Главная » Библиотека » ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О БОЕВОМ ПУТИ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ (БЫВШЕЙ 21-й) АРМИИ » УЧАСТИЕ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ В КУРСКОЙ БИТВЕ

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА О БОЕВОМ ПУТИ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ (БЫВШЕЙ 21-й) АРМИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 гг.

 

СОВЕТ ВЕТЕРАНОВ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ

(К 40-летию Великой Победы)

 

 

Москва — 1985

 


 

УЧАСТИЕ 6-й ГВАРДЕЙСКОЙ АРМИИ В КУРСКОЙ БИТВЕ

 

В результате успешного наступления Красной Армии зимой 1942—1943 гг. линия советско-германского фронта в центральной его части существенно изменилась. В районе Курска советские войска глубоко вклинились в расположение противника. Здесь образовалась дуга, получившая название Курского выступа. Возникли благоприятные условия для наступательных действий обеих воюющих сторон.

Гитлеровский генеральный штаб разработал план наступательной операции, получивший название «Цитадель». Согласно этому плану с юга на Курск должна была наступать ударная группировка — 4-я танковая армия и оперативная группа «Кампф» в составе пяти пехотных, восьми танковых и одной моторизованной дивизий. Одновременно с севера наносила удар на Курск крупная группировка танков и пехоты 9-й фашистской армии. Гитлеровское командование рассчитывало захватить Курск и, замкнув кольцо окружения, уничтожить советские войска, оборонявшие Курскую дугу.

Советское Верховное Главнокомандование разгадало намерения врага и подготовило свой план боевых действий. По этому плану войска Центрального и Воронежского фронтов, опираясь на подготовленную оборону, должны были измотать и обескровить вражеские группировки, а затем перейти в контрнаступление и во взаимодействии с войсками Западного, Брянского и Степного фронтов разгромить противостоящие группировки противника.

По приказу командующего Воронежским фронтом генерала армии Н. Ф. Ватутина к началу лета в состав 6-й гвардейской армии входили 51, 52, 67, 71 и 90-я гвардейские и 375-я стрелковая дивизии, армейский артиллерийский полк, полк противовоздушной обороны и два инженерных батальона. Кроме того, армия была усилена двумя танковыми бригадами, тремя отдельными танковыми полками, десятью истребительно-противотанковыми артиллерийскими полками, минометными частями и многими специальными подразделениями.

Командующий армией принял решение: встретить на подготовленном оборонительном рубеже удар противника, обескровить его наступающие группировки и затем перейти в общее контрнаступление. Исходя из этого группировались силы и средства и строилась глубоко эшелонированная оборона, состоящая из трех полос: главной — глубиной 6—7 км, второй (удаленной от переднего края на 12—15 км) — глубиной 5— 6 км и третьей (тыловой), проходившей по правому труднодоступному для танков берегу реки Псел.

Полоса обороны армии достигала 64 км по фронту и 40— 50 км в глубину. В главной и второй полосах обороны создавалось по три позиции: основная (первая), промежуточная (вторая) и запасная (третья). Они состояли из сплошных траншей, соединенных ходами сообщений и развитой системой инженерных заграждений. Между оборонительными полосами оборудовались промежуточные рубежи и отсечные позиции.

Общая плотность артиллерийских и минометных средств на 1 км фронта составляла 26,9 ствола, а с учетом артиллерийских средств второго эшелона и резерва фронта—50,6 орудия на 1 км фронта. Широкое использование огневых средств пехоты обеспечивало создание сплошной 400-метровой огневой зоны перед передним краем оборонительной полосы с плотностью до 8—10 пуль на 1 км фронта в минуту.

Особое внимание обращалось на организацию противотанковой обороны, которая состояла из ротных опорных пунктов, объединенных в батальонные узлы, противотанковых районов, включающих артиллерию, танки и самоходно-артиллерийские установки, а также из артиллерийских противотанковых резервов и подвижных отрядов заграждения. На важнейших танкоопасных направлениях был развернут армейский противотанковый резерв.

Глубокое построение обороны армии, боевых порядков полков и дивизий, создание противотанковых опорных пунктов и районов, а также различных резервов обеспечивали нарастающее противодействие противнику, свободу маневра войск, особенно вторых эшелонов и резервов.

Одновременно со строительством обороны проводилась усиленная боевая подготовка войск. Основная задача обучения состояла в том, чтобы научить бойцов пехоты, артиллерии, танковых и инженерных частей вести борьбу с вражескими танками, преодолеть танкобоязнь, воспитать в войсках железную стойкость в обороне, вести залповый огонь, маневрировать на поле боя, умело применять личное оружие в рукопашных схватках. Обучение проводилось на специально оборудованных для этого учебных полях, расположенных в 6—7 км от переднего края.

Одновременно с боевой учебой проводилась многообразная партийно-политическая работа, направленная на разъяснение стоявших перед войсками ответственных задач, укрепление морального духа личного состава. В частях проходили партийные собрания, в которых вырабатывалась уверенность коммунистов в успехе, необходимая убежденность и стойкость, готовность к трудным боям.

В период подготовки к боевым действиям на курской земле тысячи советских воинов подали заявление о приеме в партию. Идти в бой коммунистом — честь для солдата!

К концу апреля 1943 г. войска Воронежского фронта, в том числе и 6-й гвардейской армии, были готовы к сражению с сильной вражеской группировкой.

2 июля Ставка Верховного Главнокомандования сообщила командующим Центральным и Воронежским фронтами о том, что наступление противника на Курском выступе может начаться 3—6 июля. В ночь на 3 июля по приказанию командующего 6-й гвардейской армией войска были приведены в боевую готовность.

К этому времени в армии произошла реорганизация. 1 июля были созданы 22-й гвардейский стрелковый корпус (71, 67, 90-я гвардейские дивизии) под командованием генерал-майора Н. В. Ибянского и 23-й гвардейский стрелковый корпус (51-я, 52-я гвардейские и 375-я стрелковые дивизии), которыми командовал бывший командир 23 сд генерал-майор П. П. Вахрамеев. 89-я гвардейская стрелковая дивизия оставалась в непосредственном подчинении командующего армией.

К 3 июля всеми видами разведки было установлено, что северо-западнее Белгорода перед фронтом 6-й гвардейской армии в боевых порядках ударной группировки 4-й танковой армии противника располагались 46-й танковый корпус, 3-я, 11-я танковые, 167-я и 332-я пехотные дивизии, моторизованная дивизия «Великая Германия», 2-й танковый корпус СС — танковые дивизии «Райх», «Адольф Гитлер» и «Мертвая голова». Всего пять танковых, моторизованная и две пехотные дивизии. Левый фланг ударной группировки прикрывался армейским корпусом в составе двух пехотных дивизий. Соединения были укомплектованы до полного штата: в пехотных дивизиях насчитывалось до 12,5 тысячи солдат и офицеров, 190 орудий и минометов; каждая танковая дивизия имела до 16 тысяч личного состава и 150—170 танков.

Таким образом, противник почти во всех основных родах войск имел тройное превосходство, в танках — пятикратное, в артиллерии — шестикратное.

Особые надежды немецко-фашистское командование возлагало на новые тяжелые танки «Тигр» и самоходные установки «Фердинанд». Гитлеровские генералы были уверены, что при поддержке авиации массированные удары крупных соединений танков быстро прорвут оборону советских войск северо-западнее Белгорода и в дальнейшем обеспечат стремительное наступление на Курск.

Захваченные пленные на разных участках фронта подтвердили, что фашистские войска готовы к наступлению на Курск. Таким образом, расчеты гитлеровского командования на внезапный удар по советским войскам потерпели крах.

 

СОДЕРЖАНИЕ

 


 

Авторы:

Г. Н. Ковтунов, Ф. Т. Селиванов, Р. Ш. Яраев