Главная » Латвия » Лиепая (Либава) » Дом № 3 по улице Ригас

Дом № 3 по улице Ригас

Мемориальная плита


Посмотреть на карте

 

 

Мемориальная плита на доме, где комсомольцы удерживали последний рубеж обороны города 28 июня 1941 года, и из окна которого, подбили бронетранспортёр немецко-фашистских захватчиков.

Торговый канал, соединяя Лиепайское озеро с морем, разделяет город на две части — Новую Лиепаю и Старую Лиепаю. Со стороны старого города к каналу выбегают кривые улочки, примыкают складские сооружения. Противоположный берег более открытый, только по улице Ригас, в том месте, где перекинут трамвайный мост, дома вплотную подходят к каналу. Поодаль железнодорожный мост.

Защитники города закрепились в основном по берегу канала в Старой Лиепае, но были у них позиции и по другую сторону канала. Разделились на боевые группы. Первую из них, состоявшую из осоавиахимовцев, возглавлял Кирилл Берзиньш. Она заняла позиции справа от трамвайного моста, приспособив для обороны здание клуба моряков. В домах по улице Ригас, примыкавших к каналу со стороны Новой Лиепаи, расположилась вторая группа. На наиболее опасном участке — у железнодорожного моста и торговых складов — закрепилась группа, которой командовал Имант Судмалис. Там же находился со своими товарищами Карлис Юрьянс. Еще одна группа, возглавляемая директором электростанции Ягминым, обосновалась у здания гостиницы «Олимпия». Во всех группах вместе с рабочими и служащими готовились к бою военные моряки, бойцы и командиры Советской Армии. У гавани, на северо-западной окраине Новой Лиепаи, еще держались подводники лейтенанта Шалаева.

Позиции у Торгового канала напоминали сплошную баррикаду. На берегу возвышались укрытия из булыжника, бревен, кирпича. Мешки с песком образовывали своеобразные бойницы, из которых выглядывали дула пулеметов, автоматов и винтовок.

Артур Петерсон, Имант Судмалис и командиры других групп готовились дать решительный бой. Заранее были пристреляны подступы к мостам. На прямую наводку поставил трофейное орудие бывший директор театра Зундман. Захватив его у врага еще в первых боях на южном берегу озера Лиепая, он не расставался с ним все эти дни; у него нашлось много помощников, которые снабжали трофейными боеприпасами, помогали перекатывать орудие с одной позиции на другую. Самым смелым и неутомимым среди них был коренастый, круглолицый фрезеровщик Теодор Витолинып.

Гитлеровцы, захватив парк Райниса и прилегающие к нему улицы Новой Лиепаи, сразу бросились к городским мостам. Артур Петерсон и Иманг Судмалис видели, что на набережной появились мотоциклы и бронемашины. Зундман и его помощники захлопотали у орудия. Щелкнул затвор, раздался выстрел. Целились по броневику, но снаряд, не достигнув цели, разорвался в гуще мотоциклистов. По мотоциклистам били пулеметы, строчили автоматы.

Фашистам не удалось захватить мосты с ходу. Встретив сопротивление, они стягивали к каналу бронемашины, танки, пехоту, орудия. Над нешироким каналом воздух полосовали снаряды, осколки, пули.

К мостам снова поползли бронемашины, танки. Защитники города, закрепившиеся в здании гостиницы «Норд» (на месте которой сейчас установлен памятник «Защитникам Лиепаи. 1941. 23.6.—29.6.»), следили за их продвижением. Имант Судмалис, оставляя их здесь, наказывал смотреть в оба, бить гитлеровцев еще на подходе к мостам. И теперь они, укрывшись за стенами, видели, что несколько бронированных машин с большими черно-белыми крестами на бортах поравнялись с гостиницей. Враг был рядом, многие защитники города так близко еще ни разу не видели его. Открыли огонь из винтовок, но пули не брали броню, танки и бронемашины двигались дальше.

Альфредс Кагис высунувшись всем туловищем из окна, бросил прямо на жалюзи танка гранату. Взрыва почти не было слышно — он потонул в грохоте боя, но машина остановилась, из моторной части показался дымок, потом рвануло пламя. Из приоткрывшегося люка на мостовую выпрыгнули фашисты, но по ним уже вели огонь изо всех окон.

 

 

 

Три машины с гитлеровцами показались со стороны улицы Земниеку. Фашистские автоматчики вот-вот готовы были спрыгнуть с машин, рассыпаться вдоль берега.

Осоавиахимовцы, начали беспорядочно, один за другим, стрелять по таким заметным целям, как машины, и стреляли, видно, небезуспешно, потому что гитлеровцы посыпались из машин. Фашисты расползались от машин, ища спасения у стен зданий.

На набережную почти одновременно хлынули из нескольких улиц новые группы немцев. Под прикрытием тяжелых пулеметов они тоже рвались к мостам.

Теперь весь берег, на котором стояли защитники города, заговорил на разные лады: ухала единственная пушка, раздавались хлопки миномета, раздобытого у противника, стволы немногих пулеметов, которыми располагали лиепайчане, накалялись от длинных очередей; беспрерывно били винтовки.

Потерпев поражение в одном месте, гитлеровцы возобновляли атаки в другом. Так повторялось по нескольку раз. Набережная, вымощенная булыжником, была усеяна трупами гитлеровцев.

На несколько минут противник умолк. В наступившей тишине послышался хриплый, сопровождающийся свистом и писком голос. Защитники города увидели подошедшую к каналу танкетку. Рядом с пулеметом был установлен репродуктор. Оттуда и доносились слова на латышском языке:

— Сопротивление бесполезно. Немецкое командование предлагает: сдавайтесь без боя! Бросайте оружие!

Раздались выстрелы. Танкетка стояла еще несколько минут, и тот же сиплый голос продолжал выкрикивать те же слова, но теперь они заглушались грохотом стрельбы.

Гитлеровцы, по-видимому, и сами питали мало надежд на то, что удастся уговорить защитников Лиепаи сдаться без боя. В те же минуты, когда над каналом раздавался голос из репродуктора, они начали переправляться на лодках через канал мимо острова Аттекас. Командир боевой группы К. Юрьянс, заметив лодки, дал знать об этом Иманту Судмалису, который со своей группой находился у железнодорожного моста. Имант почувствовал, что нависает опасность захода немцев в тыл нашей обороны, и хотя сил оставалось не так много, а гитлеровцы остервенело рвались к мосту, он снял с этого участка несколько человек и направил их к берегу, к которому подплывали лодки, с фашистами. Сюда подоспел и отряд Зундмана с орудием

Лодки были совсем близко, некоторые гитлеровцы готовились прыгнуть в воду, чтобы быстрее вброд и вплавь достичь берега и зацепиться за него. Еще одна-две минуты, и им удалось бы это сделать, но защитники города вовремя оказались на угрожаемом участке, с ходу открыли огонь, по лодкам, несколько выстрелов туда дало и орудие Зундмана. Фашисты были у них на виду, им некуда было спрятаться, негде было укрыться.

С утра до позднего вечера 28 июня шли схватки у городских мостов. Все попытки гитлеровцев прорваться в Старую Лиепаю провалились. Разозленные неудачами, фашисты начали варварский обстрел из тяжелых орудий жилых домов, складов, портовых сооружений. Загорелась гостиница «Олимпия», а за ней еще несколько зданий. Огонь бушевал над каналом, распространяясь в глубь старого города.

Вот что писала о тех боях немецкая газета «Ди фронт»:

«Чтобы попасть в другую часть города, нужно пройти через мост, который красные стараются удержать всеми возможными средствами. Разгорелся бой — яростный и безжалостный. Со стороны Старой Лиепаи немецкие войска обстреливаются одетыми в штатское платье коммунистами, в тылу стреляют из окон, с крыш, из погребов — там спрятались большевики. В уличных боях коммунисты, видимо, чувствуют себя прекрасно. Борьба разгорается со всех сторон...»

Баррикады, воздвигнутые на берегу, были разрушены вражескими снарядами. Быстро таяли ряды защитников города. Люди самых разных возрастов и профессий, коммунисты и беспартийные, молодежь и старики, русские и латыши, украинцы и белорусы — сыны многих народов сражались на этом рубеже осажденного латвийского города с удивительным мужеством, беспримерной стойкостью и отвагой. Рядом с военнослужащим Михайленко стояли портовики Мурниек и Розенталс, плечом к плечу сражались рабочий Эглит и журналист Дрейфельд, краснофлотец Пархоменко и секретарь горисполкома Эзерс, отец и сын Укстиньши. Ни вражеские атаки, ни бессонные ночи, ни страшная усталость, валившая их с ног, не поколебали их силу духа, не сломили волю к победе.

 


Бои за г.  Либава, 22 - 29 июня 1941 года.
Немецкая кинохроника: 9 июля 1941. Deutsche Wochenschau № 566
 

 

Источник


Белевитнев Р., Лось А. «Крепость без фортов» – Военное издательство МО СССР, Москва, – 1966