Главная » Армия и Флот » Армия » 8-я армия » 23 июня 1941 года

8-я армия

23 июня 1941 года

 

Усилия командования и штаба 8-й армии с утра 23 июня сосредоточились на подготовке контрудара, С 22 часов ее командный пункт находился в районе Куртувеняя. Обстановка в полосе армии между тем продолжала осложняться. Устойчивой связи с войсками, выделенными для нанесения контрудара, не было. Некоторые части первого эшелона армии продолжали отходить под воздействием превосходящих сил противника, стремившегося любой ценой прорваться к Шяуляю.

В воздухе безраздельно господствовала вражеская авиация.

К 10 часам 23 июня части противника ворвались в Кулей, Риетвас, Тверяй, а кавалерийские подразделения по лесным дорогам продвигались к Лиепае.

Под натиском врага 10-я стрелковая дивизия отошла на реку Миня, а 90-я стрелковая дивизия стала отходить в Лаукуву. Между ними образовался разрыв до 20 км. Поскольку противнику не удалось быстро прорваться по Шяуляйскому шоссе через Скаудвиле, он, несколько ослабив натиск в полосах 10-й и 90-й стрелковых дивизий, повернул на Расейняй с утра 23 июня предпринял мощный удар по частям 125-й стрелковой дивизии, понесшей большие потери. Главная задача наших войск состояла в том, чтобы всемерно рысить боеспособность соединений, включаемых в контрударную группировку, и в короткий срок подготовить их к выполнению поставленной задачи.

Определенную помощь армии оказывал фронт. В частности, механизированные корпуса и штаб 8-й армии посетил начальник автобронетанкового управления Северо-Западного фронта полковник П. П. Полубояров (в последующем маршал бронетанковых войск). Он уточнил задачи командирам корпусов, провел согласование вопросов организации контрудара с генералом П. П. Собенниковым.

В целях достижения одновременного удара по противнику движение соединений 12-го механизированного корпуса на рубежи развертывания намечалось начать на час раньше, чем дивизии 3-го механизированного корпуса. Для лучшей увязки действий корпусов была составлена кодированная таблица взаимодействия.

Командующий 8-й армией в своем докладе командующему войсками фронта в 5 часов утра 23 июня просил последнего оказать помощь в снабжении соединений контрударной группировки горючим и боеприпасами.

К 10 часам 23 июня 28-я танковая дивизия вышла в исходный район для контрудара севернее Ужвентиса, совершив в течение ночи 50-километровый марш. Но она оказалась здесь без горючего. Правда, армейский автотранспорт доставил ей 16 бочек горючего, но их хватило на заправку только семи танков. Для заправки же всех танков дивизии требовалось не менее 60-70т бензина. Дивизионные склады располагались в районе Риги, то есть в 190 км от исходного района. Начальник тыла корпуса полковник В. Я. Гринберг и начальник снабжения 28-й танковой дивизии интендант 1 ранга Д. И. Дергачев делали все возможное, чтобы своевременно обеспечить части горючим. Однако самолеты противника непрерывно преследовали высланные в Ригу колонны автоцистерн, дороги были забиты войсками и беженцами, поэтому горючее было доставлено только в 15 часов.

Части 23-й танковой дивизии, которые уже втянулись в боевые действия вместе со стрелковыми войсками, требовалось вывести из подчинения командира 10-го стрелкового корпуса, сосредоточить в заданном исходном районе и пополнить их танки горючим. Для этого также требовалось время. Поэтому начало контрудара пришлось отодвинуть на три часа.

А между тем положение и состояние стрелковых соединений, ведущих сдерживающие бои с противником, непрерывно изменялись. Причем из-за частых нарушений связи эти изменения не всегда были известны командованию и штабу армии. Командирам стрелковых соединений была поставлена задача всеми силами удерживать занимаемые рубежи. Большие надежды возлагались на 9-ю артиллерийскую бригаду противотанковой обороны.

В необычайно трудных условиях осуществлялось выдвижение соединений контрударной группировки на рубежи развертывания. Как только танковые колонны начали движение, они сразу же попали под сильные удары вражеской авиации. При прохождении 23-й танковой дивизией Жареная противнику удалось отрезать ее тыловые части, что задержало выдвижение дивизии на рубеж развертывания. Танковые полки дивизии к исходу 23 июня сосредоточились в лесах севернее и северо-восточнее Тверяя.

28-я танковая дивизия начала выдвижение на рубеж развертывания лишь после заправки танков горючим. Впереди и на флангах в предвидении встречного боя двигались дозоры боевого охранения из бронемашин и легких танков. За ними шел головной отряд под командованием заместителя командира 55-го танкового полка майора Б. П. Попова. Затем двигались главные силы этого полка во Главе с командиром майором С. Ф. Онищуком. Колонну дивизии замыкал 56-й танковый полк майора Герко. Поздно вечером 23 июня ожесточенный бой с противником разгорелся за местечко Калтиненай. По приказу командира дивизии полковника Черняховского с фронта противника атаковали 23 танка майора Онищука, с фланга — 13 танков майора Попова, Совершив обходный маневр, танки Попова ударили по врагу и с тыла.

Один из вражеских снарядов попал в танк Попова, танк загорелся, но экипаж продолжал расстреливать и давить вражеских солдат гусеницами. В этом бою Попов был тяжело ранен и умер на поле боя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июля 1941 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Это был первый Герой среди воинов не только 8-й армии, но и всего Северо-Западного фронта. Майор Б. П. Попов был уроженцем деревни Рассказово, ныне Тамбовской области. К утру части 28-й танковой дивизии сосредоточились в лесах в районе Каркленая. Требовалось их пополнить боеприпасами и заправить горючим.

В наиболее тяжелом положении оказалась 2-я танковая дивизия 3-го механизированного корпуса (командир дивизии генерал-майор танковых войск Е. Н. Солянкин). Как пишет в своих воспоминаниях бывший начальник штаба этого корпуса полковник П. А. Ротмистров (в последующем главный маршал бронетанковых войск), вражеская авиация 23 июня особенно интенсивно бомбила дороги, препятствуя передвижению частей дивизии. В середине дня генерал Солянкин сообщил, что он ведёт встречный бой с моторизованными частями противника под Скаудвиле. Части дивизии понесли большие потери в танках.

Таким образом, 23 июня согласованных действий войск контрударной группировки не получилось. Небольшая победа в районе Калтиненая обошлась дорогой ценой — было потеряно 3 танков и более 20 танкистов. Удар частей 28-й танковой дивизии, хотя и замедлил продвижение противника, должного развития не получил. Главная причина — отсутствие связи с соединениями и частями. В этот день командир корпуса не имел сведений не только о действиях стрелковых соединений и 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса, но даже чего не знал о действиях 23-й танковой дивизии своего корпуса. Приказы и донесения передавались лишь через делегатов связи, которые запаздывали в пути, гибли, несвоевременно находили нужных командиров частей.

Противник же перед фронтом армии усиливал свои атаки. В образовавшийся разрыв между 90-й и 125-й стрелковыми дивизиями он ввел свежие силы, стремясь прорваться к Шяуляю.

Особенно в тяжелом положении оказались части 125-й дивизии, в которой потери личного состава превысили 40 %. Были убиты командир полка, два заместителя командиров полков, два командира батальонов.

Левый фланг армии все более оголялся.

 

1941 - 21 июня 1941

22 июня 1941 года

23 июня 1941 года

24 июня 1941 года

25 июня 1941 года

26 июня 1941 года

27-28 июня 1941 года

29 июня – 2 июля 1941 года

июль 1941 года

 

Источник: 


Гладыш С.А., Милованов В.И.  “Восьмая общевойсковая. Боевой путь 8-й армии в годы Великой Отечественной войны”. М.: Институт военной истории МО РФ, 1994