Главная » Армия и Флот » Армия » 8-я армия » 22 июня 1941 года

8-я армия

22 июня 1941 года

 

В 3 часа 40 минут 22 июня 1941 года немецко-фашистская авиация нанесла массированные бомбовые удары прежде всего по нашим аэродромам, а также по районам сосредоточения и выдвигающимся колоннам войск. В 4 часа открыла огонь вражеская артиллерия. Границу заволокло дымом и пылью. Вскоре начали наступление пехота и танки противника. При этом еще до окончания артиллерийской подготовки границу перешли ударные (штурмовые) группы противника. Под прикрытием огня артиллерии они должны были атаковать и захватить пограничные посты, мосты и переправы, не допустив их разрушения, обнаружить и устранить минновзрывные заграждения. Вслед за ними двигались передовые подразделения и части, прежде всего танковые. Моторизованная пехота получила задачу использовать и закреплять успех танков и стремительно продвигаться в глубину нашей обороны.

На правом фланге 8-й армии, на широком фронте оборонялись части 10-й стрелковой дивизии. Эта дивизия фактически противостояла всей клайпедской группировке 18-й армии противника. Здесь особенно самоотверженно сражались воины 62-го стрелкового полка майора Н. Г. Сутурина. В ночь на 22 июня подразделения этого полка заняли подготовленные полевые укрепления. Поэтому, когда утром 22 июня противник силами двух полков перешел в наступление на Кретингу и Палангу, советские войска отразили его удар. Однако после мощного огневого налета 291-я пехотная дивизия противника вновь атаковала южную окраину Кретинги и овладела ей.

Упорные бои развернулись и за Палангу, которую защищали 1-й батальон 62-го стрелкового полка под командованием старшего лейтенанта Хабиба Сафиулина и артиллерийский дивизион 30-го артиллерийского полка капитана Строяновского. Батальон отразил несколько вражеских атак, чем обеспечил эвакуацию из города семей военнослужащих и части жителей. К 12 часам дня батальон был окружен противником, потерял до половины личного состава. Однако остатки его вырвались из окружения и присоединились к остальным частям дивизии, В окружении вели бои и другие подразделения и части, Понеся большие потери, 10-я дивизия начала отходить. Вследствие этого 291-я пехотная дивизия противника атаковала во фланг соседнюю 67-ю стрелковую дивизию, входившую в 27-ю армию и оборонявшую побережье в районе Лиепаи.

На шяуляйском направлении в первый день войны особенно ожесточенные бои развернулись в полосе 125-й и на левом фланге 90-й стрелковых дивизий, против которых наступали главные силы 4-й танковой группы противника. Опасность усугублялась еще и тем, что левее 125-й стрелковой дивизии на значительном участке войск прикрытия на границе вообще не было. Для его занятия выдвигалась 48-я стрелковая дивизия генерал-майора П. В. Богданова, однако она оказалась в очень тяжелом положении. Двигаясь походным порядком из Риги, дивизия в первый день войны попала под сильнейший удар вражеской авиации, а затем в районе Эржвилкаса была атакована танками противника, где потеряла до 70 % своего состава и была вынуждена отойти и занять оборону в районе Расейняя.

В трудных условиях части 125-й стрелковой дивизии уже с 7 часов 22 июня мужественно отбивали многочисленные атаки танков и пехоты врага, поддерживаемые авиацией и артиллерией. Дивизионные легкий и гаубичный артиллерийские полки были приданы стрелковым полкам первого эшелона и составляли группы поддержки пехоты. Из приданного дивизии корпусного артиллерийского полка была образована дивизионная группа артиллерии дальнего действия. Две батареи противотанкового дивизиона использовались полками первого эшелона для организации обороны вдоль шоссе на Шяуляй. Зенитный же дивизион не мог обеспечить прикрытие боевого порядка дивизии, оборонявшейся на широком фронте.

Бойцы 466-го стрелкового полка майора Ш. Г. Гаристова вместе с артиллеристами 459-го артиллерийского полка отражали вражеские удары западнее Таураге. Командир 657-го стрелкового полка майор С, К. Георгиевский умело организовал бой своих подразделений южнее Таураге, благодаря чему они не только вырвались из вражеского окружения, но и нанесли противнику большие потери. Однако к середине дня, когда вражеские танки прорвались через мост на реке Юра, части дивизии были вынуждены оставить Таураге. Охватываемая с двух сторон, под угрозой окружения дивизия отошла в леса между Таураге и Скаудвиле. На этом участке противник за день боя вклинился в нашу оборону на 12 км.

В полосе 90-й стрелковой дивизии основной удар враг наносил по ее левофланговому 173-му стрелковому полку. Умело организовал систему огня командир 1-го стрелкового батальона капитан Кошель. Однако к 11 часам противнику удалось прорваться к главной полосе обороны. Часть сил и штаб 173-го полка оказались в окружении, но им на помощь подоспели бойцы 19-го стрелкового полка, которые нанесли сильный удар и захватили пять вражеских пушек. Затем дивизия вела упорный бой за Шилале, который несколько раз переходил из рук в руки. В период боев трагически погибли командир 90-й стрелковой дивизии полковник М. И. Голубев и заместитель командира дивизии по политчасти бригадный комиссар Г. Д. Фролов.

В целом к исходу первого дня войны противнику удалось на стыке 8-й и 11-й армий вклиниться в нашу оборону на 15—20км. Штабу 8-й армии пришлось осуществлять управление войсками в необычно трудных условиях. Примерно в 10 часов прервалась проводная связь с корпусами. Заброшенные на советскую территорию диверсионные группы противника вывели из строя постоянные воздушные и кабельные линии, на которых базировалась связь с войсками. Потребовалось использовать радиосвязь, а главное — делегатов связи, но это было сопряжено с большими трудностями. Штаб армии принимал все меры для того, чтобы держать под контролем ход боевых действий войск.

В 14 часов 22 июня командарм генерал-майор П. П. Собенников подписал свой первый боевой приказ.

Вечером 22 июня Главный Военный совет направил Военным советам фронтов директиву с требованием нанести по противнику утром 23 июня решительные контрудары, разгромить его вклинившиеся группировки и перенести боевые действия на территорию врага. Надо сразу же заметить, что эта директива свидетельствовала о незнании Главным командованием Красной Армии истинного положения, создавшегося на фронтах, в частности на северо-западном направлении. В сложившихся условиях целесообразно было бы все усилия сосредоточить на организации прочной обороны с целью сдерживания продвижения вражеских войск, обеспечения быстрейшего выдвижения и развертывания на выгодных рубежах наших резервов.

Во исполнение полученной директивы командующий войсками Северо-Западного фронта генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, исходя из фактической обстановки, сложившейся к исходу 22 июня, решил нанести контрудар по тильзитской группировке противника, наступавшей на шяуляйском направлении. Замысел контрудара, основные контуры которого определились еще утром первого дня войны, заключался в нанесении ударов по сходящимся направлениям на Скаудвиле силами 12-го механизированного корпуса и частей 10-го стрелкового корпуса 8-й армии из района Варняй, Ужвентис и силами 2-й танковой дивизии 3-го механизированного корпуса 11-й армии совместно с обессиленными подразделениями 48-й стрелковой дивизии 8-й армии из района Расейняй в целях окружения и разгрома вклинившейся танковой группировки противника и восстановления положения на границе.

Начало контрудара намечалось на 12 часов 23 июня. Управление участвующими в контрударе войсками возлагалось на командующего 8-й армией генерал-майора П. П. Собенникова. Ставя ему эту задачу, командующий фронтом исходил из того, что фронтовой контрудар будет осуществляться в полосе 8-й армии и в основном ее силами. Кроме того, учитывалось, что с 8-й армией фронт имел более или менее устойчивую связь, а также то, что в это время внимание командования фронта было всецело приковано к его левому крылу, где создалась необычайно опасная обстановка в полосе 11-й армии.

 

1941 - 21 июня 1941

22 июня 1941 года

23 июня 1941 года

24 июня 1941 года

25 июня 1941 года

26 июня 1941 года

27-28 июня 1941 года

29 июня – 2 июля 1941 года

июль 1941 года

 

Источник: 


Гладыш С.А., Милованов В.И.  “Восьмая общевойсковая. Боевой путь 8-й армии в годы Великой Отечественной войны”. М.: Институт военной истории МО РФ, 1994