Главная » Библиотека » ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О БОЕВОМ ПУТИ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ (БЫВШЕЙ 21-й) АРМИИ » ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СРАЖЕНИЕ

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О БОЕВОМ ПУТИ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ (БЫВШЕЙ 21-й) АРМИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 гг.

 

СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ

(К 40-летию Великой Победы)

 

 

Москва — 1985

 


 

ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ СРАЖЕНИЕ

 

Оборонительные бои 6-й гвардейской армии можно разделить на этапы: первый — бои за главную оборонительную полосу 5—6 июля, второй — бои за вторую оборонительную полосу 7—15 июля, третий — переход немецко-фашистских войск к обороне и последующее контрнаступление наших войск.

На первом этапе оборонительного сражения около 4.00 5 июля 1943 г. большие группы вражеских бомбардировщиков в течение часа бомбили боевые порядки наших частей в районе Коровино, Черкасское, Стрелецкое, Ерик. Навстречу противнику вылетели советские самолеты. В воздухе завязались ожесточенные бои. В результате гитлеровская авиация потеряла 14 самолетов.

Массированные удары авиации противника на двух сравнительно узких участках нашей обороны позволили предположить, что сухопутные войска врага нанесут главные удары именно на этих направлениях. Развернувшиеся боевые действия подтвердили это.

После артиллерийской подготовки в 6.00 в наступление перешли основные силы противника. В атаку двинулись части моторизованной дивизии СС «Великая Германия», 11-й танковой и танковых дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Райх» в общем направлении на Обоянь. Вспомогательный удар наносился в полосе левого соседа 7-й гвардейской армии. Впереди двигались «Тигры», «Фердинанды» и «Пантеры», за ними средние танки и штурмовые орудия. Наступление прикрывалось огнем артиллерии и бомбовыми ударами авиации. Советские гвардейцы встретили врага во всеоружии. На всех участках фронта развернулись тяжелые бои. Однако первая наиболее мощная и опасная вражеская атака была отбита.

Таким образом, после неудавшегося танкового тарана гитлеровцы вместо запланированного прорыва с ходу и стремительного продвижения в глубину нашей обороны вынуждены были вступить в борьбу с отдельными очагами сопротивления. Вскоре бои разгорелись с новой силой.

В ходе боев в полосе 22-го гвардейского стрелкового корпуса на участке 67-й гвардейской стрелковой дивизии полковника И. А. Баксова противник двинул в направлении Бутово, Черкасское до полка пехоты, 70 танков, при поддержке 60—70 самолетов и после боя овладел Бутово, но дальше продвинуться не смог. Вскоре возобновил атаки пехоты и танков на Черкасское, однако успеха не добился.

Одновременно противник нанес удар по обороне 71-й гвардейской стрелковой дивизии полковника И. П. Сивакова. Был встречен сильным огнем стрелкового оружия и артиллерии и с большими потерями отброшен в исходное положение [6].

В 12.00 была перехвачена радиограмма гитлеровского командования с приказанием сосредоточить на направлении Черкасское все танки с задачей в 16.00 5 июля прорвать оборону русских в районе Черкасское. По приказанию командующего нашей армией этот участок был усилен истребительно-противотанковыми артиллерийскими средствами. И здесь, не добившись успеха, гитлеровцы, перегруппировав свои части, начали наступление на стыке 71-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий между Коровино и Черкасское.

После ожесточенных боев, в которых противник потерял 180 танков, ему удалось занять Коровино и Черкасское. Дальнейшее его продвижение было установлено. К концу дня на участках 71-й и 67-й гвардейских стрелковых дивизий после тяжелых и кровопролитных боев гитлеровцы вклинились в нашу оборону на глубину до 5 км и ширину до 11 км.

Боевые действия в полосе 23-го гвардейского стрелкового корпуса начались утром 5 июля. После сосредоточенного удара вражеской авиации и сильного артиллерийского и минометного огня на позиции 52-й гвардейской стрелковой дивизии двинулось до 100 танков и бронетранспортеров с пехотой, но атака была отбита. В полдень гитлеровское командование ввело в бой до 200 танков, которые атаковали передний край обороны на участке протяженностью в 3 км. Одновременно группа до 50 танков повела наступление на Триречное. Напор противника нарастал. Во второй половине дня после тяжелых боев части дивизии были отведены на западный берег реки Ворсклы, а в ее полосу по приказанию командующего армией была выдвинута 51-я гвардейская стрелковая дивизия генерала Н. Т. Товарткеладзе. Части дивизии, вступив в бой с танками противника, пытавшимися прорваться к Яковлево, отбили его атаки.

На левом фланге армии 375-я стрелковая дивизия полковника Л. Д. Говоруненко в течение дня вела бои с противником на прежних рубежах.

За двадцать часов наступления крупные группировки вражеских танков, поддерживаемые сильным огнем артиллерии и непрерывной бомбардировкой с воздуха, не смогли прорвать оборону 6-й гвардейской армии на широком фронте и на всю глубину ее боевых порядков, как это предусматривало гитлеровское командование планом «Цитадель».

В ночь на 6 июля по приказанию командующего Воронежским фронтом вторую полосу обороны армии заняли войска 1-й танковой армии генерала М. Е. Катукова.

С утра 6 июля гитлеровцы снова атаковали наши позиции по всему фронту группами от 5 до 20 танков. Маневр противника, имевший целью нащупать слабые места в нашей обороне, был разгадан, и все его атаки отбиты.

В 11.30 после полуторачасовой артиллерийской подготовки враг бросил в бой одновременно до 400 танков, поддержанных крупными силами авиации. Особенно упорные бои развернулись западнее и восточнее Обояньского шоссе. Части 71-й гвардейской стрелковой дивизии были атакованы группой до 100 танков, при поддержке 200 самолетов, но только к 14 часам после упорного боя противник захватил Красный Починок, а к исходу дня вышел к Раково и овладел Завидовкой на южном берегу р. Псел.

Попытки врага продолжать наступление в западном направлении успеха не имели. Одновременно до 200 вражеских танков с мотопехотой и самоходными орудиями нанесли удар в направлении Луханино, Дубравы и Ольховатки.

Группа до 50 танков противника повела наступление на Триречное. В результате упорных боев гитлеровцам к исходу дня удалось овладеть Алексеевкой, Луханино, Триречное, Дмитриевкой и Ольховаткой. 52-я гвардейская стрелковая дивизия вследствие создавшегося угрожающего положения была выведена за вторую полосу обороны, а 67-я гвардейская стрелковая дивизия с боями отошла в район Сырова Дубрава.

Попытки противника продвинуться с запада с целью прорыва к шоссе Белгород — Обоянь были остановлены частями 90-й гвардейской стрелковой дивизии полковника В. Г. Чернова и 3-го механизированного корпуса генерала С. И. Кривошеина, которые до наступления темноты отбили восемь танковых атак. В каждой атаке участвовало до 150 танков противника.

Одновременно с боями на черкасско-покровском направлении гитлеровское командование с утра 6 июля бросило до 300 танков дивизий СС «Райх» и «Мертвая голова» в северном направлении на Яковлево, а частью сил развернуло наступление на восток к р. Липовый Донец. Завязались ожесточенные бои на второй полосе обороны за яковлевский узел сопротивления. Его обороняли части 51-й гвардейской стрелковой дивизии и 1-я танковая бригада полковника В. М. Горелова. Бои продолжались до позднего вечера. Враг пытался группами до 40—120 танков при поддержке авиации сломить упорство наших гвардейцев, однако цели своей не достиг.

375-я стрелковая дивизия в результате ожесточенных боев к исходу дня отошла своим левым флангом и продолжала обороняться на рубеже Вислое — Шопино.

Перед обороной правого соседа — 40-й армии противник по-прежнему активности не проявлял. На фронте левого соседа — 7-й гвардейской армии продолжались бои на берегу Северского Донца.

В результате двухдневных боев гитлеровские войска, потеряв до 400 танков, до 100 самолетов и большое количество живой силы, не добились решающего успеха ни на одном направлении своих ударов. Так, на первом этапе оборонительного сражения были сорваны планы немецко-фашистского командования захвата Обояни к исходу 5 июля. В этом большую роль сыграли своевременно введенные на вторую армейскую полосу фронтовые танковые резервы. Противник почти на всех направлениях был остановлен перед второй оборонительной полосой и лишь на участке Яковлево — Лучки частям танковых дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Райх» ему удалось вклиниться во вторую оборонительную полосу.

Советское командование учитывало, что противник располагает еще достаточно крупными соединениями танков, угрожавшими нашим войскам на юге Курского выступа. Поэтому в ночь на 7 июля в этот район были подтянуты части 5-й гвардейской танковой армии генерала А. П. Ротмистрова.

С наступлением темноты в ночь на 7 июля на участке Яковлево, Лучки части танковых дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Райх» и одной пехотной дивизии атаковали наши позиции и после ожесточенного боя, прорвав нашу оборону, устремились на северо-восток. Части 51-й гвардейской стрелковой дивизии и 2-го гвардейского танкового корпуса сильным огнем и контратаками остановили врага в районе Тетеревино.

К утру 7 июля соединения б-й гвардейской и 1-й танковой армий, удерживая рубеж Зарытное, Раково, Шепелевка, По-кровка, севернее Тетеревино, продолжали бои с наступающим противником.

На втором этапе оборонительного сражения наших войск к утру 7 июля гитлеровское командование подтянуло на обояньское направление свежие силы и развернуло наступление, в котором участвовало в общей сложности до 700 танков 3-й и 11-й танковых дивизий и моторизованной дивизии «Великая Германия».

Утром на позиции 67-й гвардейской стрелковой дивизии и 3-го механизированного корпуса двинулась группа в 350 танков с мотопехотой. Группа до 100 танков при поддержке авиации атаковала части 51-й гвардейской стрелковой дивизии, нанося удар на Бол. Маячки. Одновременно войска противника развивали наступление на Грезное.

Весь день шли напряженные бои. Войска 6-й гвардейской армии в основном продолжали удерживать вторую полосу обороны, за исключением участка Бол. Маячки — Мал. Маячки, где врагу удалось вклиниться от 4 до 12 км в расположение наших войск.

В целях противодействия возможному прорыву противника на северный берег р. Псел 52-я гвардейская стрелковая дивизия заняла оборону по северному берегу реки на участке Ключи — Полежаев.

В итоге боев 7 июля гитлеровцам не удалось выйти в район Обояни. Наши войска продолжали удерживать вторую полосу обороны и только на обояньском направлении севернее совхоза «Комсомолец», в районе Богородицкого, гитлеровские войска продвинулись до 12 км и узким клином вышли к тыловой (армейской) полосе нашей обороны.

На фронте левого соседа — 7-й гвардейской армии врагу удалось продвинуться от 3 до 5 км. На фронте правого соседа существенных изменений не произошло.

Военный совет Воронежского фронта 8 июля доносил в Ставку Верховного Главнокомандования, что противник силою до девяти танковых и семи пехотных дивизий после мощной авиационной подготовки с утра 7.7 возобновил наступление, сосредоточивая главные свои усилия на обояньско-курском направлении. На рубеже Дмитриевка — Лучки противником было развернуто до 700 танков, против 7-й гвардейской армии — 250—300 танков. В трехдневных боях наши войска проявили исключительное упорство и стойкость и нанесли противнику большой урон в живой силе и технике. Наша пехота, как правило, пропуская через свои боевые порядки танки противника, отсекает от них пехоту и наносит ей большие потери.

К утру 8 июля войска 6-й гвардейской армии оборонялись па рубеже Раково, Сырцево, Малые Маячки, Грезное.

Немецко-фашистское командование, введя в сражение наличные силы и боевые средства, не добилось желаемых результатов и вынуждено было приостановить наступление, чтобы вновь перегруппировать свои войска и подтянуть в район прорыва резервы с соседних участков фронта.

В ночь на 8 июля разведкой было установлено, что в районе Яковлево, Покровка сосредоточено до 550 танков, штурмовых орудий и части моторизованной дивизии «Великан Германия». Враг, очевидно, намеревался продолжать наступление вдоль шоссе Белгород — Обоянь.

Вновь развернулись ожесточенные бои. Противник ценою больших потерь потеснил части 67-й гвардейской дивизии, закрепившиеся юго-восточнее села Верхопенье. Действуя вдоль шоссе, враг стремился выйти к Обояни. 51-я гвардейская дивизия с частями танковой армии сдерживала натиск пехоты и танков противника, пытавшихся прорваться на север из района Красной Поляны. Одновременно две танковые дивизии нанесли сосредоточенный удар в северо-западном направлении против оборонявшихся частей 67-й гвардейской дивизии.

С утра до 200 танков противника двинулись на Грезное, Кочетовку и около 100 танков — на Сухо-Солотино. В результате упорных боев наши части оставили село Грезное. У Сухо-Солотино вражеские танки прорвали нашу оборону, но, встреченные сильным огнем артиллерии и гвардейских минометов, продвинуться в глубину не смогли. Не имела успеха и попытка гитлеровцев овладеть Кочетовкой, где оборону держали части 51-й гвардейской дивизии.

Все попытки противника прорваться к Обояни с юга вдоль шоссе со стороны Грезное или Кочетовки, благодаря стойкой обороне наших войск, успеха не имели. Противнику удалось лишь оттеснить на небольшом участке наши войска к р. Сухосолотинка. В основном бои продолжались на второй линии обороны. Войска армии к исходу 8 июля после тяжелых сражений удерживали рубеж Шепелевка, Верхопенье, Кочетовка, совхоз «Красный Октябрь».

В течение ночи на 9 июля советские бомбардировщики наносили непрерывные удары по районам сосредоточения вражеских войск.

Рано утром мелкие группы танков и пехоты противника возобновили атаки позиций 6-й гвардейской армии на всем фронте. Это уже был знакомый маневр, очевидно рассчитанный на введение в заблуждение в отношении действительного направления главного удара, а также выявления уязвимых участков обороны. Атаки неприятеля были отбиты с большими для него потерями.

В 8.30 после огневой обработки четыре танковые дивизии вновь устремились в атаку на десятикилометровом фронте Верхопенье — Сухо-Солотино вдоль шоссе Белгород — Курск. Это была огромная бронированная лавина — до 100 машин на отдельных участках на 1 км фронта. Такое насыщение танками отмечалось только в первый день наступления. Для обеспечения успеха этой группировки противник бросил всю авиацию, которая в течение дня совершила свыше 2500 самолёто-вылетов.

Нашими войсками вдоль Обояньского шоссе был создан артиллерийский противотанковый кулак в составе одной истребительной бригады, трех отдельных истребительно-противотанковых артиллерийских полков и четырех гвардейских минометных дивизионов. К этому же участку была стянута значительная часть танковых резервов фронта.

Расчет противника на прорыв нашей обороны не оправдался. Наш огневой удар оказался настолько мощным, что фашистские соединения сразу же потеряли темп, а затем, неся большие потери, отошли в исходное положение. Массированная атака противника сорвалась. Дальнейшая борьба, как и в предыдущие дни, развернулась лишь на отдельных участках.

Части 90-й гвардейской дивизии совместно с частями 6-го танкового корпуса, отбив все атаки вражеских танков и пехоты западнее Сырцево, удерживали рубеж Шепелевка, Березовка. В районе Верхопенье противник после тяжелых боев потеснил части 67-й гвардейской дивизии, овладел селом, однако его дальнейшее продвижение было остановлено.

На левом фланге 51-й гвардейской дивизии с утра развернулись упорные бои с противником. Во второй половине дня врагу удалось овладеть Кочетовкой. Выдвинутые навстречу полки 52-й гвардейской дивизии совместно с частями 31-го танкового корпуса были остановлены на подступах к селам Ильинскому и Полежаеву.

К исходу 9 июля 6-я гвардейская армия с соединениями 1-й танковой армии занимала рубежи Шепелевка, Березовка, Калиновка, Ильинский, Веселый.

В результате боев 9 июля безнадежно провалилась последняя попытка немецко-фашистских войск выйти в район Обояни. Если ему и удалось на направлении главного удара оттеснить после ожесточенных боев наши части на 6—7 км к северу, то этот незначительный тактический успех стоил противнику больших невосполнимых потерь.

За этот день в боях на обояньском направлении враг потерял 295 танков, значительное число самоходных установок, бронетранспортеров, автомашин, живой силы. С 9 июля гитлеровское командование вынуждено было окончательно отказаться от продолжения наступления на Курск через Обоянь. В тот же день противник прекратил атаки и перед фронтом левого соседа — 7-й гвардейской армии.

Следует напомнить, что 8 июля провалилось наступление врага на орловском направлении, где противник был вынужден перейти к обороне.

Однако с утра 10 июля противник повторил атаки позиций войск б-й гвардейской армии. После тяжелых боев на позициях 90-й гвардейской дивизии и частей 6-го танкового корпуса ему удалось продвинуться вперед на 1—1,5 км. Потерпела неудачу попытка врага прорваться в направлении Круглика. Успешно вели бои 52-я гвардейская дивизия и части 1-й танковой армии, отбив несколько атак противника, пытавшегося форсировать р. Псел.

В течение 11 июля соединения 6-й гвардейской армии продолжали обороняться на прежних рубежах.

12 июля войска Западного и Брянского фронтов начали наступление на Орел. Это было неожиданным для гитлеровского командования: стремясь окружить советские войска на Курском выступе, оно все резервы с орловского плацдарма перебросило для осуществления этой операции. Наступление же советских войск севернее, северо-западнее и восточнее Орла угрожало окружением не только орловской группировке противника, но и войскам, нацеленным для наступления на Курск. Казалось бы, после бесславного наступления на орловско-курском направлении, ознаменовавшего провал всей операции «Цитадель», гитлеровское командование должно было прекратить наступательные действия северо-западнее Белгорода. Но этого не случилось. Противник основной удар переносит на прохоровское направление.

Для советского командования это не было тайной, но время начала боевых действий оставалось неизвестным. Поэтому было решено упредить врага и нанести заранее подготовленный контрудар. Однако продвижение войск 6-й гвардейской и 1-й танковой армий на фланге прохоровской группировки врага было незначительным. Но эти действия заставили гитлеровское командование серьезно забеспокоиться. Уже сам факт контратак гвардейцев говорил о том, что в сражении наступил решающий момент. Успешные действия наших войск могли привести к полному разгрому группировки врага, действовавшего на Курской дуге.

В этот же день юго-западнее Прохоровки войска 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской армий во встречном сражении нанесли противнику мощный контрудар. С обеих сторон действовало более 1200 танков, крупные силы артиллерии и авиации. Это был сокрушительный удар по гитлеровским войскам. 12 июля 1943 г. вошло в историю Великой Отечественной войны как день крушения наступательной стратегии фашистов. С того времени не только под Курском, но и до конца войны немецко-фашистское командование не сумело провести таких крупных наступательных операций.

Попытки противника наступать на отдельных участках фронта 6-й гвардейской армии 13, 14 и 15 июля не увенчались успехом и к исходу 15 июля он окончательно перешел к обороне В последующие два дня перед фронтом армии противник активных действий не производил.

Прорыв в нашу оборону узким клином па 30—35 км достаётся врагу ценою огромных потерь, после чего он уже не мог этот клин расширить и вынужден был прекратить наступление. В то же время создались благоприятные условия для окружения фашистских войск, прорвавшихся северо-западнее Белгорода, по типу сталинградского. Почуяв надвигающуюся угрозу образования «котла», гитлеровцы в ночь на 18 июля, прикрываясь сильными заслонами, начали отход в южном направлении.

С утра 19 июля войска армии нанесли контрудар по отходящему противнику. Два дня не утихали яростные бои. Враг оказывал упорное сопротивление, много раз переходил в контратаки, однако гвардейцы отбивали их и продолжали продвигаться вперед. К 23 июля войска 6-й гвардейской армии вышли на рубеж, который до наступления занимали гитлеровцы.

Итак, в ходе упорных и ожесточенных оборонительных боёв на юге Курской дуги противнику не удалось прорваться к Курску. Войска Воронежского фронта измотали, обескровили врага и вынудили его отойти в исходное положение, занимаемое до 5 июля 1943 г.

Сражение под Курском еще раз подтвердило, что правильно организованная оборона при наличии боеспособных войск способна задержать наступление превосходящих сил противника, вооруженного большим количеством новейших средств современной боевой техники.

Боевые действия на Курской дуге показали, что закаленные в боях войска под руководством опытных и талантливых командиров способны не только преодолеть трудности оборонительного боя, но и нанести затем врагу контрудар. В этом решающую роль сыграли высокие качества советских воинов: храбрость, стойкость, бесстрашие, верность воинской присяге, сознание справедливости борьбы за независимость и свободу своей Родины, качества, воспитанные командирами и политработниками армии, представителями партии на поле боя.

В боях на Курской дуге важное значение приобрела связь как материальная основа управления войсками. Под командованием генерал-майора П. П. Боровягина войска связи надежно обеспечивали управление соединениями и частями армии в соответствии с оперативной обстановкой и поставленными боевыми задачами во всех звеньях управления.

В ходе подготовки и во время оборонительного сражения командиры, политработники, коммунисты, комсомольцы развернули напряженную деятельность по повышению политико-морального состояния войск, используя все возможности и формы широкой агитации в условиях боевой обстановки. Верным учителем и помощником советских воинов была армейская газета «Боевой натиск», редактором которой был подполковник В. Бобылев.

Во время подготовки к оборонительным боям в гости к гвардейцам приезжали представители Монгольской Народной Республики, вручившие гвардейцам знамя своей республики, делегации советских республик, городов и заводов. Встречи с ними были большими и волнующими событиями, они способствовали укреплению единства фронта и тыла, вдохновляли воинов на новые подвиги во имя победы над врагом.

Войска 6-й гвардейской армии блестяще выполнили поставленную задачу, ведя оборонительные бои в первом эшелоне войск фронта, измотали и обескровили наступающие крупные силы противника и были готовы к решительному наступлению. «В этих боях лучшим соединениям немецко-фашистских войск противостояла одна из наиболее опытных советских армий — 6-я гвардейская, бывшая 21-я армия» [3].

24 июля 1943 г. весь мир узнал о разгроме немецко-фашистских войск под Курском. «Вчера, 23 июля, — говорилось в приказе Верховного Главнокомандования, — успешными действиями наших войск окончательно ликвидировано июльское немецкое наступление из районов южнее Орла и севернее Белгорода...».

 

СОДЕРЖАНИЕ

 


 

Авторы:

Г. Н. Ковтунов, Ф. Т. Селиванов, Р. Ш. Яраев