Главная » Армия и Флот » Армия » 8-я армия » июль 1941 года

8-я армия

июль 1941 года

 

3 июля в командование 8-й армией вступил генерал-лейтенант Ф. С. Иванов, а генерал-майор П. П. Собенников еще 30 июня был назначен командующим войсками Северо-Западного фронта вместо генерал-полковника Ф. И. Кузнецова. Тремя днями позже на должность члена Военного совета 8-й армии прибыл дивизионный комиссар И. Ф. Чухнов.

С отходом за реку Даугава закончилось участие войск 8-й армии в приграничном сражении. В ходе напряженных боев был сорван замысел немецко-фашистского командования: захватить инициативу, при численном превосходстве на земле и полном господстве в воздухе разгромить войска 8-й армии еще вблизи границы, не допустив ее отхода за реку Даугава, и открыть тем самым себе путь для беспрепятственного продвижения в глубину территории СССР.

Неоднократным попыткам врага рассечь оборону армии и окружить ее соединения была противопоставлена маневренность, упорство и стойкость советских войск. Командование и штаб армии, командиры и штабы соединений и частей в условиях необычайно сложной и быстроменяющейся обстановки стремились обеспечить организованный отход войск от рубежа к рубежу, на которых противнику оказывалось сопротивление и сдерживалось его продвижение.

Чрезвычайно сложная боевая обстановка обусловила большие трудности в управлении войсками. Боевые распоряжения передавались с опозданием, нарушались сроки представления донесений и докладов о действиях войск. Сказывалось и то, что командный пункт армии и командные пункты соединений все время находились в движении. Например, с 22 июня по 3 июля командный пункт армии сменил свое положение 12 раз (иногда по два-три раза в сутки).

Перебои в проводной связи начались буквально с первых часов войны. Поскольку линии государственной проводной связи, на которые базировалась армия, проходили вдоль железных и шоссейных дорог, а узлы связи находились в крупных населенных пунктах, их живучесть оказалась низкой вследствие ударов вражеской авиации. Резервные линии связи подготовлены не были. А ведь опыт начальных боев в Польше в 1939 году убедительно показал, что противник прежде всего стремился нанести серьезные повреждения государственной сети связи и нарушить тем самым возможность использования их для управления войсками.

Что касается радиосвязи, то практически она почти не использовалась. Сказалось то, что установленные рабочие и запасные частоты (волны) к началу боевых действий до войск доведены не были. Кроме того, многие офицеры не были подготовлены к применению радиосвязи. В сложившихся условиях, как указывалось выше, широко применялись делегаты связи. Используя их, штаб армии стремился поддерживать связь с соединениями, хотя перебои в ней были частые и продолжительные. В ряде случаев делегатам связи (их немало погибло) было нелегко найти соответствующих командиров, так как имела место порочная практика их непрерывного нахождения в движении.

Уже в первые дни войны соединения и части несли огромные потери в личном составе и вооружении, их боеспособность быстро снижалась. Вот что сообщалось в политдонесении Северо-Западного фронта 4 июля 1941 года.

В 204-м стрелковом полку 10-й стрелковой дивизии осталось только 30 человек. На вооружении имелись винтовки и ручные пулеметы.

98-й стрелковый полк этой дивизии полностью потерял боеспособность.

Остатки частей 90-й стрелковой дивизии рассеяны противником, дивизия организационно не существует и формируется вновь.

В стрелковых полках 125-й стрелковой дивизии было 180 — 250 человек, по одному-два орудия, несколько минометов.

В гаубичном артиллерийском полку дивизии осталось только 8 орудий. Не лучше было ив 48-й стрелковой дивизии.

В 23-й танковой дивизии осталось 10 танков, а в 28-й танковой дивизии — 22 танка. Все соединения армии не имели автотранспорта, вследствие чего доставка боеприпасов, продовольствия, эвакуация раненых проходили с большими перебоями.

В условиях необычайно подвижных действий очень важную роль могли бы сыграть минновзрывные заграждения, но средств минирования в войсках почти не было. Поэтому в ряде случаев не удавалось своевременно минировать дороги, мосты и снижать тем самым темп продвижения вражеских войск, особенно танков. Известно, что Военный совет округа 14 июня обратился в Генеральный штаб с просьбой ускорить отправку запланированного округу количества противотанковых мин, взрывчатки и колючей проволоки. Однако к началу войны они получены не были. Конечно, воины искали выход из создавшегося положения. В частности, с учетом боевого опыта в ротах стали создаваться группы истребителей танков противника. Они снабжались связками гранат, бутылками с горючей смесью.

С утра 3 июля немецко-фашистская группа армий "Север" развернула наступление по всему фронту. Утром следующего дня танковые части противника достигли южной окраины Острова и с ходу форсировали реку Великая.

Соединения 8-й армии продолжали отход на территорию Эстонской ССР. Задача армии — прикрыть Эстонию с юга, не допустить высадки десанта противника на побережье материковой части республики и островах Моонзундского архипелага.

К утру 7 июля в соответствии с приказом командующего войсками Северо-Западного фронта от 4 июля 1941 года, ведя сдерживающие бои, они отошли на рубеж Пярну, северный берег озера Выртсъярв, Тарту, северный берег реки Эмайыги.

 

1941 - 21 июня 1941

22 июня 1941 года

23 июня 1941 года

24 июня 1941 года

25 июня 1941 года

26 июня 1941 года

27-28 июня 1941 года

29 июня – 2 июля 1941 года

июль 1941 года

 

Источник: 


Гладыш С.А., Милованов В.И.  “Восьмая общевойсковая. Боевой путь 8-й армии в годы Великой Отечественной войны”. М.: Институт военной истории МО РФ, 1994