянин и 3. Л. Петушков, расправившись с фашистами, вытащили пострадавших из горящей самоходки.

В боях за освобождение Вилян 7-я гвардейская стрелковая дивизия взаимодействовала с 37-й стрелковой дивизией. По приказу командира 37-й стрелковой дивизии генерал-майора А. Г. Гусарова 247-й стрелковый полк ускорил движение в направлении Рикава, Кристцелес. Самолеты противника нанесли по нему бомбовые удары. Но зенитчики 1385-го и 1399-го зенитных артиллерийских полков, которыми командовали подполковники О Н. Чубыкин и Я. Т. Шубин, прикрывавшие 37-ю стрелковую дивизию, открыли огонь и сбили два фашистских бомбардировщика, вынудив остальных отвернуть в сторону. 247-й стрелковый полк (командир — подполковник X. И. Алябьев) продолжал наступление, чем помог 7-й стрелковой дивизии в освобождении Вилян.

К 8 часам 28 июля 1944 года город Виляны был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

 

 

Противник отступил, оставив на поле боя до 300 убитых и раненых солдат и офицеров, 6 сожженных танков, 11 разбитых орудий, 19 минометов, много пулеметов, автоматов, радиостанций, 42 автомашины с вооружением, техникой и боеприпасами 14 автомобилей оказались загруженными чемоданами и посылками с награбленным у местного населения имуществом, предназначенным для отправки в Германию женам и родным фашистских извергов.

Подразделения 14-го и 26-го гвардейских стрелковых и 25-го гвардейского артиллерийского полков перешли речушку Малта, протекающую по западной окраине города, и продолжали наступление. В 16 часов 7-я гвардейская стрелковая дивизия, находясь вне соприкосновения с противником, сделала трехчасовую остановку. Политработники незамедлительно использовали эту передышку. В большинстве стрелковых, минометных и саперных подразделений были проведены партийные и комсомольские собрания и на них рассмотрены заявления воинов о приеме их в партию или комсомол. В заявлении гвардейца А. П. Устинова говорилось: «Я, рядовой пулеметчик, истребил уже немало гитлеровцев, награжден медалью «За отвагу», видел, как дерутся коммунисты, и с них беру пример. А теперь хочу сам стать коммунистом и бить фашистов еще сильнее, чем раньше. Прошу не отказать в моей просьбе. Звание коммуниста оправдаю в бою».

Два заявления о приеме в партию и одно в комсомол, к сожалению, не представилось возможным рассматривать, так как гвардии сержант Т. И. Кожевников, ефрейтор Л. М. Горохов и рядовой У, Ф. Скрынник в бою за освобождение города Виляны пали смертью храбрых. После короткой передышки дивизия двинулась вперед.

 

БАЛВЫ

 

54-я армия — командующий генерал-майор С. В. Рогинский, член Военного совета генерал-майор Г. С. Емельяненко, начальник штаба генерал-майор А. К. Кондратьев — наносила главный удар на Пыталово, Балвы, Гулбене. В полосе ее наступления противник с занятых заблаговременно позиций предпринимал частые контратаки пехоты и танков, поддерживаемые мощными авиационными ударами. Он стремился замедлить наступление, ведущееся советскими войсками. Некоторые из дивизий армии остановились и готовились к новым боям. Другие соединения продолжали выполнять ранее поставленные задачи, добиваясь тактических успехов.

29 июля 1944 года действовавшая на левом фланге армии 321-я стрелковая дивизия под командованием полковника В. К. Чеснокова овладела поселком Таурескалнс и форсировала речку Варнене. Здесь ее контратаковали во фланг. Едва дивизия отразила контратаку, как по ней нанесли авиационный удар. Еще не все самолеты противника улетели, а вражеские танки и пехота предприняли вторую мощную контратаку.

В этой трудной обстановке своевременно совершил маневр истребительный противотанковый артиллерийский дивизион под командованием майора С. Н. Шукина. Его орудия были быстро переброшены с одного фланга дивизии на другой. Вражеские танки, прорвавшиеся через боевые порядки стрелковых батальонов, были встречены огнем дивизиона и 986-го артиллерийского полка. Выстрелами артиллеристов лейтенанта Я. Н. Корнилова, сержантов П. Л. Харитонова и М. Т. Яковлева, рядовых С. Ф. Щукина, Н. Я. Феоктистова, Н. Р. Хромого, К. М. Останина, С. X. Дубенко и 3. Т. Моргуненко были подбиты два танка. Вражеские танкисты укрыли свои машины за пригорком. Завязался огневой бой между танкистами и артиллеристами. Враг разбил шесть орудий в противотанковом дивизионе и три орудия в 986-м артиллерийском полку. Но, потеряв еще три боевые машины, под прикрытием леса и хуторов танки противника отошли.

Полки дивизии отразили контратаку и овладели вражескими позициями. До наступления темноты они, тесня пехоту противника, продвинулись еще на три километра.

На следующий день с восходом солнца дивизия возобновила наступление. 200 метров, отделявшие ее от гитлеровцев, были быстро преодолены 1-м батальоном (командир — капитан Г. 3. Зименков) 74-го стрелкового полка. Овладев траншеей, батальон, ломая сопротивление врага, ворвался в Балвы.

Рота под командованием лейтенанта Ф Ю, Коробеиникова, используя заросли вдоль южного берега озера Перкани, вышла к церкви, у которой завязалась ожесточенная схватка. Отчаянно дрались обе стороны, неся потери. Бой прекратился лишь тогда, когда противник был полностью уничтожен.

В здании текстильной фабрики размещался штаб 342-го пехотного полка. Лейтенант Ф Ю Коробейников повел роту на захват штаба. Зайдя с тыла, рота захватила штаб, взяв в плен несколько офицеров и унтер-офицеров с документами, радиостанциями, телефонными аппаратами.

2-й батальон под командованием старшего лейтенанта О. X Осечкина овладел траншеями и вслед за отходящим противником ворвался на восточную окраину Балвы. Освобождая квартал за кварталом, он продвинулся к центру города. Вместе с ним действовал 2-й дивизион 986-го артиллерийского полка. Командир дивизиона капитан Л. А. Утенков, находясь с ячейкой управления рядом с командиром батальона, умело использовал огонь орудий для подавления огневых точек, мешавших продвижению стрелковых рот.

Вскоре 1-й и 2-й батальоны 74-го стрелкового полка (командир — подполковник И. Н. Пустошкин), обходя узлы сопротивления на улицах, вышли к озеру Балвы. Здесь находилась артиллерийская батарея противника, которая вела огонь по наступавшему севернее города 79-му стрелковому полку 4-я рота (командир — старший лейтенант К. М. Медников) с тыла атаковала огневые позиции, перебила артиллерийские расчеты и захватила орудия.

Успешные действия правофлангового полка дивизии в городе ослабили сопротивление противника южнее Балвы. Этим воспользовался 72-й стрелковый полк (командир — подполковник Л. Я. Озеров). Овладев траншеей и обходя рощу южнее Балвы, он встретился с батальоном пехоты, поддерживаемой пятью танками, изготовившимся к контратаке. Наши бойцы охватили врага полукольцом. Батальон противника, не приняв боя, отошел. Танкисты, некоторое время прикрывавшие отход вражеского батальона, через некоторое время также оставили свои позиции.

После этого 2-й стрелковый полк овладел западной частью города. Здесь его остановили танки противника. Командиры рот лейтенанты М. Г. Капустин, А. Т. Лазурченко, Ф. Г. Опоркин и К. Л. Свищ, услышав шум танков, отдали необходимые распоряжения для отражения их атак. Наступавшие со стрелками саперы Г. Мячин, Ф. Ушаков, М. Алябьев и И. Петеркин быстро установили несколько мин на дороге, присыпав их песком Вражеские танкисты, обстреляв нашу пехоту из пушек и пулеметов, повели свои машины вперед. Два танка подорвались на минах, установленных саперами. Остальные повернули обратно. Контратака была сорвана.

К 12 часам 30 июля 321-я стрелковая дивизия освободила город Балвы — важный узел шоссейных дорог. Дивизия захватила около ста пленных и трофеи, среди которых были 42 исправных автомобиля, 5 бронетранспортеров, три склада с вооружением.

 

 

Полки дивизии, не задерживаясь в городе, продолжали преследовать отходящего противника. Выйдя на рубеж реки Педедзе, они были остановлены сильным огнем с противоположного берега. На этом рубеже им, как и другим частям, пришлось около полумесяца вести бои с подошедшими из Эстонии вражескими войсками

В городе Балвы, где размещались дивизионные тылы, постепенно стала налаживаться жизнь. Местные жители возвращались домой. Они помогали в уходе за ранеными. Многие приходили в медсанбат и предлагали свою кровь для переливания тяжелораненым. Среди этих патриоток были Э. Торан, Л. Грубе, К. Пуриньш, А. Буркевиц и А. Вейс.

 

К РИЖСКОМУ ЗАЛИВУ

 

Наступление войск 1-го Прибалтийского фронта на Шяуляйском направлении началось 20 июля. 51-я и 2-я гвардейская армии, преодолевая организованную оборону, за два дня продвинулись на 50 км.

22 июля 417-я и 267-я стрелковые дивизии 51-й армии освободили крупный узел коммуникаций и важный опорный пункт противника — Паневежис. 27 июля был освобожден город Шяуляй.

2-я гвардейская армия, наступавшая левее 51-й, также овладела многими крупными населенными пунктами. Ее соединения продвинулись южнее и западнее Шяуляя.

По-иному складывалась обстановка на правом крыле фронта, где 6-я гвардейская армия после нанесения удара на Даугавпилс с юга замедлила продвижение, встречая все возрастающее сопротивление противника. Медленно продвигалась к Биржаю и 43-я армия

Немецкое командование отвело часть сил из Эстонии в Латвию и, перебросив сюда же несколько дивизий с других участков фронта, замедлило темп наступления 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов.

Ставка Верховного Главнокомандования, исходя из выгодно складывающейся обстановки в Литве, 28 июля поставила войскам 1-го Прибалтийского фронта задачу нанести главный удар в общем направлении на Ригу с целью отрезать группу армий «Север», левым крылом фронта — наступать на Мемель (Клайпеду). При успешном выполнении этой задачи улучшилась оперативная обстановка перед войсками 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов.

Выполняя эту задачу, командующий войсками 1-го Прибалтийского фронта генерал армии И. X. Баграмян повернул 51-ю армию на север, приказав ей наступать к Рижскому заливу.

Ближайшей задачей войскам 51-й армии — командующий генерал- лейтенант Я. Г. Крейзер, член Военного совета генерал-лейтенант В. И. Уранов, начальник штаба генерал-лейтенант Я. С. Дашевский — ставилось овладение рубежом Елгава—Добеле, в дальнейшем — захват городов Кемери и Тукумса, выход к Рижскому заливу и удержание шоссейных и железных дорог, идущих с запада на Ригу.

Командующий войсками фронта учел, что авиация противника будет всячески препятствовать продвижению 51-й армии, а наземные части противника упорно удерживать свои позиции, стремясь не допустить разобщения войск группы армий «Север». 3-й воздушной армии он поставил задачу на авиационную подготовку и прикрытие 51-й армии с воздуха.

Командующий 3-й воздушной армией генерал-полковник Н. Ф. Папивин со своим штабом разработал план срыва планомерных налетов вражеской авиации, который предусматривал в числе других такие вопросы:

а)      воспрепятствование противнику ведения авиационной разведки в полосе выхода 51-й армии к Рижскому заливу, ограничение нанесения бомбовых ударов по передовым наступающим наземным войскам и недопущение авиационных ударов противника по аэродромам, станциям снабжения войск, командным пунктам, артиллерийским позициям и скоплению танков на правом крыле фронта;

б)      нанесение массированных ударов с воздуха авиационными соединениями 3-й воздушной армии по наземным войскам, переправам и путям передвижения войск и перевозки грузов; воспрепятствование организованному подходу к передовым позициям свежих сил противника и дезорганизация его отступления

Борьбу с воздушной разведкой противника вела 4-я гвардейская истребительная авиационная дивизия под командованием генерал-майора В. А. Катаева. Штаб дивизии изучил места базирования вражеской разведывательной авиации, направления ее подхода к районам разведки и ухода на свой аэродром. В дивизии были выделены майор И. П. Витковский, старшие лейтенанты Я. С Плотников, А. Ф Горбатенко и К. С. Куркин — лучшие летчики-истребители для свободной охоты. Они, действуя в одиночку или парами, неожиданно перехватывали в воздухе вражеские разведывательные самолеты и уничтожали их или заставляли возвращаться на свои базы. В течение трех дней противник потерял полтора десятка разведывательных самолетов. Майор И. П. Витковский за сбитые им лично и в групповых боях многие вражеские самолеты в районах юго-западнее Риги был удостоен звания Героя Советского Союза.

Отличились и летчики 211-й штурмовой авиационной дивизии (командир — полковник П. М. Кучма), которые ударами по аэродромам завершили разгром воздушной разведывательной авиации противника в Латвии. Доблесть и мастерство в боях проявили старший лейтенант В. Н. Бирюков, капитаны А. В. Викульский и П. В. Самсонов, уничтожившие двенадцать вражеских самолетов, несколько пунктов управления полетами, складов с горючим, многие аэродромные постройки. Всем троим были присвоены звания Героя Советского Союза.

 

 

О тяжелых потерях противника свидетельствуют и записи в журнале боевых действий ВВС группы армий «Север» за август и сентябрь 1944 года.

5-я гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия (командир — генерал-майор В. А. Сандалов) и 335-я штурмовая авиационная дивизия под командованием полковника С. С. Александрова своими массированными налетами на вражеские аэродромы уничтожили за это время свыше сорока бомбардировщиков.

4-я гвардейская бомбардировочная авиационная дивизия (командир — генерал-майор Ф. П. Котляр) в течение многих дней наносила удары по артиллерийским позициям, по пунктам управления войсками, по базам снабжения, по воинским эшелонам и кораблям.

5-я гвардейская истребительная авиационная дивизия (командир — полковник Ю. Б. Рыкачев) в течение нескольких дней беспрерывно находилась в воздушных боях, сопровождая бомбардировочные и штурмовые полки на выполнение заданий. Героем Советского Союза стал майор В. Д. Едкин. Он совершал по несколько вылетов в день, точно выходил на цель, не уклонялся от воздушного боя с противником, своим примером воодушевлял товарищей.

Фашистские самолеты стали реже появляться над полем боя и вскоре совсем прекратили полеты над этим районом.

51-й армии был придан 3-й гвардейский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта В. Т. Обухова. К исходу 28 июля корпус был снят с районов у Шяуляя и переброшен в новую полосу боевых действий армии.

Танкисты очень оперативно выполнили поставленные перед ними задачи и, совершив форсированные ночные марши, развернули энергичные боевые действия по овладению городами Елгава и Добеле.

 

ЕЛГАВА

 

Задачи по освобождению Елгавы были поставлены перед 7-й и 9-й гвардейскими механизированными бригадами 3-го гвардейского механизированного корпуса, а также 279-й и 347-й стрелковыми дивизиями 51-й армии.

События развивались следующим образом. Разведывательный отряд 9-й гвардейской механизированной бригады под командованием капитана Г. Г. Галуза с ротой танков 45-го гвардейского танкового полка продвигался по шоссе Шяуляй—Елгава. В два часа ночи 28 июля отряд на большой скорости ворвался в литовский город Ионишкис, стоящий на пути его движения. Гитлеровцы не ожидали появления здесь советских войск: солдаты спали, а многие офицеры, несмотря на поздний час, находились в ресторане.

В головном дозоре разведывательного отряда шли танк под командованием лейтенанта Л. И. Царенко, имевший на броне десант автоматчиков, и бронемашины под командованием лейтенанта И. П. Чечулина и сержанта Т. А. Самодеева. Машины головного дозора подъехали к ресторану и остановились. Десантники сошли с танка, ворвались в ресторан и уничтожили загулявшихся гитлеровцев.

Ночную тишину в городе нарушили также орудийные и пулеметные выстрелы. Разведчики отряда капитана Г. Г. Галузы расстреливали стоявшие на улицах танки и автомашины, а также выскакивавших в панике из домов вражеских солдат и офицеров. Не задерживаясь в Ионишкисе, капитан Г. Г. Галуза повел отряд на Елгаву.

При подъезде к железнодорожной станции Смилтниеки, он заметил стоящие на путях бронепоезд и состав, на платформах которого находилось свыше тридцати танков. Лейтенанты П. А. Касьянов и П. Л. Спиридонов получили задачу: огнем танковых пушек подорвать или подбить бронепоезд. А артиллерийский взвод под командованием младшего лейтенанта Г. И. Миронова и взвод бронемашин (командир — лейтенант Н Ф. Мартьянов) должны были повредить паровоз и платформы с танками так, чтобы состав не двинулся с места.

Через двадцать минут поставленные задачи были выполнены. Разведотряд проследовал дальше в направлении Елгавы. За мужество и высокое воинское мастерство, проявленные при освобождении города Елгавы, капитану Г. Г. Галузе было присвоено звание Героя Советского Союза.

На подступах к Елгаве уже были сосредоточены танковые части 1-го армейского корпуса СС. Очевидно, противник был предупрежден из Ионишкиса.

Попытки 9-й гвардейской механизированной бригады с ходу ворваться в Елгаву оказались безуспешными.

К 16 часам 28 июля к городу подошла 7-я механизированная бригада и части усиления. А справа механизированных бригад с боями к Елгаве продвигались 279-я и 347-я стрелковые дивизии. Бой принял затяжной характер. Не изменилось положение и 29 июля.

30 июля к западной окраине города подошел 26-й гвардейский минометный полк. Командир полка подполковник В. И. Смирнов быстро организовал взаимодействие с частями, наступающими на Елгаву, и согласовал, по каким целям произвести залпы реактивными снарядами. Начальник разведки 2-го дивизиона полка лейтенант А. А. Алексеев выдвинулся поближе к городу, разведал цели и передал их координаты. Точный удар минометного полка уничтожил большое количество вражеских солдат и офицеров, было разбито несколько орудий, пулеметов и минометов. Разрушенными оказались и позиции врага.

7-я механизированная бригада, возглавляемая Героем Советского Союза генерал-майором М. И. Родионовым, используя результаты залпов гвардейских минометов, овладела западной частью Елгавы и уничтожила группы противника, засевшие в подвалах и на чердаках зданий Начальник разведки 2-го дивизиона 26-го гвардейского минометного полка лейтенант А А. Алексеев со своими разведчиками подошел к старинному дворцу на берегу реки Лиелупе (ныне там размещается Латвийская сельскохозяйственная академия), собираясь разместить в нем свой наблюдательный пункт. Вскоре к дворцу подъехали несколько вражеских автомашин с пехотой. Разведчики вступили с ними в бой. Лейтенант А. А. Алексеев лично уничтожил многих фашистов. Вскоре на помощь артиллерийским разведчикам подошли танки 43-го гвардейского танкового полка. Общими усилиями они уничтожили врага. Лишь одиночные автомашины противника сумели уйти к центру города. За мужество и умелое руководство боем лейтенанту Александру Алексеевичу Алексееву Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза.

Отличился в боях за Елгаву и взвод автоматчиков под командованием лейтенанта Н. В. Буйнова из 7-й гвардейской механизированной бригады. Десантом на танках он ворвался в город. Боевые машины мчались по улицам, ведя огонь из пушек и пулеметов, а автоматчики, сидевшие на броне, вели сильный автоматный огонь. Танкисты, заметив большую танковую колонну противника, стоящую на площади, с ходу обрушились на нее, расстреливая прямой наводкой вражеские машины. Автоматчики, спешившись, также приняли участие в этом бою. Пример им показывал лейтенант Н. В. Буйнов. Он гранатами подорвал танк противника, а затем уничтожил пытавшийся выбраться из него экипаж

Автоматчики гранатами подорвали три танка и две бронемашины. Лейтенант Н. В. Буйнов был удостоен звания Героя Советского Союза.

Золотая Звезда Героя украсила и грудь командира роты 3-го мотострелкового батальона 7-й гвардейской механизированной бригады старшего лейтенанта С. Н. Колесникова.

Перед боем он собрал на несколько минут коммунистов и комсомольцев роты и сказал: «...Сейчас мы будем брать город Елгаву. Его нельзя разрушать. Проявите свое умение, в ближнем бою уничтожайте фашистов. Берегите жителей города...».

Гвардейцы роты, действуя отважно и сноровисто, ворвались в центр города, выбили противника из него, захватили там около двадцати исправных автомашин.

Героизм и мужество при освобождении Елгавы проявили воины всех родов войск.

Танкисты 43-го гвардейского танкового полка под командованием майора К. Ф. Ялозы прорвались на артиллерийские огневые позиции врага. Огнем своих пушек и гусеницами танков они уничтожили восемь орудий. Но при этом на танке лейтенанта Н. С. Замшилкина была повреждена ходовая часть, и он остановился на открытом месте. Противник открыл по нему огонь. Тогда экипаж тяжелой самоходной артиллерийской установки в составе командира старшего сержанта Ф. Ф. Савельева, механика-водителя рядового X. С. Зангиева и наводчика орудия рядового И. Н. Криволапова подвел свою машину к танку лейтенанта Н. С. Замшилкина и прикрыл его огнем и броней. Экипаж танка получил возможность устранить повреждение. Однако вскоре самоходная артиллерийская установка загорелась от прямого попадания вражеского снаряда. Ее экипаж продолжал отражать наседавшего врага и одновременно тушил пожар, который через некоторое время удалось ликвидировать. Советские танкисты и самоходчики, приведя свои машины в исправное состояние, догнали подразделения и продолжали участвовать в боях за Елгаву.

Танковые экипажи лейтенанта Г. А. Карелина, сержантов А. X. Герби, Г. Я Миля и старшины А. А. Сафонова увидели, что до батальона пехоты противника в сомкнутом строю готовятся к контратаке во фланг огневых позиций реактивных минометных установок 49-го гвардейского минометного полка, изготовившегося для залпов по позициям противника. Минометчики, занятые наводкой установок, не замечали приближавшейся к ним пехоты. Лейтенант Г. А. Карелин по радио сообщил о контратаке командиру 64-го гвардейского тяжелого танкового полка подполковнику В. Г. Николаеву и вместе с другими танкистами повел машины на вражескую пехоту. Давя гусеницами и расстреливая солдат противника из пулеметов, танкисты сорвали контратаку гитлеровцев. Особенно отличился в этом бою командир взвода тяжелых танков комсомолец старший лейтенант Н. А. Рубан, который был удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Смелость и находчивость проявили также лейтенант И. В. Масальский и старшие сержанты А. Ф. Дубровин, Б. М. Акимов, И. Д. Королев, Ю. М. Таймашевский, И П. Зубченко и Ф. П. Сердюк. Все они были награждены орденами.

7-я гвардейская механизированная бригада, тесня противника, медленно продвигалась вперед Но, изготовившись к очередному броску, бригада попала под сильный огонь многоствольных реактивных метательных аппаратов, и ее продвижение было остановлено.

1-й батальон этой бригады под командованием капитана Б. А. Федорова с танковыми ротами, которыми командовали старшие лейтенанты Я. С. Усов и В. М. Крылов, и артиллерийской батареей (командир — лейтенант В. А. Шелыванов), овладев кварталами в северной части города, вышли у мостов через реку Лиелупе, не допуская подхода в Елгаву резервов противника по Рижскому шоссе и по железнодорожному мосту.

Экипаж танка, которым командовал лейтенант С. В. Касьянов, вел огневой бой с вражескими танками, находящимися на противоположном берегу. Несколько гитлеровцев, которые еще вели бой в городе, скрытно подошли к танку С. В. Касьянова, пытаясь гранатами подорвать его. Увидев это, командир стрелкового отделения 1-го батальона сержант А. А. Бабич с автоматчиками А. П. Волохиным, Н. Д. Трошевым и В. И. Истоминым пришли на помощь своим танкистам и уничтожили гитлеровцев.

Однако около сотни гитлеровцев с противоположного берега по мосту прорвались в город. Командир батальона капитан Б. А. Федоров приказал 1-й роте под командованием старшего лейтенанта Г. С. Семенова отбросить прорвавшегося противника. Рядовые И. Д. Домышев, М. Н. Астанин, Т. И. Мячин, М. П. Сазонов и А. В. Фомин, выдвинувшись к шоссе, открыли по противнику пулеметный и автоматный огонь и забросали его гранатами. Но еще несколько десятков гитлеровцев продолжали перебегать мост со стороны Рижского шоссе в город. Заместитель командира артиллерийского дивизиона по политчасти майор Н. К. Аминкулов возглавил группу бойцов, которые огнем из карабинов и пулеметов преградили путь противнику.

А стрелковый взвод (командир — старший лейтенант И. П. Плотников) и взвод автоматчиков во главе с лейтенантом Н. Т. Алешиным окружили гитлеровцев в районе железнодорожного моста и уничтожили их. В этом бою отличились и позже были награждены орденами автоматчики И. В. Вакуленко, М. И. Иванайков, П. Г. Куршаков, В. Д. Власов, Ж. Дамбиев и И. Е. Семенов.

В это время к мосту подъехали танкисты из рот, которыми командовали лейтенанты М. А. Кудрявцев и В. М. Павлович. Они собирались отойти на дозаправку машин горючим, но их контратаковали снова прорвавшиеся по мосту вражеские солдаты. Командир батальона, понимая, что танкисты оказались в очень тяжелом положении, собрал небольшую группу находившихся неподалеку бойцов и вдоль железной дороги повел их в атаку. В завязавшейся схватке бойцы батальона вместе с танкистами отбросили противника. В этом бою пал смертью храбрых командир 1-го батальона капитан Б. А. Федоров. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

В боях за город Елгаву отличились также командиры: 2-го батальона капитан У. М. Алабушев, 3-го батальона капитан А. А. Нанавян, артиллерийского дивизиона капитан Ш. Г. Ажгибеков, минометного батальона капитан Ю. А. Сень; сержанты Ф. И. Шемякин, А. Ф. Вешникин, В. А. Канайкин, Н. А. Мироненко, рядовые К. П. Бирючков, И. X. Губайдулин, П. М. Нестеренко, А. В. Павлов и сотни других бойцов и командиров 7-й гвардейской механизированной бригады.

Парторги батальонов старший лейтенант А. М. Никишин, лейтенант П. С. Редько и комсомольский организатор бригады младший лейтенант М. И. Карутин своим личным примером в бою увлекали гвардейцев на подвиги. Они всегда находились среди бойцов, лично истребили большое число гитлеровцев и за освобождение Елгавы были награждены орденами Красного Знамени.

9-я гвардейская механизированная бригада под командованием полковника В. С. Стародубцева наступала на северо-западную окраину города. К 17 часам 30 июля 1944 года ее батальоны, смяв оборону противника, ворвались в город.

3-й мотострелковый батальон (командир — капитан Н. Е. Агибалов) с танками 45-го гвардейского танкового полка полковника Я. А. Бурцева и с минометным дивизионом капитана К. Ф. Опанасенко преодолели полосу минных заграждений и овладели домами на северо-западной окраине города. Комсорг батальона А. Н. Богомолов, видя, что гитлеровские саперы минируют мост через речку Платоне — приток Лиелупе, с группой бойцов уничтожил их и перерезал провода, ведущие к запалам. Мост был захвачен и спасен от взрыва. Вскоре по нему прошли «катюши» 26-го гвардейского минометного полка (командир — подполковник В. Н, Смирнов), своим огнем способствовавшие продвижению бригады.

По мосту также прошли боевые машины 64-го гвардейского тяжелого танкового полка, устремившиеся к станции.

В 300 метрах южнее железнодорожной станции вел ожесточенный бой 1-й мотострелковый батальон под командованием капитана Ю. С. Борисова из 9-й гвардейской механизированной бригады. Вместе с ним действовали артиллеристы старшего лейтенанта П. С. Шмакова и танкисты под командованием заместителя командира 45-го гвардейского танкового полка по политической части майора М. Г. Гайкина. Два вражеских орудия, расположенные в дворах, простреливали улицу и подбили наш танк. Командир танка лейтенант М. Л. Кочетков повел свою машину через дворы к орудиям противника. Повернув башню с орудием назад, он приказал механику-водителю Л. Ф. Астахову проехать через сарай. Танк развалил сарай и под обломками его стен и крыши было похоронено вражеское орудие. Другое орудие уничтожил танк лейтенанта А. Л. Воробьева.

Агитатор танкового полка старший лейтенант Л. А. Белов был на самых трудных участках. Он принимал непосредственное участие в бою, уничтожая гитлеровцев где огнем из автомата, а где гранатой Агитатор подмечал умелые и смелые действия экипажей и немедленно сообщал о них всем танкистам.

Тяжелое положение сложилось в районе церкви у железнодорожной станции. Здесь враг атаковал батарею, которой командовал Герой Советского Союза старший лейтенант Ю. М. Головатый. Разобравшись в обстановке, старший лейтенант Л. А. Белов наладил взаимодействие батареи с танковым взводом под командованием младшего лейтенанта И. Г. Алимбекова. Артиллеристы и танкисты атаковали противника, выбили его из церкви и из прилегающего к ней района.

Город Елгава представлял собой тяжелое зрелище. Кругом — пожары, гремели несмолкающие взрывы, орудийные выстрелы. Пулеметные и автоматные очереди то утихали, то с новой силой звучали в различных частях города. Дым застилал дома. Улицы и площади по нескольку раз переходили из рук в руки.

Гитлеровцы вводили в бой все новые и новые подразделения, прибывшие в Елгаву из Риги, Огре, Олайне. Они стремились не допустить продвижения советских войск севернее Лиелупе.

В Елгаву входили и наши свежие части, наращивая нажим на противника. Командир 9-й гвардейской механизированной бригады ввел в бой свой резерв — 2-й мотострелковый батальон (командир — капитан П. Н. Зашихин). Батальон уже пересек железную дорогу у речки Платоне, но был контратакован противником. Часть подразделений батальона отошла назад. Заместитель командира батальона по политической части капитан С. С. Бобров вместе с парторгом младшим лейтенантом Н. М. Корепановым находились в ротах, не отошедших за железную дорогу. Они личным примером увлекали бойцов. Несколько раз бойцы атаковали противника и отбросили две его роты; отходя по улицам города, эти роты попали под огонь танков 64-го гвардейского тяжелого танкового полка. Инициативными и отважными действиями бойцы батальона, возглавляемые коммунистами капитаном С. С. Бобровым и младшим лейтенантом Н. М. Корепановым, восстановили положение. Бой перенесся к центру города.

Личный героизм в боях за Елгаву проявил и заместитель командира 64-го гвардейского тяжелого танкового полка подполковник Л. А. Бердичевский. В бою снаряд противника поджег его танк. Машина отъехала немного в сторону, экипаж принялся тушить пожар, а подполковник Л. А. Бердичевский продолжал вести огонь из танковой пушки и поджег вражеский танк. Но вскоре штурмовое орудие «Фердинанд» еще одним снарядом попало в борт танка. Экипаж вместе с подполковником Л. А. Бердичевским погиб. Посмертно подполковнику Л. А. Бердичевскому было присвоено звание Героя Советского Союза.

За двое суток противник стянул к Елгаве резервы, сосредоточил здесь много орудий и минометов. Почти одновременно с открытием массированного артиллерийского и минометного огня обрушила свои удары по нашим войскам и авиация противника, не появлявшаяся до того здесь несколько дней.

Под удары артиллерии и авиации противника попали и средства нашей противовоздушной обороны. Поэтому огонь зенитных орудий был малоэффективным.

В этот критический момент в небе появились самолеты 5-й гвардейской истребительной авиационной дивизии (командир — полковник Ю. Б. Рыкачев). Частью сил они завязали бой с истребителями противника, прикрывавшими бомбардировщики, а основными — вступили в бой с самими бомбардировщиками. Вражеские самолеты были вынуждены сбросить бомбы, куда попало, и повернуть назад. Наши истребители, сбив несколько машин противника, стали барражировать над полем боя наземных войск, не допуская налетов вражеской авиации.

В этих воздушных боях особенно отличились летчики 72-го гвардейского истребительного авиационного полка майор И. Д. Лихобабин и старший лейтенант В. М. Зибаров, 68-го гвардейского истребительного авиационного полка старший лейтенант В. И. Колядин и 28-го гвардейского истребительного авиационного полка капитан Ф. М Мазурин, сбившие по два самолета противника. За этот и за ранее успешно проведенные бои капитану Ф. М. Мазурину присвоено звание Героя Советского Союза.

Наступило небольшое затишье. Бойцы и командиры 7-й и 9-й гвардейских механизированных бригад исправляли повреждения в вооружении и технике, подбирали раненых, налаживали связь и управление.

Но они не выслали разведку и ослабили наблюдение за противником. В результате — не заметили выдвижения частей 6-й пехотной дивизии, которые скрыто подошли к районам, занимаемым бригадами, и внезапно контратаковали их.

Наши части оказались застигнутыми врасплох. Противник, превосходя численно 7-ю и 9-ю бригады, отбросил их за город. Врагу удалось продвинуться еще на 3—5 километров вперед, но вскоре он был остановлен. Некоторые наши подразделения не отступили, остались на занимаемых позициях и вели бой в окружении в разных кварталах города

Танковые экипажи лейтенантов П. П. Усова, Ю. А. Подчанкина, С. К. Павловича и Л. О. Силя производили заправку машин горючим и боеприпасами, когда враг ворвался в город. Уйти они не смогли. Противник эти танки не заметил.

Заправив машины горючим и боеприпасами, экипажи вступили в бой. Умело взаимодействуя между собой, они, даже находясь в окружении, удерживали свои позиции и наносили врагу большой урон.

К исходу дня прорвавшийся в город противник, теснимый нашими войсками, отступил. Вокруг позиций экипажей лейтенантов П. П. Усова, Ю. А. Подчанкина, С. К. Павловича и Л. О. Силя догорали пять вражеских танков, лежало свыше десяти разбитых орудий, много трупов солдат и офицеров противника Все свидетельствовало о том, что схватка была ожесточенной.

На исходе дня 30 июля на юго-восточную окраину Елгавы наступали части 347-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора A. X. Юхимчука. Они вели тяжелые бои с частями 215-й пехотной дивизии. Бои шли с переменным успехом. Наши части то подходили к окраинам города, завязывали бои за отдельные кварталы, то отступали. А потом, пополнившись боеприпасами и вооружением, под прикрытием 334-й бомбардировочной авиационной дивизии вновь атаковывали вражеские позиции, продвигались вперед.

31 июля на рассвете батальон под командованием капитана B. М. Соколова из 1179-го стрелкового полка 347-й стрелковой дивизии ворвался в Елгаву и завязал бой за железнодорожную станцию. Артиллеристы 907-го артиллерийского полка этой же дивизии своим огнем способствовали продвижению батальона. Постепенно их орудия переместились на территорию станции. До двухсот вражеских солдат под прикрытием станционных строений и вагонов скрытно подошли к орудиям и атаковали их. В завязавшейся схватке гаубицы переходили из рук в руки. Отразив одну из многочисленных контратак врага, капитан В. М. Соколов выделил роту под командованием старшего лейтенанта К. Г. Горушко для оказания помощи артиллеристам. Рота, зайдя в тыл фашистам, нанесли по ним удар. Гаубицы артполка своим огнем снова смогли поддержать батальоны. Противник со станции был отброшен.

Командир 1179-го стрелкового полка 347-й стрелковой дивизии подполковник И. К. Кононенко, воспользовавшись успешными действиями 1-го батальона, повел остальные подразделения в атаку и овладел районом мостов через реку Лиелупе. Командир 1175-го стрелкового полка 347 -й стрелковой дивизии майор Ф. М. Проскурня успешно управлял боем по овладению кварталами города в районе церквей. Командир 907-го артиллерийского полка подполковник А. М. Чистяков умело использовал огневую мощь орудий, действовавших непосредственно в боевых порядках стрелковых и танковых рот, обеспечивая их продвижение.

В стыке между 347-й стрелковой дивизией и 3-м гвардейским механизированным корпусом на южную и юго-западную окраины города в 12 часов 31 июля начала наступление 279-я стрелковая дивизия (командир дивизии — генерал-майор В. С. Потапенко)1.

1005-й стрелковый полк этой дивизии под командованием подполковника Е. А. Парамонова наступал вдоль западного берега речки Платоне и полевой дороги, 1003-й стрелковый полк дивизии, возглавляемый подполковником В. А. Ленивым, продвигался вдоль шоссе к центру города.

Согласованные совместные усилия наступающих войск позволили им расчленить обороняющегося противника и уничтожить его по частям. К 24 часам 31 июля город Елгава был освобожден.

 

 

Когда стрельба в городе прекратилась, саперы 279-й стрелковой дивизии приступили к разминированию улиц, зданий, мостов и дорог. Связисты устанавливали связь с частями, занявшими оборону на южном берегу реки Лиелупе. К связистам подошел гражданин К. Куржанин и указал, где находится крупный узел связи, тайно оборудованный гитлеровцами. В его сооружении и прокладке подземного кабеля принимали участие советские военнопленные, которые по окончании работ гестаповцами были расстреляны. Связисты, во главе с начальником связи дивизии майором М. Я. Марьянковым, прибывшие на узел связи, застали там немецких телефонистов. Они обеспечивали связь немецкого командования, находившегося в Риге, с Берлином, Кенигсбергом и Варшавой. Телефонисты были взяты в плен, а кабель разъединен.

После освобождения Елгавы командование 51-й армии допустило просчет. Считая, что противник не предпримет попыток вновь вернуть город, оно возложило оборону города и прилегающего к нему района на фронте более чем в 30 километров лишь на одну 279-ю стрелковую дивизию, не усилив ее артиллерийскими средствами. 2 августа 1944 года бригады 3-го гвардейского механизированного корпуса были выведены из Елгавы в район Шкибе, а 4-го августа и 347-я дивизия ушла из города севернее к реке Лиелупе, в район Калнциемса.

Противник, отбив попытки 279-й стрелковой дивизии форсировать реку Лиелупе, стал подтягивать к занимаемому им берегу танки, штурмовые орудия, полевую артиллерию и минометы. Под прикрытием массированных огневых ударов он пытался в нескольких местах высадиться на южный берег реки Лиелупе. В течение 3—4 августа полки 279-й стрелковой дивизии в тяжелых боях отбивали вражеские попытки вернуть Елгаву

За эти два дня противник подтянул из Риги 208-ю пехотную дивизию. Его разведка изучила нашу оборону, определила ее слабые места — растянутость на широком фронте, отсутствие вторых эшелонов и недостаточное обеспечение боеприпасами частей и подразделений. В ночь с 4 на 5 августа при большом количестве переправочных средств гитлеровцы начали в нескольких местах форсирование реки Лиелупе. При этом главный удар по городу наносился со стороны Рижского шоссе противник, численно превосходя защитников Елгавы, встретил разрозненные очаги обороны, которые не смогли противостоять ему. Гитлеровцы вновь овладели Елгавой.

Командование 51-й армии к утру 6 августа возвратило из Тукумса два полка 347-й стрелковой дивизии и 8-ю гвардейскую механизированную бригаду 3-го гвардейского механизированного корпуса.

6 августа согласованными действиями частей 279-й стрелковой дивизии, 15-го гвардейского тяжелого танкового, 125-го минометного, 1619-го легкого и 1920-го пушечного артиллерийских полков, 1177-го, 1179-го стрелковых полков и 907-го артиллерийского полка и других частей 347-й стрелковой дивизии, а также 8-й гвардейской механизированной бригады (командир — полковник С. Д. Кремер) город Елгава вновь, и на этот раз окончательно был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

Большую роль в этом сыграла и авиация. 723-й штурмовой авиационный полк 211-й штурмовой авиационной дивизии 6 августа произвел много вылетов для штурмовых ударов по вражеским артиллерийским позициям в городе Елгаве и на северном берегу реки Лиелупе. Он подавил восемь артиллерийских батарей. Полк также уничтожил шесть танков, свыше трех десятков автомобилей и много солдат и офицеров, оборонявшихся в городе, воспрепятствовал подходу к Елгаве со стороны Риги моторизованной колонны противника.

За образцовое выполнение боевого задания командования в боях за Елгаву звания Героя Советского Союза были присвоены летчикам старшим лейтенантам К. В. Иванову, Г. К. Комарицкому и П. С. Шарову.

Отличились в этом бою и многие другие летчики этой же дивизии, которые были награждены орденами. Среди награжденных начальник политотдела дивизии подполковник С. К. Пушкарский, летчики Я. Г. Двоинишников, Н. Л. Голубенко, М. Л. Сухоручкин и Т. У. Хрисантов.

Еще перед началом боев за город Елгаву начальник политотдела 347-й стрелковой дивизии полковник К. К. Семиглазов провел инструктивно-методическое совещание работников политотдела и редакции, политработников частей. На этом совещании он призвал действовать более оперативно, учитывая особенности боя за город.

После совещания политработники провели большую работу среди личного состава частей Были организованы беседы и доклады о боевых действиях на участках соседних дивизий, об освобожденных от немецко-фашистских захватчиков городах. Речь шла и о ротах и батальонах, отличившихся в предыдущих боях за города и поселки, об их отважных и умелых командирах и бойцах.

На партийных и комсомольских собраниях подразделений и частей дивизии только за два дня, предшествовавших боям за Елгаву, было принято в партию 61 и в комсомол — 90 человек.

Заместитель командира 1179-го стрелкового полка по политической части подполковник И. С. Неткаченко провел митинг. На нем шла речь о зверствах фашистов на оккупированных ими территориях. Были также зачитаны записи из дневников летчиков шести немецких бомбардировщиков, сбитых над Елгавой. В своих дневниках они педантично записывали, когда вылетали на бомбежку, где и что бомбили. С особой циничностью они подводили итоги по месяцам. Так, в дневнике летчика Генриха Кетлинга было записано: «...июнь 1944 года. Вылетов 12. Отбомбили 26 домов, артиллерийскую позицию, зенитную батарею, наступающую пехоту. Уничтожили 26 домов, свыше 30 солдат и более 50 местных жителей. За боевые заслуги получил отпуск в Германию».

Проведенный в полку митинг несомненно явился действенным средством воспитания ненависти к оккупантам.

Политработники выпускали листовки с описанием боевых подвигов бойцов. В листовке, выпущенной в 1001-м стрелковом полку, был описан подвиг пулеметчика 3. И. Чумакова, отразившего контратаку противника и уничтожившего многих гитлеровцев. Будучи раненым, он не оставил поле боя, вел огонь до тех пор, пока не потерял сознание.

Дивизионная газета «Знамя Родины» поместила заметки о подвигах коммунистов и комсомольцев. В одной из них было рассказано о комсомольце автоматчике рядовом Ю. Н. Уткине. Он первым ворвался во вражескую траншею. Видя, что командир отделения убит, вступил в командование, увлек своих товарищей вперед, ворвался вместе с ними во вторую траншею. Отсюда отражал контратаки противника. Когда патроны сказались на исходе, рядовой Ю. Н. Уткин и его товарищи подбирали оружие противника и вели из него огонь по врагу. Много уничтожили они фашистских солдат в этот день. А вечером, после боя, приказом командира полка рядовой Ю. Н. Уткин был назначен командиром отделения и награжден медалью «За боевые заслуги». Юрий Уткин сказал товарищам: «Теперь я в бою заслужил право вступить в нашу Ленинскую партию». И понес заявление секретарю партбюро.

В боях за Елгаву особо отличились многие бойцы и командиры 1001-го стрелкового полка 279-й стрелковой дивизии. Воинам этой части — командиру роты старшему лейтенанту Г. И. Бирюкову, командиру батареи майору П. Ф. Плетневу, командиру стрелкового взвода старшему лейтенанту К. И. Хаджиеву и командиру отделения старшему сержанту Г. М. Дубу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Приказом Верховного Главнокомандующего частям, особо отличившимся при освобождении Елгавы, были присвоены наименования «Митавских» (Митава — так раньше назывался город Елгава). Президиум Верховного Совета СССР Указом от 10 августа 1944 года многие полки и дивизии наградил орденами Красного Знамени и Суворова. 15 воинов за участие в освобождении Елгавы удостоены высшей награды — звания Героя Советского Союза.

 

ДОБЕЛЕ

 

Пробиваясь к Рижскому заливу, войска 51-й армии расширяли прорыв. 35-я гвардейская танковая бригада 3-го гвардейского механизированного корпуса после марша на Шяуляй к 12 часам 30 июля сосредоточилась в районе Сете, Пури, Глуды, находящимся между Елгавой и Добеле. Штаб бригады разместился в лесу у Пури.

Вскоре в штаб стали поступать разведывательные данные и сообщения местных жителей, свидетельствующие о том, что в район Добеле на усиление гарнизона двигалась танковая дивизия, подход которой ожидался 31 июля.

Командир 35-й гвардейской танковой бригады генерал-майор Ази Агадович Асланов принял решение упредить противника и ночью занять город.

1-й танковый батальон под командованием капитана О. Р. Борисова, действуя в качестве передового отряда бригады, тремя ротными колоннами выступил на Добеле.

Командир танка лейтенант Б. К. Козлов, следовавший в дозоре, у домов в населенном пункте Межниеки заметил группу солдат противника. Танк увеличил скорость и вскоре приблизился к ним.

Солдаты противника, зная о том, что советских войск в этом районе нет, приняли советские танки за свои и без сопротивления подпустили их к себе. Так восемнадцать солдат противника оказались в плену.

На соседнем участке, у хуторов Дуя и Стрити, бойцы танковой роты под командованием старшего лейтенанта X. Ф. Бирюкова подъехали к строениям с заходом солнца. Они увидели, что артиллеристы противника, тоже недавно приехавшие сюда, разошлись по домам ужинать, а четыре противотанковые орудия оставили у дороги. Танкисты раздавили вражеские пушки и, не задерживаясь, устремились к Добеле.

Танковый взвод под командованием младшего лейтенанта В. В. Вавилова, действовавший еще левее, въехал в населенный пункт Клиендери и стал спускаться к речке, где увидел до двух десятков солдат противника, устраивавшихся на ночлег. Танкисты обстреляли их из пулеметов и, перебравшись через речку, двинулись дальше — к Добеле.

Командир бригады, получив донесение о действиях 1-го танкового батальона, поставил задачу мотострелковому батальону. Вместе с приданными ему инженерно-минной ротой и двумя самоходными артиллерийскими батареями он должен был форсированным маршем следовать за 1-м танковым батальоном и вместе с ним к часу ночи овладеть поселком Добелевский, а в дальнейшем — северной частью города Добеле.

Остальные батальоны бригады по мере их подхода с марша в район сбора заканчивали дозаправку танков горючим и боеприпасами и также готовились к ночному бою за Добеле.

Разведывательная рота бригады под командованием старшего лейтенанта Е. Г. Житкова овладела населенным пунктом Шкибе. Продвигаясь дальше по шоссе, у моста через речку Берзе она была обстреляна. Помощник начальника штаба бригады по разведке майор Н. К. Прозоров, находившийся в боевых порядках разведывательной роты, решил в бой с противником у моста не ввязываться. Он приказал разведывательной группе под командованием лейтенанта А. Т. Булахова обойти мост севернее, выйти к Берзе и потом — к поселку Добелевскому. Другой группе во главе с лейтенантом Н. X. Чичулиным — обходить мост южнее и вести разведку на Добеле. Старшему сержанту У. Н. Коровниченко, возглавлявшему группу бронемашин, была поставлена задача: обойти Добеле с юга и разведать там расположение противника, установить, где и сколько выставлено орудий и есть ли перед Добеле минные заграждения.

Разведчики с различных сторон проникли в город и установили, что войск противника в нем немного, следовательно главные силы танковой дивизии еще не подошли.

Штаб бригады, получив сведения о противнике, организовал бой.

Хотя июльская ночь в Прибалтике короткая и нетемная, все же она затрудняла действия танкистов. Поэтому командир бригады решил брать Добеле мотострелковым батальоном, а с рассветом ввести в бой танковые батальоны.

Командир мотострелкового батальона капитан И. С. Клименко, получив донесение разведки, скрыто подвел автоматчиков к поселку До белевскому и атаковал его. Противник не ожидал организованного ночного наступления. Не принимая боя, он отошел к железной дороге. Но вскоре и там был атакован.

Автоматчики мотострелкового батальона, не задерживаясь в поселке Добелевском, овладели железнодорожной станцией. Продвижению их в город мешали вражеские пулеметы. Сапер-минер рядовой Д. Г. Улитин перебежками, через сады и огороды пробрался к одному из них и гранатой уничтожил расчет. Как только вражеский пулемет умолк, взвод автоматчиков под командованием младшего лейтенанта П. И. Черепанова, зайдя во фланг противнику, очистил от него целый квартал.

Стало рассветать. Танкисты и артиллеристы, выявляя цели, приступали к их уничтожению.

К утру противник подтянул к городу несколько танковых и артиллерийских подразделений и стал действовать более активно. Но он не знал действительного расположения советских танков и орудий. Маневрируя по фронту в небольшом удалении от них, гитлеровцы вскоре потеряли несколько орудий и три танка. После этого подразделения противника отошли в город.

Наблюдательный пункт командира 35-й гвардейской танковой бригады еще до рассвета переместился совсем близко к окраине города, что позволило видеть действия батальонов и надежно управлять боем.

На скопившуюся у города пехоту перешел в атаку 2-й танковый батальон. Отойдя по окраине Добеле, пехота остановилась. Машина командира танковой роты капитана К. А. Озимковского ворвалась на южную окраину Добеле. Но из рощи, что у речки Берзе, по ней открыли огонь два вражеских танка. Машина капитана Озимковского была подбита. Механик-водитель сержант Р. Н. Краснов, увидев, что танк командира роты подбит, развернул свою машину и пошел на врага. Противник не выдержал натиска и стал отходить через речку. Оба вражеских танка увязли в речке, и подоспевшие советские танкисты подожгли их.

Командир 2-го танкового батальона капитан Б. Я. Кляшко возглавил группу из пяти танков и повел их в обход южной окраины города.

Продолжая бой, танковый взвод под командованием младшего лейтенанта Г. И. Нефедова подбил вражеский танк и одно орудие, но затем попал в засаду. Пришлось отбиваться от пехоты противника, пытавшейся сблизиться с советскими танками и подорвать их. Кусты, деревья и постройки закрывали танкистам обзор. Этим воспользовались пехотинцы противника. Им все же удалось поджечь танк младшего лейтенанта Г. И. Нефедова. Танкисты выскочили из горящей машины, отстреливаясь из пистолетов от наседавших солдат противника.

С помощью товарищей они, наконец, отбились от врага и ликвидировали пожар в танке. Машина была сохранена и продолжала вести бой.

Сопротивление противника в городе возрастало. На всех перекрестках появились гитлеровские орудия и пехота, а у скипидарного завода — и танки.

Командир мотострелкового батальона капитан И. С. Клименко направил роту под командованием старшего лейтенанта Т. Л. Игнатова к церкви, а роту, которой командовал лейтенант Ю. А. Недобытков, — к скипидарному заводу. Когда советские автоматчики завязали в этих районах бой (а эти районы были уже в тылу противника), командир бригады генерал-майор А. А. Асланов приказал танковым батальонам ускорить проникновение в город и закрепить успех автоматчиков. Танкисты 1-го батальона, пройдя полотно железной дороги севернее станции, ввязались в бой с противником, но продвинуться вперед не смогли. Находящийся в боевых порядках начальник штаба батальона старший лейтенант А. Т. Нужний, видя, что пробить брешь в районе станции удастся не скоро, приказал повернуть танки лейтенанта М. Ю. Богданова, старшины А. И. Иванова и старшего сержанта И. И. Федюка в обход станции. Противник был обойден и, не выдержав огневого боя, отошел на Аннениеки, преследуемый наступающими.

К этому времени в центре Добеле скопилось много пехоты противника. Чувствовалось, что она потеряла связь со своим командованием. Командир бригады для ее ликвидации ввел в бой свой второй эшелон — 3-й танковый батальон.

Командир батальона капитан Ф. Р. Лучинкин, развернув роты в линию, повел их в атаку. Танкисты на ходу стреляли из пушек и пулеметов, уничтожая пехоту. Несколько танков подорвались на минах, но продолжали вести огонь с места. Вслед за ротами в район боя прибыла ремонтная мастерская. Ремонтники ускорили восстановление боевых машин.

Командир 3-го танкового взвода 2-й танковой роты лейтенант Н. У. Короткин прорвался к церкви, помогая автоматчикам уничтожить засевшего там противника.

К 6 часам утра группа вражеских самолетов подлетела к Добеле и пыталась бомбить советские танки с пикирования. Первый же самолет противника, спикировавший на танк, был сбит огнем зенитного пулемета, так и не успев сбросить бомбы.

Сильный огонь зенитных пулеметов заставил вражеские самолеты набрать высоту. А подоспевшие к Добеле самолеты 5-й гвардейской истребительной авиационной дивизии вообще отогнали их от поля боя

К 7 часам 31 июля 1944 года 35-я гвардейская танковая бригада освободила город Добеле.

 

 

За умелые боевые действия и массовый героизм, проявленный при освобождении Добеле, 35-я гвардейская танковая бригада была награждена орденом Красного Знамени.

 

ТУКУМС

 

Задачу на глубокий рейд к Тукумсу 8-я гвардейская механизированная бригада получила одновременно с 7-й и 9-й гвардейскими механизированными бригадами, действовавшими в направлении Елгавы, и 35-й гвардейской танковой бригадой, выступившей на Добеле. Для расширения прорыва и выхода к Рижскому заливу в район Слоки, Каугури, Кемери из района Элея—Вилце форсированным маршем шла 346-я стрелковая дивизия. В район Смарде, Клапкалнциемса, Тукумса за ней выдвигалась 417-я стрелковая дивизия.

Передовой отряд 8-й гвардейской механизированной бригады в составе усиленного 44-го гвардейского танкового полка под командованием майора Н. И. Сапрыкина, уничтожив заслоны противника на пути движения, утром 30 июля 1944 года подошел к Тукумсу.

Разведывательная рота (командир — лейтенант Л. 3. Петров) на бронетранспортерах и бронемашинах въехала в город. Появление ее было для противника совершено неожиданным, а поэтому сопротивление он оказал слабое. Лейтенант Л. 3. Петров немедленно сообщил об этом по радио командиру танкового полка и штабу бригады.

Через 10 минут 1-я танковая рота во главе с капитаном А. А. Волковым вместе с батареей самоходных артиллерийских установок по мосту у озера, через железную дорогу, мимо церкви, стоявшей на окраине, вошла в город. Здесь она вступила в бой с гитлеровцами.

2-й мотострелковый батальон под командованием капитана Е. А. Тоузакова, наступая за передовым отрядом, продвигался по центральной улице и выбивал противника, засевшего в зданиях и на чердаках. К 16 часам батальон, выйдя на северо-западную окраину города, выполнил поставленную перед ним боевую задачу.

Правее наступал 1-й мотострелковый батальон. 2-я рота, которой командовал капитан В. Н. Смотров, догнала пытавшуюся уйти вражескую артиллерийскую батарею. Часть гитлеровцев была уничтожена, остальные — сдались в плен. Приданная роте артиллерийская батарея воспользовалась трофейными орудиями. Командиры орудий старшины Г П. Ходорович и Ю. Л. Трошков вели из них огонь по врагу. С выходом батальона на восточную окраину города его роты были остановлены и заняли позиции на случай отражения контратак противника.

3-й мотострелковый батальон под командованием майора И. А. Гонтаря, уничтожив мелкие группы противника, засевшие в городе, занял оборонительные позиции по западной и южной окраинам Тукумса.

Танковый полк находился в готовности к отражению контратак на подступах к городу. Штаб бригады разместился в роще, в километре юго-восточнее Тукумса.

На обеих железнодорожных станциях — Тукумс-I и Тукумс-II, а также в самом городе и рощах гитлеровцы держали огромные запасы боеприпасов, свыше трех тысяч тонн горючего. Они также располагали здесь пятнадцатью складами военно-технического имущества и продовольствия. Эти трофеи были захвачены бригадой.

Когда бригада выполнила ближайшую задачу, ее командир полковник С. Д Кремер послал роту под командованием капитана В. Н. Смотрова, усиленную тремя танками, двумя орудиями и отделением саперов-минеров, по маршруту Тукумс—Милзкалне—Клапкалнциемс. Рота должна была выйти к Рижскому заливу, оседлать приморскую дорогу, идущую вдоль берега из Риги, и не допускать движения противника по ней.

В 22 часа головной взвод (командир — старший лейтенант Т Ф Любушин) въехал в рыбацкий поселок Клапкалнциемс. Рыбаки, увидев советских бойцов, указали им дома, где разместились несколько гитлеровцев, постоянно несущих службу в поселке Танкисты, подойдя к указанным домам, уничтожили разместившихся в них гитлеровцев. Танки и орудия командир роты расположил по обеим сторонам поселка так, что они надежно прикрывали подходы к нему.

Едва советские бойцы изготовились к бою, как колонна автомашин противника, шедшая по шоссе от поселка Апшуциемс на Ригу, подошла к Клапкалнциемсу. По команде старшего на позиции, артиллеристы открыли огонь по головным машинам. Вслед за ними вступили в бои танкисты и мотострелки. Было разбито много вражеских автомашин, несколько из них загорелись. Уцелевшие гитлеровцы разбежались. Через час та же участь постигла и автоколонну противника, следовавшую из Риги. Она также была близко подпущена к поселку и затем в упор расстреляна.

После этого противник в течение нескольких дней не мог передвигаться по прибрежной дороге

В это же время бригада вела небольшие стычки с вражескими разведывательными группами, пытавшимися проникнуть в Тукумс.

Вместе с бригадой в Тукумс приехал начальник политотдела корпуса полковник С. Н. Авдеев. Он ознакомился с обстановкой в городе и силами партийно-политического отдела бригады организовал проведение бесед среди местного населения, а также согнанных сюда гитлеровцами граждан из Псковской и Ленинградской областей.

Три года советские люди работали здесь на различных тяжелых работах для нужд нацистской Германии или батрачили у местных кулаков и владельцев мастерских и предприятий. Они горячо приветствовали советских воинов — своих освободителей, с огромным интересом участвовали в беседах с бойцами, командирами и политработниками. Многие просили командование бригады зачислить их в армию.

4 августа обстановка, сложившаяся в районе Елгавы, вынудила командира 3-го гвардейского механизированного корпуса отдать полковнику С. Д. Кремеру приказ: оставить в районе Тукумса лишь 1-й мотострелковый батальон, а остальные подразделения бригады сосредоточить у Елгавы Вместе с другими соединениями корпуса бригада должна была принять участие в освобождении Елгавы, вновь захваченной противником.

5 и 6 августа севернее Елгавы на рубеже Валгунде, Калнциемс 347-я стрелковая дивизия отбивала атаки противника, пытавшегося прорваться через реку Лиелупе и отрезать советские войска, находившиеся в Тукумсе.

7 августа, после вторичного освобождения Елгавы, 8-я гвардейская механизированная бригада вновь была направлена в Тукумс, для удержания которого уже не хватало сил одного батальона, оставленного ею там.

346-я стрелковая дивизия 7 августа вышла в лес западнее Кемери, и, сбивая небольшие заслоны противника, тремя полковыми колоннами выдвигалась к Кемери.

Противник, подведя к Тукумсу подкрепление, пытался овладеть им, тесня 1-й батальон 8-й гвардейской механизированной бригады. Это вынудило командира 346-и стрелковой дивизии генерал-майора Д. И. Станкевского выделить в Тукумс 1164-й стрелковый полк под командованием Героя Советского Союза полковника М. П. Сыдко. К утру 8 августа полк вступил в город, выбив противника, вновь занявшего многие кварталы Тукумса.

Снова прибыв в Тукумс, 8-я гвардейская механизированная бригада до 10 августа вела там бои. 10 августа, передав город 346-й стрелковой дивизии, бригада ушла в район Добеле — Бене для участия в отражении контрудара противника, пытавшегося отрезать советские войска, прорвавшиеся к Рижскому заливу.

А в Тукумсе бои все разгорались. 3-й батальон 1165-го полка под командованием капитана Чекеркана Тербокаева у станции Тукумс-II был контратакован гитлеровцами, поддержанными огнем бронепоезда. Батальон нес большие потери, но не отступал. Заместитель командира батальона по политической части старший лейтенант С. Ф. Щеголихин, выбрав удачный момент для атаки, со словами: «Коммунисты, за мной!» бросился вперед За ним последовали около тридцати солдат и сержантов. Уничтожив на прилегавшей к станции улице гитлеровцев, они устремились к бронепоезду. Подъехавшая к этому же времени батарея истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона (командир — майор В. С. Осипов) развернулась на позиции и подбила паровоз бронепоезда. Путь для дальнейшего движения 3-го батальона был открыт.

2-й батальон этого полка под командованием майора М. Е. Кукленко вступил в уличный бой с танками и пехотой противника, пытавшимися проникнуть к центру города. Совместно с подошедшими артиллерийской и минометной батареями батальон отразил яростные атаки гитлеровцев, очистил несколько кварталов города и подбил пять вражеских танков.

В районе Тукумса противник, понеся потери, был выбит из города и с 9 августа прекратил атаки, перейдя к обороне. Его усилия сосредоточились на том, чтобы не допустить наступления советских войск из района Тукумса на Кандаву. Отряды противника, собранные в Курземе из различных частей, по мере подхода к побережью с ходу вводились в бой. В связи с этим командир 346-й стрелковой дивизии вывел из города Тукумса 1-й батальон (командир — майор И. И. Александров) 1164-го стрелкового полка и направил вместе с приданным ему 1-м дивизионном 1619-го легкого артиллерийского полка, которым командовал майор Ф. Т. Коржов, для удержания рубежа Клапкалнциемс—Смарде.

8 августа 1166-й стрелковый полк (командир — полковник О. Н. Олеиниченко) с 915-м артиллерийским полком (командир — полковник М. Я. Щукин) и 247-м минометным полком (командир — подполковник С. Т. Потапенко) 20-й минометной бригады вел бой за Кемери. Его 3-й батальон (командир — майор В. И. Гнездин) захватил на железнодорожной станции большое число платформ с танками, направлявшимися из восточных районов Латвии в Вентспилс для капитального ремонта.

Несколько дней на станции и в прилегающем к ней поселке шел напряженный бой. Гитлеровцы стремились вновь захватить ее. Саперы И. Голубкин, Я. Виноградов и X. Окунь, видя, что противник может увести состав с танками к Риге, подорвали рельсы.

В это же время заместитель командира 1166-го стрелкового полка по политической части подполковник Г. Ф. Лубягов организовал бой за поселок Кемери, выбивая противника из него. 2-й батальон под командованием майора П. М. Полещука овладел районом лечебницы и отбросил врага в направлении Слоки. Продолжая преследование отходящего противника, батальон овладел поселком Каугури.

9 августа 1168-й стрелковый полк (командир — полковник К. А. Шарун) с 1619-м легким артиллерийским полком подполковника В. И. Юровцева наступал на Юрмалу с запада, прорвал оборону противника на участке от реки Лиелупе до станции Кемери. К 10 часам подразделения полка овладели цементным заводом в Слоке. Однако дальше полку продвинуться не удалось, так как противник подтянул к Слоке из Риги пехоту, танки, артиллерию и воздушно-десантный батальон, накануне переброшенный из Польши.

В бою за цементный завод особо отличился 2-й батальон под командованием капитана А. М. Снежко. Бойцы батальона — рядовые В. Капустин, С. Окорок, Т. Ухо, Л. Павловский подбили и сожгли три вражеских танка.

10 августа к Тукумсу подошла 417-я стрелковая дивизия (командир — генерал-майор Ф. М. Бобраков) и заняла оборону: 1376-м стрелковым полком (командир — подполковник Е. Б. Лев) — от побережья в районе поселков Плиеньциемс, Апшуциемс и южнее; 1369-м стрелковым полком (командир — подполковник С. Л. Карась) — вдоль дороги, идущей из Плиеньциемс на Тукумс; 1372-м стрелковым полком (командир — подполковник X. М. Марков) — в Тукумсе, сменив там 1164-й стрелковый полк 346-й дивизии, который сразу же ушел севернее Кемери. Он занял оборону вдоль побережья у населенных пунктов Лапмежциемс, Рагациемс, Клапкалнциемс, уничтожив небольшие морские десанты гитлеровцев, высадившиеся с барж у Каугури, Рагациемс и Клапкалнциемс.

Стремительный выход советских частей к Рижскому заливу и овладение городами Добеле и Тукумсом и поселками Кемери и Слока оказались для противника неожиданными. Стремясь не допустить расширения прорыва, вражеское командование на участке Каугури, Кемери, Слока, Калнциемс бросало в бой новые и новые части, подходившие со стороны Риги.

Дальнейшее продвижение 346-й и 417-й стрелковых дивизий противник приостановил. Обе стороны укрепляли оборонительные позиции.

Вот несколько эпизодов, дающих представление о проходивших в те дни боях местного значения.

К побережью у поселка Кестерциемс подошла баржа с морским десантом. Артиллеристы 1-го дивизиона 1055-го артиллерийского полка под командованием майора 3. Г. Денисова подпустили поближе к берегу катер с баржей, на которой находилось до двухсот гитлеровцев, и сторожевой корабль противника, а затем открыли по ним огонь. Противник ответил огнем из скорострельных пушек, расположенных на сторожевом корабле, а с баржи посыпался град пуль крупнокалиберных пулеметов. Но через 10 минут корабль и катер загорелись и затонули. Была потоплена и баржа.

На поселок Плиеньциемс по шоссе со стороны Талсы быстро продвигалась вражеская колонна автомашин, имея впереди танки и тяжелые штурмовые орудия «Фердинанд». Командир 3-го батальона 1376-го стрелкового полка старший лейтенант Б. 3. Эстрин отдал приказ подпустить врага на близкое расстояние и в упор расстрелять его. Артиллеристы открыли огонь — противник стал отходить. Но ушли лишь два танка, остальные горели перед позициями батальона.

К 12 августа 417-я стрелковая дивизия была растянута в обороне на 43 километра. Это вынудило командира дивизии организовать не сплошную оборону, а лишь на отдельных участках. Небольшие группы противника получили возможность проникать в тыл дивизии, устраивать диверсии и вести разведку. В последующие дни гитлеровцы, переодевшись в гражданскую одежду и маскируясь под местных жителей, в тылу наших оборонительных позиций убивали отдельных военнослужащих, нарушали связь, поджигали автомашины.

Переодетые гитлеровцы пытались совершить покушение на командира 1055-го артиллерийского полка подполковника А. Г. Смирнова, но жительница хутора, что у речки Слоцене, успела предупредить наших. Засада гитлеровцев на пути проезда подполковника А. Г. Смирнова в штаб была уничтожена.

13 августа 1369-й стрелковый полк под командованием подполковника С. Л. Карася, занимая оборону на широком фронте, был атакован группами гитлеровцев в тылу, а пехотой и танками с фронта — со стороны Семе, Пуре, Яунсати. Внезапное нападение с тыла, повреждение линий связи с ротами и батареями, другие диверсионные действия фашистов вносили некоторую дезорганизацию в управление и снабжение полка боеприпасами. Но вскоре порядок был восстановлен, атаки гитлеровцев с фронта отбиты, а фашисты, действовавшие в тылу, — истреблены.

Командир дивизии генерал-майор Ф. М. Бобраков и начальник штаба полковник Г. К. Смирнов приняли меры для вылавливания диверсантов. Дивизионные разведчики вели очистку района. Надежды, которые гитлеровское командование возлагало на диверсионные группы, не оправдались.

После попытки атаковать 1369-й стрелковый полк в течение последующих шести суток на участке 417-й стрелковой дивизии противник активности не проявлял. Но в районе Добеле, Ауце и южнее, подтянув новые подкрепления, противник не оставил мысли о том, чтобы ударом в направлении Ауце—Елгава ликвидировать вклинившийся в его оборону выступ, отрезать и разгромить находящиеся в нем советские части и соединить рижскую и курляндскую группировки.

Все войска 51-й армии были втянуты в бой на широком фронте, протяженностью свыше 120 километров, и резервов уже не было. Это вынудило командование 51-й армии 17 августа отвести 417-ю стрелковую дивизию от Тукумса в район Добеле—Жагаре. В Тукумсе остался только 1372-й стрелковый полк, а на побережье у Каугури, Кемери и в Слоке находилась 346-я стрелковая дивизия, также растянутая на широком фронте.

19 августа противник на участке Каугури, Слока, Калнциемс сосредоточил 168-ю и 314-ю пехотные дивизии и перешел в наступление против частей 346-й стрелковой дивизии Вдоль побережья на рубеже Каугури, Лапмежциемс, Рагациемс, Клапкалнциемс, Апшуциемс, Плиеньциемс высадились многочисленные морские десанты противника. Вражеские боевые корабли поддерживали высадку десанта огнем корабельных орудий. Авиация противника наносила бомбовые удары по защитникам побережья. Свыше полка пехоты гитлеровцев с танками прорвались на Милзкалне и Смарде. Они уничтожили находившийся там госпиталь 346-й стрелковой дивизии с ранеными бойцами, врачами и медицинскими сестрами. Танковая дивизия «Штрахвиц» вместе с 293-й пехотной дивизией окружила Тукумс, удерживаемый 1372-м стрелковым полком. Удар еще двух пехотных дивизий южнее Тукумса на Слампе, Калнциемс завершил окружение частей 346-й стрелковой дивизии и 1372-го стрелкового полка 417-й стрелковой дивизии.

19 и 20 августа гитлеровцы прилагали все усилия для быстрейшего уничтожения окруженных советских частей. А советские бойцы не сдавали позиций, упорно оборонялись. В районе цементного завода в Слоке и на торфяных разработках вражеский батальон проник на позиции 1168-го стрелкового полка.

Силами 1-го и 2-го батальонов под командованием капитана Хакпая Готожокова и майора Б. В. Михалева вражеский батальон был окружен и полностью уничтожен. Парторг старший лейтенант Т. П. Кисель с небольшой группой бойцов вел бой против трех десятков гитлеровцев, и фашисты здесь не прошли.

1166-й стрелковый полк вел бой с танками противника в районе Смарде. Заместитель командира полка майор И. Л. Яксевич, видя, что 1-я рота окружена, взял бойцов из других рот и поспешил на помощь попавшим в беду. Но прорваться к окруженной роте не смог. Противник, окруживший 1-ю стрелковую роту, в течение дня не смог справиться с нею. Лишь когда подошли семь танков, гитлеровцы овладели позициями роты. Сделать им это удалось лишь тогда, когда все бойцы и командир роты погибли.

На другом участке у залива вместе со взводом стрелков и минометной ротой сражался парторг полка майор С. М. Колбасенко. Заметив, что гитлеровцы накапливаются в выработанном торфяном карьере, парторг взял гранаты, подполз к карьеру и уничтожил много фашистов.

Отличилась и врач полка старший лейтенант медицинской службы А. Черняева. Не зная сна, в течение нескольких суток отважная женщина спасала раненых в сложной боевой обстановке

1164-й стрелковый полк удерживал свои позиции, неся большие потери. К вечеру 20 августа противник, уничтожив всех защитников Каугури, овладел поселком. В Кемери заместитель командира 2-го батальона по политической части капитан В. А. Селиверстов личным примером вдохновлял бойцов, подсказывал, как действовать, чтобы удержать позиции.

Отважно вел себя в бою секретарь партийной комиссии дивизии майор А. М. Рыжкин, направленный начальником политотдела соединения в 1164-й полк. Майор А. М. Рыжкин находился на наиболее ответственных участках, вдохновлял бойцов и командиров, сам уничтожал противника из пулемета.

Обстановка складывалась так, что северную часть выступа к Рижскому заливу войска 51-й армии удержать не могли. Учитывая это, командующий армией приказал отвести части 346-й и 417-й стрелковых дивизий на рубеж Елгава, Добеле и удерживать его.

20 августа командующий 51-й армией генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер и член Военного совета генерал-майор В. И. Уранов отдали 346-й стрелковой дивизии и 1372-му полку 417-й стрелковой дивизии приказ на выход из окружения. Выход начался в ночь с 20 на 21 августа.

Вновь назначенный командир 1372-го стрелкового полка 417-й стрелковой дивизии подполковник Н. В. Барабанов умело организовал бой на прорыв и выход из окружения. Командиры батальонов капитан В. М. Синельников, майор И. Р. Глущенко и капитан Н. А. Михеев скрытно сняли со всех улиц города своих бойцов с пушками, пулеметами, минометами и транспортом. Полк прорвал вражеские заслоны у Тукумса и за два дня отбиваясь от наседавших гитлеровцев, организованно вышел из окружения, присоединившись к своей дивизии, ведущей бой у Добеле.

Во время выхода из окружения особо отличился парторг батареи 120-миллиметровых минометов сержант Г. О. Лысенко. Он метко вел огонь по преследующим фашистам и подавал батарейцам пример хладнокровия и бесстрашия.

В очень тяжелом положении оказались полки 346-й стрелковой дивизии. Занимавшее оборону на фронте 38 километров и разъединенное на части двумя дивизиями противника и морским десантом соединение вело неравные бои. Многие роты и батареи, героически обороняясь, погибли полностью. Иссякли боеприпасы, приходилось отбиваться оружием врага, подобранным на поле боя. Раненых некому было подбирать и не на чем эвакуировать. Их пришлось оставить местному населению. Часть батальонов и рот ушли с боями от Клапкалнциемса в направлении Смарде, Слампе, Джуксте, другие — от Рагациемса на Добеле.

Заместитель командира 1164-го стрелкового полка майор П. С Бублий, возглавив свыше семисот бойцов и командиров из различных частей и подразделений дивизии, организовал прорыв из окружения в направлении Кемери, Ливберзе. В течение трех суток под его руководством отряд лесами пробивался к своим.

За героические действия в бою и организацию выхода своего отряда из окружения майору П. С. Бублию было присвоено звание Героя Советского Союза. Ныне Павел Семенович Бублий — почетный гражданин города Юрмалы.

 

АУЦЕ

 

В операции по прорыву и выходу к берегам Рижского залива обеспечение левого фланга 51-й армии возлагалось на 87-ю стрелковую дивизию. 8 августа 1944 года она и предприняла наступление на Бене, Ауце, отбрасывая оборонявшийся здесь 3-й пехотный полк СС.

Стремительными действиями 1378-го стрелкового полка (командир — подполковник И. Н. Макаров) 87-й стрелковой дивизии к 22 часам населенный пункт Бене был освобожден. В нем советские бойцы пленили около 200 солдат и офицеров противника, а также захватили 14 исправных орудий, 9 минометов, 7 бронетранспортеров и железнодорожный состав с вооружением. Вслед за 1378-м полком к Бене подошли и другие части дивизии.

Авиация противника пыталась бомбить наступающих на Бене. Но летчики 5-й гвардейской истребительной авиационной дивизии под командованием полковника Ю. Б. Рыкачева надежно прикрывали наземные войска. Лишь небольшой группе самолетов противника однажды удалось сбросить бомбы на цели.

Хорошо действовали и летчики 334-й бомбардировочной авиационной дивизии, которой командовал полковник И. П. Скок. Отбомбив вражеские позиции в районе Ауце, они без потерь возвратились на свой аэродром.

Командир 87-й стрелковой дивизии полковник Г. П. Куляко и начальник штаба подполковник Ф. Т. Балашов изучили трофейные документы штаба 3-го пехотного полка СС, захваченные в Бене. Из них стало ясно, что гитлеровцев в Ауце было в общей сложности около двух тысяч из разных охранных и специальных частей. Но к Ауце подтягивалась танковая дивизия, прибытие которой ожидалось к середине следующего дня. Было принято решение: не теряя времени, наступать на Ауце и овладеть им.

1378-й стрелковый полк дивизии получил боевую задачу: ночью овладеть Ауце. Полку придавались 1058-й артиллерийский полк под командованием подполковника С. П. Цебенко и отдельный противотанковый артиллерийский дивизион (командир — майор М. И. Карбузов).

В 5 часов 9 августа 1944 года 1-й батальон 1378-го стрелкового полка, наступавший вдоль железной дороги, идущей на Ауце из Елгавы, ворвался в восточные кварталы города и овладел станцией. Батальон не дал противнику возможности вывезти груженые железнодорожные составы и взорвать вокзал и железнодорожные пути. Остальные батальоны обходили Ауце с обеих сторон, окружая в нем подразделения 105-го моторизованного полка противника, прибывшего накануне. Действия батальонов 1378-го стрелкового полка были стремительными. Это позволило им быстро выбить противника из восточной части города. В остальных кварталах он оказывал сопротивление наступающим, поджигал и взрывал здания.

К 9 часам 9 августа к Ауце подошел 1382-й стрелковый полк (командир — подполковник Ю. И. Гусаренко) 87-й стрелковой дивизии и завязал бой в южной части города. К Ауце прибыл командир дивизии со штабом и разместился в районе железнодорожной станции.

87-я стрелковая дивизия наступала на Ауце, не имея на своих флангах соприкосновения с соседями. Это позволило подразделениям противника оставаться в промежутках боевых порядков дивизии. Гитлеровцы атаковали фланги, тыл дивизии, минировали дороги, нападали на небольшие автоколонны, следовавшие от Бене к Ауце, уничтожали транспорты с ранеными, направляемые с передовой в тыл. 1379-й стрелковый полк получил задачу на вылавливание мелких вражеских групп в тылу дивизии. К 16 часам командир 1379-го полка майор М. М. Халявицкий доложил командиру дивизии о наведении порядка в тылу и на флангах. Полк очистил эти районы от гитлеровцев и выйдя южнее Ауце к Витини, встретил танки противника, направляющиеся из Вадаксте на Ауце. Полк вступил с ними в бой.

105-му моторизованному полку противника удалось использовать не занятую нашими войсками местность. Перейдя в контратаку, он вновь овладел северными кварталами Ауце. Командир 1378-го стрелкового полка подполковник И. Н. Макаров, находясь на своем наблюдательном пункте в районе церкви и видя, что на него надвигаются несколько гитлеровских бронемашин, организовал силами находящихся на наблюдательном пункте солдат и офицеров отражение контратаки противника. Подполковник И. Н. Макаров гранатами подорвал бронемашину противника. Бойцы подорвали еще две бронемашины и танк. Но натиск противника не ослабевал. Подошли еще две роты мотопехоты, и вновь наблюдательный пункт полка был атакован. Завязалась рукопашная схватка. В этой схватке подполковник И. Н. Макаров уничтожил несколько фашистов, но и сам погиб. Бойцы с возгласами: «Отомстим за смерть своего командира!» выбили гитлеровцев из района церкви.

В командование полком вступил заместитель командира полка по политической части майор С. Л. Гликин. Но он недолго командовал полком. Во время очередной контратаки противника, опять прорвавшегося в город, майор С. Л. Гликин был тяжело ранен. Командование полком принял на себя заместитель командира полка майор А. А. Черкасов.

Поздно вечером 9 августа противник был, наконец, выбит из города, и бой утих.

 

 

В бою было взято в плен несколько солдат из батальона особого назначения. Из допроса пленных выяснилось, что батальон был укомплектован из штрафников-матросов. Они были осуждены на смертную казнь за различные провинности по службе. Смертная казнь им была заменена участием в непрерывных боях в течение шести месяцев. Оставшиеся в живых и особо отличившиеся в боях по истечении срока переводились в регулярные части военно-морского флота. Один из пленных показал, что служил на немецкой подводной лодке торпедистом. Весной 1944 года подводная лодка в Балтийском море в одной из операций поразила выпущенной торпедой советский корабль. После этого подводная лодка всплыла, и офицеры наблюдали за гибелью корабля и тонущими людьми. Тех советских моряков, которые подплывали к их подводной лодке, офицеры в упор расстреливали из пистолетов. Позже торпедист, беседуя с другими матросами, сказал, что офицеры не проявили элементарной гуманности, расстреливая тонущих в море советских моряков. Согласно морскому обычаю побежденного неприятеля надо брать в плен, а не топить в море. За свое высказывание он очутился в штрафной команде, потом — в батальоне особого назначения. В первом же бою он попал в плен и опасался, как бы из-за этого его отец, мать и брат не пострадали от гестаповцев.

Показания пленных, хотя их действия в бою определялись страхом перед наказанием и стремлением уйти из батальона особого назначения, объясняли, почему они дрались так упорно.

10 августа танковый полк 12-й танковой дивизии противника совместно с пехотой атаковал части 87-й стрелковой дивизии в Ауце. Но, не добившись успеха, враг отошел, оставив на поле боя пять сгоревших танков. В действиях противника чувствовалась нерешительность. Создавалось впечатление, что гитлеровцы как бы прощупывали оборону советских частей в этом районе, не зная того, что обороняется на широком фронте всего лишь одна стрелковая дивизия. В последующие дни 12-я танковая дивизия всеми полками вела бой за Ауце, но и на этот раз безуспешно. 15 августа к городу стали подходить и вступать в бой после доукомплектования и отдыха части танковой дивизии «Великая Германия». Дивизия пыталась обойти Ауце с севера, но намного продвинуться ей не удалось. Понеся потери от артиллерийского огня, части вражеской дивизии на некоторых участках отошли, а местами остановились, перейдя к обороне.

К этому времени 87-я стрелковая дивизия в силу необходимости вела бои на фронте в 42 километра, обороняя рубеж Лиелауце, Ауце, Витини, Вягяряй. Обстановка у Ауце складывалась так, что командующий 51-й армией генерал-лейтенант Я. Г. Крейзер вынужден был выделить несколько артиллерийских, минометных и танковых частей и соединений для совместных действий с 87-й стрелковой дивизией и удержания города, где бои принимали все более ожесточенный характер.

Гитлеровцы, вновь стремясь овладеть городом, так же вводили в бой новые танковые и пехотные полки. С этого рубежа они надеялись в случае успеха нанести мощный танковый удар, острие клина которого направлялось на Елгаву.

13 августа к Ауце подошла 26-я гвардейская пушечная артиллерийская бригада под командованием полковника А. П. Капитоненко. 4-й дивизион бригады был выдвинут на фланги 87-й стрелковой дивизии. Едва 10-я батарея стала на позиции, как на нее пошли до десяти вражеских танков. При этом они вели сильный огонь и по остальным батареям, двигавшимся в колонне по дороге. Вражеские танки атаковали 10-ю батарею. Артиллеристы встретили их огнем.

Наводчик орудия сержант П. А. Полушкин подбил головной танк. Несмотря на обрушившийся огонь из танковых пушек и выход из строя нескольких номеров орудийного расчета, наводчик продолжал бой и подбил еще танк. Из-за фланга появились вражеские мотоциклисты, которые на ходу вели пулеметный и автоматный огонь по орудию. Сержант Полушкин несколькими осколочными снарядами уничтожил многих мотоциклистов и следовавших за ними пехотинцев. Атака противника была отражена. Но через несколько часов вражеские танки вновь атаковали батарею. Им удалось разбить все орудия батареи, кроме пушки Полушкина. Сержант подбил еще два танка и продолжал вести огонь по вражеским машинам, отходившим в укрытия. Отважному комсомольцу, наводчику орудия сержанту П. А. Полушкину Указом Президиума Верховного Совета СССР за мужество и отвагу в этом бою было присвоено звание Героя Советского Союза.

14 августа к Ауце подошел и сразу же вступил в бой 250-й минометный полк. Командир дивизиона капитан Н. Ф. Наумов едва успел занять наблюдательный пункт на башне ратуши и установить связь с батареями, как увидел выдвижение вражеской мотопехоты, развернувшейся для атаки северо-западнее Ауце. Подготовив данные для стрельбы, он открыл беглый огонь по врагу. Гитлеровцы залегли. Вражеский танк обстрелял ратушу из пушки. Один снаряд угодил в башню ратуши, телефонная связь командира с батареями была прервана. Но капитан Н. Ф. Наумов не оставил своего наблюдательного пункта, имевшимися в его распоряжении средствами он продолжал управлять боем. Командир 87-й стрелковой дивизии полковник Г. П. Куляко, видевший, как действовал командир дивизиона, после боя поблагодарил его и представил к награде.

15 августа к Ауце подошел 1971-й истребительный противотанковый артиллерийский полк. Едва заняв огневые позиции на фланге дивизии, он был атакован врагом. В сложной обстановке полк отразил атаку противника, пытавшегося обойти фланг дивизии.

В этот же день прибыл и стал на позиции 2014-й зенитно-артиллерийский полк. Через час после занятия огневых позиций, его бойцы сбили два самолета противника, бомбивших огневые позиции артиллерии.

Ночью севернее Ауце заняла позиции 267-я стрелковая дивизия, а южнее — 77-я стрелковая дивизия с 8-м гвардейским танковым полком и 202-й танковой бригадой.

15 августа противник снова нанес в районе Ауце танковые удары, но уже более мощные и организованные. Три танковые дивизии — «Великая Германия», 4-я и 12-я — вслед за массированным налетом бомбардировщиков, ведя на ходу огонь из орудий, шли на позиции 87-й, 267-й и 77-й стрелковых дивизий. Авиация противника непрерывно бомбила обороняющихся, последовательно нанося удары по переднему краю, потом — по командным пунктам и артиллерийским позициям.

На 4-ю батарею 239-го артиллерийского полка (командир — подполковник С. А. Панкул) 77-й стрелковой дивизии (командир — генерал- майор А. П. Родионов) шли восемь танков. Авиационной бомбой были выведены из строя два орудия. Командир батареи старший лейтенант И. В. Борщик приказал подпустить танки поближе и только тогда наверняка стрелять по ним из двух оставшихся орудий. Артиллеристам удалось подбить два танка. Остальные повернули назад и укрылись в кустах и за хуторами.

Через некоторое время позиции батареи атаковали другие вражеские машины. Артиллеристы, подпустив их на близкое расстояние, подбили еще два танка. Тогда перешли в атаку и ранее укрывшиеся в кустах и за хуторами машины. Все вместе они ворвались на позиции батареи. Им удалось разбить оставшиеся в строю два орудия. Командир батареи собрал вокруг себя телефонистов, радистов, разведчиков — всех, кто находился рядом. Артиллеристы отбивались от врага гранатами и подожгли танк, а также уничтожили десятки автоматчиков, пытавшихся окружить батарею. Возглавляемые старшим лейтенантом И. В. Борщиком, они не дрогнули в смертельной схватке с врагом. Тяжелые бои продолжались еще несколько суток и во всех них И. В. Борщик проявлял героизм. 21 августа, отражая еще одну танковую атаку, он погиб. За совершенный в этом бою подвиг командиру батареи старшему лейтенанту И. В. Борщику было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

17 августа к Ауце подошла еще одна — четвертая по счету на этом участке — 15-я танковая дивизия противника. И вновь, как и в предыдущие дни, враг, охватывая фланги обороняющих Ауце, нанес удар. Затянувшийся допоздна бой и в этот день не принес противнику успеха. Вражеские танки горели повсюду: и перед передним краем, и в боевых порядках обороняющихся и прорвавшиеся в глубину обороны. Тысячи трупов солдат и офицеров обоих враждующих сторон устлали поле боя. Советские дивизии все же удержали занимаемые позиции.

Постепенно бой затихал, а с закатом солнца совсем утих. Вражеская пехота залегла в 100—200 метрах от переднего края обороняющихся, танки противника разместились немного дальше, укрываясь за кустарником, постройками, рощами. Всю ночь шла подготовка к новой схватке.

В разгоревшемся утром бою отличились сотни бойцов и командиров. Среди них — командир взвода 8-го гвардейского танкового полка лейтенант Р. С. Николаенко, уничтоживший огнем танкового орудия два вражеских тяжелых танка и много мотоциклистов противника.

На следующий день в ожесточенном бою лейтенант Р. С. Николаенко подбил танк и два самоходных орудия, несколько полевых пушек и уничтожил много пехоты противника. Коммунисту, командиру танкового взвода лейтенанту Р. С. Николаенко Указом Президиума Верховного Совета СССР было присвоено звание Героя Советского Союза.

Командир 2-го танкового батальона 202-й танковой бригады капитан Л. С. Падуков, отражая натиск противника, повел своих подчиненных во фланг наступающим танкам. Противник не ожидал там удара советских воинов; потеряв несколько танков и штурмовых орудий, он отошел.

После налета авиации противника его 5-я танковая дивизия повторила атаку. Танкисты 202-й танковой бригады, которой командовал полковник М. Г. Фащенко, подожгли несколько вражеских танков, но атака не была отбита. Гитлеровцам удалось вклиниться в боевые порядки обороняющихся. Тогда капитан Л. С. Падуков по радио приказал подчиненным самостоятельно атаковать и уничтожить прорвавшиеся танки противника. Огнем из пушки своего танка офицер подбил и поджег три танка и уничтожил много вражеских пехотинцев; его танк гусеницами раздавил несколько полевых орудий и мотоциклистов. Мужественно действовали все танкисты батальона. Прорвавшийся в боевые порядки обороняющихся противник был полностью уничтожен. Храбрость проявил и механик-водитель танка Т-34 старшина К. И. Жуков. Он смело повел свою боевую машину и таранил вражеский танк, а также раздавил семь орудий, три бронетранспортера и много мотоциклов вместе с мотоциклистами противника. Когда гусеница его танка была перебита вражеским снарядом, он вылез из машины и под огнем заменил перебитые траки и, будучи раненым, снова повел свою грозную машину на врага. Экипаж танка в этом бою поджег пять танков противника. Вечером этого же дня в ожесточенном бою, который снова разгорелся, старшина К. И. Жуков был убит. Отразили все танковые атаки противника на своих участках, уничтожили по четыре танка, по нескольку орудий и много солдат и офицеров врага: командир истребительной противотанковой артиллерийской батареи 202-й танковой бригады капитан В. Н. Кирманович и командир 1-й роты этой же бригады лейтенант А. П. Пильников. Им, отважным, было присвоено звание Героя Советского Союза .

До 21 августа бои продолжали носить ожесточенный характер. Упорству наших бойцов в обороне Ауце удивлялись гитлеровские генералы. Об этом свидетельствует донесение командира 4-й танковой дивизии генерала Г. Клюгера, доставшееся советским разведчикам в качестве трофея .

«...Десятки танков дивизии, — повествует генерал Клюгер, — то в одном, то в другом месте пытались овладеть оборонительными позициями. В некоторых местах им удавалось вклиниться в глубину обороны в районе Ауце на 2—3 километра. Но они подверглись яростным контратакам, расстреливались из танков и орудий в противотанковых районах, подрывались на минах, несли потери, были вынуждены отходить».

В журнале боевых действий группы армий «Север» за 21 августа 1944 года записано: «...на протяжении семи последних дней были введены в бой за Ауце четыре танковых дивизии, но взломать неприятельскую оборону не удалось. Можно удивляться упорству в сопротивлении его нескольких пехотных, танковых и артиллерийских полков. Советские пехотинцы умело ведут бой, а когда считают нужным, то, не щадя жизни, бросаются к нашим танкам и бронетранспортерам и поджигают их, достигая этого иногда ценою своей жизни.. »

21 августа 1944 года, после мощного авиационного бомбового удара по нашим войскам, 15-й танковой дивизии противника удалось окружить 1379-й стрелковый полк 87-й стрелковой дивизии, оборонявшей Витини, в пяти километрах южнее Ауце. Командир 1379-го полка майор М. М. Халязицкий донес командиру дивизии о чрезвычайно тяжелой обстановке и, получив приказание на выход из окружения и отход в направлении Бене, сгруппировал подразделения полка для прорыва вражеского кольца.

Командир 3-й роты 1379-го стрелкового полка капитан Я. Ф. Зайцев выделил группу бойцов в качестве истребителей танков. Среди них были бронебойщики рядовые И. С. Противнок, П. С. Макаров, Л. М Забелин, К. С. Матвеев и другие. Под прикрытием кустарников и канав капитан Зайцев скрытно повел роту к танкам противника. Их экипажи, выйдя из машин, получали какие-то указания от офицеров. Внезапно напав на них, бойцы роты уничтожили экипажи, подорвали и сожгли четыре вражеских танка, а затем стали отходить на Бене. За этой ротой, через прорванный в кольце окружения участок, устремились и другие подразделения полка.

Командир полка майор М. М. Халявицкий так организовал бой, что полк успешно вышел из окружения. Отходя с последними подразделениями и управляя их боем по прикрытию отхода, командир полка майор М. М. Халявицкий пал смертью храбрых.

В последующие дни, не считаясь с большими потерями, противник непрерывно атаковал оборонительные рубежи 267-й, 87-й и 77-й стрелковых дивизий, продвигаясь по 100—200 метров в сутки.

Противнику дважды удавалось подавлять часть наших зенитных орудий. Зенитный огонь на время ослабевал, и фашистские бомбардировщики низко проносились над нашими боевыми порядками, сбрасывая бомбы и обстреливая бойцов пушечно-пулеметным огнем.

25 августа во время одного из таких налетов зенитно-пулеметная рота 87-й стрелковой дивизии сбила два вражеских бомбардировщика, а летчики 5-й гвардейской истребительной авиационной дивизии в воздушном бою уничтожили три вражеских истребителя и один бомбардировщик.

В этот же день до 60 танков противника снова атаковали позиции советских частей. Местами они заняли наши окопы и траншеи. Героический подвиг в этом бою совершила санинструктор 6-й роты 1382-го стрелкового полка 87-й стрелковой дивизии Татьяна Хацко. Она перевязывала раненых и относила в небольшую лощинку, по которой позже можно было бы скрытно вынести их в тыл. Два фашистских танка въехали в эту лощинку и, увидев скопление раненых, стали давить их гусеницами. Татьяна Хацко бросилась к раненым и, рискуя жизнью, часть из них унесла прямо из-под гусениц вражеских танков.

С утра 26 августа противник предпринял еще одну мощную танковую атаку и потеснил наши части. К 10 часам под его натиском 87-я стрелковая дивизия оставила Ауце, с боями отошла в Бене, где и остановила дальнейшее продвижение врага.

 

 

Через два месяца войска 2-го Прибалтийского фронта вновь освобождали город Ауце.

27 октября 7-я гвардейская стрелковая Режицкая Краснознаменная дивизия отбросила 551-й пехотный полк 329-и пехотной дивизии противника и подошла к внешнему обводу вражеских оборонительных позиции у Ауце, занимаемых полками 81-й пехотной дивизии Но с ходу прорвать оборону не удалось .

Командир 7-й гвардейской стрелковой дивизии решил овладеть Ауце ночной атакой.

В 3 часа ночи 14-й и 26-й гвардейские стрелковые полки дивизии поднялись в атаку и, сблизившись с противником, не ожидавшим этого удара, ворвались во вражеские траншеи. Не задерживаясь, они повели наступление на город.

26-й гвардейский стрелковый полк быстро очистил южную половину города. 14-й гвардейский стрелковый полк, отражая контратаки почти на каждой улице, медленно продвигался вперед. К 8 часам 28 октября 1944 года к северной части Ауце подошел 343-й гвардейский стрелковый полк 119-й гвардейской стрелковой дивизии. Совместными усилиями этих частей город Ауце был очищен от противника. Южнее Ауце 1216-й стрелковый полк 364-й стрелковой дивизии в течение дня отбивал яростные контратаки противника, пытавшегося ударами во фланг 7-й гвардейской стрелковой дивизии вновь овладеть Ауце. Противник понес большие потери на фронте перед 7-й, 119-й гвардейскими и 364-й Стрелковыми дивизиями; не добившись осуществления своего замысла, он отошел.

К 20 часам 28 октября 1944 года бои за город Ауце прекратились. Город вновь был освобожден от гитлеровцев и на этот раз окончательно.

 

ЛИВАНЫ

 

В первых числах августа противник морем перебросил в Курляндию свежие две танковые и три пехотные дивизии, подтянул их к линии фронта и нанес ими контрудары по войскам 1-го Прибалтийского фронта. Отражать их пришлось дивизиям, имевшим к этому времени большой некомплект личного состава вследствие многодневных боев. Значительное продвижение советских войск вперед растянуло пути подвоза, что усложнило работу тыла и замедляло доставку боеприпасов и горючего. Это вынудило командование фронта сосредоточить усилия войск на закреплении достигнутых рубежей и подготовке очередного этапа наступления.

Перед войсками 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов противник продолжал усиливать сопротивление, стягивая сюда дивизии из Эстонии, Восточной Пруссии и Польши. Заблаговременно подготовленные им оборонительные рубежи, занимаемые подошедшими дивизиями и ранее отошедшими сюда войсками, заставили 2-й и 3-й Прибалтийские фронты снизить темп наступления И все же освобождение латвийских городов продолжалось.

28-я стрелковая Невельская Краснознаменная дивизия уже освободила в Латвии много поселков и хуторов. 29 июля, наступая вдоль железной и шоссейной дорог, ведущих от Даугавпилса на Ригу, она с боями подходила к городу Ливаны. Здесь части дивизии подвергались сильному авиационному удару, вслед за которым ее контратаковали пехота и танки противника. Полки первого эшелона дивизии остановились.

На наблюдательный пункт командира 28-й стрелковой дивизии полковника В. П. Федорова прибыли командир 100-го стрелкового корпуса генерал-майор Д. В. Михайлов и командир 315-й истребительной авиационной дивизии полковник В. Я. Литвинов. Видя тяжелую обстановку, полковник В. Я. Литвинов поднял в воздух 171-й истребительный авиационный полк, которым командовал подполковник А. И. Халутин. Вскоре советские истребители были над городом. Сбив пять бомбардировщиков противника, они очистили небо над Ливанами от самолетов врага.

Наблюдая за воздушным боем советских истребителей, ведомых майорами С Т. Ивлевым, К. Ф. Соболевым и капитаном В. Н. Бородаевским, бойцы и командиры наземных войск восхищались отвагой и мастерством летчиков, которые помогали отражать контратаки противника.

Через несколько часов вражеская пехота вместе с мотоциклетным батальоном повторила контратаку, нанося удар во фланг 144-го стрелкового полка (командир — подполковник А. Н. Голенков).

На командном пункте 144-го стрелкового полка находился командир 72-го гвардейского минометного полка полковник П. П. Куриенко. Он приказал трем минометным батареям, только что занявшим огневые позиции, произвести залп по контратакующим. Через несколько минут удар был нанесен и противник отброшен.

Но минометчики обнаружили себя, так как после залпов облако густого дыма и пыли на позициях долго не рассеивалось. Огненные трассы, оставляемые пролетающими реактивными снарядами, также указывали местонахождение огневых позиций гвардейских минометов. Подлетевшие самолеты противника нанесли бомбовой удар по ним. Двенадцать вражеских бомбардировщиков, выйдя к цели, сбросили бомбы на позиции реактивных минометов. Разворачиваясь, они стали спускаться ниже для повторного удара, но были встречены огнем зенитных пулеметов. Рядовые А. Карпов, И. Иванов и А. Чесноков поразили ведущий самолет, который тут же врезался в землю и взорвался. Остальные бомбардировщики резко отвалили в разные стороны и, не сбросив бомб, на небольшой высоте ушли за линию фронта

С утра 30 июля дивизия вновь повела наступление на Ливаны. 235-й стрелковый полк под командованием полковника С. Т. Комарова с 1403-м самоходным артиллерийским полком (командир — капитан М И. Пичугин) наступали восточнее железной дороги. Левее наступал 144-й стрелковый полк, имея своей задачей с юга ворваться в город. 88-й стрелковый полк находился во втором эшелоне дивизии.

За день боя 28-я стрелковая дивизия и соседние справа 21-я и 200-я' стрелковые дивизии 100-го стрелкового корпуса овладели лишь тремя линиями траншей. Дальше войска продвинуться не смогли. Вражеские позиции были насыщены огневыми средствами и плотно занимались пехотой. В глубине своей обороны противник установил заграждения, перед которыми и остановились наступающие. Захваченные в ходе боя пленные показали, что противник несколько дней тому назад подвел из резерва пехотные части, танки и артиллерию и готовится нанести контрудар в направлении Прейли, Краслава. Они же рассказали, что с целью поднятия духа обороняющихся командир 14-го армейского корпуса приказом от 10 июля 1944 года разрешал в течение июля, августа и сентября каждому солдату отправить домой по десять, а унтер-офицерам — по двенадцать посылок из имущества, которое они могут изыскать (награбить — Ред.) в районе боевых действий. На основании этого приказа во многих населенных пунктах, в том числе и в Ливанах, шел повальный грабеж гражданского населения.

Командир 100-го стрелкового корпуса приказал наступление продолжать 1 августа, а к этому времени разведать и изучить систему обороны противника, спланировать ее прорыв, согласовать взаимодействие с соседними частями, подвезти боеприпасы и горючее.

За это время разведкой был хорошо изучен противник. Штабы и командиры организовали четкое управление частями, подразделениями и огнем, рационально распределили цели для уничтожения между штурмовой авиацией, полевой артиллерией, самоходными артиллерийскими орудиями и минометами. Начало наступления намечалось на 7 часов утра 1 августа после двадцатиминутной огневой подготовки — ударов штурмовой авиации и артиллерии.

В 5 часов 30 минут 1 августа, когда войска корпуса еще завтракали, противник, упредив нашу атаку, внезапно перешел в контрнаступление.

Советские бойцы и командиры в этот день, как и во многие другие, завтракали у орудий, пулеметов и минометов, на наблюдательных пунктах, словом на своих боевых постах. Поэтому через несколько минут после докладов дежурных наблюдателей о выдвижении вражеских танков по ним был открыт огонь.

Перед фронтом наступления 28-й стрелковой дивизии было подбито семь танков. На других участках горело их также немало. Противник, понеся большой урон, стал отходить. Его пехота местами залегла. Советские минометчики произвели по ней залпы. Удары были точными и пехота противника, понеся большой урон, отошла.

В 7 часов утра 28-я стрелковая дивизия, как и намечалось планом, перешла в атаку. Подразделения 144-го стрелкового полка овладели траншеей противника. Взвод автоматчиков 2-го батальона во главе с лейтенантом Д. Е. Смирновым проник через вражеские позиции и ворвался на железнодорожную станцию Сержант X. Картизин огнем из автоматов уничтожил многих гитлеровцев, скопившихся в пакгаузе. Израсходовав все патроны, он подбирал с земли оружие противника и продолжал вести огонь. Рядовой И. Журавлев вражескими же гранатами поджег танк противника. Ефрейтор Н. Тюленев гранатами уничтожил несколько фашистов. Так же мужественно сражались все автоматчики взвода.

235-й стрелковый полк, который наступал на центральную часть города, был дважды контратакован и остановлен. Поддерживавший его наступление 1403-й самоходный артиллерийский полк подвергся сильному артиллерийскому обстрелу из орудий, расположенных восточнее железной дороги, а также на восточной окраине города. Экипажи самоходных артиллерийских установок под командованием сержантов Л. П. Прохорова, С. И. Олешева, Ю. П. Хряка, К. М. Чеснокова и О. X. Юдина огнем своих орудий разбили несколько вражеских пушек. Продвинувшись вперед к железнодорожной насыпи, они пытались переехать ее, но первая самоходка, как только въехала на рельсы, была подбита и загорелась. Остальные не стали рисковать, подошли к переезду и, заняв позиции, из-за укрытий завязали огневой бой с батареями противника.

Командир 28-и стрелковой дивизии, видя, что 144-й стрелковый полк ворвался в город с юга, решил окружить противника в Ливанах и ввел в бой свой второй эшелон — 88-й стрелковый полк (командир — подполковник Е. И. Тарасенко). При поддержке самоходного артиллерийского полка тот обошел город с севера, перехватил дороги, идущие из Ливан на Крустпилс, отбил контратаку танков противника и вышел к реке Даугаве.

Противник, оказавшись окруженным в городе, предпринимал отчаянные попытки на саперных моторных лодках переправиться через Даугаву на противоположный берег. Но, как только лодки подплывали к противоположному берегу, подразделения 29-й стрелковой дивизии, наступавшие на Екабпилс вдоль западного берега Даугавы, пулеметным и минометным огнем уничтожали их Они потопили свыше сорока лодок с гитлеровцами.

Оставшиеся в центральной части города подразделения врага вели ожесточенный бой. В районе бумажной фабрики скопилось свыше трехсот гитлеровцев с танками. Их целью было: ударом в стык двух полков прорваться из окружения и уйти севернее города. Им частично удалось потеснить наши подразделения и продвинуться до километра. Но затем противник был встречен сильным артиллерийским огнем и контратакован, в результате чего был окружен, его танки — подбиты и сожжены, а пехота — уничтожена

Бои в городе показали коварство и жестокость гитлеровцев. Так, у стекольного завода они вывесили белый флаг. К флагу подошли два советских бойца, чтобы принять сдающихся в плен. Фашисты, подпустив солдат на 3—5 метров, застрелили их. Бойцы-огнемётчики атаковали врагов и огнеметной струей из ранцевого огнемета уничтожили их.

В районе паромной переправы через Даугаву фашисты заминировали большой участок берега, оставив внутри участка трех старых женщин. Им завязали глаза и привязали к кольям, вбитым в берег. Советские бойцы, увидев женщин, сидящих на песке, пошли к ним на помощь. Не заметив мин, засыпанных землей и песком, четверо советских бойцов подорвались на них и погибли. Подошедшими саперами берег был разминирован, и женщины спасены.

К 14 часам 1 августа город Ливаны был освобожден от немецко-фашистских захватчиков, о чем начальник штаба 28-й стрелковой дивизии полковник Н. В. Готовцев сообщил боевым донесением штабу 100-го стрелкового корпуса.

 

 

Очистив город от противника, части дивизии захватили исправными два танка, три бронемашины, пятнадцать автомобилей, девятнадцать орудий, много минометов и пулеметов. На пункте сбора и отправки посылок штабелями было уложено награбленное гитлеровцами имущество, упакованное в тысячи ящиков или зашитое в брезентовые мешки с адресами жен, матерей и других родственников, проживавших в нацистской Германии. Гитлеровцы не успели его отправить: помешало стремительное наступление наших войск.

Весной 1944 года, накануне освобождения Латвийской ССР, ЦК КП(б) Латвии и Совет Народных Комиссаров Латвийской ССР приступили к созданию оперативных групп с тем, чтобы сразу же после изгнания врага из того или иного города, района республики развернуть там восстановительные работы.

В оперативные группы включались эвакуированные из Советской Латвии советские и партийные работники, а также лица, окончившие в годы воины различные курсы переподготовки. При этом в состав оперативных групп входили как ответственные руководители учреждений, так и технический персонал. Эти группы должны были после прихода Советской Армии восстанавливать Советскую власть на освобожденной части территории. Аналогичная задача была выдвинута и перед подпольными партийными комитетами и партизанскими отрядами, которые заблаговременно получили директиву ЦК Компартии Латвии. Директива в числе прочих заданий обязывала партизанские отряды осуществлять подбор кандидатов на руководящие должности в советские учреждения.

Оперативные группы советских и партийных работников, созданные ЦК КП(б) Латвии и Советом Народных Комиссаров Латвийской ССР, были направлены в прифронтовую полосу и прикомандированы к армиям Прибалтийских фронтов.

Например, оперативная группа руководящих работников в составе 172 человек в начале июля 1944 года выехала в район 1-го Прибалтийского фронта. В эту группу входило 28 партийных, 50 советских и 13 профсоюзных работников, два представителя печати, а также представители оперативных групп Даугавпилсского, Илукстского, Елгавского, Екабпилсского, Вентспилсского, Тукумского и Рижского уездов и города Риги. Другая группа состояла из 261 человека — она 13 июля 1944 года отправилась на 2-й Прибалтийский фронт.

Оперативные группы не отставали от наступающих войск и обычно в день освобождения городов или на следующий входили в них и развертывали свою деятельность.

При восстановлении партийных, советских и хозяйственных органов в Латвийской ССР наибольшие трудности вызывал подбор кадров. Руководящие кадры, работавшие в Советской Латвии в 1940—1941 годах, в большинстве своем находились в то время на фронте, многие погибли в подполье и в партизанских отрядах, пали на фронтах Отечественной войны. В числе погибших были Л. Кажемакс, А. Калныньш, О. Крастыньш, А. Матисон, С. Чемис, Р. Нейланд, А. Миезис, А. Нуржа, Ж. Спуре, Е. Деглис, Я. Ликенис, А. Эйкакс, Э. Шнере, Я. Янсон, К. Палдыньш, К Круминьш, Т. Струпович, Ф. Рудович, Б. Кудейко и другие.

На работу в партийные, советские, комсомольские, профсоюзные и хозяйственные органы подбирались люди, показавшие свою преданность Родине как в тылу врага, так и на фронте — бывшие партизаны, инвалиды войны, активисты из среды беднейшего и среднего крестьянства, испытавшие все тяготы немецко-фашистской оккупации.

К 25 августа 1944 года на ответственную партийную и советскую работу было выдвинуто более 815 бывших партизан. В некоторых уездах, где еще во время немецко-фашистской оккупации действовали подпольные партийные комитеты, после освобождения эти комитеты были пополнены, и они возглавили уездные партийные организации.

Перед восстановленными партийными и советскими органами, партийными и общественными организациями стояла задача широко развернуть политическую, культурную и просветительную работу в массах, добиться, чтобы каждый житель получал правдивую информацию о положении в стране и за рубежом. В условиях Латвийской ССР эта работа имела особенно важное значение, так как гитлеровские оккупанты в период своего господства всячески старались отравить сознание масс лживой, человеконенавистнической пропагандой, привить недоверие к советскому строю, разжечь вражду к другим советским народам, скрыть правду о ходе войны, о патриотическом труде жителей советского тыла, о героической борьбе Советской Армии. Была создана широкая сеть агитаторов Советские и партийные органы в городах и сельских центрах созывали массовые митинги и собрания. Большая работа давала положительные результаты. Население освобожденных районов энергично принялось за восстановление разрушенного оккупантами хозяйства и всячески помогало Советской Армии.

 

ВАРАКЛЯНЫ

 

Противник, имея оборонительные позиции на рубеже реки Малта и поселков Атспуки, Декшари и южнее, занимал их подошедшими из глубины резервами, а также и отошедшими после боев частями 23-й и 329-й пехотных дивизий. Непосредственно обороняла Варакляны 263-я пехотная дивизия. В журнале боевых действий группы армий «Север» за 21 июля 1944 года записано: «...главная опасность заключается в том, чтобы неприятель не прорвался южнее озера Лубаны. В противном случае связь между 16-й и 18-й армиями будет потеряна». Варакляны являлись весьма важным районом на стыке двух армий: удержать его и стремился противник.

Войска 7-го гвардейского стрелкового корпуса, освободив Виляны, преследовали отступающего противника, стремясь не дать ему возможности остановиться и закрепиться на промежуточных оборонительных рубежах.

В полосе наступления корпуса находился город Варакляны, освобождение которого первоначально возлагалось на 7-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

Передовой батальон 26-го гвардейского стрелкового полка 7-й гвардейской стрелковой дивизии, усиленный танками, артиллерией и саперами, в 13 часов 28 июля с ходу, на плечах отступающих гитлеровцев, ворвался в траншеи, протянувшиеся на рубеже Пайсмала, Гриужениеки, что в пяти километрах восточнее города. Левее наступал 20-и гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника И. А. Шаталова, усиленный 249-м танковым полком (командир — майор К. С. Леонов). Встретив сильное огневое воздействие со стороны противника, эти полки остановились перед вражескими траншеями. Гитлеровцы, видя, что наступающие ведут бой только передовыми отрядами, контратаковали 26-й стрелковый полк и остановили его продвижение.

В 14 часов части 329-й пехотной дивизии противника совместно с танками, обойдя правый фланг 26-го стрелкового полка, вышли ему в тыл. С фронта подразделения полка были контратакованы пехотным полком 23-й пехотной дивизии гитлеровцев. Разгорелся жаркий бой. Гвардейцам 26-го стрелкового полка пришлось отражать удары противника с фронта и с тыла. Вместе с подоспевшими на выручку 249-м танковым полком, а также 14-м гвардейским стрелковым полком этой же дивизии они отбили натиск гитлеровцев. В этом бою особенно отличилась 3-я рота 26-го гвардейского стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта И В. Щербаченко. Рота, подпустив к себе контратакующих поближе, в упор расстреляла свыше сотни солдат и офицеров, после чего поднялась в атаку и преследовала отступающих до полного их уничтожения.

Вечером 29 июля противник контратаковал правого соседа 7-й гвардейской стрелковой дивизии — 37-ю стрелковую дивизию, которая наступала в трех километрах севернее Варакляны. Но 13-й гвардейский тяжелый танковый полк (командир — подполковник К. И. Мучник), поддерживавший эту дивизию, сорвал вражескую контратаку. 55-й разведывательный мотоциклетный батальон под командованием майора Д. С. Тарасенко, также действовавший с 37-й стрелковой дивизией, воспользовался отходом противника и прорвался к населенному пункту Атспуки.

Продвинуться южнее озера Лубана частям корпуса и его соседям ни в этот день, ни в последующие сутки не удалось. Противник принимал меры к удержанию обороны на стыке своих 16-й и 18-й армий, разъединение которых угрожало окружением одной из них.

Наступающие все же продолжали атаковать вражеские позиции. Однако малочисленные батальоны и полки, поддерживаемые слабым артиллерийским и минометным огнем (недостаточен был запас снарядов и мин), не смогли добиться успеха. Встречаемые сильным огнем противника, они возвращались на исходные позиции. Командование 10-й гвардейской армии приняло решение прекратить бесплодные атаки

Части были пополнены личным составом. Подвезли необходимое вооружение, боеприпасы и горючее. Провели дополнительную разведку противника. Командиры и штабы организовали наступление, которое было назначено на 2 августа.

В этот день полки 7-й гвардейской дивизии после авиационной и артиллерийской подготовки перешли в наступление. 26-й гвардейский стрелковый полк, овладев вражескими траншеями, вошел в лес, что восточнее Варакляны. 20-й гвардейский стрелковый полк совместно с 249-м танковым полком овладел парком в Вараклянах, где окружил и уничтожил до батальона противника, после чего продвинулся к центральной части города. Командир 7-й гвардейской стрелковой дивизии генерал- майор М. Э. Москалик, чтобы ускорить освобождение города, ввел в бой свой второй эшелон — 14-й гвардейский стрелковый полк, придав ему 1-й истребительный противотанковый артиллерийский дивизион

Войдя в бой из-за правого фланга 26-го гвардейского стрелкового полка в направлении северной части города, второй эшелон дивизии отбросил противника. Но вскоре был контратакован 463-м пехотным полком гитлеровцев.

Командир 1-го истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона капитан В. В. Богаткин выдвинул орудия непосредственно в боевые порядки наступающих рот и взводов. Дивизион огнем поддержал отражение вражеской контратаки. Капитан В. В. Богаткин, видя, что офицеры 1-й батареи выбыли из строя, возглавил командование ею. Когда в этом была необходимость, он сам становился к орудию и вел огонь. Совместными усилиями стрелки и артиллеристы отразили контратаку.

За умелое руководство артиллеристами при отражении контратаки противника и большое личное мужество капитану В. В. Богаткину было присвоено звание Героя Советского Союза.

Группировка противника в северной части Вараклян была окружена и ликвидирована.

За южную часть города в этот день бой вели полки 119-й гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии под командованием генерал- майора И. В. Грибова. Ее 344-й и 343-й гвардейские стрелковые полки, наступавшие южнее шоссе, прорвали оборонительные позиции, расположенные в километре юго-восточнее Варакляны, и к 10 часам подошли к окраине города. Командир дивизии, обнаружив, что правый сосед — 20-й гвардейский стрелковый полк 7-й гвардейской стрелковой дивизии, встретив упорное сопротивление врага, отстает, приказал командиру 344-го гвардейского стрелкового полка подполковнику М. М. Комарову частью сил атаковать во фланг противника, сдерживающего продвижение правого соседа. Рота под командованием капитана Г. П. Кузовова изменила направление наступления и нанесла удар по врагу. Находящийся в роте парторг батальона младший лейтенант В. П. Комарицкий, проявив инициативу, возглавил группу бойцов, овладевших позициями врага, расположенными на южной окраине города. Смело и решительно действовал сержант В. П. Белоногов, который с тыла обошел пулеметную точку врага и расстрелял весь ее расчет.

Командир взвода лейтенант Хазиф Галин, ведя огонь из автомата на ходу, ворвался на вражескую позицию. Вслед за ним это удалось также комсоргу полка младшему лейтенанту Н. В Смирнову, пулеметчику А. Г. Белоусову и стрелку Н. М. Непогоде. В ожесточенной схватке они уничтожили расчеты четырех пулеметов и двух орудий, много автоматчиков. Огонь противника прекратился и подразделения получили возможность без потерь продвинуться вперед.

20-й гвардейский стрелковый полк, благодаря помощи соседа, ускорил продвижение и вошел в город.

343-й гвардейский стрелковый полк под командованием полковника А И. Сергеенко с 1199-м легким самоходным артиллерийским полком (командир — подполковник П. М. Младенцев) у самых Вараклян встретил опорные пункты, на овладение которыми затратил немало усилий.

341-и гвардейский стрелковый полк, поддерживаемый огнем 325-го гвардейского артиллерийского полка, наступал на левом фланге дивизии южнее Вараклян. Обойдя ряд опорных пунктов, он втянулся в лес южнее города. В лесу был обнаружен батальон 485-го пехотного полка противника, готовившийся к контратаке наших подразделений, ведущих бои в городе. Командир 341-го стрелкового полка полковник В. С. Тюриков оставил батальон под командованием майора В. Г. Волкова в засаде, а командир 325-го гвардейского артиллерийского полка полковник И. Я. Мирашов здесь же разместил орудия для стрельбы прямой наводкой. Остальные батальоны направились в обход. Выбрав момент, когда колонны гитлеровцев стали вытягиваться из леса, полковник В. С Тюриков подал сигнал для открытия огня. Находившиеся в засаде подразделения открыли огонь. Вскоре вражеский батальон, понеся большие потери, сдался.

К 13 часам 2 августа части 7-й и 119-й гвардейских стрелковых дивизий завершили освобождение города Варакляны.

 

 

Героизм, проявленный солдатами, сержантами и офицерами 7-й и 119-й гвардейских стрелковых дивизий, их воинское мастерство, позволили нанести врагу большие потери. Была разгромлена только что укомплектованная 263-я пехотная дивизия противника.

В делах штаба группы армий «Север», которые достались советским войскам в качестве трофеев, находится донесение начальника штаба 18-и армии гитлеровцев. В нем говорится: «...положение на участке 10-го армейского корпуса критическое.. 263-я пехотная дивизия разбита, остатки ее отброшены... 329-я пехотная дивизия понесла большие потери в людях, пехотном и артиллерийском вооружении, лишившись транспорта, отходит в беспорядке... Подтягиваются последние резервы — четыре слабых батальона...».

Ничего не скажешь, печальный итог подвел гитлеровский генерал!

 

КРУСТПИЛС

 

В результате успешных боевых действий войск 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов противник понес большие потери. Многие восточные районы Латвии были освобождены. Полосы для наступления фронтов сужались, а оперативная плотность войск излишне увеличивалась. Это позволило советскому командованию после взятия Ливан высвободившуюся 4-ю ударную армию переподчинить 1-му Прибалтийскому фронту. 5 августа эта армия переправилась на левый берег реки Даугавы и развернула боевые действия в направлении Виесите и западнее.

Противник в междуречье Айвиексте, Даугавы в районе Ляудона, ст. Кукас, Крустпилс имел подготовленные оборонительные позиции, занятые 23-й, 24-й, 291-й и 389-й пехотными дивизиями и частями усиления, препятствовал дальнейшему наступлению войск 22-й армии.

К этому времени передовые части 130-го латышского стрелкового корпуса, входившего в состав 22-й армии, подошли к реке Айвиексте и готовились ее форсировать. За 130-м латышским стрелковым корпусом продвигались бригады 5-го танкового корпуса. 100-й и 44-й стрелковые корпуса, наступавшие вдоль правого берега реки Даугавы на Крустпилс, вели бои с упорно обороняющимся противником и несколько отставали. Это вынудило командующего 22-й армией повернуть 130-й латышский стрелковый и 5-й танковый корпуса на юго-запад с задачей: наступая в направлении Антужи, Силени, выйти к реке Даугава, окружить крустпилсскую группировку противника и взаимодействуя с 44-м и 100-м стрелковыми корпусами, разгромить ее.

6 августа войска для выполнения новых задач выходили в назначенные районы, изучали оборону противника, 130-й латышский стрелковый и 5-й танковый корпуса готовились к боям.

7 августа перешли в наступление. 43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия (командир — полковник А. Ю. Калнынь) с 24-й танковой бригадой (командир — полковник В. А. Пузырев) прорвали передовые оборонительные позиции. К исходу дня 125-й гвардейский стрелковый полк (командир — полковник А. К. Юревиц) овладел рубежом Битес, Упьюсарги, 123-й гвардейский стрелковый полк (командир — подполковник П. Б. Перловский) — рубежом Вагули, Баравики. 121-й гвардейский стрелковый полк (командир — подполковник С. Г. Втулкин) вел бой у реки Айвиексте, прикрывая правый фланг корпуса.

В этот день отличились в бою начальник штаба 123-го гвардейского стрелкового полка подполковник И. Я. Чаша, майор В. В. Бачило, старший лейтенант И. Ф. Савицкий, парторг роты сержант С. Л. Чемис, капитан В. В. Струневич, ефрейтор Э. К. Микельсон, рядовой И. Я. Гайлис и другие.

308-я латышская стрелковая дивизия (командир — генерал-майор В. Ф. Дамберг) утром прорвала передний край обороны противника на участке Пурвмалас, Унгурмуйжа. К исходу 7 августа 355-й стрелковый полк под командованием майора А. И. Берга овладел рубежом Кательницы, Жагары, Рубени; 323-й стрелковый полк (командир — полковник И. И. Нейман) вышел на рубеж Мидзени, Зигмани; 319-й стрелковый полк (командир — полковник А А. Аренд) наступал во втором эшелоне дивизии. В боевых порядках дивизии действовала 70-я танковая бригада под командованием подполковника С. И. Никитина.

В бою отличились заместитель командира 355-го полка по политической части майор Э. К. Брант, начальник штаба полка майор В. Ю. Русевиц, майор Я. Р. Лапиньш, старший лейтенант Б. Ф. Утыро, рядовые Шварцис, Степанов, Яунцемс и другие. Противник упорно сопротивлялся. Обойденные наступающими опорные пункты он не оставлял. Из них гитлеровцы производили вылазки по боевым порядкам вторых эшелонов батальонов и полков, нападали на командные пункты, перемещавшиеся вслед за первым эшелоном, на тылы и транспорт. Это вынудило командиров корпуса и дивизий выделить часть сил своего второго эшелона для уничтожения оставшихся в тылу подразделений противника.

Успешные действия соединений корпуса и танковых бригад во многом были предопределены умелой работой штаба корпуса (начальник — генерал-майор П. О. Бауман, офицеры штаба — полковник Г. Г. Галимов, подполковник В. М. Пурмаль, капитан И. Л. Курмэ и другие) и политотдела корпуса (начальник — полковник В Ф. Калашников, его заместитель — подполковник И. Л. Мистрис).

Части 44-го и 100-го стрелковых корпусов, наступавшие на Крустпилс левее 130-го латышского стрелкового корпуса, прорвали оборону противника на участке: станция Кукас, устье реки Нереты и медленно продвигались вперед, преодолевая минные заграждения и отражая контратаки. К исходу дня они продвинулись лишь на 3—5 км.

15-я воздушная армия, обеспечивавшая действия войск 22-й армии, провела за день около 450 самолетовылетов, уничтожая живую силу и боевую технику врага. В воздушных боях было сбито 28 самолетов противника.

В ночь с 7 на 8 августа разведчики, высланные штабом 130-го латышского стрелкового корпуса, установили, что значительные группы войск противника, скопившиеся в Крустпилсе, переправляются через Даугаву в расположенный на другом берегу Екабпилс. Чтобы сорвать переправу врага, 1-му латышскому ночных бомбардировщиков авиационному полку под командованием подполковника К. А. Кирша была поставлена задача нанести удар по переправам. Летчики на небольшой высоте прошли вдоль реки и неожиданным ударом разбомбили переправу.

8 августа войска 22-й армии продолжали отбрасывать противника. 43-я гвардейская латышская стрелковая дивизия вышла к Даугаве, чем завершила окружение крустпилсской группировки. Несколько пехотных рот противника не успели отойти на Гостини. Они были прижаты к берегам Даугавы и Айвиексте и уничтожались подразделениями 125-го гвардейского стрелкового полка под командованием капитанов Э. К. Вейса, Я. X. Пастернака, П. И. Макушева, И. К. Уласса и артиллеристами дивизиона под командованием майора И, Д. Дорошкевича. В районе железнодорожного моста через Даугаву, у Спуньгени, уничтожали противника 123-й гвардейский стрелковый полк и 94-й гвардейский артиллерийский полк.

В целях быстрейшего разгрома вражеских войск, окруженных севернее города Крустпилса, для совместных действий с 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизией были направлены 24-я танковая и 5-я мотострелковая бригады и 48-й тяжелый танковый полк 5-го танкового корпуса. Решительными действиями этих частей и соединений вражеская группировка была расчленена и по частям уничтожена.

Бои по разгрому войск противника, окруженного в районе Крустпилса, и освобождению города развертывались следующим образом.

308-я латышская стрелковая дивизия совместно с 70-й и 118-й танковыми бригадами наступала на Крустпилс. Ее 355-й стрелковый полк вел бои севернее города, стремясь обойти противника и выйти к Даугаве Левее наступал 319-й стрелковый полк. Один из его батальонов под командованием капитана В. Я. Осиса, следуя за танками, сбил противника с его позиций и овладел строениями на станции.

Самоотверженно действовал и личный состав 323-го стрелкового полка. Минометчики капитан А. А. Абрицкий, лейтенант А. И. Екарашев, сержант А. Г. Веселов и другие своим огнем выбили противника из траншеи и вместе со стрелками ворвались на вражеские позиции. 2-й батальон (командир — старший лейтенант К. А. Пуринь), используя огонь артиллеристов и минометчиков, продвинулся вперед и к 9 часам ворвался на северную окраину города. Противник упорно сопротивлялся, но вскоре подошел 3-й батальон, и совместными усилиями гитлеровцы были выбиты с их позиций.

677-й артиллерийский полк дивизии под командованием подполковника Я. Я. Цаунита подтянул свои орудия к берегу Даугавы и совместно с танковыми бригадами уничтожал артиллерийские и минометные батареи противника на противоположном берегу, обстреливавшие выходящие к городу и реке части 308-й латышской стрелковой дивизии.

Одновременно со 130-м латышским стрелковым корпусом перешли в наступление и соседние 44-й и 100-й стрелковые корпуса.

319-я стрелковая дивизия наступала левее 308-й латышской стрелковой дивизии на восточную окраину Крустпилса.

Командир дивизии полковник Д. А. Дулов, учел, что танки противника, маневрируя, ведут огонь, поэтому он поставил задачу 560-му артиллерийскому полку (командир — майор А. И. Шклярик) выдвинуться вперед и во фланг расстреливать вражеский танковый батальон, наступавший между двух веток железной дороги. Артиллеристы сержант Ф. А. Андриенко, рядовые П. П. Харламов, Ф. В. Лазарев и Н. А. Сивков подожгли три танка. Комсорг 560-го артиллерийского полка М. Л. Резников гранатой подорвал один. Остальные танки противника отошли.

1-й батальон 1336-го стрелкового полка поднялся в атаку, но, попав под сильный огонь, его роты залегли. Парторг батальона А. Н. Колясников с возгласом: «Коммунисты, за мной!» бросился вперед. Его призыву последовали коммунисты и комсомольцы рядовые П. К. Таганов, М. П. Петров, В. А. Молодавкин, Асад Гусейнов, К. Е. Борисов, В. В. Доильницын. За ними поднялись остальные бойцы. Вскоре роты 1-го батальона приблизились к окраине города.

Сломив сопротивление врага, 1334-й стрелковый полк ворвался на его оборонительные позиции и завязал бой у восточной окраины Крустпилса. В бою смело действовали командир 2-го батальона этого полка капитан С. Зенов, командир 4-й роты старший лейтенант А. А. Везелев, парторг батальона П. А. Щербинин и комсорг батальона Н. И. Козлов. Личным примером они воодушевляли солдат.

Гитлеровцы понимали, что им долго город не удержать, и спешили его разрушить. Взрывы следовали один за другим, пожары возникали то в одном, то в другом квартале.

В 1334-й стрелковый полк пришел начальник политотдела дивизии подполковник И. М. Худин. Он собрал добровольцев — солдат, сержантов и офицеров, которым предстояло проникнуть в центр города, чтобы воспрепятствовать его разрушению. Они обсудили план действий и вопросы связи с командованием. Добровольцы лейтенанты А. Н. Ремез, Л. Ф. Ганцев, сержанты Н. А. Прилепский, М. К. Христолюбов, А. Е. Климов, рядовые М. А. Трифонов, И. Е. Антоненков, В. М. Захаров, П. М. Звягинцев, Ф. С. Халуянов, Е. И. Севастьянов, П. С. Сарафанов и А. М. Никишин направились в город и вскоре достигли его центральных кварталов. Там гитлеровцы собрали женщин и детей в один из дворов, заминировав все вокруг. Враг рассчитывал, что когда советские воины ворвутся в центр города и попытаются спасти женщин и детей, произойдет взрыв, в результате которого погибнут и освобождаемые и освободители. Но трагедия не произошла. Воины-добровольцы расправились с инициаторами коварного замысла. Затем саперы разминировали участки заграждения. Женщины и дети, обреченные на смерть, были спасены.

К 12 часам полки 319-й стрелковой дивизии, овладев центром города, вышли к реке Даугаве.

28-я стрелковая дивизия, преследуя отходящего на Крустпилс противника, подверглась артиллерийскому, минометному и пулеметному обстрелу с противоположного берега реки. Пришлось артиллеристам полковой батареи 144-го стрелкового полка и истребительного противотанкового артиллерийского дивизиона повернуть орудия и вступить в огневой бой с врагом.

К 12 часам полки 28-й стрелковой дивизии ворвались в южную часть Крустпилса и соединились там с частями 319-й стрелковой дивизии. Крустпилс был освобожден.

 

 

На другой день, вечером, в Крустпилс приехал член Военного совета 22-й армии генерал-майор А. М Катков. Перед строем частей и подразделений 28-й стрелковой дивизии он зачитал Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении дивизии орденом Красного Знамени за успешное выполнение заданий командования по разгрому немецко-фашистских захватчиков. Генерал прикрепил орден к боевому знамени соединения. Затем он вручил орден Богдана Хмельницкого командиру дивизии полковнику В Л. Федорову за умелое командование соединением и проявленные при этом мужество и отвагу.

В многодневных боях за освобождение Крустпилса отличились тысячи солдат, сержантов и офицеров. Родина отметила их орденами и медалями. А парторгу 3-й роты рядовому А. В. Гусеву и заместителю командира 1336-го стрелкового полка Э. Д. Готлибу, разведчику 560-го артиллерийского полка 319-й стрелковой дивизии сержанту 3. М Осягину и командиру 4-й роты 125-го стрелкового полка 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизии капитану М. И. Орлову Президиум Верховного Совета СССР присвоил звания Героев Советского Союза.

Недолго продолжался отдых частей после боя. Полки ушли из Крустпилса. На доме № 35/37 по улице Карла Маркса осталась надпись: «Город Крустпилс 8 августа 1944 года освобождали отважные воины полковника И. В. Рудого. Вперед, на Ригу!»

Эта надпись до сих пор сохраняется благодарными жителями Крустпилса, как память о тех, кто освободил город от немецко-фашистских захватчиков.

 

ЕКАБПИЛС

 

29-я стрелковая Полоцкая ордена Суворова дивизия под командованием полковника А. К. Макарьева, входившая в состав 4-й ударной армии 1-го Прибалтийского фронта, продвигаясь с тяжелыми боями вдоль левого берега реки Даугавы, подходила к Екабпилсу. Противник на каждом выгодном рубеже оказывал сильное огневое сопротивление. В ряде районов огромные площади с большой плотностью были заминированы, и это замедляло темп наступления

Под прикрытием огня полевых батарей, танков и самоходных артиллерийских орудий саперы 29-й стрелковой дивизии и танки-тральщики едва успевали проделывать проходы в минных полях, по которым вслед за ними шли стрелковые роты, двигались танки и артиллерия.

8 августа 128-й стрелковый полк дивизии овладел поселком Нагли.

Наступавшая левее 378-я стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор А. Р. Белов, прорвав оборону противника, пыталась ворваться на южную окраину города Екабпилса, но безуспешно.

В ночь с 8 на 9 августа штабом 29-й стрелковой дивизии была выслана разведка. К 3 часам 9 августа разведчики рядовые С. Волгин, Э. Верро, Н. Озаринский, В. Горбань под командованием младшего сержанта П. Еременкова возвратились, приведя четырех пленных, среди которых был офицер.

Пленных допросил начальник штаба дивизии подполковник У. И. Моисеев. Они показали, что еще в боях под Ленинградом обслуживали батарею особой мощности, которая в течение двух лет обстреливала город тяжелыми снарядами. Но однажды взятый теперь в плен офицер получил письмо из Германии, в котором говорилось, что во время налета американской авиации на его родной город погибли мать, жена и дочь. Офицер поделился своим горем с солдатами батареи и сказал, что немцы, разрушая Ленинград, также убивают в нем женщин и детей. Батарейцы стали стрелять так, чтобы снаряды не долетали до города или не взрывались в нем. Такая стрельба продолжалась три месяца. А потом, когда советские войска прорвали блокаду под Ленинградом и гитлеровцы стали отступать, восемь солдат во главе с офицером, испортив на батарее приборы управления огнем, ушли в тыл. Но оказалось, что сделали они это преждевременно. В тылу их переловили и за дезертирство осудили к пожизненным каторжным работам, заменив их штрафным батальоном. Сначала их направили в Эстонию, а потом, после отступления штрафного батальона, передислоцировали в Екабпилс. Придя на этот участок, бывшие батарейцы решили сдаться в плен. И вот такой случай представился. Пленные рассказали о расположении подразделений в Екабпилсе Эти сведения пригодились при организации боя за город.

С 5 часов 9 августа 128-й стрелковый полк под командованием полковника И. М. Северинова, наступая между Даугавой и шоссе, завязал бой за железнодорожную станцию. Роты овладели станцией и железнодорожной веткой, идущей к реке, но противник контратаками отбросил их к лесу.

106-й стрелковый полк под командованием подполковника И. А. Гетмана также попытался овладеть станцией, но неудачно. Тогда, согласовав свои действия с соседями: справа — со 128-м стрелковым полком своей дивизии, слева — с 1254-м стрелковым полком 378-й стрелковой дивизии, при поддержке 77-го артиллерийского полка (командир — полковник Я. Ю. Павлов), 106-й стрелковый полк повторил атаку. Позиции противника были прорваны. 1-й батальон ворвался в город. 2-й батальон овладел районом с двумя церквами. 3-й батальон, используя успех двух первых, занял позицию в районе больницы, преградив врагу путь к отступлению.

302-й стрелковый полк под командованием полковника В, П. Оробец медленно продвигался к Екабпилсу вслед за полками первого эшелона. Дело в том, что многочисленные группы разбитых гитлеровских частей бродили по лесам, пытаясь выйти из окружения, и нападали на тылы советских полков. Это вынудило полковника В. П. Оробца организовывать вылавливание гитлеровцев.

Противник после массированного артиллерийского обстрела подошедшими к западной окраине Екабпилса батальонами пехоты с танками и штурмовыми орудиями контратаковал части 29-й стрелковой дивизии и местами потеснил их.

 

 

Командир 378-й стрелковой дивизии своевременно перегруппировал свои части, и 1254-й стрелковый полк нанес удар во фланг контратакующему противнику, отбросив его к реке Даугаве. Ввод в бой за город 1256-го стрелкового полка при поддержке 944-го артиллерийского полка дивизии привел к окружению противника в городе. К 10 часам 9 августа части 378-й стрелковой дивизии закончили уничтожение гитлеровцев в городе. Екабпилс был полностью освобожден.

 

МАДОНА

 

Освобождению Мадоны предшествовали тяжелые и затянувшиеся бои с противником в Лубанской низменности, форсирование рек Айвиексте и Куя, а также прорыв оборонительных позиций на ближайших подступах к городу.

При подготовке к боям за Мадону 11 августа командир 119-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор И. В. Грибов посетил 341-й гвардейский стрелковый полк, где провел с офицерским составом разбор предыдущих боев и обсудил план предстоящего боя за Мадону. На этом совещании он вручил ордена и медали офицерам, отличившимся при освобождении Резекне, Виляны, Варакляны. После совещания генерал побывал в стрелковых ротах и батареях, вел беседы с сержантами, рядовыми и вручал им награды.

В других полках в это же время побывали заместитель командира дивизии по политической части подполковник М. А. Кошпаков и начальник штаба дивизии полковник Г. И. Секарев. Подполковник М. А. Кошпаков провел разбор деятельности в прошедших боях работников партийно-политического аппарата 343-го гвардейского стрелкового полка, присутствовал на партийном собрании батальона, где принимали в партию. Каждое заявление о приеме в ряды Коммунистической партии выражало высокие патриотические чувства вступающего. Вот одно из них: «Я, рядовой, пулеметчик А. Устинкин, истребил немало гитлеровцев, видел, как дерутся коммунисты, и с них беру пример. А теперь хочу сам стать коммунистом и бить фашистов еще смелее. Прошу принять меня в Коммунистическую партию. Звание коммуниста я оправдаю в бою». Подполковник М. А. Кошпаков сделал для офицерского состава доклад о международном положении.

Начальник штаба дивизии полковник Г. И. Секарев побывал в 344-м гвардейском стрелковом полку. С офицерами штаба полка, штабов батальонов, подразделений связи и управления он подвел итоги проведенных боев, ознакомил с предстоящими задачами. В соответствии с ними помог произвести необходимые перестановки личного состава и перераспределение средств связи. Начальник штаба дивизии выступил перед личным составом полка с обзором боевых действий на фронтах Великой Отечественной войны.

Утром 12 августа 119-я гвардейская стрелковая дивизия овладела Праулиеной и Лаздоной. Отразив контратаку пехоты и танков противника, наносивших удар вдоль шоссе из Мадоны, она остановилась, закрепляясь на достигнутом рубеже. Во второй половине дня дивизия возобновила наступление. Ей частично удалось сломить сопротивление врага, полки ее первого эшелона захватили первую позицию, оставленную частями 32-й пехотной дивизии Но продвинувшись вперед, в двух-трех километрах от Мадоны дивизия вновь была остановлена вражескими контратаками и налетом авиации. Полки залегли.

В ночь на 13 августа штаб дивизии вел разведку обороны противника и организовывал бой за Мадону.

119-я гвардейская стрелковая дивизия, согласно принятому решению, должна была наступать на Мадону, имея два полка в первом эшелоне и один — во втором. Последний совместно с полками 8-й гвардейской стрелковой дивизии, наступавшей севернее Мадоны, предназначался для развития успеха и окружения противника в городе.

13 августа, за час до атаки, авиация противника нанесла бомбовый удар по огневым позициям нашей артиллерии, а вражеская артиллерия в течение 30 минут вела огонь по стрелковым частям, готовившимся к атаке.

Летчики 190-й истребительной авиационной дивизии, которой командовал полковник В. В. Фокин, не допустили нанесения противником повторного авиационного удара по нашим войскам. В завязавшемся воздушном бою капитан В. Н. Бузинов смело атаковал истребители, прикрывавшие вражеские бомбардировщики. Он лично сбил два самолета, а летчики эскадрильи, которой он командовал, — семь. После этого советские истребители атаковали вражеские бомбардировщики и сбили пять из них. Самолеты противника не выдержали атак советских истребителей и, в беспорядке сбросив бомбы, ушли.

Едва закончился воздушный бой, как 225-я штурмовая авиационная дивизия (командир — полковник В. А. Корпусов) произвела налет на вражескую оборону. Было разбито несколько артиллерийских батарей, разрушены три опорных, несколько командных и наблюдательных пунктов. Ударам также подверглись скопления танков, автомашин и резервы пехоты, расположенные в глубине обороны противника.

Примером героизма в этом бою могут служить и действия эскадрильи майора М. Е. Соколова из 825-го штурмового авиационного полка. Летчики, увлекаемые своим командиром, умело маневрировали в зонах зенитного артиллерийского и пулеметного огня; частью сил они подавляли зенитные батареи противника, а главными наносили удары по огневым средствам наземной обороны.

Вокруг самолета майора М. Е Соколова рвались зенитные снаряды, осколками которых в нескольких местах была пробита кабина пилота. Но М. Е. Соколов смело спикировал на зенитную батарею и разбил орудие. Повторив заход на эту же позицию, он подавил батарею, уничтожив пулеметным огнем многих зенитчиков. Расправившись с четырьмя зенитными батареями, эскадрилья нанесла удар по командному пункту и танкам противника. Смелым воздушным бойцам майору М. Е. Соколову и капитану В. Н. Бузинову было присвоено звание Героя Советского Союза.

После артиллерийской подготовки пехота и танки противника пошли в контратаку. Командир 78-й легкой артиллерийской бригады полковник В. И. Генералов со своим штабом быстро поставил полкам задачи по отражению вражеской контратаки. Через считанные минуты загремели артиллерийские залпы.

589-й легкий артиллерийский полк под командованием подполковника А. Ф. Исаева обрушил огонь батарей по контратакующему противнику. Несколько танков прорвались в район огневых артиллерийских позиций полка и вывели из строя многие орудийные расчеты. Командир батареи лейтенант А. Ф. Дюбко стал к пушке и подбил два танка. Огнем батарей танковая атака была отбита. Но вражеская пехота, прикрываясь лощиной с кустарником, заходила в тыл батареи. Лейтенант А. Ф. Дюбко, вооружившись автоматом и гранатами, подпустил поближе к себе противника и, уничтожив многих гитлеровцев, заставил остальных отступить.

За подвиг в этот день и отличия в других боях командиру батареи лейтенанту А. Ф. Дюбко было присвоено звание Героя Советского Союза.

Контратака противника и на других участках была сорвана.

В 7 часов 13 августа 8-я и 119-я гвардейские стрелковые дивизии 7-го гвардейского стрелкового корпуса начали наступление на Мадону.

Полки первого эшелона 119-й гвардейской стрелковой дивизии, преодолев в значительной степени разрушенные ударами авиации и огнем артиллерии вражеские позиции, ворвались на восточную окраину Мадоны.

343-й гвардейский стрелковый полк под командованием полковника A. И. Сергеенко, выбив гитлеровцев из района станции, вел затем схватки за каждое строение. На всех перекрестках были установлены пулеметы, полевые орудия и танки. Для их уничтожения наступающим пришлось приложить немало сил.

Парторг полка старший лейтенант Г. П. Лазарев находился вместе с бойцами в передовых цепях. В критический момент, когда командира 5-й роты тяжело ранило, он возглавил командование подразделением. Продолжая наступать, рота овладела кварталами в центре города.

341-и гвардейский стрелковый полк под командованием полковника B. С. Тюрикова наступал на южную часть города. Его 2-й батальон во главе с майором В. Г. Волковым атаковал противника южнее вокзала. Но был контратакован со стороны моста. Сержант О. А. Денисов пулеметным огнем заставил противника залечь. Гитлеровцы обрушили на пулеметчика сильный огонь; под его прикрытием вражеские солдаты вновь поднялись в контратаку. Сержант О. А. Денисов быстро сменил свою позицию, допустил гитлеровцев поближе и открыл огонь. И эта контратака врага была отбита. Бойцы полка, преследуя отходящего противника, заняли южную часть города. В этом бою храбро сражались многие солдаты, сержанты и офицеры 341-го гвардейского стрелкового полка, в их числе старший лейтенант П. И. Зайцев, рядовые И. П. Малинин, А. Т. Никифоров, А. Ф. Павлюченко и Музапак Нарбутаев.

Командир 344-го гвардейского стрелкового полка подполковник М. М. Комаров, используя огневое сопровождение батарей 325-го гвардейского артиллерийского полка, развернул батальоны из-за левого фланга 341-го стрелкового полка и преследовал отходящих гитлеровцев, стремясь обойти город с юга и окружить в нем противника. Но через двадцать минут полк был контратакован. Один его батальон оказался вынужденным отойти, остальные залегли. Налетела вражеская авиация и сбросила бомбы на боевые порядки, нанеся особенно большие потери 2-му батальону. Подошедшие подразделения вражеской пехоты с танками усилили натиск на 344-й гвардейский стрелковый полк. Артиллеристы 589-го легкого артиллерийского полка, наступавшие южнее Мадоны, открыли огонь по вражеским танкам и заставили их отойти.

8-я гвардейская стрелковая дивизия наступала севернее Мадоны. 30-й гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника В. П. Шевчука подошел к роще, что у северной окраины города, откуда был обстрелян вражескими танками. Полк залег. Командир действовавшего совместно со стрелковым полком 573-го легкого артиллерийского полка подполковник С. И. Байструченко развернул две батареи на прямую наводку. Их огнем было подбито пять танков. Стрелковые батальоны поднялись и, вновь атаковав противника в роще и опорных пунктах, продвинулись вперед, в направлении Куса.

Левее под командованием подполковника И. Д. Курганского наступал 19-й гвардейский стрелковый полк. Его поддерживал 27-й гвардейский артиллерийский полк (командир — подполковник В. А. Головой). Полк преодолел сопротивление врага на линии хуторов северо-восточнее Мадоны, но у железной дороги был остановлен. Несколько попыток вновь атаковать противника оказались безуспешными. Сильно укрепленные вражеские позиции прикрывались противопехотными минами. Стоило бойцу, попав на участок заграждения, зацепить невзначай ногой натянутую в траве проволоку, как срабатывал механизм, мина подскакивала вверх на 1—1,5 метра и разрывалась, нанося поражение шрапнелью. Таких мин противник установил по две-три тысячи на километр фронта.

Узнав об этом противопехотном заграждении, командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал А. Д. Кулешов выслал в 19-й гвардейский стрелковый полк шесть танков. Танки прошли впереди стрелков, взрывая своими гусеницами вражеские противопехотные мины, сами не неся при этом никаких потерь. По проделанным ими широким проходам в минных заграждениях устремились вперед наступающие стрелки. Бойцы обходили город с севера, создавая угрозу окружения противника в нем.

В это время 23-й гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника Г. И Ломова, взаимодействуя с полком соседней 119-й гвардейской стрелковой дивизии, подавив сопротивление противника, овладел двумя траншеями у северо-восточной части города и проник в северные его кварталы. Полк вел бой за каждую улицу, группу строений которые упорно обороняли гитлеровцы Энергичными действиями автоматчиков, пулеметчиков и артиллеристов вражеские огневые точки быстро уничтожались, и стрелковые роты продвигались вперед. К 12 часам полк прошел северную часть города, вышел на его западную окраину и преследовал отходящую пехоту противника вдоль шоссе Мадона—Юмурда—Эргли.

 

 

Совместными усилиями полков двух дивизий противник был разгромлен. 119-я гвардейская стрелковая дивизия вошла в Мадону и к 13 часам закончила очистку города от фашистских захватчиков.

 

АЛУКСНЕ

 

В конце июля войска 3-го Прибалтийского фронта наступали южнее Псковского озера, имея своей ближайшей задачей: ударом в направлении Алуксне, Валка, Саулкрасты выйти к Рижскому заливу. Этот выход вел к окружению находящейся в Эстонии вражеской группировки. В дальнейшем, взаимодействуя с войсками Ленинградского фронта, с кораблями и авиацией Краснознаменного Балтийского флота, войскам фронта предстояло разгромить ее.

364-я стрелковая дивизия (командир — полковник И. А. Воробьев), отличившись в боях при прорыве блокады Ленинграда, продолжала свой боевой путь через Псков, Остров, Пыталово, но уже в составе войск 3-го Прибалтийского фронта. С двадцатых чисел июля 1944 года она вела бои в Латвии. 24 июля дивизия освободила город Виляка и поселок Жигури. 29 июля дивизия совместно со 122-й танковой бригадой (командир — подполковник Д. М. Савочкин) овладела поселком Лиепна, после чего наступала на Алуксне, на подступах к которому остановилась перед заблаговременно подготовленными и сильно укрепленными оборонительными позициями. Не смогли продолжать наступление и другие войска фронта.

В течение трех недель войска 3-го Прибалтийского фронта готовились к наступлению, в ходе которого предстояло прорвать новый оборонительный рубеж. Готовилась к наступлению и 364-я стрелковая дивизия.

Работники политического отдела дивизии и частей подполковник Е. П. Рябикин, майор Н. Д. Ситников, капитаны Ю. Г. Видерников, А. П. Фирсов, Л. И. Назабока и старший лейтенант П. Р. Омельченко проводили беседы с бойцами и командирами. На страницах дивизионной газеты «В бой за Родину» освещался боевой опыт, рассказывалось о подвигах бойцов и командиров, совершенных на территории Латвии. В газете, например, была помещена статья об инициативных и смелых действиях во время боя за населенный пункт Бренци 2-й роты 1212-го стрелкового полка, которой командовал лейтенант Свистунов. Об отличившихся в боях были выпущены листовки.

Политические работники частей и соединений не только воспитывали у воинов высокие морально-боевые качества, не только сами находились на трудных участках боя, воодушевляя людей на подвиги, но и выполняли самую разнообразную работу, подчас не входящую в их круг обязанностей. И все это они делали старательно, самоотверженно, не считаясь с опасностью и риском. Поэтому солдаты, сержанты и офицеры в лице партийно-политических работников всегда видели не только начальников, но и товарищей, друзей, с которыми можно откровенно поделиться своими сокровенными мыслями, найти поддержку, разрешить любые вопросы, волнующие их.

19 августа 364-я стрелковая дивизия с приданными ей 122-й танковой бригадой и 384-м истребительным противотанковым артиллерийским полком начала наступление на Алуксне. Часть танков командир бригады выделил в стрелковые полки для непосредственной поддержки пехоты. Они вместе с 1212-м и 1214-м стрелковыми полками прорвали первую позицию обороны на рубеже Гарьюра, Бренци. Но перед второй позицией наступающие были остановлены противником.

Командир дивизии полковник И. А. Воробьев выдвинул три батареи истребительного противотанкового полка на прямую наводку. Меткими выстрелами они уничтожили много огневых точек противника. Как только огонь противника ослаб, командир 1212-го полка подполковник И. Р. Ермак подал сигнал атаки. Стрелки, ведя огонь на ходу, с криками «ура!» решительно атаковали врага. Танкисты, обогнав пехоту, ворвались на вражеские позиции. Противник не выдержал натиска и, используя для прикрытия рощи, отходил к Алуксне, преследуемый атакующими.

1214-й стрелковый полк с началом атаки несколько запоздал и, встреченный сильным огнем врага, вынужден был залечь. Командир полка подполковник С. Е. Поляков выдвинул вперед танки, поддерживающие полк. Последние, ведя на ходу пушечный и пулеметный огонь, проскочили через боевые порядки своей пехоты и ворвались на вражеские позиции. Пехота, ободренная успехом танкистов, устремилась вслед за ними, овладела траншеями противника и, не задерживаясь, продвигалась в глубину вражеской обороны.

В 300—500 метрах от окраин города наступающие вновь были остановлены организованным огнем противника.

В направлении южной окраины города командир дивизии ввел в бой свой второй эшелон — 1216-й стрелковый полк (командир — подполковник А. М. Петров) с танковым батальоном 122-й танковой бригады. Овладев станцией и отразив контратаку, полк стал обходить город с юга. Противник, чтобы воспрепятствовать обходу своего правого фланга, стал подтягивать в этот район танки и артиллерию, готовя контратаки. Командир роты автоматчиков лейтенант И. М. Свистунов повел своих бойцов через лес и, зайдя в тыл врага, напал на его артиллерийские позиции. Автоматчики удерживали захваченный рубеж до подхода главных сил полка. Вражеская контратака была сорвана.

В боях за Алуксне отличилась и истребительная противотанковая батарея под командованием старшего лейтенанта С. К. Приходько, подбившая два вражеских танка и рассеявшая пехотный батальон противника.

Подавив огневое сопротивление врага, 1212-й и 1214-й стрелковые полки вновь поднялись в атаку. Они овладели окраиной города и продвинулись к центру.

2-й батальон 1214-го стрелкового полка под командованием капитана Б. Т. Голубева в районе церкви завязал бой, стремясь выбить противника из опорных пунктов. Но вражеские танки препятствовали этому. Ведя сильный огонь, они ворвались в боевые порядки батальона. Орудийные расчеты сержантов В. Левдикова и П. Остапова из противотанковой батареи старшего лейтенанта П. В. Кувшинникова подбили вражеский танк и штурмовое орудие «Фердинанд». Однако это не остановило противника. Бой 2-го батальона с танками продолжался еще несколько часов. В ходе его противник не устоял и отошел.

В этом бою хорошую слаженность в действиях показали пехотинцы, танкисты и артиллеристы. Мужество и отвагу проявили сотни бойцов и командиров. В их числе пехотинцы И. Смекалов, К. Пенегин, С. Левин и П. Кривошеин, танкисты В. Лунда и А. Абрамов, артиллеристы К. Перец и О. Щукин.

1212-й стрелковый полк совместно с танками подавил огневые точки на последней у города вражеской позиции, ворвался в город, где завязал уличные бои. Противник в некоторых кварталах продолжал оказывать упорное сопротивление. Подоспевшая на помощь пехоте танковая рота под командованием лейтенанта И. К. Шарова уничтожила несколько огневых точек врага, чем ускорила продвижение наступающих.

К 8 часам 19 августа 1944 года город Алуксне был полностью освобожден от гитлеровских захватчиков. Жители выходили из укрытий и приветствовали освободителей.

 

 

На следующий день начальник политического отдела 364-й стрелковой дивизии полковник П. Н. Ничичко организовал митинг. На нем присутствовало свыше трехсот местных жителей и столько же воинов дивизии. Полковник П. Н. Ничичко поздравил жителей с освобождением от фашистской неволи, а бойцов — с успешным завершением боя. Он рассказал, какие мероприятия проводит ЦК Коммунистической партии Советского Союза и Советское правительство, ЦК Компартии Латвии и правительство Латвийской ССР для достижения скорейшей победы над врагом. Начальник политотдела познакомил собравшихся с решениями партии о восстановлении народного хозяйства в освобожденных районах. На митинге выступили жительница города Мирдза Берзинь, избранная в 1940 году депутатом районного Совета, секретарь партийного комитета освобожденной территории Ф. Берг, бывшая батрачка Л. Круминь. Они призвали земляков оказывать помощь Советской Армии: в быстрейшем разгроме фашистов.

 

ГУЛБЕНЕ

 

Гулбене являлся крупным узлом коммуникаций, к удержанию которого противник приложил немало усилий. Заблаговременно были построены три оборонительные позиции с тремя линиями траншеи на каждой из них. Противник заминировал местность и дороги, перед передним краем обороны взорвал мосты, устроил лесные завалы. На позициях находилось много орудий, минометов, пулеметов и большое количество боеприпасов. Широкая сеть наблюдательных и командных пунктов и хорошо организованная связь с частями обеспечивали противнику устойчивое управление огнем и войсками

Из трофейных документов, захваченных партизанами и доставленных в штабы войск, явствовало, что фашисты в случае оставления Гулбене имели намерение уничтожить всех жителей, включая и детей. Они спланировали очередность поджога зданий, выделили специальные команды поджигателей и подрывников, которые прежде, чем зажечь дома, должны принять меры к тому, чтобы все жители этих здании сгорели бы в них Даже была написана инструкция, предусматривающая отбор палачей мирного населения. В ней, в частности, говорилось, что многие солдаты немецкой национальности сентиментально воспитаны и не желают стрелять в женщин и детей других национальностей. А потому необходимо для подобных акций тщательно отбирать добровольцев из числа лиц, имеющих практику в этом.

Наступавшие войска вместе с партизанами приняли все меры к тому, чтобы не позволить врагу разрушить город и уничтожить население.

225-й стрелковой дивизии под командованием полковника М. А Песочина предстояло освобождать город. Заместители командиров полков по политической части майоры Г. А. Щукин, Д. Е. Петренко, Л. В. Длигач и Б. П. Золотарев были проинформированы о намерениях фашистов уничтожить население и разрушить город. Через партийный и комсомольский актив политработники сообщили об этом всем командирам и бойцам, мобилизуя личный состав на стремительные, умелые действия при прорыве вражеской обороны и освобождении Гулбене, чтобы враг не успел привести в исполнение свои планы.

В 6 часов 28 августа началась атака. К 8 часам утра, преодолев заграждения и прорвав оборонительные позиции, 1347-й стрелковый полк, которым командовал полковник Д. Л. Вязков, начал бой за город. Вскоре полк овладел его северной окраиной. Завязался бой за железнодорожную станцию. Стоящий на путях бронепоезд своим огнем поддерживал гитлеровцев.

Заместитель командира 1-го батальона по политической части капитан С. Д. Ежов, бывалый солдат, получивший на войне пять ранений и за боевые отличия награжденный четырьмя орденами, возглавил группу, состоящую из коммунистов пулеметчиков Г. Н. Сороквашина, Г. И. Позднякова, А С. Чистякова, А. С. Моисеева, И. Д. Мамонтова и комсомольца Н. И. Зарочинцева, М. Г. Бирюкова, И. Ф Ефимова, а также радистки А. И. Шиловой. Он скрыто провел их через дворы к зданию станции. Внезапным ударом группа выбила противника оттуда. В это же время полковые саперы Ф. И. Андреев, Н. О. Тимофеев, Е И. Стеганцев и Л. М. Гусинский подорвали рельсы, и бронепоезд со станции уйти уже не смог.

Командир 2-й стрелковой роты лейтенант И. И. Бордачев с командирами взводов минометного лейтенантом О. В. Чацким и артиллерийского младшим лейтенантом Л. Д. Пупковым повел бойцов в обход станции, очищая этот район города от фашистов. За ними последовали и другие роты батальона.

299-и стрелковый полк под командованием подполковника В. А Карпова медленно преодолевал лесные завалы, прикрываемые огнем противника. Но 1-й батальон (командир — капитан А. И Сиземов) и 2-й батальон (командир — старший лейтенант М. В. Свирин) со взводами автоматчиков и саперами, сбивая охранение противника, прошли через лес и ворвались в центральную часть города.

Противник в уличных боях подпускал наступающих близко к строениям и внезапно открывал огонь, а также из засад нападал на них. Наступающие стремились разгадать замыслы противника, гранатами выбивали его из укрытий, окружали вражеских солдат и уничтожали их. Особенно отличились в бою за город помощник начальника штаба по разведке 299-го стрелкового полка капитан Н. Г. Борисов, командир артиллерийского взвода лейтенант В. А. Агарков, сержанты Э. С. Коновалов, В. И. Андрюшин, рядовые Т. В. Федоров, Ф. О. Тепляков, В. М. Старожук, Я. И. Мандзюк, С. И. Яблонский, Р. К. Морсков и Ю. Я. Позняков.

1349-й стрелковый полк, которым командовал подполковник С. Т. Голдобин, поддерживаемый 1009-м артиллерийским полком под командованием подполковника М. И. Козырева, в это время атаковал позиции противника южнее города и овладел Вецгулбене.

Около двухсот фашистов, отступая из центральной части Гулбене, направлялись в Вецгулбене, не зная, что оно уже занято советскими бойцами. Автоматчики 1-го батальона рядовые Г. И. Пакулев, Н. П. Лыков, В. Ф Жданов, С. И. Вдовенко, Я. П. Байдужий, Р. Каримов и комсорг батальона лейтенант И. Е. Бибин, подпустив противника совсем близко, внезапно открыли по нему огонь. Однако части вражеских солдат все же удалось прорваться в Вецгулбене. Взвод под командованием сержанта И. М. Коплунова атаковал эту группу, но потеряв десять бойцов убитыми и ранеными, был вынужден отойти. У церкви осталось несколько наших раненых бойцов. Санинструктор С. Серазетдинова, накануне боя вступившая в партию, пренебрегая опасностью, подползла к раненым и перевязывала их. Ее пример вдохновил бойцов. Они бросились в атаку, выбили врага из укрытий и спасли раненых.

В бою за предместье города отличились многие бойцы и командиры 1349-го стрелкового полка, среди которых помощник начальника штаба старший лейтенант В. Н. Анохин — ветеран войны, награжденный до этого боя двумя орденами Красного Знамени и тремя другими орденами, командир 2-го батальона майор Н. К. Корасев, агитатор полка майор Е П. Мосолов, командир отделения связи В Н. Кармес, автоматчик С. М. Лапшин и разведчик Н. Т. Кузнецов.

 

 

К 12 часам дня город Гулбене был освобожден. Полки 225-й стрелковой дивизии продолжали бои западнее города, наступая на поселок Лизумс.

 

 * * *

 

В августе 1944 года активные боевые действия Прибалтийских фронтов не прекращались. Однако они проходили в обстановке значительно возросшего сопротивления противника. В связи с этим продвижение советских войск на отдельных участках было незначительным.

С целью улучшения положения группы армий «Север» и для того, чтобы остановить наступление советских войск, немецко-фашистское командование перебросило в Латвию значительные силы из Германии и Польши Это позволило противнику в конце августа предпринять ряд сильных контрударов и потеснить в некоторых местах войска 1-го Прибалтийского фронта до линии Елгава, Добеле.

Войска 3-го и 2-го Прибалтийских фронтов в это время, преодолев ряд рубежей обороны врага и выйдя на линию Тарту, Гулбене, Мадона, Гостини, также были остановлены и вели боевые действия с ограниченными целями.

 

 

Приток резервов противника, потери наступающих соединений трех Прибалтийских фронтов и медленное их пополнение, а также отставание тылов привели к тому, что к концу августа наступила небольшая оперативная пауза. Прежде чем возобновить наступление, необходимо было закрепить достигнутые успехи, подвезти боеприпасы, горючее, продовольствие, перегруппировать войска и создать выгодное соотношение в силах и средствах на направлениях главных ударов фронтов.

 

  • СОДЕРЖАНИЕ
  • ПРЕДИСЛОВИЕ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ  - Военно-политическая обстановка в Латвии летом 1944 года.
  • ГЛАВА ВТОРАЯ - Освобождение городов восточных районов Латвии в июле—августе 1944 года. Шкяуне. Зилупе. Краслава. Лудза. Карсава. Резекне. Даугавпилс. Прейли. Виляны. Балвы. К Рижскому заливу. Елгава. Добеле. Тукумс. Ауце. Ливаны. Варакляны. Крустпилс. Екабпилс. Мадона. Алуксне. Гулбене.
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯОсвобождение городов центральных районов Латвии. Бауска. Валка. Смилтене. Валмиера. Лимбажи. Цесис. Сигулда. Огре. Освобождение столицы Советской Латвии Риги. Юрмала.
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯКурземе. 28 октября 1944 года — 9 мая 1945 года. Бои с окруженной группировкой осенью 1944 года. В районе Джуксте. В феврале 1945 года. На завершающем этапе. Участие Краснознаменного Балтийского флота в ликвидации Курляндской группировки. Краткие итоги.
  • ГЛАВА ПЯТАЯИх имена не забыты. На страже мирного труда.
  • ПРИЛОЖЕНИЯ

 


 

Авторы:  

Адмирал флота Советского Союза С. Г. Г о р ш к о в,

генерал-майор в отставке С. И. П о р т н о в,

полковник в отставке Л. А. К а р в е л и с,

полковник в отставке Г. К. Ш п о н б е р г.

 

Научные редакторы:  

кандидат исторических наук полковник Г. А. Г у р и н

старший научный сотрудник института военной истории Министерства обороны СССР, кандидат военных наук доцент полковник Ф. Н У т е н к о в.

 

Составитель: С. И. ПОРТНОВ Художественное оформление: Я. РЕЙНБЕРГА