Главная » Подвиг Солдата » П » Панов Евгений Петрович » Записи участника обороны г. Лиепаи

Записи участника обороны г. Лиепаи

Панова Евгения Петровича

 

 

*   *   *

Из истории

 

Из книги Денис Давыдов.

«Мавр сделал свое дело,

Мавр может уйти»

 

____________

 

В Загорске на территории монастыря находится памятник воинам погибшим вовремя 16-17 века.

На памятнике начертано изречение:

«Они на небесах

Им слава не нужна

К подобным нас делам

Должна вести она.»

 

В книге «Полынь-трава» А. Кукнадзе выпуск Воениздат 1983 г. на стр. 97 сказано:

По выражению неторопливого фельдмаршала Кутузова: «Железная грудь наша не страшится ни суровости погод, ни власти врагов, она есть надежная система отечества, о которую все сокрушаться».

Русская душа показалась Лукну загадочной и труднодоступной понимания иноземца.

Он не понимал, как это случилось, что «большевики спасали революцию». Как случилось, что от рака истерзанная империалистической войной, голодная и раздетая, смогла создать такую армию из рабочих и крестьян, которая разбила вооруженные до зубов армии Белых, руководимые опытными полководцами. Кто противостоял этим полководцам? Красные командиры, не имевшие за спиной Академий Генеральных штабов, они владели ораторским искусством и не были знакомы ни с Цицероном, ни с Демосфеном, ни с Юлием Цезарем. Откуда же они брали, где находили бесхитростные слова, зажигающие солдатские средства.

На стр. 224 сказано: После Бородина Наполеон не раз предлагал Мир Александру I, просил его, ему ответили: «Не в ту страну зашел Наполеон – где один шаг поражает всех ужасом и преклоняет к стопам его войско и народ.

Россия не привыкла покоряться, не потерпит порабощения, не предаст законов своих, веры, свободы и спасая себя – спасет независимость Царей и Царств».

 

Журнал Огонек в августе 1960 г. поместил статью С.С. Смирнова под заголовком «Бессменный часовой или девять лет под землей».

В статье говорилось:

Смирнов считал, что собранных материалов для публикации этих событий недостаточно, нет данных для завершения рассказа, которые не удастся достать. Но и дальнейшая задержка в публикации нецелесообразно.

Для обеспечения войск в Первую Мировую войну Русское Интендантство построило подземный (секретный) склад, для хранения армейских запасов продовольствия и вещевого довольствия, нахождение этого склада предполагалось в районе г. Брест или Краков (но больше вероятно г. Брест).

В 1915 году немцы в этом районе предприняли большое наступление своих войск, а Русские войска, под напором противника вынуждены были отступать.

Создается угроза, что имущество склада попадет в руки врага.

На воинском совете было решено – по возможности имущество вывезти, остальное взорвать, чтобы не досталось врагу.

Полковник, который был ответственный за это имущество, высказал свое мнение по этому вопросу: а именно: поскольку о существование этого склада знает только ограниченный круг лиц, целесообразнее имущество взрывом не уничтожать, а сделать небольшой взрыв, чтобы завалить вход в склад (часовой, находится внутри склада – в подземелье) и будет достаточно для сохранения имущества. А поскольку наше отступление считалось временным и по возвращение наших войск в эти места – русские войска могут вновь пользоваться этим имуществом.

Предложение полковника было принято.

При поспешном отступлении наших войск, был произведен взрыв входа склада, в спешке часовой из подземелья не был выведен.

Когда был взрывом произведен завал входа в склад, часовой посчитал, что видимо из каких-то особых соображений командование так решило, чтобы он (часовой) должен быть оставлен под землей на длительное время.

Часовой знал, что он легко может откопать этот завал и выйти на верх, но он этого не делал, ожидая, когда ему разрешат выход те, кто его оставил под землей.

И так впереди девять лет подземелья для часового.

Первых три года, для освещения, пользовался свечами. Но однажды в подземелье произошел пожар и запас свечей сгорел. Остальные шесть лет прошли в темноте.

Однако часовой по незначительному отверстию в кровле определял смену дня и ночи. Отчитывал дни и недели. По субботам менял белье, через два года менял шинель, и все обмундирование меняет по нормам срока носки.

По складу протекает незначительный ручеек, который питает его водой. А пищей являлись консервы и сухари.

Но бедствием для часового было большое наличие крыс, с которыми часовому пришлось вести борьбу. До 300 штук крыс в сутки уничтожал часовой.

Территория, где находился склад стала территорией панской Польши, а полковник, который являлся ответственным по складу эмигрировал из России в Польшу.

Видимо у бывшего полковника к концу 1924 г. сложилось кризисное финансовое положение, и он решил продать Польскому правительству тайну подземного склада.

За какую сумму было продан секрет склада неизвестно.

Но в Сентябре 1924 г. в расположение поземного склада прибыла группа военных в сопровождении бывшего полковника, который очень точно указал место завала входа в склад.

После небольших расчисток входа, вход в склад был освобожден. Польский офицер приказал солдату спуститься в подземелье. Солдат спустился вниз и из подземелья услышал «Стой, кто идет», солдат испуганный вернулся на верх и доложил об этом офицеру. Офицер подумал, что солдату померещилось и он сам спустился в низ, и так же услышал окрик «Стой, кто идет».

После этого с часовым стали вести переговоры, предлагая ему подняться на верх. Часовой требовал, чтобы явился разводящий, который ставил его на этот пост или начальник караула. Часовому объясняли, что таковых нет, что давно кончилась война, а это место теперь принадлежит Польше.

После долгих переговоров часовой оставил пост и поднялся на верх.

Когда спросили часового – знает ли он сколько времени он находился под землей, он ответил – 9 лет.

Его обмундирование и винтовка были в безупречном состоянии, солдат имел очень большую бороду и длинные волосы.

На вопрос как ему удалось сохранить в хорошем состояние оружие, солдат ответил, что он постоянно смазывал винтовку жидкостью, которая оставалась от консерв.

Когда солдат вышел из подземелья, стоял сентябрьский солнечный день.

У солдата после шести лет нахождения в полной темноте появилась резкая боль в глазах, и он потерял зрение.

Когда спросили солдата о его желании, он заявил, что желает как можно скорее вернуться на Родину в Россию.

На все уговоры, чтобы он остался в Польше и обещание излечить его зрение солдат повторял свою просьбу – только на Родину в Россию.

Просьба солдата была удовлетворена. Дальнейшая судьба солдата автору неизвестна.

Печать всего мира, а особенно Польская и Русская об этом событие описывала все подробности.

В тот период во всех воинских частях Польши при занятиях по караульной службе в заключении занятий повторяли одну фразу – Несите караульную службу так, как нес ее Русский солдат.

Публикуя этот рассказ, С. Смирнов, надеялся, что кто-нибудь из читателей «Огонька» окажется тем знающим этот случай и сообщит ему о дальнейшей судьбе этого человека, тогда Смирнов обещал сообщить читателям «Огонька» дополнительные данные, но ожидаемого видимо не произошло.

Никаких дополнительных данных по этому событию С. Смирнов читателям не сообщил.

 

Газета Сельская Жизнь 10.IХ.1983 г. поместила статью специального корреспондента А. Моргунова «Легендарный разведчик», где приведены данные о Кузнецове Николае Ивановиче, который действовал в тылу врага на оккупированной немцами территории, под вымышленным немецким офицером Паул Зиберт.

В группе Кузнецова было еще двое русских разведчиков Ян Каминский и Иван Белов.

Этой группе, кроме всех действий удалось уничтожить вице-губернатора Галиции, оберфюрера СС Функа, а также похищение командующего гарнизонами оккупированных городов генерала Ильгена.

9 марта 1944 г. при попытке перейти линию фронта (к своим) в селе Боратина в один из домов куда зашли Кузнецов с товарищам Каминским и Беловым ворвались бандеровцы и опознали Кузнецова, ему ничего не оставалось, как подорвать себя и врагов гранатой. Так трагически закончилась героическая жизнь разведчика Кузнецова, Белов в это остался жив. Газета «Правда» – февраль 1958 г.

В г. Ульяновске в музее при мемориале открытого по случаю 100-летия со дня рождения В.И. Ленина в числе экспонатов находится подлинник патриотического письма Н.И. Кузнецова своему родному брату, которое предназначалось для вручения после смерти.

В средней школе села Боратина есть филиал музея Кузнецова.

Директор школы С. Менчакивский сказал:

– Есть люди, великие – как Карпа……. Их невозможно не заметить, они так ярко горят среди нас. таким был и Николай Кузнецов. Он рано ушел, но так много оставил после себя!

Знакомство с его жизнью, прикосновение к его подвигу – для молодежи лучший учебник. Он учит любви к Родине, мужеству, героизму.

 

В книге Бориса Васильева «В списках не значится» – описаны действия лейтенанта Николая Плужникова, из которой следует:

В канун начала войны в мае 1941 г. одним из выпускников военного училища был Николая Плужников, который училище закончил с отличием, ему присвоено звание Лейтенант, но командование не торопилось направлять лейтенанта в воинскую часть. Ему было предложено место преподавателя в военном училище. От предложенного Плужников отказался и получил назначение для прохождения службы в часть, которая дислоцировалась в Брестской крепости.

Следуя к месту службы Плужников заехал в Москву, где у него проживала мать и сестра и конечно рассказывает им о своем назначении.

К месту службы он прибыл в ночь с 21 на 22 июня и ни в какой штаб он попасть не смог, предписание о назначении сдать не смог и, стало быть, не был зачислен в списки части.

Началась война, Плужников вместе с другими защитниками Брестской крепости – сражался, отбивал атаки фашистов, укрывался в поземных казематах. Гибли товарищи, число защитников сокращалось, не было питания, кончались боеприпасы, но вместе с бойцами, … места хранения по возможности находили патроны и сухари для питания.

По книге Васильева – Плужников к апрелю 1942 г. остался единственным защитником брестской крепости.

К этому времени немцы с помощью местного населения вели расчистку разрушений и завалов Брестской крепости.

Утром 12 апреля 1942 г., в тот день Плужникову исполнилось 20 лет, он вышел из подземелья и увидел двух немцев, которых ему удалось уничтожить. Но ему необходимо было укрыться в подземелье.

Немцы, найдя двоих убитых своих военнослужащих – поняли, что в подземных казематах имеются Русские.

Немецкий офицер приказал одному местному жителю, чтобы тот спустился в казематы, разыскал там Русского и принудил его к капитуляции. Если ему этого не удастся, то по возвращению он будет расстрелян.

Местный житель (Еврей по происхождению) выполнил поручение немецкого офицера, нашел в подземелье Плужникова и уговорил его сдаться немцам.

Когда Плужников вышел из подземелья его хотели взять под руки и вести к машине. Он отстранил всех и сказал: «Я сам». Будучи совсем слепым, он шел к машине на звук работающего мотора.

Не дойдя несколько шагов до машины, он упал. Обувь и обмундирование на нем было окончательно порвано.

 

22 июня 1941 г. в первые часы войны на железнодорожной станции Брест находится лейтенант, которого тоже хвали Николай. Лейтенант Николай организовывает оборону вокзала и защиту находящихся там пассажиров. И осуществлял это до последней возможности.

Благодарные жители города Бреста, зная о героическом подвиге лейтенанта Николая по защите вокзала и его обитателей в первые дни войны. На станции Брест в его честь открыли мемориальную доску.

Об открытие мемориальной доски на станции Брест, в честь лейтенанта Николая стало известно матери Николая Плужникова, проживающей после войны в Москве.

С этого времени мать Николая Плужникова ежегодно 12 апреля, в день его рождения приезжала на вокзал города Бреста и клала цветы, считая, что они адресованы ее родному сыну.

 

Из книги. Осенью 1941 года, – когда немцы подошли к Москве и на весь Мир кричали, что они скоро пройдут по Москве победным маршем. Советская армия вела ожесточенную борьбу, чтобы не допустить немцев в Москву. Враг был остановлен, а затем и отогнан от Москвы на сотни километров. В результате был развеян миф о непобедимости немецкой армии.

В этот период проживающие в Париже две сестры Польского происхождения – ежедневно ходили в церковь и молили Бога за Победу Русских в этой борьбе, и дали обещание, что если будет Победа Русских в этой борьбе, то они – будучи очень плохо одетыми, почти полуголые, пройдут от церкви, где они томились, до Святой горы, которая находилась далеко за городом Парижем.

Когда Миру стало известно, о Победе Русских под Московй – эти сестры выполнили свое обещание. И несмотря на холодное время они, в очень плохом одеяние прошли от церкви до Святой горы.

В этом шествии их сопровождали тысячи жителей Парижа.

Это шествие свершилось в грандиозное, в честь Победы Русских под Москвой.

 

*   *   *

 

Историческая справка

 

Бонапарт Наполеон родился в 1760 г.

Наполеон пришел к власти – 1804 г.

Наполеон вошел в Вену – 1809 г.

Наполеон напал на Россию – 1812 г.

Наполеон был разбит и ушел от власти – 1816 г.

Адольф Гитлер родился 1889 г. разница 129 лет.

Адольф Гитлер пришел к власти – 1933 г. – 129 лет.

Адольф Гитлер вошел в Вену – 1938 г. – 129 лет.

Адольф Гитлер напал на Россию – 1941 г. – 129 лет.

Адольф Гитлер был разбит и ушел от власти – 1945 г. – 129 лет.

 

Британская энциклопедия – И.В. Сталин.

Из речи У. Черчеля в палате лордов 25.XII.1959 по случаю 80-летия со дня рождения Сталина.

«Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний Россию возглавлял гений и непоколебимый полководец И.В. Сталин.

Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жесткому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии, эрудиции и несгибаемой силы воли: резким, жестким, беспощадным, как в деле, так и в беседе, которому даже Я, воспитанный в Английском парламенте, не смог ничего противопоставить.

Сталин обладал чувством юмора и сарказма, а также способностью точно воспринимать мысли.

Сталин и речи писал только сам и в его произведениях всегда звучала исполинская сила. Эта сила была настолько велика в Сталине, что он казался неповторимым среди руководителей государств всех времен и народов.

Сталин произвел на нас величайшее впечатление. Его влияние на людей неотразимо. Когда он входил в зал Ялтинской конференции все мы по команде встали и держали руки по швам.

Он обладал глубокой, лишенной всякой паники, логической и осмысленной мудростью.

Он был непревзойденным мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения.

В самые трагические минуты, а также и моменты торжества был одинаково сдержан – никогда не подавался иллюзиям.

Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную Империю.

Это был человек, который своего врага уничтожал руками своих врагов, заставляя нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов.

Сталин был величайшим, не имеющим себе равных в мире диктаторов.

Он принял Россию с сохой, а оставил ее оснащенной атомным оружием. Нет! Что бы ни говорили о нем – таких история и народы не забывают.»

 

Из газеты «Собеседник» № 33, август 1990 г., страница 13.

Учение марксистов – это стратегия захвата власти, а не стратегия удовлетворения потребности народа.

 

Издательство «Правда» в 1983 г. издало книгу Леонида Соболева «Капитальный ремонт» на стр. 277 сказано:

(Речь о событиях, предшествующих началу Первой Мировой войны.)

Для заправки быстроходного миноносца «Новика» в Гельсингфорсе нет запасов мазута, но мазута много в Либавском военном порту. (Который как попутно выяснилось, наличными силами флота защищать невозможно и который по планам предполагалось взорвать при попытке немецкого флота к захвату).

 

О боевых подвигах в первый период Великой Отечественной войны, – воинов частей и подразделений 67 стрелковой дивизии и всего Лиепайского гарнизона.

 

Материалы, опубликованные в книгах, газетах, о защитниках города Лиепая в первом периоде ВОВ – июне 1941г.

 

Отдельные материалы приводятся с комментариями.

 

Будучи призванным, для прохождения обязательной военной службы, в октябре 1938 года, в состав 83 отдельного саперного батальона, входившего в 67 стрелковую дивизию, которая подчинялась Калининскому военному округу.

В октябре 1940 г. я был переведен для продолжения военной службы в штаб дивизии – 4-е отделение.

Начало войны меня застало работником 4-го отделения штаба 67 С.Д.

В связи с этим, все время имею желание правдивого отражения действий частей 67 СД в первый период военных действий, публикуемых в печатных изданиях.

С тем, с чем мне удалось ознакомиться я привожу здесь отдельные моменты, а в местах, где я несогласен (будучи живым свидетелем) с публикуемыми материалами – я даю краткие комментарии.

Писатель С.С. Смирнов занимаясь выяснением белых пятен по истории войны – после выяснения обстоятельств защиты Брестской крепости – приступил к выяснению обстоятельств обороны города Лиепая. Он собрал большой материал – написал книгу «Город под липами», но добиться выпуска ее Смирнову не удалось. Он ушел из жизни, не сумев преодолеть все препятствия издательств.

В обращении к телезрителям, в декабре 1965 года, Смирнов просил всех, кто что-либо знает о судьбе знамени 67 СД, сообщить ему.

Занимаясь расследованием судьбы Лиепайского гарнизона и 67 стрелковой дивизии Смирнову, удалось добиться, что в память о событиях Июня 1941 г. в г. Лиепая была сделана мемориальная доска в честь защитников, памятная скульптура на набережной с изображением матроса, солдата в момент боя. И систематически, начиная с 1966 года, 1 раз в пять лет устраивались встречи по случаю юбилеев защиты города.

Прошло почти полувека с момента событий и последующие публикации в печатных изданиях стали больше допускать неточностей и извращений фактов. А приготовленная к печати книга Смирнова, с более правдивым материалом, так и осталась не опубликованной.

Цель моих записей в возможной мере привести свои воспоминания о 67 СД, и все, что мне удалось увидеть в печати о 67 СД, а там, где они приведены недостоверно и искаженно, поправить авторов и объяснить, как было в действительности.

Если мои записи не будут иметь последовательности в периодах – да простит мне читатель и Господь Бог.

 

Из истории 67 Стрелковой Дивизии.

 

По воспоминаниям товарищей – 67 стрелковая дивизия была образована в июле 1921 года, для борьбы с белофиннами.

Местами дислокации дивизии были: Карельский перешеек, город Ленинград, а в 1936 году была передислоцирована в город Идрица Калининской области, а 114 стрелковый полк на станцию Кузнецовка, в пяти километрах от города Себеж.

В 1938 году (в момент прибытия в дивизию – в 83 отдельный саперный батальон), командиром дивизии был полковник Гордов, начальник штаба полковник Богданов.

Саперный батальон (в котором мне довелось служить два года с Х.1938 по Х.1940), летом и осенью 1938 г. вел работы по укреплению границы в районе села Белые Ключи. Зиму 1938-1939 г. находился на зимних квартирах в г. Идрица, а с мая 1939 г. вновь выехал на место производства работ по укреплению границы.

В этот период командиром батальона был капитан Ефанов, начальником штаба старший лейтенант Манохин, военком – старший политрук Венчиков. Командиром первой саперной роты – лейтенант Дмитриев, технической роты – старший лейтенант Иванов, хоз. роты – лейтенант Васильев.

После курса молодого бойца – я был назначен старшим писарем отдела боевого питания, – моим начальником был старший лейтенант Лобанов – до марта 1939 г, а дальше младший лейтенант Дальский Сергей Васильевич.

Так было до начала Польских событий – 1 сентября 1939 года.

Дивизия в Польских событиях участия не принимала (входила в состав Калининского военного округа, командующий – комкор Болдин), но она готовилась для похода в Латвию. К этому времени дивизией командовал полковник Комиссаров, а полковник Богданов был назначен командиром 48 стрелковой дивизии.

Сентябрь-октябрь 1939 г. 67 С.Д. дислоцировалась на станции Кузнецовка (в близи г. Себеж) и готовилась для перебазирования в город Лиепая в Латвии, в составе спецкорпуса, в соответствии с договором, заключенным между СССР и Латвией.

Передислокация дивизии в Латвию была осуществлена в течение ноября 1939 года.

С этого времени 67 С.Д. находилась в составе спецкорпуса до августа 1940 года, до момента присоединения Прибалтийских государств в состав Советского Союза.

Одновременно был организован Прибалтийский Особый Военный Округ (Приб ОВО).

С момента начала военных действий Прибалтийский Особый Военный Округ был преобразован в Северо-Западный фронт.

Дивизия была передана 8-й, а затем 11 армии, находящейся в Прибалтике.

К моменту начала военных действий в состав Прибалтийского военного округа входили: 8, 11 и 27 армии со всеми своими частями и соединениями, находящимися на территории Прибалтийских государств.

Кроме войск округа в Прибалтике находились Военно-Морские базы, пограничные войска и служба ВНОС.

 

О командном составе:

 

К началу войны высшим командным составом в штабе округа являлись:

Командующий – генерал-полковник Кузнецов Ф.И.

Член военного совета – корпусной комиссар Дибрава П.Н.

Начальник штаба – генерал-лейтенант Кленов П.С.

Зам. Командующего – генерал-лейтенант Акимов С.Р.

 

В штабе и частях 67 стрелковой дивизии:

 

Командир дивизии – генерал-майор Дедаев Н.А. 1897 г.р.

Комиссар – полковой комиссар Котомин И.И. 1899 г.р.

Начальник штаба – полковник Бобович Владимир Маркович

Начальник 1 отдела – майор Меденцев

Начальник 2 отдела – капитан Виноградов

Начальник 3 отдела – капитан Рязанов

Начальник 4 отдела – капитан Удовидченко

Начальник 6 отдела – интендант II ранга Лупанов

Пом. начальника 6 отдела – капитан Дядичкин Ф.Н.

Начальник Фин. части – тех. интендант I ранга Чухин

Казначей – тех. интендант II ранга Толпеко

Начальник секретной части – тех. интендант II ранга Васильев

Зав. делопроизводством 4-го отдела – Зеленский П.

Старший писарь – Панов Е.П.

Писаря в отделах – Полещук, Литвак

Начальник артиллерии – полковник Корнеев

Начальник инженерной службы – майор Коршунов

Начальник политотдела – ст. бат. комиссар Железнов

В составе политотдела – ст. политрук Петров

Зам. нач. политотдела по комсомолу – политрук Борисов Н.А.

Начальник полит. комиссии – политрук Наумов

Зав. сектором парт. учета – политрук Глушаков А.М.

Переводчик Русско-Латвийского языка – мл. лейтенант Пашковский Е.П.

Пом. нач. отдела инженерной службы – ст. лейтенант Семенов

Нач. хим. службы лейтенант – Смирнов

Отдел боепитания – капитан Литвинов

 

В состав дивизии входили:

 

56 стрелковый полк – командир майор Кожевников

114 стрелковый полк (дислокация – Вентспилс) – полковник Муравьев

281 стрелковый полк – подполковник Есин Иван Кузьмич

94 легкий артполк командир Индиенко

242 гаубичный артполк

11 разведовательный батальон – командир капитан Шапошников

36 батальон связи

83 саперный батальон – капитан Горелов

Нач. штаба – ст. лейтенант Манюхин

Комиссар – старший политрук Проскуряков

Нач. боепитания – мл. лейтенант Дальский С.В.

Секретарь комсомола – пом. политр. Самсонов Ф.

Ст. писарь – старшина с. с. Воеводин В.

Пом. ком. взвода – ст. сержант Журкин А.

Ком. тех. роты – ст. лейтенант Иванов

Ком. хоз. роты – лейтенант Васильев

Нач. передвижной эл. станции – сержант Шимановский А.С.

Ком. взвода – мл. лейтенант Кальянов М.

Медсанбат

Полевой автохлебозавод

389 отдельный зенитный дивизион – командир лейтенант Берсетов

рядовой – Образцов М.М.

Части 67 С.Д. к началу военных действий имели большой некомплект личного состава даже к штатам мирного времени.

 

В состав частей Лиепайского гарнизона входили:

 

1. 67 стрелковая дивизия – в полном составе (без 114 С.П. дислоцируемого в г. Вентспилс с одним дивизионом артполка). Дивизия была укомплектована по штатам мирного времени и имела около 7 000 человек состава.

2. Военно-морская база со всеми своими подразделениями – командир капитан 1 ранга Клевенский.

Начальник штаба – капитан 3 ранга Радкевич, и школа по подготовке военно-морского командного состава – начальник контр-адмирал Благовещенский. Комиссар – нач. политотдела – полковой комиссар Поручиков.

3. 12 погранотряд и комендатура военных перевозок, пять пограничных комендатур командир майор Якушев В.И.

4. Авиационный полк №148 – истребительный

5. Училище противовоздушной обороны

6. Строительный участок – 32 стройбат

7. 18 железнодорожная батарея и отдельная рота

В книге Анфилова В.А. «Провал Блицкрига» издательство наука г. Москва 1974 г. на стр. 347 сказано:

Согласно Приказа Командующего фронтом от 27 июня 1941 г – 67СД и 11 СД передавались в резерв командующего 8 армии.

А на стр. 271 отражены действия 67 СД в г. Лиепая.

В январе 1971 г. Лиепайский Музей Боевой Славы запросил Архив Министерства Обороны о судьбе 67 стрелковой дивизии после выхода ее частей из Лиепаи.

На запрос музея – архив министерства обороны ответил письмом следующего содержания:

«67 стрелковая дивизия имела два формирования.

По первому формированию 67 С.Д. была расформирована в сентябре 1941 года, а в октябре 1941 года была вторично сформирована. Во втором формировании командиром дивизии был назначен подполковник Токарев».

По дополнительным уточнениям данного факта – установлено:

Во втором формировании в состав дивизии входили:

56 стрелковый полк, оставшийся от первого состава дивизии

452 стрелковый полк, переданный из 198 МСД

3 артполк из состава 7 отдельной армии

Командным составом дивизии, при втором формировании, являлись с периодической заменой:

Командир дивизии – Токарев – получивший звание генерал-майор

Начальник штаба – полковник Полозов

Командир дивизии – полковник Запирич

Начальник штаба – подполковник Толмачев

Командир дивизии – генерал-майор Белобородов

Дивизия входила в состав 7 армии, командующий – генерал-лейтенант Трофименко.

Дивизия учувствовала в боях в составе Карельского фронта. После освобождения города Тихвин дислоцировалась в Кандалакше, Питсамо – река Титовка, район Ладейное поле.

В 1943 – 1944 г.г. в городе Кола, по окончании войны в городе Мурманск.

Большую роль в отражении действительности о действиях 67-й стрелковой дивизии и всего Лиепайского гарнизона в июне 1941 г. сыграли: писатель Сергей Сергеевич Смирнов, преподаватель истории – учительница Удриня Лига Карловна, работник музея Попова Жанна Федоровна.

 

О боевых действиях 67 стрелковой дивизии и Лиепайского гарнизона.

 

В 1960-е годы, в программе центрального телевидения, отводился один час в неделю (по четвергам) для выступления писателя С.С. Смирнова по теме «Рассказы о героизме».

В очередной передаче 24 ноября 1965 года Смирнов сказал:

«Я прочел книгу одного немецкого генерала, который командовал группой немецких войск, наступающих в Прибалтике. По мнению немецкого генерала, – сопротивление советских войск, обороняющих г. Лиепая может быть сравнено со стойкостью защитников Брестской Крепости».

В книге адмиралов флота Кузнецова и Трибуц – о событиях июня 1941 г. в Лиепае отражено три этапа боев за г. Лиепая, а также сказано: потери немцев в боях за город Лиепая равны потерям в боях за Брестскую Крепость.

 

*   *   *

 

Высказано Маршалом СССР Жуковым Г.К. в своей книге «Воспоминания и размышления», изданной в 1969 г. агентством печати и новости на стр. 413.

«Яркой страницей в летописи первого периода вышла героическая борьба защитников Брестской крепости, Ленинграда, Москвы, Одессы, Севастополя, Сталинграда, Лиепаи, Киева и Кавказа.»

 

Московское издательство Политической литературы в 1988 г. издало книгу «Маршал Жуков Г.К. Каким мы его помним». В главе С.С. Смирнова «Маршал-Солдат» на странице 9 – со слов Маршала:

«Самые первые дни войны. В тесном кольце врага дерутся и гибнут героями защитники Брестской крепости. Упорно сражаются, отвечая врагу контрударами, солдаты, матросы и вооруженные рабочие Латвийского города Лиепая. Стоят на смерть на заставах и в пограничных дотах бойцы в зеленных фуражках.

На юге наши части снова отбивают у врага занятый им город Перемышль и удерживают его несколько дней».

В книге «Маршал Жуков…» на стр. 9: «Яростное сопротивление Советских людей в Брестской крепости и в Лиепае, задержали наступление вооруженных сил в районе Смоленска. Поражение под Ельней представилось Гитлеру случайными эпизодами, не имеющими стратегического значения.»

 

*   *   *

 

В книге «Крепость без фортов» на стр. 4 сказано: «Высокая оценка героической обороны Лиепаи дана в «Истории Великой Отечественной Советского Союза».

На стр. 5: «В историю первого периода Великой Отечественной войны героические и мужественные защитники Лиепаи вписали замечательную немеркнущую страницу. Об этом говорят даже свидетельства врага.

В исследованиях, появившихся после войны, немецкие генералы, историки и писатели отмечают исключительную стойкость защитников Лиепаи, ставя их в один ряд с бессмертным гарнизоном Брестской крепости.»

 

*   *   *

 

Западный историк Пауль Карелл в книге «Операция Барбаросса» указывает, что оборона Лиепаи была великолепно организована. Солдат Красной Армии впервые показал на что он способен, когда опирается на подготовленные позиции, действует под командованием хладнокровных и энергичных командиров.

Своей героической борьбой защитники города Лиепая не только остановили и изрядно потрепали 291 немецкую пехотную дивизию и штурмовые отряды морской пехоты, но и отвлекли на себя значительные силы других частей группы армии Север, наступающих на Ленинград.\

Против прорвавшихся из Лиепаи подразделений красноармейцев и краснофлотцев противник вынужден был перебросить 207 охранную дивизию.

 

*   *   *

 

Военное издательство Москва под редакцией института военной истории Министерства обороны СССР – председатель редакции С.Л. Соколов в 1985 г. издало книгу «Вторая Мировая война, итоги и уроки» на стр. 49-50 сказано:

«Яркой страницей вошли в историю войны оборона Брестской крепости. Оказавшись в глубоком тылу, бойцы и командиры гарнизона крепости более месяца продолжали мужественную оборону.

Образцы героизма продемонстрировали Советские воины в боях за Перемышль. 23 июня они выбили гитлеровцев из города и удерживали его в течение пяти дней.

Пример стойкости показали защитники военно-морской базы Либава (Лиепая).»

 

*   *   *

 

Издательство ДОСААФ СССР в 1976 году выпустило книгу С.С. Смирнова «Рассказы о героях».

В рассказе о Маршале Жукове и с его слов на 5 странице сказано:

«Самые первые дни войны. В тесном кольце врага дерутся и гибнут защитники Брестской крепости. Упорно сражаются, отвечая врагу контрударами, солдаты, матросы и вооруженные рабочие Латвийского города Лиепая. Стоят на смерть на заставах и в пограничных дотах бойцы в зеленных фуражках. На юге наши части снова отбивают у врага занятый им город Перемышль и удерживают его несколько дней».

 

*   *   *

 

Ленинград в 1985 г. выпустил книгу Вадима Инфантьева «После десятого класса» на стр. 122 сказано: «(из разговора между младшим лейтенантом и моряком) Н-да… Я отступал из Либавы. Был в переходе Таллин – Ленинград. Видел, как погибали тысячи. Но самое страшное – это глаза голодных детей.»

 

*   *   *

 

Лениздат в 1983 г. издал книгу Владимира Сергеевича Кислинского (документальный очерк) «Нет ничего дороже» на стр. 16:

«Мужество и стойкость воинов фронта проявились и в обороне города Лиепаи – важного индустриального центра Латвии и военно-морского порта.

Последние баррикады там пали только 1 июля. На ближайших подступах и в самом городе сражалась 67 стрелковая дивизия генерал-майора Н.А. Дедаева. Сам он 25 июня погиб.»

 

*   *   *

 

Издательство Знание – Москва 1975 г., к 30-летию Победы выпустило книгу Виктора Александровича Анфилова «Крах Блицкрига», на стр. 4-5 сказано:

«Несмотря на неблагоприятное для нас соотношение сил, результат военных действий летом и осенью 1941 г. свидетельствовал о необычайной стойкости Советского народа, о его возможностях не только остановить врага, но и разгромить его.

… страницами вписаны в героическую летопись ВОВ упорные сражения за Брестскую крепость, Лиепаю, Перемышль, Себеж, Могилев, Коростень, Смоленск.

Образцы несгибаемой стойкости и мужества Советского народа была героическая оборона Ленинграда, Киева, Одессы. Важным этапом на пути к Победе над Германией стала грандиозная битва под Москвой.»

 

*   *   *

 

В газете Советская Латвия 26.VI.1976 г. № 149 В. Руднев писал:

«Ратный подвиг Приморского города.

35-летие Героической обороны Лиепаи.

Потом будет Сталинград и Курск, Варшава и Берлин, и Победный салют. Но в то утро от него лежал путь в 1418 дней и ночей. Они сделали первый шаг, они солдаты июня 1941 года.

Брест, Перемышль, Лиепая на их фортах вспыхнул факел народного гнева и мужества.

Как национальное достояние хранить память Советских людей, имена павших и живых героев «Ваш подвиг пройдет в веках».

Со всех концов страны сюда съехались бывшие воины 67 С.Д., Лиепайской военно-морской базы.

Навеки в памяти народа остаются имена героев обороны – командира 67 СД генерал-майора Дедаева Н.А., начальника штаба дивизии полковника Бобович В.М.»

 

*   *   *

 

В газете «Ветеран» № 5 от 1990 г. на стр. 12 статья «Так начиналась война»:

«Что и говорить в начале войны наша армия и народ оказались перед лицом огромной опасности. И все же мы выстояли.

Уже на первом рубеже агрессор встретил по истине невероятное сопротивление.

Более месяца приковав к себе крупные силы противника, сражалась Брестская крепость.

Около недели безуспешно атаковали немецко-фашистские войска город и военно-морскую базу Лиепая.

Под Рава-Русская 41-я стрелковая дивизия пять дней удерживала свои рубежи, нанеся большие потери пятикратно превосходящей ее вражеской группировке.»

Аналогичные данные были переданы по Всесоюзному радио 3 февраля 1990 г.

 

*   *   *

 

Издательство институт Марксизма при ЦК КПСС в 1961 г. выпустил шеститомник «История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 г.г.», во втором томе сказано:

«Командующий Прибалтийским Особым военным округом генерал-полковник Кузнецов Ф.И. становится Командующим Северо-Западным фронтом.»

Там же на страницах 43, 44, 92, 614 о защитниках Лиепайского гарнизона сказано:

«С первых же дней войны возникла и начала стремительно нарастать угроза с суши военно-морским базам Балтийского флота.

Первый удар приняла на себя военно-морская база Лиепая (Либава), расположенная в непосредственной близости от границы Германии.

Приморская группировка немецких войск, наступающая из Мемеля (Клайпеды) вдоль побережья – в середине дня 22 июня была остановлена частями 67 С.Д. на рубеже реки Барта (17 км. южнее Лиепаи).

Потерпев неудачу на южных подступах к Лиепае немецкие войска начали обходить город с востока и к вечеру перерезали железную дорогу Лиепая – Рига. Попытка противника ворваться в город с востока была отбита частями дивизии при поддержке вооруженных рабочих отрядов, а также из отрядов, сформированных из моряков гарнизона военно-морской базы.

24 июня вражеские войска обошли Лиепаю с севера. Ее гарнизон оказался отрезанным от главных сил 8-й армии, но продолжал вести тяжелые оборонительные бои в окружении.

В неравной борьбе гарнизон Лиепая быстро таял. Стал ощущаться недостаток боеприпасов. Однако обороняющиеся части продолжали оказывать врагу стойкое сопротивление. Горстка героев сдерживала продвижение врага, защищала каждый дом.»

На стр. 614:

«Большое значение в первый период войны имели оборонительные мероприятия, проводились с целью удержания военно-морских баз и Приморских районов. Эти операции военно-морской флот осуществлял в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Флот обеспечивал Приморские фланги войск и оказывал им содействие в выполнение боевых задач. Оборона Лиепаи, Таллина, Ханко, Ленинграда, Одессы и Севастополя вошла в историю не только как пример беззаветного мужества ее участников, но и как образец тесного взаимодействия сухопутных и военно-морских сил.

Военно-морской флот наносил удары по кораблям и сухопутным войскам противника, осуществляя высадку десанта.»

 

*   *   *

 

Лиепайская военно-морская база в своем составе имела:

  • группу тральщиков
  • отряд торпедных катеров
  • 2-й дивизион пограничных судов
  • 4 корабля охраны рейда
  • 32-й отдельный местный стрелковый батальон
  • Флотский экипаж
  • 7-я отдельная железнодорожная рота

В Лиепае базировалось 15 подлодок. Подступы к базе прикрывались огнем двух отдельных батарей 130 мм пушек береговой обороны.

Противовоздушная оборона города и базы возлагалась на два отдельных зенитных арт. дивизиона, пулеметную и прожекторную роты. Там же базировалась 43 авиаэскадрилья ВВС Краснознаменного Балтийского флота.

22 и 23 июня 148 истребительный авиаполк и 43 авиаэскадрилья по приказам Командующего фронтом и Командующего КБФ были перебазированы в г. Ригу.

25 июня Командующий фронтом направил на помощь осажденному городу 28 мотострелковый полк и батальон курсантов Рижского пехотного училища в сопровождение бронепоезда.

После 3-х дневной неудачной попытке прорваться к защитникам Лиепаи 0 отряды были возвращены в Ригу.

26 июня пограничники 3 и 4 комендатуры Лиепайского погранотряда и с приданной им стрелковой ротой и двумя гаубицами пытался пробиться из Вентспилса в Лиепаю. Понесли большие потери, но пробиться в город не смогли.

Вечером 26 июня командование фронта передало приказ об отводе частей гарнизона из Лиепае.

В 1942 г. в кулацких хозяйствах Латвии работало 28 тысяч Советских пленных.

 

*   *   *

 

Статья А. Павлова – зам. командира 281 СП по политической части «Подвиг на Балтике» о событиях июня 1941 г. в Лиепае и особо о старшем батальонном комиссаре А.Д. Железнове:

«Пройдут годы, десятилетия, а подвиг защитников Лиепаи будет жить в памяти потомков. Слава тех, кто совершил подвиг на Балтике, никогда не померкнет.»

 

*   *   *

 

Об обороне города Лиепая (Либава) в июле 1941 года разными авторами изданиями выпущено несколько книг.

Являясь свидетелем тех событий по прочтению изданий, привожу из некоторых из них отдельные моменты с комментариями.

Более подробно описаны события в книге «Крепость без фортов». Выпущенная Воиниздатом Министерства Обороны в 1966 г., автор Андрей Филиппович Лось, об ее содержании и пойдет речь.

За последние годы много нового мы знали о героических защитниках Лиепаи – индустриального города Латвии и военно-морского порта, издавна славившегося революционными традициями рабочего класса и военных моряков.

Как и защитники других городов, герои Лиепаи первыми приняли на себя удары немецко-фашистских полчищ в июне 1941 г.

Воины Советской Армии, моряки-балтийцы, рабочие отряды превратили Лиепаю в настоящую крепость. И хотя здесь не было привычных для крепости фортов и железобетонных сооружений. Отборные фашистские части десять дней не могли взять город.

К странице 11:

Назначенный в канун начала войны командир 67 С.Д. генерал-майор Дедаев Николай Алексеевич об этой дивизии знал много хорошего до назначения в нее. Она не раз отмечалась в приказах Наркома обороны. Знал Дедаев и предыдущего командира дивизии генерал-майора Комиссарова, теперь командующего стрелковым корпусом.

Тревожило генерала, что части и подразделения дивизии разбросаны по побережью. 114 стрелковый полк стоял в Вентспилсе. Один из батальонов 56 стрелкового полка находился в местечке Павилоста. Были подразделения в Приекуле, а некоторые подразделения (батальоны) строили оборонительные укрепления.

При посещении 281 стрелкового полка генерал Дедаев встретился с командиром полка подполковником Есиным Иваном Кузьмичом, который принял полк немного раньше, чем генерал принял дивизию. Третьим батальоном в 281 С.П. командовал капитан Славягин, и был командир батальона капитан Жуков.

Потом генерал Дедаев перешел в расположение 56 стрелкового полка, где его первым встретил командир роты – лейтенант Федоров, а дальше командир батальона капитан Дубравин.

При посещении 94 Легкого артиллерийского полка генерал Дедаев встретил командир батареи ст. лейтенант Манохин, где генералу Дедаеву подошел полковой комиссар Котомин Иван Иванович и напомнил ему, их ждут в Горкоме.

По свидетельству авторов генерал Дедаев и Котомин были ровесниками и им было чуть больше сорока лет.

По свидетельству авторов, якобы по рассказу Микилиса Буки – Лиепайская крепость была построена в 1907 году. А через год ее начали взрывать.

Николай II договорился с Вильгельмом в Бьорке о взаимном разоружении границ. Немцы договор выполнять не торопились, Николай II отдал приказ о ликвидации Либавской военной крепости. Били взорваны форты, крепостные стены, склады, а все остальное было взорвано в года Первой Мировой войны.

К странице 20:

Когда между военными руководителями (Дедаев, Котомин) и местным партийно-комсомольским руководством зашла речь о дружбе воинов гарнизона и трудящимися города – определили, эта дружба возродилась осенью 1939 года, когда в Латвии в том числе и в Лиепаю пришли согласно договора, части Красной Армии и Военно-Морского флота.

К странице 25:

В канун войны генерал Дедаев посетил 56 стрелковый полк, которым командовал майор Кожевников Андрей Павлович.

Дальше не по тексту книги:

С майором Кожевниковым я был знаком лично.

25 июня он оказался в районе «Северных ворот» (так назывался один из участков обороны города) в близи от командного пункта 56 С.П.

Здесь меня увидел майор Кожевников, спросил: «Панов, как ты здесь оказался, сейчас должна начаться атака немцев, немедленно уезжай».

К странице 29:

В ночь на 21 июня части и подразделения 67 С.Д., не занятые на строительстве оборонительных укреплений, по тревоге вышли из Военного городка.

Считаю, здесь допущена неточность.

– Вывод частей из Военного городка производился в ночь на 22 июня.

Два батальона 281 стрелкового полка и 11 отдельный разведывательный батальон занимали позиции на берегу реки Барта. Разведывательным батальоном командовал капитан Шапошников.

К странице 33-34:

Командира дивизии озадачивало то, что части дивизии разбросаны по побережью от Вентспилса до Павилосты и Руцавы.

Дивизия имела немногим более половины состава штатного расписания военного времени.

У генерала было желание перебросить из Вентспилса 114 стрелковый полк и дивизион 242 ГАП. 114 стрелковым полком командует полковник Муравьев.

В Либавском гарнизоне кроме частей 67 стрелковой дивизии и военно-морской базы находились: 148 истребительный авиационный полк. 32 отдельный строительный батальон. 18 железнодорожная батарея. Отдельная железнодорожная рота. Пять пограничных комендатур, входивших в Лиепайский погранотряд.

В состав военно-морской базы входили: группа тральщиков, отряд (6 штук) торпедных катеров, дивизион пограничных судов, группа подводных лодок, 43 и 84 отдельные зенитные дивизионы, 43 авиаэскадрилья, батарея береговой обороны, 12 катеров типа «морской охотник», миноносец «Ленин», крейсер «Киров».

В книге о крейсере несказанно.

К странице 36:

В третьем часу ночи 22.06.41 г. – начальнику штаба дивизии полковнику Бобович Владимиру Мартовичу передали приказ из штаба округа:

«В течение ночи 22.6.41 скрытно занять оборону основной полосы. В предполье выдвинуть пешие караулы для охраны дзотов, а подразделения назначенные для занятия предполья, иметь позади. Боевые патроны и снаряды выдать. В случае перехода в наступление сил противника – разгромить его. Противотанковые мины и малозаметные препятствия ставить немедленно.»

К странице 37-38:

Генерал Дедаев приехал в штаб военно-морской базы. Капитан I ранга Клевенский, начальник штаба базы капитан III ранга Радкевич и начальник политотдела полковой комиссар Поручиков собравшись с генералом на совещание, на правах старшего начальника, принявшего на себя всю полноту военной власти.

Генерал известил руководителей военно-морской базы о том, что части 67 С.Д. заняли рубежи по правому берегу реки Барта и по Гробиньскому шоссе.

Было решено создать три участка обороны: Северный, Восточный и Южный.

Оборона Северного участка возлагалось на 32 О.М.С.Б с 23 батареей береговой обороны, и 842 зенитной батареей, командует капитан Пашкин.

Восточный участок обороняли: батальон 56 СП, батарея 94 ЛАП, моряки Флотского полуэкипажа, отряд курсантов училища П.В.О., при поддержке 27 береговой батареи и прикрытии 841 и 503 зенитных батарей. Руководство обороной этого участка возлагалась на капитана III ранга Орлова.

На Южном участке уже заняли оборону по реке Барта два батальона 281 стрелкового полка и батарея 94 ЛАП, прикрывалась 18 железнодорожной батареей. Командовал Южным участком подполковник Есин И.Н.

Гарнизон Лиепаи должен прикрывать не только свой город, но и побережье, морские коммуникации ведущие к Риге, Таллину, Ленинграду.

Пограничными отрядами командовал командир 12 Лиепайского пограничного отряда майор Якушев В.М., начальник штаба отряда майор Черников В.А.

К странице 53:

Напряженная работа продолжалась в Лиепайской военно-морской базе. Командир базового тральщика «Фугас» ст. лейтенант Гипперман докладывал: «Поставил в 10 милях от берега 206 якорных мин на глубину 12 футов».

Подводные лодки М-81, М-79, М-83, Л-3 вышли в море в 9 ч. 30 мин. несли дозорную службу.

Капитан III ранга Аверочкин находясь на одной из подводных лодок отметил дерзкие, но расчетливые действия командира и экипажа лодки М-81.

Мины против надводных и подводных кораблей попадались на пути М-81 и командиру, штурману и рулевому приходилось действовать очень осмотрительно.

На исходе боя первый день войны, а бои вдоль границы не утихали.

К странице 59:

Непосредственно на Лиепаю шла 291 пехотная дивизия, насчитывающая 17 тысяч человек. Командовал дивизией генерал-лейтенант Герцог.

Без текста в книги:

Самым первым из подразделений 67 СД подвергся нападению 83 отдельный саперный батальон, который находился на границе и вел работу по укреплению границы.

В 4.00 22.VI был обстрелян, отошел от границы на 15-20 клм. и вновь был обстрелян, после чего направился в Лиепаю и соединился с частями дивизии.

К странице 60:

Вечером 22 июня капитан Шапошников докладывал генералу Дедаеву, что противник подошел к реке Барта в районе Ница и вступил в бой.

Для Дедаева стало ясным, что противник основной удар нанесет с юга.

К странице 84:

Начальник 1 отдела штаба дивизии майор Меденцев 23 июня доложил генералу Дедаеву, что враг потеснил подразделения 281 СП на реке Барта и движется к Лиепае с юга.

Дедаев принял решение подтянуть все части дивизии к городу, собрать их в один кулак и дать решительный бой у стен Лиепаи.

Части дивизии бедствовали от того, что нечем было защищать небо на Лиепаей. Единственный 389 зенитный дивизион в канун войны был направлен в летний лагерь на боевые стрельбы. С началом войны дивизион был срочно возвращен в Лиепаю и прямо по прибытии открыл огонь по самолетам противника.

Начальник артиллерии дивизии – полковник Корнеев указал зенитчикам огневые позиции. Одновременно дивизиону ставилось на прикрытие шоссе Гробиня – Лиепая от танковых атак противника.

Начальник боевого питания дивизии капитан Литвинову предстояло обеспечить все части боеприпасами и вооружением.

24 июня в боях на реке Барта погиб командир 281 СП подполковник Есин И.К. В командование полком вступил начальник штаба полка капитан Орлов.

В ночь на 25 июня все части дивизии были стянуты к Лиепаи. И командование дивизией – генерал Дедаев Н.А., полковник Бобович В.М., майор Меденцев собрались на совещание, чтобы рассмотреть вопрос по организации обороны города. Ожидали капитана Бугрова, которому майор Меденцев поручил выяснить положение дел на направлении Гробини.

К странице 102:

Показание пленных и захваченные карты немцев с нанесенной обстановкой подтверждали, что противник направляет главный удар на Ленинград. Лиепаю гитлеровцы рассчитывали взять без боя. В обход ее шли другие дивизии. Уже была перерезана дорога Рига – Лиепая.

Мы должны отвлечь на себя как можно больше сил противника сказал Дедаев. Трудно будет держаться, но мы выполним задачу.

Как на позициях, так и на командном пункте готовились к третьему дню войны. Все знали, что он будет очень и очень тяжелым.

Семьям командного состава в первый-же день войны пришлось бежать на станцию, чтобы выбраться из города, спасти детей. Ушло два эшелона с семьями комсостава. Далеко не всем удалось втиснуться в переполненные вагоны. Некоторые желающие подались из города пешком.

Исследуются обстоятельства, как немцы остановили эшелон с эвакуированными семьями командного состава (предполагалось, что это был второй эшелон эвакуировавшихся из Лиепаи). Погрузившись в него и направились в сторону Лиепаи, чтобы попасть в него обманным путем.

Когда поезд с немцами остановился двух километрах от станции Гавизе, начальник станции Огоньков Илья Николаевич понял замысел противника и сообщил об этом начальнику линейного отделения милиции Зык Николаю Савельевичу, который должен сообщить о случившемся начальнику отделения дороги т. Васину Денису Марковичу. Васин приказал Огонькову немедленно покинуть станцию.

Из Лиепаи был выслан паровоз серии «К» № 15, паровоз вел машинист Снарский, помощник машиниста Дрейманис. Но в последний момент перед выходом паровоза взошел военный комендант станции Лиепая – военный инженер III ранга Рожков Иван Трофимович и сам повел паровоз.

Произошло столкновение паровозов, эшелон с немцами превратился в одну огромную бесформенную груду.

Операция, которую немцы назвали «Троянский конь» сорвалась благодаря бдительности и самоотверженности Советских патриотов.

Очередное новое наступление немцы начали на рассвете 25 июня.

На позицию наших войск прибыл генерал Дедаев с секретарем Горкома Бука и Зарс, присутствовал начальник артиллерии дивизии полковник Корнеев.

Истекали четвертые сутки войны. Защитники города удерживали свои позиции. Боевой дух не был сломлен.

В журнале боевых действий немецкой группы армии «Север» 25.VI.41 г. было записано:

«Наступление 291 пехотной дивизии в районе Лиепая приостановлено ввиду сильного сопротивления противника, поддерживаемого огнем стационарных батарей.»

К странице 134:

Всю ночь радисты тщетно вызывали штаб Северо-Западного фронта. Под утро Дедаеву удалось услышать приказ фронта – Лиепаю не сдавать. Обещали подослать помощь.

Моряки получили также приказ из штаба Балтийского флота.

Сводки Совинформбюро сообщали о героическом сопротивлении наших войск на Шауляйском, Каунаском, Гроднинском и других направлениях.

Города превратились в крепости. Одной из таких крепостей стала Лиепая.

– Будем держать ее всеми силами – решил командир дивизии Дедаев.

Дедаев решил перебросить часть сил 114 СП и дивизион гаубичного полка на Северный участок обороны Лиепаи. С этой целью в Вентспилс был направлен капитан Коллегов. Но дело осложнялось. Лиепайский гарнизон был отрезан от Вентспилса.

К странице 139-140:

25 июля прибыв на командный пункт, генерал Дедаев поинтересовался у полковника Корнеева и капитана Бугрова – «Как обстоят дела с боеприпасами!». Бугров доложил, что он доставил несколько автомашин со снарядами, минами, патронами.

В это время начался сильный артобстрел. Генерал Дедаев Н.А. схватился рукой за бок и упал на землю. Одновременно были ранены полковник Корнеев и другие командиры.

Генерала доставили в госпиталь. В операционную вошли Котомин и Бобович. Генерала они застали в последние минуты его жизни. Держаться до последнего патрона, были его слова.

Весть о гибели генерала не поколебала боевого духа защитников города. на командный пункт прибыли Микелис Бука и Янис Зарс. Вместе с полковником Бобович, полковым комиссаром Котоминым, представителями от моряков они обсудили план дальнейших совместных действий.

Командование дивизией принял начальник штаба – полковник Бобович В.М. и тут же отдал приказ – «прочно удерживать позиции, экономить боеприпасы, стрелять только по видимым целям».

Без текста в книге:

По свидетельству очевидцев того периода говорилось.

При проведение хирургической операции генерал Дедаев Н.А. скончался. При операции находился в палате адъютант – младший лейтенант.

После войны были живы два врача, которые оперировали генерала Дедаева, один из которых утверждает, что с момента поступления в госпиталь и до его кончины генерал Дедаев не произнес не одного слова.

Второй же врач утверждает, что генерал, находясь на операционном столе отдавал последние свои приказания адъютанту.

Присутствие при кончине генерала полковника Бобович и полкового комиссара Котомина – нереально.

По свидетельству двух врачей, производивших операцию генералу в послевоенный период, давались разноречивые показания о месте захоронения генерала.

Один врач утверждал, что генерал Дедаев захоронен во дворе военно-морского госпиталя. Раскопки по его показаниям этого места не подтвердили. Ст. политрук Борисов Н.А. утверждает, что генерал Дедаев был захоронен на кладбище в Военном городке.

Однако 25 октября 1977 года в Лиепае производили перезахоронение останков погибших воинов 1941 года на Центральное кладбище города.

Место первого захоронения указал бывший военврач военно-морского госпиталя Хошев Акиндин Яковлевич. Перезахоронили останки: генерал-майора Дедаева Н.А., военврача 3 ранга Шишковской А.Н., и других защитников г. Лиепая.

Показания врача Хошева А.Я. подтвердил бывший начальник госпиталя военврач 2 ранга Чинченко И.И.

Но для генерала получается вторичное перезахоронение. Первое перезахоронение произведено комендантом г. Лиепая Шейном в 1947 году на кладбище в Тосмаре.

На странице 141:

О создавшемся тяжелом положении защитников Лиепайского гарнизона командование 8 армии знало – фланги 8 армии остались открытыми.

26 июня немцы вышли к Западной Двине (Даугава) и захватили Двинск (Даугавпилс). Нависла угроза захвата Риги.

Помощь защитникам Лиепаи 8 армия выделить не могла. По приказу Командующего в Лиепаю направлялся 28-й мотострелковый полк, входящий в состав танковой дивизии, полковника Черняховского Ивана Даниловича.

Также на выручку защитников Лиепаи из Риги 24.6.41 были направлены курсанты Рижского пехотного училища. Но эта помощь до г. Лиепая не дошла.

К странице 143-144:

По приказу командира дивизии из 114 СП был выделен сводный батальон с целью помощи защитникам Лиепаи, который также в Лиепаю не смог пройти.

Без текста в книге:

По свидетельству очевидцев 114 стрелковый полк с первого дня войны пробивался к защитникам Лиепаи в полном составе вместе с дивизионом 242 ГАП. По началу следовал по железной дороге (через г. Рига). В связи с усиленной бомбардировкой немецкой авиацией – полк вынужден был следовать походным порядком.

Дойдя до г. Рига 114 СП в городе был единственным воинским подразделением. Других воинских частей в городе не было. Мосты через реки были взорваны и полк под командованием полковника Муравьева вел бой за г. Ригу.

Полковник Муравьев в боях за Ригу был ранен, но ходил по боевым воодушевляя защитников словами: «Не будем умирать трусами, погибнем героями».

Полковник Муравьев был пленен. И некоторое время находился вместе с полковым комиссаром Котоминым в тюрьме в г. Митава (Елгава).

К странице 150:

26 июня утром немцы проявили особую ярость на участке обороны 56 стрелкового полка майора Кожевникова. Майор лично возглавил атаку, которая увенчалась успехом. Атака проводилась совместно с моряками.

Командование во главе с полковником Бобович, капитаном I ранга Клевенским, полковым комиссаром Котоминым и партийные руководители собрались на очередное совещание.

Здесь в книге вновь допущена неточность: капитана I ранга Клевенского к этому времени в Лиепае уже не было. А вместо него на этом совещание от моряков присутствовал контр-адмирал Благовещенский.

К странице 154:

Вечером 26.VI.41 был получен приказ штаба Северо-Западного фронта об отходе частей гарнизона из Лиепаи. Стоял вопрос как обеспечить прорыв, не оголив все участки обороны. Как отправить раненых. Как быть с не эвакуированными семьями командиров.

При отходе решено действовать во взаимосвязи с военно-морской базой, а также с пограничниками и спецподразделениями.

Задача сводилась к тому, чтобы перебазировать все силы гарнизона в Вентспилс и там на реке Вента совместно со 114 стрелковым полком создать новый рубеж обороны.

И здесь опять авторы книги допускают неточность: В действительности было так.

Со слов полковника Бобович генерал Дедаев 24.VI. при разговоре с генералом-полковником Кузнецовым уже тогда получил указания на отход из г. Лиепая. Но Дедаев такого решения не принял. Гарнизон сражался и все ждал обещанного подкрепления.

Когда поздним вечером 26.VI.41 г. через радиостанцию крейсера «Киров» был получен приказ «Оставить г. Лиепая, идти на соединения с частями 8-й армии, указывались места-пункты соединения».

Подполковник Бобович передал командованию ответ следующего содержания: «Противник наступательные действия ослабил. Имею запас боеприпасов для двухнедельного ведения огня, жду подкрепления.»

На рассвете 27 июня из штаба фронта, полковнику Бобович последовал вторичный приказ: «Немедленно оставить Лиепаю. За неисполнение приказа будете отвечать по суду военного времени».

И даже после получения второго приказа многие командиры воинского ранга предлагали Бобовичу не оставлять Лиепаю. Продолжать оборону. Как лучший способ сохранения личного состава, особенно в этом вопросе проявил большую инициативу начальник инженерной службы дивизии майор Коршунов.

Но полковник Бобович, во избежание неприятностей, приказал организовать прорыв.

Во время прорыва погиб полковник Бобович и майор Кожевников, при атаке в районе Северных ворот.

К странице 156:

В последний раз собирался командный состав штаба 67 СД утром перед прорывом на НП 67 СД присутствовали полковник Бобович, полковой комиссар Котомин, майор Кожевников, командир 94 ЛАП Индиенко.

Подразделения сосредотачивались для прорыва в рощах, примыкающих к Шкедской дороге.

Без текста в книге:

Эвакуация раненых, семей комсостава и некоторые другие подразделения происходила по маршруту через пригородный поселок Аспазиабирзе.

К странице 160-161:

Под Шкеде не умолкал бой. Роты 56 и 281 СП, моряки и рабочие отряды продвигались вперед, расчищали проход, пропускали подразделения, машины с ранеными.

Не раз немцам удавалось перекрыть дорогу. Тогда они снова ломали и размыкали вражеское кольцо.

Погиб майор Кожевников, погиб полковник Бобович. Прорвавшимися подразделениями руководил теперь майор Мезенцев, который все дни войны был рядом с генералом Дедаевым, выполняя его самые важные поручения.

Бои по прорыву из окружения по своей ожесточенности можно сравнить лишь с самыми напряженными схватками, которые приходилось выдержать защитникам Лиепаи.

Несколько сот защитников прорвались через многослойное вражеское кольцо к Вентспилсу, соединились со 114 СП. Другие группы продвигались через Кулдигу, вышли к Тукуму. Отдельным отрядам гарнизона удалось пробиться к Крустпилсу и влиться в части 8-й армии. Из окружения пробилась и группа моряков, возглавляемая политруком Екатериной Васильевной Мелиховой.

К странице 176:

29 июня, когда остатки Лиепайского гарнизона выбили немцев из Скуодаса (50 км. юго-восточнее Лиепая) из Вентспилса (13 км. севернее Лиепаи) направились в сторону Риги к 114 СП. С утра сюда начали прибывать вырвавшиеся из окружения подразделения 67 СД, пограничники, к ним примкнул и сводные батальоны полка, направляющиеся на выручку Лиепайчанам.

Командир 114 СП полковник Муравьев со своим штабом собирал отряды и группы, сводил их в роты и батареи.

1 июля решительной атакой выбили гитлеровцев из левобережной части города Риги и вышли к Западной Двине. Была попытка переправится через Западную Двину между взорванными мостами. Бойцы бросались вплавь. Но никому достигнуть того берега не удалось.

Вечером потеряв надежду на переправу через Западную Двину в районе Риги, полк отошел к взморью.

Полковник Муравьев, капитан Капейкин и другие командиры разработали план дальнейших действий.

К странице 191:

На набережной канала там, где проходил последний рубеж обороны возвышается памятник «Защитникам Лиепаи 1941 23.6.-29.6.» это высечено на гранитных плитах.

К странице 215, в заключение книги:

Идут годы, десятилетия, а подвиг защитников Лиепаи живет и будет жить в памяти потомков.

Лиепая на Балтике, как и Брест на Буге всегда будет служить примером воинской доблести, отваги и мужества.

Без текста в книге:

Дальнейшая судьба воинов 67 СД и других частей, и подразделений Лиепайского гарнизона мало известна и описана. Потому, что знамя 67 СД и 56 СП было сохранено, но кем они доставлены неизвестно. По письму архива Министерства обороны известно, что часть личного состава была включена и поступила в 67 СД второго формирования, но сколько и кто???

По рассказам очевидцев одной группе воинов, преимущественно из состава комендантского взвода дивизии, возглавляемых майором Мезенцевым удалось пройти через территорию Латвии и приблизится к линии фронта, который к тому времени находился уже на территории Калининской области. И когда группа услышала раскаты боя на линии фронта и майор Мезенцев, обращаясь к бойцам сказал: «Вот сегодня ночью мы должны перейти линию фронта и быть у своих», группа была обстреляна и в большинстве своем уничтожена.

Судьба большинства участников обороны Лиепаи закончилась в фашистских лагерях. И только благодаря активному вмешательству писателя С.С. Смирнова было положено начало отражения героической обороны города Лиепая, которое вели солдаты, моряки с участием местных жителей.

Приготовленная к печати книга Смирнова не вышла в свет только по обстоятельствам того периода, в котором он ее писал.

Но заслуга Смирнова в том, что начиная с 20-летия Победы 1941-1945 г. в Лиепаи в 1966, 1971, 1976, 1981 г. и последующие 5 лет проводились празднования по случаю обороны города. Это являлось большим патриотизмом местных властей и по увековечению памяти павших защитников города.

И хотя приведенная книга и другие издания на эту тему обладают многими неточностями, по факту событий, все же огонь хорошо, что над этой темой работают.

Может кому-то удастся более подробно и объективно описать эти события для потомков.

 

*   *   *

 

Из книги Героя Советского Союза Маршала СССР Мерецкого Кирилл Афанасьевич «На службе народу» – военное издательство, Москва, 1983 г. – в главе Великое испытание – стр. 198:

«Взяв всю ответственность на себя, я дал указание форсировать приведение войск в боевую готовность и забросил сведение о положении на флангах округа.

Балтийский флот под командованием вице-адмирала В.Ф. Трибуц вел боевые действия на море, из сухопутных баз на побережье Латвии поступали разноречивые сведения. Наконец удалось связаться со штабом ПрибОВО, в разговоре с зам. командующего округом Е.П. Сафроновым последний сообщил, что согласно ранее утвержденному плану войска округа 22 июня должны были проводить боевые стрельбы. Поэтому многие части и подразделения в момент начала войны находились на стрельбищах или по дорогам к ним. А те части, которые стояли близко от границы ведут тяжелые встречные бои с противником. Связь имеется далеко не со всеми.

Командующий округом генерал-полковник Кузнецов Ф.И. вчера вечером был в войсках у границы, где находится сейчас неизвестно.»

На странице 199:

«К вечеру 22 июня положение в Прибалтике не улучшилось. Тем не менее округ на ряду с другими округами и фронтами получил третью директиву Наркома обороны – сражающимся соединениям предписывалось перейти к наступлению и разгромить агрессора.»

На странице 200:

«Дальнейшее отступление 8 армии через Эстонию в сторону Ленинграда привело к включению ее в состав Северного фронта.»

 

*   *   *

 

В 1976 г. издательство Лиесма Рига выпустило книгу Я. Вушкан «Город родной на семи ветрах» из биографических данных.

Лиепая городом названа в 1625 году. Лиепая от слова Липа.

Город образован из села Лива, впервые упоминается в документе от 4 апреля 1253 г. Население города к 1970 г. достигло 100 тыс. человек.

В 1812 г. в Курземе вторгаются войска Наполеона. Лиепаю занимают включенные в состав французской армии Прусские части.

Из-под ига оккупантов Лиепаю освобождают Русские войска в декабре 1812 года.

Царским правительством в 1890 году начаты работы по расширению и углублению порта. Строительство порта обошлось в десятки миллионов рублей, а крепость, которую тоже заложили в это время, строили до 1904 года – стоила 45 миллионов рублей. Крепость была ликвидирована в 1908 году и взорвали форты.

Разрушение крепости и фортов произведено по приказу царя Николая II, который выполнял свой договор с немцами, хотя немцы своих обязательств по разрушению не выполнили.

К странице 138. День третий:

Поздним вечером 23 июня в сторону Лиепаи направлялась легковая автомашина. Автомашина была обстреляна нашими автоматчиками.

– Доннерветтер – пьяно орал майор – Я германский военный комендант города Лиепаи и 24 июня должен приступить к исполнению обязанностей, возложенных на меня Фюрером.

Против приведенного абзаца покойный бывший капитан Дядичкин Ф.К. написал «ересь, выдумка».

Мною об этом эпизоде было услышано в том роковом 1941 году.

Чем обосновано опровержение бывшего капитана Дядичкина судить трудно.

И еще разногласия капитан Дядичкин приводит по тексту на странице 139.

– Генерал-майор Дедаев Н. – зачеркнуто и написано комиссар Котомин под Гробиней повел в атаку группу моряков, два последних слова зачеркнуто и написано (я в этой атаке участвовал, был при штабе). В атаку ходил батальон 281 стрелкового полка, сводный батальон капитана Дядичкина и курсанты военного училища морской береговой обороны. Атака недостригла своей цели и по сигналу возвращена с большими потерями – а в тексте книги: «Удар был столь стремительным, что гитлеровцы откатились в Гробиньский лес. Но храбрецы-моряки, не получив своевременно подкрепления, вынуждены были отойти на исходные позиции.»

К странице 140:

Защитники города несут значительный урон. На четвертый день войны в Зеленной рощи смертельное ранение получает генерал-майор Николай Дедаев и умирает в военно-морском госпитале. Он принял командование 67 СД лишь в мае.

К странице 141. День пятый:

Приписка Дядичкина: «Контратака делалась на прорыв, фашисты бежали с большими потерями и прятались в лесу. Наши отряды потеряли всякое управление.»

По тексту:

Бои как будто притихли. Не добившись успеха в наступательных действиях, фашисты ограничились бомбардировками и арт. обстрелами.

Силы защитников были недостаточными, чтобы использовать это затишье и повернуть ход сражения в свою пользу. Ощущалась нехватка снарядов и патронов. Артиллеристы получили приказ бить только по видимой цели. На исходе был перевязочный материал.

Вечером был получен приказ – оставить Лиепаю.

Началась подготовка к прорыву. Предполагалось осуществить его в двух направлениях – на север через Шкеде и в районе Гризупской дороги. Вечером и ночью уточнялись боевые задачи, формировались отряды, уничтожалась и приводилась в негодность техника, оставляемая в Лиепае.

Моряки и артиллеристы вооружались стрелковым оружием и вливались в пехотные подразделения.

К странице 142. День шестой:

Он начался с трагедии. около четырех часов утра в море вышел транспорт «Виениба» с ранеными, женщинами, детьми и стариками на борту.

Самолеты фашистов напали на незащищенный корабль, а потом из пулеметов расстреливал тех, кто спасался вплавь. Сотни ни в чем неповинных людей погибли всего в нескольких милях от берега, спастись удалось единицам.

Без текста в книге:

По свидетельству очевидцев. Транспорт должен был выйти из Лиепаи в ночь (в темное время), но его почему-то коварному замыслу не выпускали из залива, не разводили мост, специально чтобы дождаться начала светлого времени суток и подвести его под огонь авиации.

При участии в празднование 35 годовщины обороны Лиепаи (1976 год) меня познакомили с женщиной – жительницей Лиепаи, которая 17-летней девушкой была на этом транспорте в роли санитарки, ухаживала за ранеными. Когда транспорт был потоплен, ей удалось достичь берега вплавь. Всего спаслось 14 или 19 человек, точного числа установить не удалось.

Во время празднования (26 июня 1976 г.) к месту гибели транспорта с пассажирами участники выходили на боевом корабле, присутствовал 1-й секретарь ЦК КП ЛССР, зам. председатель Верховного Совета Латвийской ССР, зам. командующего Военно-Морским флотом, говорили речи, на воду спускали цветы.

К странице 145:

По материалам, собранным краеведами города Лиепая о потерях гитлеровцев в боях за Лиепаю установлено:

В двух регистрационных тетрадях Центрального кладбища найдены записи, свидетельствующие о том, что здесь похоронено 796 захватчиков. Имеется пометка, что третья тетрадь утеряна. Ясно, что в них не занесены фашисты, уничтоженные защитниками Лиепаи под ???, Грамздой, Скуодасом. Кроме того, много фашистов отправлено в Германию в цинковых гробах (офицеры).

По статистическим данным Германского Генштаба от 3 июля 1941 г. соотношение числу убитых точно подсчитать количество раненых и пропавших без вести под Лиепаей фашистов. Это около 2600 раненых и 270 пропавших без вести. Так 291 пехотная дивизия потеряла под Лиепаей свыше 3700 человек.

К странице 146:

Помещена фотография с текстом «Участники обороны Лиепаи возлагают цветы у мемориальной стены».

Без текста:

Если эта фотография запечатлевает возложение венков и цветов в июне 1976 года, то в числе возлагающих я находился, возложение происходило 25 июня во второй половине дня, после краткого траурного митинга, на котором выступал один из участников обороны Лиепаи.

К странице 160:

Огромную работу на примере героизма проводит музей Боевой Славы при Доме офицеров флота (организованного по приказу Политуправления Военно-Морского флота СССР). Его организатором была Попова Жанна Федоровна до 1976 г., а после музей возглавлял другой человек. А с 1992 года музей расформирован.

По странице 161:

На гранитном постаменте застыли в последнем броске матрос, рабочий и девушка-санитарка. Застыли на века. Такими они живут и будут жить в сердце Лиепаи.

К странице 157:

После разгрома фашистов в Восточной Пруссии железные тиски Советской Армии сжали «Курляндский/Курземский котел».

В конце апреля Командующий Вторым Прибалтийским фронтом Маршал Еременко Андрей Иванович призвал войска не выпускать из Курляндского котла живыми ни одного гитлеровца, не дать врагу перебросить на другой фронт ни одного танка, ни одной пушки, ни одного снаряда, ни одной гранаты.

Последний штурм должен был начаться 8 мая, но в тот день в Берлине был подписан акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

Лиепая – в числе первых городов подверглась нападению врага.

Лиепая – последний город Советской земли, освобожденный от врага.

30-летие Великой Победы явилось одновременно и годовщиной освобождения города.

 

*   *   *

 

С началом военных действий в Латвии возродилась Айсаргская фашистская организация, которая активно помогала немцам в уничтожении Советской Армии. По мере того, как немцы прошли по территории Латвии, они айсаргам поручили вести борьбу с оставшимися в окружении Советскими войсками. В результате было пленено много советских воинов. Были созданы крупные лагеря военнопленных в городе Рига и Елгава.

 

*   *   *

 

Издательство «Наука» в 1969 году под редакцией генерал-лейтенанта Павла Андреевича Жилина издало книгу «На Северо-Западном фронте 1941 - 1943». К странице 5:

После начала военных действий командование фронтом менялось. Наиболее длительное время во главе войск фронта стояли Командующий фронтом генерал-лейтенант П.А. Курочкин, член военного совета генерал-лейтенант В.Н. Богаткин и начальник штаба генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин.

Фронт расформирован 20 ноября 1943 года.

К странице 7:

Навсегда золотой страницей Великой Отечественной войны вошла героическая оборона Лиепаи и Таллина.

К странице 11:

В 1967-1968 г.г. в Риге вышли два труда «Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне 1941-1945» и «История Прибалтийского военного округа».

Советский народ разгромил ударные силы империализма, спас все человечество от угрозы фашизма. Внесли в эту Победу достойный вклад и войска Северо-Западного фронта, оказавшие своими действиями большое влияние на защиту Москвы и Ленинграда.

К странице 16:

Северо-Западный фронт, образованный на базе Прибалтийского Особого военного округа, на рассвете 22 июня принял внезапный удар врага.

Но и в эти первые, трудные дни, войска фронта сражались героически. Стойко обороняли пехотинцы, моряки и рабочие отряды города и порта Лиепая. Солдаты 67 СД под командованием генерал-майора Н.А. Дедаева, матросы Лиепайской военно-морской базы (командир базы капитан I ранга М.С. Клевенский), вооруженные отряды рабочих, возглавляемые старым большевиком Артуром Петерсоном, сражались восемь суток и нанесли 291 пехотной дивизии противника и отборным отрядам моряков тяжелые потери.

К странице 37-38:

В январе-феврале для усиления Северо-Западного фронта вместе с другими подразделениями прибыл 1-й гвардейский стрелковый корпус под командованием генерал-майора А.С. Гразнова (6 ноября 1940 г. – полковник Грязнов был начальником штаба 67 СД и убыл на учебу в Москву).

К странице 179:

Из воспоминаний начальника инженерных войск ПрибОВО генерал-лейтенанта Зотова В.Ф. (с 15.III.1941) следует: с 4.VII.1941 г. в руководстве Северо-Западного фронта произошли изменения: вместо Командующего Кузнецова, Командующим фронтом был назначен генерал-майор П.П. Собенников, вместо начальника штаба генерал-лейтенант П.С. Кленов был назначен генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин. 5 июля 1941 г. членом Военного Совета был назначен член секретарь Ленинградского обкома Штыков Терентий Фомич.

К странице 170-174 (по воспоминаниям Зотова В.Ф.):

Приграничный укрепленный рубеж проходил от Балтийского моря до границы с Западным Особым военным округом протяженностью 350 клм. В первую очередь начато строительство 160 батальонных районов, в системе которых создавалось до 200 бетонных долговременных укреплений и более сотни километров противотанковых препятствий. Кроме того, Краснознаменный Балтийский флот должен был строить укрепления на островах Эзель и Даго.

Организация всех оборонительных работ возлагалась на инженерное управление округа. Строительные организации, необходимые для выполнения оборонительных работ только формировались. Саперные и строительные батальоны только что стали прибывать из внутренних округов. (Для участия в этих работах в апреле 1941 г. был направлен 83 отдельный саперный батальон 67 СД).

Кроме долговременного рубежа велись работы по укреплению предполья, глубина которого колебалась от двух до четырех километров, оборонительные работы в предполье начались в 1940 г.

Я доложил Командующему о мерах, которые необходимо было принять по усилению темпов строительства. Эти-же соображения тоже были доложены зам. наркома обороны Маршалу Б.М. Шапошникову.

Военный Совет округа обращался с просьбой к начальнику инженерных войск Красной армии Л.З. Котляру и правительствам Латвии, Литвы, Эстонии об оказании помощи.

К концу апреля состав строительных и саперных частей составлял 60 тысяч человек.

Для участия в этих работах было привлечено местное население с конным транспортом.

Более успешно велись работы на правом фланге в районе Паланги, Кретинга. В конце мая в Паневежисе (в лесу) был оборудован командный пункт будущего штаба фронта (землянки с однонакатным перекрытиями).

Второй командный пункт фронта строился в районе Даугавпилса.

Штаб 11 армии в одном из фортов Каунасской крепости. В полосе 11 армии было приказано устройство на ряде участков лесных завалов.

К началу войны на строящемся оборонительном рубеже из 2000 долговременных огневых точек было забетонировано не более 300, ни и эти были без долговременного оборудования и вооружения. Строительство других оборонительных сооружений здесь не начиналась.

На странице 175-176:

Создаваемое предполье так же не было полностью готово. Было оборудовано 160 батальонных районов.

Оборудование состояло из полевых сооружений, – окопов, ходов сообщений, деревянно-земляных точек, рвы и эскарпы. Противопехотные проволочные заграждения – строительство типовых рубежей не намечалось. В глубине территории округа имелись старые укрепленные районы: – Псковский, Островский, Себежский, работы на которых были прекращены в 1939 году, а оборудование и вооружение с огневых точек к началу войны в большинстве оказалось демонтированным.

Без текста в книге:

В строительстве Себежского укрепленного района принимал участие 83 отдельный саперный батальон. Летне-осенний сезон 1938 года и летний сезон 1939 года до начала Польских событий 1 сентября 1939 года.

Батальон вел работу в районе местечка Большие Ключи, в непосредственной близости от границы. Это называлось первая полоса укреплений. Строились бетонированные ДОТы для вооружения артиллерией мелких калибров.

К странице 176:

На 25 июня войска фронта отошли на рубеж Лиепая, Тельшай, Кельме, Кейданяй, Вильнюс. Начатые оборонительные работы по Западной Двине с 27 июня по указанию штаба фронта были прекращены и к 28 июня строительные части перешли и к 28 июня строительные части перешли на рубеж Псков, Остров, Себеж с задачей привести в боевое состояние старые законсервированные укрепления.

По приказу Командующего фронтом уделялось особое внимание Псковскому и Островскому укрепрайонам, которые должны были занять часть 41-го стрелкового корпуса, а части 22-й армии должны были занять Себежский укрепрайон.

30 июня передовые части 22 армии начали занимать Себежский укрепрайон, занимавший по фронту 60 клм. Имел 75 законсервированных долговременных сооружений без вооружения.

В Островском укрепрайоне на фронте до 40 км имелось 70 законсервированных долговременных сооружений без вооружения.

Псковский укрепрайон имел 50 долговременных сооружений. Укрепрайоны занимали вооруженные пулеметные роты.

Все законсервированные оборонительные сооружения приводились в боевое состояние. Везде были поставлены столы для установки пулеметов.

К странице 180:

К 10 июля части 8 армии отошли на рубеж Псков, Остров, Опочка, Идрица, Дрисса.

Из воспоминания начальника связи ПрибОВО П.М. Курочкин.

К станице 191:

Наши войска непосредственно соприкасались с возможным противником на Юго-Западе на границе с Восточной Пруссии. С этого 300 клм. фронта могут наноситься удары наших войск и войск противника.

Три ярко выраженных оперативных направления Рига – Кенигсберг, Даугавпилс – Каунас, Тильзит, Вильнюс – Истербуг. На севере сухопутная граница проходила вдоль Финского залива, на западе – вдоль Балтийского моря. На любом участке этих границ могут возникнуть боевые действия, но более вероятно в районах Таллина, Палдиски, Вентспилса, Лиепаи.

Для подготовки связи на театре военных действий требовалось построить свыше тысячи км линии с подвеской около 10 тысяч проводов. Проложить около 50 клм. подземного кабеля, а было получено менее двадцатой доли требуемого материала.

К странице 199:

22 июня от ударов немецкой авиации сильно пострадала проводная связь на территории Северо-Западного фронта. Были частично повреждены узлы связи в Каунасе, Вильнюсе, Лиепае. Была нарушена проводная связь штаба фронта. Почти по всем основным направлениям.

К странице 200:

К вечеру первого дня войны Командующий фронтом принял решение силами 11-й и 8-й армии остановить противника и не дать ему прорваться на Шауляй, Каунас и Вильнюс, а танковым соединениям нанести контрудар по группе противника и восстановить положение войск на границе.

Мероприятия, намеченные решением Командующего фронтом, осуществить не удалось.

К вечеру второго дня войны вражеские войска расширили прорыв на стыке нашего и Западного фронта до 130 клм.

К исходу 25 июня части противника проникли в полосе действия фронта на глубину нашей территории на 120-130 клм.

Войска 8-й армии, хотя и сохранили боеспособность, но непрерывно подвергались ударам с воздуха. Они вынуждены были отходить на Ригу. Между армиями образовался большой разрыв, штаб фронта находился в Паневежисе, оказался на опасном направлении, почти не прикрытый войсками.

К станице 202-204:

С рассветом 26 июня штаб фронта колонной более ста автомашин выступил из леса восточнее Паневежиса на Крустпилс и далее на Даугавпилс. В небе появился вражеский самолет разведчик. Вскоре он привел шестерку бомбардировщиков. Посыпались бомбы на нашу колонну. несколько машин были подбиты. Некоторые машины загорелись. Загрохотали зенитки. Движение колонны прекратилось. Это был наглядный урок того, как нельзя перемещать крупные штабы во время войны.

К вечеру в Даугавпилс прибыл Военный Совет и штаб фронта. Весь руководящий состав собрался у телеграфа. Ждали сведений, информации о положении дел на фронте. От оперативной группы из Паневежиса получили данные о том, что фашистские войска стремительно продвигались к Западной Двине в направлении Даугавпилс. В подтверждение этому противник начал обстреливать город, его передовые части вплотную подходили к берегу Западная Двина.

Командующий генерал-полковник Кузнецов дал команду: «По машинам!», спешно грузились в машины. Командующий приказал следовать за мной, я в пути дал указание, машина Командующего тронулась в путь, остальные за ней. Проехав километров 35, остановились. Командующий разместил штаб фронта в лесу, в 3,4 клм. вправо и влево от шоссейной дороги и сам стал указывать какому управлению в какой части леса располагаться.

В этом положении отсутствовали все средства связи. Однако через Резекне удалось установить связь с Москвой. Командующий фронтом не использовал этой связи, так как он совершенно не имел данных от своих армий и докладывать в Ставку было нечего.

К странице 209:

Общеизвестно, что первые дни войны ознаменовались для наших войск большими трудностями. Это было характерно и для нашего Северо-Западного фронта.

В связи с неудачей руководство Северо-Западным фронтом было отозвано в Москву. Было назначено новое командование.

В первой половине июля штаб фронта посетили Маршал Ворошилов и секретарь ЦК ВКП(б).

Из воспоминаний начальника военно-санитарного управления ПрибОВО М.А. Шамашкина прибывшего в Ригу 24 июня. Одновременно прибыл назначенный на должность главного хирурга бригврача Н.Н. Еланский.

На странице 241:

Большинство гарнизонных военных госпиталей ПрибОВО было свернуто и убило в направлении тыла Северо-Западного и Западного фронта. Персонал некоторых госпиталей погиб (Вильнюсский и Лиепайский).

 

*

 

Своими воспоминаниями в этой книге делится А.Н. Асмолов занимающий к началу войны должность начальника особого отдела ПрибОВО.

 

*   *   *

 

Газета «Правда» в июне 1966 года поместила статью писателя С.С. Смирнова (из летописи Великая Отечественная война) «Десять героических дней». В статье изложены все события героической обороны города Лиепая в июне 1941 года.

«Защитники Лиепаи не только отбивали атаки противника, но и наносили ему контрудары. 24 июня во время пешей контратаки они отбросили врага, вышли к его арт. позициям и заставили бежать со своего командного пункта командира 291 пехотной дивизии, едва не попав в плен.

До сих пор еще неизвестно имени защитников Лиепаи – героев первых боев ВОВ.»

 

*   *   *

 

Издательство Советский писатель – Москва, 1974 г. выпустило роман Пауля Аугустовича Куусберга «Одна ночь».

На странице 66-67 сказано:

«Яков Свердлов» единственный крупный военный корабль, который пошел на дно. Другие суда десятками становились добычей бомбардировщиков. «Свердлова» потопили именно торпедой. Торпеда предназначалась для «Кирова», миноносец прикрывал его своим корпусом.

На Таллинском находился только один «Киров».

Провести крейсер Киров из Лиепаи в Таллин и из Таллина в Кронштадт удалось только при помощи других судов, участь которых аналогична «Свердлову».

 

*   *   *

 

Газета «Советская Латвия» поместила статью Михаила ?адина «Страницы мужества».

В ней сказано о командире 67 СД генерале Дедаеве и полковом комиссаре Котомине и событиям июня 1941 года и в заключение статьи сводка Совинформбюро за 9 мая 1945 года.

«Между Тукумсом и Либавой Курляндская группировка немецких войск в составе 16 и 18 армий под командованием генерала Хильперта с 23 часов 8 мая прекратили сопротивление и начали передавать личный состав и боевую технику войскам Ленинградского фронта.»

 

*   *   *

 

Из публикаций в газетах, связанных с боевыми действиями Лиепайского гарнизона и подразделений 67 стрелковой дивизии в июне 1941 года.

Газета «Труд» № 141 21 июня 1981 года поместила статью Маршала Советского Союза П.Ф. Батицкого «Взорванный рассвет», в заключении своей статьи Маршал писал:

«И так было всюду. На всех участках огромного Советско-Германского фронта Советские воины упорно и отважно сражались с превосходящими силами противника. Даже в условиях окружения они действовали стойко и мужественно, предпочитая смерть в бою сдаче занятых позиций. На нашем направлении воины 67 стрелковой дивизии под командованием генерала Дедаева, моряки военно-морской базы Лиепая, пограничники, ополченцы города шесть дней с 22 по 27 июня 1941 года отражали все атаки гитлеровцев. На улицы Лиепаи фашисты вступили лишь когда были исчерпаны все возможности обороняющихся.»

 

*   *   *

 

В газете «За Родину» Прибалтийского военного округа 24 июня 1976 года № 147 помещена статья бывшего старшего политрука – заместителя начальника политотдела 67 СД по комсомолу Борисова Николая Алексеевича (ныне пенсионер, проживает в г. Ленинграде). Статья в газете помещена в дни, когда отмечалось 35-летие героической обороны города.

В статье показано и действие батальона под командованием капитана Дядичкина Федора Нестеровича.

Текст статьи:

В 4 часа утра 22 июня 1941 года фашистские самолеты сбросили первые бомбы на военно-морскую базу в Лиепае и аэродром в Гробине (в Гробине аэродрома не было). А затем совершили за день на город Лиепая пятнадцать налетов, в которых участвовали до 135 бомбардировщиков.

Общее руководство обороной города и военно-морской базой возлагалось на командира 67 СД генерал-майора Н.А. Дедаева.

Дивизия защищала город с суши, военные моряки с моря. Силы гарнизона были небольшие.

Два стрелковых полка (третий в городе Вентспилсе) два артиллерийских полка, также некоторые другие части и подразделения дивизии.

Ряд артиллерийских подразделений выехали на полигоны на летние боевые стрельбы. Были и другие трудности, связанные с недокомплектом дивизии, недостаточным вооружением и т.д.

Враг бросил на Лиепаю свои отборные войска, с большим количеством танков, артиллерии, моторизованных средств. Из района Паланги наступали части 291 пехотной дивизии, переброшенные из Греции.

Столкнувшись с сильным врагом, защитники Лиепаи противопоставили ему свое мужество и отвагу.

Из частей 67 СД первыми вступили в бой разведбатальон под командованием Шапошникова и 281 СП под командованием подполковника Есина, они преградили путь к Лиепаи с юга.

Подполковник Есин умело организовал оборону, а затем силами двух стрелковых батальонов и двух дивизионов 242 ГАП отбросил гитлеровцев от реки Барта. Для усиления контрудара 281 стрелкового полка командование подключило 25-ю береговую морскую батарею.

Не пробившись к Лиепаи с юга, гитлеровцы решили обойти ее с востока. Колонны вражеских войск стали продвигаться в направлении Гробини. Им во фланг был нанесен удар 56 СП и частью сил 281 СП.

Не удалось врагу и его попытки захватить город воздушным и железнодорожным десантами.

Выброшенный в северном предместье воздушны десант был уничтожен курсантами школы 56 СП. А десант, направленный из Приекуле в захваченном эшелоне, был пущен под откос далеко от Лиепаи.

В ночь с 23 на 24 июня в районе Барта боевое охранение 281 СП захватило легковую автомашину, в которой следовали в Лиепаю гитлеровские офицеры. Один из них (майор) оказался военным комендантом города Лиепая, назначенный на эту должность явно преждевременно.

В донесение направленном в штаб 8 армии сообщалось: «Лиепаю удерживаем прочно и будем держаться до последнего бойца».

К исходу 24 июня врагу удалось выйти к морскому берегу севернее города. Полностью окружить Лиепаю он начал сжимать огневое кольцо. Усиливая артиллерийский обстрел, участились налеты авиации.

Командир 67 СД генерал-майор Дедаев принял решение сильным ударом отбросить врага от города.

В ночь с 24 на 25 июня героические защитники Лиепаи предприняли мощную атаку. Вместе с красноармейцами шли краснофлотцы и рабочие добровольцы. Противник был выбит из Гробини. В ночной контратаке храбро действовали бойцы 56 СП во главе с его командиром майором А.П. Кожевниковым и батальонным комиссаром Савиновым, отдельный батальон капитана Ф.Н. Дядичкина, отряд моряков капитана Орлова В., рабочие отряды завода «Тосмаре» во главе с парторгом А. Петерсоном и «Сарканайс Металургс» под руководством председателя завкома Э. Муцениека, комсомольский отряд И. Судмалиса и многие другие.

Не пали духом защитники города и тогда, когда смертью храбрых на поле боя генерал-майор Делаев Н.А. (генерал-майор Дедаев Н.А. скончался в госпитале на операционном столе).

Командование дивизией принял начальник штаба – полковник В.М. Бобович, а после его гибели дивизию возглавил полковой комиссар И.И. Котомин (другие утверждают, что после гибели полковника Бобович В.М. дивизией командовал командир 114 СП – полковник Муравьев) газета «Коммунист» 7.1.67 г.

Фашистская газета так писала о боях за Лиепаю: «чтобы попасть в другую часть города нужно пройти через мост, который Красные удерживают всеми возможными средствами.

Со стороны Старой Лиепаи немецкие войска отстреливаются. В тылу стреляют из окопов, с крыш, из погребов – там прячутся большевики. В уличных боях коммунисты, видимо, чувствуют себя прекрасно. Борьба разгорается со всех сторон. Цветущий город превращается в развалины. В ночь на субботу Лиепая пылала как Древний Рим.»

В боях на ближних подступах к Лиеаае и в самом городе враг потерял более тридцати танков и бронемашин, 15 самолетов, подводная лодка, два железнодорожных эшелона с войсками и техникой, морской транспорт с войсками. Всего потери противника в живой силе составили до двух тысяч солдат и офицеров.

Десять дней и ночей сражались в огненном кольце героические защитники города на Балтике. Многие из них пали смертью героев в этом неравном бою. А те, кто остался жив и вырвался из окруженного города, не сложили оружия. Они громили врага в районах Кулдиги, Елгавы, а затем и Риги. Здесь еще 6 июля продолжались бои лиепайчан с превосходящими силами врага. Своей стойкостью и мужеством героические защитники Лиепаи вписали одну из ярких страниц в историю Великой Отечественной войны.

Н. Борисов, приведено с сокращением.

 

*   *   *

 

Из газеты «Ригас Балес» 7 января 1967 года – статья «Последний бой героев Лиепаи».

Из этой статьи следует, что после гибели полковника Бобович В.М. командование 67 СД принял командир 114 СП полковник Муравьев.

Автор статьи неточен.

Полковник Муравьев не мог принять на себя командование 67 СД. Правдоподобнее может быть только то, что часть личного состава частей дивизии, которым удалось присоединиться к 114 СП соответственно попало под командование полковнику Муравьеву – недолжно означать, что он принял командование дивизией. Большинству личного состава всех частей дивизии соединиться с 114 СП не удалось.

 

*

 

Полковник Муравьев был пленен, имея тяжелое ранение. Находился одновременно с полковым комиссаром Котоминым И.И. в тюрьме в г. Елгава, оттуда были вывезены и дальнейшая их судьба неизвестна.

 

*   *   *

 

Газета «Красная звезда» 25 июня 1966 года поместила статью подполковника К. Васильева «Зарево над Лиепаей» к 25-летию обороны города.

В которой сказано:

В ту ночь в штабе 67 СД, расположенного на окраине Лиепаи, было людно. В коридорах появлялись озабоченные командир дивизии генерал-майор Дедаев, комиссар Котомин, начальник штаба – полковник Бобович.

Около трех часов ночи дежурный по связи принес генералу только что полученную директиву: «В течение ночи 22 июня скрытно занять оборону основной полосы… Выдать боевые снаряды и патроны… В случае провокационных действий немецких войск огонь не открывать. Генерал-полковник Ф. Кузнецов.».

Дедаев вспомнил последние разведсводки, один из перебежчиков утверждает, что примерно 20 или 22 июня немецкие войска перейдут в наступление.

Генерал вызвал адъютанта: «Комиссара и начальника штаба ко мне». А еще через четверть часа всем частям дивизии был передан приказ: «Занять боевые позиции».

В 4 часа был первый налет фашистской авиации, в 8 – второй, в 11 – третий. Налеты следовали один за другим. Окрестности Лиепаи озарились светом пожарищ. Основной удар гитлеровские самолеты обрушили на военный порт и аэродром, где располагался 148 истребительный полк.

Порт был хорошо защищен зенитной артиллерией и почти не пострадал. А на аэродроме значительная часть самолетов и ангаров была уничтожена.

Командование дивизии совместно с партийным активом наметили меры по обеспечению порядка в городе. Было решено создать рабочие отряды, усилить милицию, местную противовоздушную оборону.

По приказу командира военно-морской базы в море вышел тральщик «Фугас» для постановки минного заграждения на подходе к порту.

Поздно вечером Дедаев связался с пограничным отрядом: «Какие вести?» – майор Черников сообщил: – «Все отбиваемся. Гитлеровские войска обходят нас с флангов.».

Жестокий бой прошел у местечка Руцава. Здесь лейтенант Запорожец с группой пограничников и двумя пулеметами находился в засаде. Фашисты наступали, нечего не подозревая. В этот момент и ударили пулеметы. На поле боя остались около трехсот трупов.

Ночью два батальона 281 СП заняли оборону на реке Барта. Сюда-же Дедаев прислал разведбатальон и дивизион 94 ЛАП. Он хотел поставить задачу авиаторам – прикрыть эти силы с воздуха. Но сделать это оказалось невозможно.

На рассвете гитлеровцы выбросили воздушный десант на аэродром. Остатки 148 авиаполка срочно были перебазированы в район Риги. Лиепая осталась, по существу, без воздушного прикрытия.

На реке Барте бой длился несколько часов. Обе стороны несли большие потери. Гитлеровцам так и не удалось продвинуться. Тогда гитлеровцы прекратили атаки. Они изменили направление удара, взяв правее на Приекуле, чтобы теперь выйти к Лиепае, части 291 немецкой дивизии надо было сделать большой крюк.

Обстановка накалялась. Фашистские самолеты беспрерывно висели над городом. Из военной гавани ушли все корабли. Остались лишь эскадренный миноносец «Ленин» и несколько подводных лодок «Ронис», «Спидола», М-71, М-83 и другие. Они стояли на ремонте.

Вечером 23 июня гитлеровцы сбросили десант на Черной речке. Это северо-восточная окраина города.

Усилиями 56 СП он был рассеян и уничтожен. С востока проникло небольшое подразделение немецких парашютистов. Но и они были отбиты.

Части 67 СД, оборонявшие побережье на расстояние от Лиепаи до Вентспилса, готовилась к встрече врага с востока.

Дивизия испытывала недостаток в личном составе. Она насчитывала всего 6000 человек. Это было в строе меньше, чем имела 291 немецкая дивизия. Так случилось потому, что незадолго до начала войны, примерно четвертая часть людей была передана в округ на формирование новых полков. К тому-же ряд подразделений 67 СД выехали на полигон для проведения летних стрельб. 23 июня вечером успел вернуться зенитный дивизион. А танковый батальон, так и не вошел в состав дивизии.

Вечером Дедаев связался по телефону с Командующим 27 армии генерал-майором Берзариным. Доложил обстановку и просил помощи. – Хорошо ответил Командующий, ждите мотострелковый полк 28 танковой дивизии и батальон Рижского пехотного училища. Это был последний разговор. Около часа ночи 24 июня связь Лиепаи с другими городами прекратилась.

Утром 24 июня Дедаев с Котоминым снова приехали в Горком партии вооружать рабочих.

В 11 часов дня произошел любопытный случай. Со стороны немцев показалась легковая машина. Неторопливо она направлялась в город. Когда машина подошла близко Дедаев приказал капитану батареи старшему лейтенанту Манохину – «А ну ка шарахни по ней».

После второго снаряда машина свалилась в кювет. Из нее вытащили насмерть перепуганного немецкого майора. «Кто он, зачем едут?» – спросил Дедаев. «Я комендант Лиепаи.» – объяснил майор – «По приказу я должен вступать в должность с 12 часов».

Но к полудню к городу с востока подошли, главные силы 291 немецкой пехотной дивизии, усиленной полком морской пехоты. При поддержке танков они тотчас начали атаку. Завязались упорные бои.

Мужественно дрался стрелковый батальон. Отважно сражалась рота курсантов морского училища ПВО. Им помогали отряд партийных активистов, рабочие из отряда Петресона, небольшая группа пограничников. Мощным огнем поддерживала 23-я батарея береговой обороны Краснознамённого Балтийского флота.

Однако гитлеровцам удалось вклинится в оборону и достичь рощи Аспазия. Несколько групп автоматчиков подошли к заводу «Тосмаре». А к вечеру стало известно, что немцы вышли к морю севернее Лиепаи, город оказался в кольце.

В этот момент командование военно-морской базой отдало приказ взорвать корабли, стоявшие на ремонте. Эсминец «Ленин» имел неисправную машину и мог малым ходом идти в Ригу, но он был взорван. Команда кораблей сошла на берег и влилась в ряды защитников Лиепаи, под командованием комиссара базы Поручикова и начальника политотдела Дьяченко.

Вечером было принято решение наносить контратаку всеми силами.

Заговорила артиллерия. Особо отличилась 23 батарея береговой обороны под командованием капитана Гордейчук. Она рассеяла скопление немцев в рощах, подбила подошедший к Гробине фашистский бронепоезд. Батарея была искусно замаскирована, поэтому не имела поражений.

Перешли, поднялись в атаку моряки Их удар был сокрушительным. Немцы не устояли под натиском «черных дьяволов» так они, окрестили наших моряков. Немцы в панике бежали. Даже командир 291 пехотной дивизии едва успел удрать.

Утром 25 июня Дедаев решил сменить НП. Немцы отброшены до Гробини, генерал вместе с полковником Корнеевым и начальником связи майором Семеновым отправились для выбора места для нового наблюдательного пункта. На опушке леса их накрыли немецкие мины. Одна мина упала как раз посредине группы.

Дедаева в тяжелом состояние привезли в госпиталь. Здесь он и скончался. Последними словами генерала были «Держитесь до последнего патрона».

Со стороны Вентспилса пробивался к своим 114 СП. От Риги двигались курсанты и обещанный мотострелковый полк. Но к дивизии эти части так и не пробились.

26 июня вечером прилетел наш ПО-2. Самолет сбросил вымпел, в котором был приказ – отходить на Вентспилс, занять оборону по реке Вента.

Около 800 раненых, женщин и детей было положено на госпитальное судно. Но далеко не ушло. Фашистские стервятники настигли его и потопили. Спаслись лишь 13 человек – 10 мужчин и 3 женщины. Одна из них медсестра Павлова (которую мне довелось видеть в июне 1976 года и еще одну из экипажа, которая поведала все ужасы этой трагедии, она Латышка, замужем за русским – парень из Рязанской области).

В 3 часа ночи 27 июля (а достоверно атака началась в 7-8 часов), одна колонна двинулась на Шкеде вдоль моря. Гитлеровцы ощетинились линией огня, фашистские самолеты висели над головами. А наши люди, проявив упорство и героизм шли вперед. Погиб майор Кожевников, возглавлявший колонну. Пали комиссар Поручиков и Дьяченко. Одной очередью были скошены секретари горкома Бука и Зарс.

Местные жители, видевшие поле сражения рассказывают – «Лежит матрос, а рядом пять заколотых немцев». Когда Гробиня осталось далеко позади, на большой поляне снова завязался бой. Здесь погиб Бобович. Старший лейтенант Герасимов, командир роты связи 56 стрелкового полка, видел, как перед его «Эмкой» разорвалась мина, убив шофера. Полковник побежал к обочине, но тут его настигла вторая мина.

(Другие гибель Бобовича рассказывали по-другому. Погиб при попытке организовать атаку в районе прорыва у Северных ворот 27 июня).

Комиссара Котомина видели в последний раз в бою под Тукумсом 30 июня.

Неясна судьба знамен частей дивизии. Знамена военно-морской базы были вывезены на торпедных катерах 26 июня.

О знаменах стрелковых и артиллерийских полков говорят разное. По справке архива Министерства обороны знамя 67 стрелковой дивизии и 56 стрелкового полка было вынесено и по ним 67 СД в сентябре 1941 года была вновь сформирована, также в составе дивизии 56 стрелковый полк. Этот документ архива Министерства обороны был получен Музеем Боевой Славы в Лиепае в январе 1972 года.

В боях за Лиепаю 291 немецкая дивизия была обескровлена.

Немецкие историки писали – «В боях за Лиепаю гитлеровские войска встретили упорное сопротивление и понесли тяжелые потери».

Защитники Лиепаи вписали славную страницу в историю Великой Отечественной войны – Лиепая стала «Морским Брестом».

 

*   *   *

 

В газете «Коммунист» Лиепайского ГК КПСС 7 января 1967 года помещена статья А. Поль «Последний бой героев Лиепаи», в статье сказано:

После недельных героических боев части Советских войск и рабочие батальоны, защищавшие Лиепаю, начали прорыв вражеского окружения.

В направлении Вентспилс (у Шкеде) прорвались части 67 СД в том числе 56 СП, 242 ГАП, 43 отдельный зенитный дивизион, отдельные подразделения военных моряков и часть пограничников из состава комендатуры. В Тукумсе выбив из него врага неожиданным ударом эти части соединились со 114 СП, который отступал из Вентспилса. С этим полком шли вентспилские военные моряки и пограничники.

Командование 67 СД взял на себя полковник Муравьев (в действительности после гибели генерала Дедаева дивизией командовал полковник Бобович В.М., а после его гибели командование дивизией принял начальник 1 части штаба дивизии – майор Меденцев.

Военная колонна имея 4 танкетки, 12 орудий, автомашин и обоз двигался через Юрмалу в Ригу. В пути она встретила бандитов, местных националистов и фашистский диверсионный десант и вступила с ним в яростную схватку.

Во главе колонны на машинах двигался комендантский взвод штаба 67 СД под командованием старшего лейтенанта (техник интендант I ранга) С.С. Чухина и штабные документы.

Комендантский взвод, разогнав банды националистов и фашистские десанты в районе Лиелупе, захватил мост и обеспечил переправу дивизии через реку. За этот подвиг комиссар 67 СД Котомин на правом берегу реки Лиелупе объявил личному составу взвода благодарность.

28 июня у станции Бабите произошел бой с частями противника и формированиями националистов, пытавшихся препятствовать продвижению дивизии. Враг был разбит, и дорога освобождена. Но пробился к Риге и захватить мосты, форсировать Даугаву не удалось.

29 июня после отхода колонны в направлении Бабите – Бебербеки, из остатков воинских частей были сформированы два батальона, один из которых состоял частично из бойцов 67 СД и других пехотных подразделений – под непосредственным командованием полковника Муравьева; второй из моряков, пограничников, зенитчиков и бойцов противовоздушной обороны – под командованием капитана III ранга Большакова.

Всего насчитывалось около двух тысяч человек.

Насколько известно полковник Муравьев хотел выйти к Даугаве выше Кекавы, чтобы переправиться через реку. Поэтому он вел колонну через Бебрбеки и Кампы на Елгавском шоссе, предполагалось выйти на Плаканциемскую дорогу в районе Баложи и по ней к Кекава. Ночью с 1 и 2 июля колонна остановилась на хуторе Кампы, а утром двинулась дальше, 2 июля в 11 часов, колонна вышла к шоссе Елгава – Рига в районе хуторов Берзниеки – Саулгриежи – Леясгробани – Давьи.

Одновременно из Елгавы в направлении Риги по шоссе передвигались немецкие части.

Колонна внезапно наткнулась на хорошо подготовленную фашистскую линию огня.

Враг развернулся цепью вдоль железнодорожной насыпи и шоссе, лишая возможности пересечь его и начал наступление на колонну, которая расположилась на большом поле вдоль дороги Кампы – Берзпилс 300-400 метров от Елгавского шоссе.

Несмотря на исключительно тяжелые условия, а также на ограниченность боеприпасов у обороняющихся – гитлеровцы не смогли сломить сопротивление Советских воинов. Неоднократно фашисты открывали ураганный огонь по нашим позициям и когда могло казаться, что ничего живого не осталось – навстречу врагу вставали наши мужественные солдаты и ручными гранатами, и штыками обращали его в бегство. Большие потери противнику нанес пулемет, установленный на чердаке дома Саулгриежи. Пулемет продолжал стрелять даже тогда, когда фашистский снаряд поджег дом. Отважный пулеметчик геройски погиб, но не покинул свой пост.

Девять часов горстка краснозвездных героев сражалась с целой 207 дивизией отборных войск СС и другими частями врага. Только когда большинство наших бойцов погибло, а остальные были ранены (некоторые по несколько раз), когда кончились боеприпасы – фашистам удалось окружить оставшихся в живых.

В этом бою, который оказался для них последним, защитники Лиепаи совершили выдающийся подвиг. Никто не хотел сдаваться врагу. Вот один пример: К группе раненых подошли фашисты, чтобы взять их в плен. Тогда поднялся какой-то моряк и последним патроном убил двух фашистов. Конечно, гитлеровцы тут-же его расстреляли.

Край болота и канавы, где проходил бой, был красным от крови наших людей.

Насколько яростной была схватка можно судить по потерям врага. После боя там же захоронено более 200 гитлеровских солдат и офицеров, 154 раненых фашистов были размещены в Олайне. Сколько увезено в Ригу и Елгаву точно неизвестно, но примерно около 500.

В ночь на 3 июня из окружения удалось вырваться отдельным мелким группам Советских бойцов, по 5-7 человек, которые позже присоединились к нашим партизанам.

Известно, что в плен фашисты захватили только 20 человек. В лапы к фашистам попал и руководитель героических боев командир 114 стрелкового полка – полковник Муравьев, который был неоднократно ранен.

Через два дня фашисты пригнали из Риги арестованных евреев, которых заставили зарыть погибших Советских людей. Севернее хутора Саулгриежи похоронено около 800 человек.

 

*   *   *

 

В газете «Коммунист» от 25.VI.1971 года помещена статья Н.А. Борисова (бывший заместитель начальника политотдела 67 СД) «Генерал Дедаев» – к 30-летия со дня гибели генерала-майора Н.А. Дедаева:

В мае 1941 года командиром 67 стрелковой дивизии был назначен генерал-майор Дедаев.

На его груди поблескивал орден Красного Знамени.

Новый комдив воевал в Гражданскую войну в Конной армии С.М. Буденного. Свыше 20 лет прослужил он в кавалерийских частях. Это отложило отпечаток на внешности генерала.

Командовал дивизией генерал Дедаев недолго. Его крепко полюбили бойцы и командиры. Комдив всегда интересовался хорошо-ли накормлены бойцы, как они одеты, что пишут родители.

С первых дней приезда в дивизию новый комдив взялся за дальнейшее совершенствование боевой готовности всех подразделений.

За короткое время генерал дважды беседовал со мной как с помощником начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев.

Много работы было у комдива в дни перед войной. Генерал круглые сутки работал со своим штабом.

В 6 часов утра 22 июня 1941 года генерал Н.А. Дедаев отдает первый боевой приказ частям дивизии по обороне южной части побережья и города Лиепая, Вентспилса и Павилосты.

Командуя гарнизоном, комдив согласно приказу командующего ПрибОВО принимал все меры для охраны морского побережья, чтобы не дать противнику высадить морской десант.

Все дни генерал находился на переднем крае обороны, оперативно решая куда и сколько послать сил. С каждым часом обстановка становилась все сложнее, учитывая это генерал пошел на самое смелое решение, оборудовав и расположив свой командный пункт на переднем крае обороны, на линии старых разрушенных фортов в месте сосредоточения главного контрудара по фашистам.

На своем командном пункте комдив генерал-майор Н.А. Дедаев был смертельно ранен. последние его слова были: «Лиепаю не сдавать, биться до последнего патрона».

 

*   *   *

 

26 июня 1971 года газета «Коммунист» поместила статью П. Силис «День воспоминания»:

Сегодня исполняется 30 лет одному событию, о котором я хочу рассказать – так начал свое воспоминание полковник запаса В.А. Орлов.

24 июня меня назначили командиром отряда, куда вошли моряки с эсминца «Ленин» и курсанты военно-морского училища. Нам было приказано провести разведку боем, чтобы выяснить силы противника. Левее Лиепайского озера, возле хутора «Бечи» враг нас встретил сильным огнем. Моряки залегли и казалось, что нет такой силы, которая могла-бы их поднять с земли. Вдруг под ожесточенным огнем во весь рост встал полковой комиссар Горожанкин. Его бесстрашный пример увлек курсантов. Отряд ворвался в расположение врага и нанес ему немалые потери. Когда кончились боеприпасы, и задача была выполнена, мы вечером отошли на исходные рубежи.

Активно действовал вооруженный отряд рабочих завода «Тосмаре» под командованием А. Петерсона, отметил участник обороны города Федор Нестерович Дядечкин.

На встрече присутствовали и делились своими впечатлениями защитники города А. Мальчик, В. Станкевич, А. Кораб…, А. Мельник, И. Соколов и другие.

П. Силис.

 

*   *   *

 

27 июня 1971 года газета «Коммунист» поместила статью Л. Булс «Торжественное собрание трудящихся города»:

На торжественном собрании трудящихся города посвященным 30-летию обороны Лиепаи. Первый секретарь Горкома КП Латвии Я. Вагри, обращаясь к участникам торжественного собрания сказал:

«Прошли три десятилетия со дня вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз. Трудящиеся Лиепаи вместе с военными моряками и воинами 67 дивизии включились в бой уже в первый день войны и героически защищал город свыше недели от превосходящих сил противника. Защищая Лиепаю многие погибли.»

Участники собрания почтили память минутой молчания.

Бывший помощник начальника политотдела 67 СД Н. Борисов рассказал, как самоотверженно и геройски сражались воины дивизии.

Волнующе выступила бывший политработник военно-морской базы Е. Мелихова, она сказала: «Я снова вспомнила далекие июньские дни и чувствую, что сердце мое осталось здесь в Лиепае».

Комиссар 67 СД Иван Котомин пал в бою. На собрании его дочь Р. Котомина-Кочетова взволновано рассказала, что 25 лет она не знала, где находится могила ее отца. И только теперь узнала о его судьбе.

Неоднократно дружные аплодисменты прервали выступление Лауреата Ленинской премии писателя С.С. Смирнова.

– В нашей истории не было года тяжелее 1941 года – сказал писатель. – Однако народ смог преодолеть эти трудности и одержать победу.

Каждый участник обороны Лиепаи с гордостью может заявить: «Я ветеран обороны Лиепаи 1941 года».

Бывших участников боев тепло поздравили вице-адмирал Л. Мизин, секретарь ЦК ЛКСМ Латвии А. Плаудес и другие руководящие работники Латвии.

 

*   *   *

 

Во время первой встречи участников обороны города 24 июня 1966 г. газета «Коммунист» в статье А. Бриедис «Камни пылают» писала:

В старых казематах есть место, где между большими, покрытые мхом, камнями открывается щель в подземелье. Лиепайские мальчишки здесь бывали не раз, но в подземелье попасть и что-либо узнать теперь трудно. Говорят, что еще до того, как в Первую Мировую войну форты были взорваны, ходы вели далеко под землю и было известно, один форт соединяется с другим.

Теперь это место на Среднем форте таинственной дымкой окружает легенда.

В основе каждой легенды бывает частица истины. В этой тоже, эту тайну лучше всех знал еврейский парень Лев Писаревский.

В июне 1941 года, через несколько дней после падения Лиепаи, он ходил туда в сопровождении гитлеровского конвоя и видел все, что здесь произошло. Но парня давно нет в живых.

*

Город гудел как пчелиный рой. Защитники Лиепаи сражались в неравном бою с фашистами. Бои вспыхивали то в одном месте, то в другом месте. Потом они шли у завода «Сарканайс Металургс», в парке Райниса, у мостов через канал. Враг уже ворвался в город.

Немцы направились к фортам, застрочил пулемет. Это было так неожиданно, что захватчики не успели укрыться. Там надежно укрепились защитники Лиепаи – рассуждали немцы. Ударили по ним из орудия. Снаряды рвались на старом форте и снова – из щели между камнями раздалась пулеметная очередь. Что делать, как взять форт.

Да! Каждый шаг на подступах к Лиепаи был для врага трудным. Это была не Западная Европа.

Вскоре стало ясно, что в казематах форта была совсем небольшая группа бойцов. Большие каменные глыбы и подземные хода служили им хорошей защитой. Бои шли в самом городе, а они были отрезаны и окружены. Но герои решили не сдаваться. Немало фашистских трупов осталось у Старого форта.

Однажды ночью камни запылали ярким слепящим пламенем. Враг подкрался с огнеметами. Горстка бойцов укрылась в подземном ходу, но спрятаться от пламени и удушливого дыма было невозможно.

Зоркий глаз ещё и сейчас может заметить давние следы пуль. Это свидетельство суровых июньских дней 1941 года. Колючая проволока переплелась так, что ее не распутать. Сохранились следы гари.

Кто эти герои, которые здесь боролись и отдали за свободу Родины свои жизни сегодня еще не известно, но это непременно выяснится.

После оккупации Лиепаи немцы водили еще евреев, чтобы вытащить из ходов обуглившиеся останки бойцов. Приходил сюда и Лев Писаревский. Он рассказал своему знакомому Герману Дейфту.

Это были настоящие герои. Даже немцы, так говорили, примерно 8-12 бойцов. Мы их похоронили там же у форта.

Продолжение легенды последует. Его уже пишут историки и участники защиты Лиепаи. Неизвестные герои станут известными.

 

*   *   *

 

Статья «Город сражается» (ЛТА):

«Оборона Лиепаи за торговый мост 28 июля 1941 года», так гласит красочная диаграмма в музее революции Латвийской ССР, посвященная героической обороны Лиепаи в июньские дни четверть века назад.

В ветринах пожелтевшие от времени экземпляры Лиепайской газеты «Коммунист» тех грозных дней. В № 147 от 25 июня 1941 года помещено постановление об обязательной мобилизации всех граждан для защиты города. № 149 от 27 июня 1941 года вышел с призывом к населению «отражать атаки противника на город столь же героически, как до сих пор».

Посетители музея рассматривают галерею обороны Лиепаи. Во главе их организаторы и руководители гражданской защиты – секретарь Горкома партии Микелис Бука и Янис Зарс, погибшие смертью храбрых 28 июня 1941 года. Среди героев память о которых в веках сохранилась в великом сердце народа – Имант Судмалис член ЦК и секретарь уездного комитета ЛКСМ Латвии, организатор и командир комсомольской работы Артур Петерсон – ветеран Гражданской войны, парторг завода «Тосмаре». По первому призыву он привел на фронт 450 рабочих. Убит гитлеровцами в плену 4 июля 1941 года. Медсестра рабочего отряда – школьница Ирма Лукаш, погибла 25 июня 1941 года. Командир 67 дивизии, участвующий в обороне Лиепаи генерал-майор Н.А. Дедаев, погибший под Лиепаей в конце июня 1941 года. М. Дьяченко зам. начальника по политчасти базы КБВМФ в Лиепае, один из руководителей обороны города, погиб в сражении 28.VI.1941. Майор Якушев В.И. – начальник 12 погранотряда и многие другие отдавшие свои жизни в неравной борьбе с сильным, жестким и коварным врагом.

 

*   *   *

 

Газета «Коммунист» 28.VI.1966 года поместила статью А. Биедис «Памятный огонь горит»:

К старому форту ведет асфальтированная дорога. Вдоль дороги стоит почетный караул, звучат фанфары. Здесь на среднем форте 25 лет назад шли ожесточенные бои защитников Лиепаи с фашистами. Память об этих героях будет вечно хранить мемориальная стена у подножья форта и памятный огонь.

Вечером 25 июня состоялось открытие мемориальной стены.

Под звуки фанфар прибыла колонна защитников Лиепаи. Их много – 25 лет тому назад они защищали город Янтарного моря. Прибыли также представители партии и правительства. Митинг открыл председатель Горсовета К. Стаутиньш. Падает покрывало, взорам открывается выкованные в металле фигуры бойцов и слова на мраморе: «За город мой, за Родину!», торжественно звучат гимны.

Выступает защитник Лиепаи В. Якушев: – Защита Лиепаи началась уже далеко на подступах к городу. Три дня пограничники сражались в Руцаве.

Сообщают, что представители крепости Героя Бреста: – Мы принесли привет Лиепае от братского Бреста – говорят представители. Брестцы привезли камень из крепостной стены и гильзу с обагренной кровью землей Бреста. Прибывают пограничники.

 

*   *   *

 

Издательство Знание – Москва в 1975 году к 30-летию Победы Советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов выпустило книгу Виктора Александровича Анфилова «Крах Блицкрига».

На страницах 4-5 записано:

Несмотря на неблагоприятное для нас соотношение сил, результат военных действий летом и осенью 1941 года свидетельствовало о необычной стойкости Советского народа, о его возможностях не только остановить врага, но и разбить его.

Золотыми страницами вписаны в героическую летопись Великой Отечественной войны упорные сражения за Брестскую крепость, Лиепаю, Перемышль, Себеж, Могилев, Коростень, Смоленск. Образцы несгибаемой стойкости и мужества Советского народа была героическая оборона Ленинграда, Киева и Одессы.

Важнейшим этапом на пути к Победе над Германией стала грандиозная битва под Москвой.

На странице 21:

Ожесточенная борьба в первые дни войны развернулась в районах Лиепаи, Шауляя, Гродно, Бреста, Владимир-Волынского, Дубно и Перемышля.

 Героическая борьба защитников Брестской крепости продолжалась около месяца. Брестская крепость удостоена звания крепости Героя.

В районах Шауляя, Гродно, Дубно и Бреста Советские войска наносили тяжелые контрудары по противнику.

На странице 31:

В ожесточенных и наступательных боях в Белоруссии и на Смоленщине родилась Советская Гвардия. Семи дивизиям звание Гвардейских было присвоено 18 и 26 сентября 1941 года – 64 СД получила звание 5-й гвардейской. Ее командир – полковник А.С. Грязнов (Грязнову звание «полковник» было присвоено в октябре 1940 года, будучи начальником штаба 67 СД, а в ноябре 1940 года он убыл на учебу в академию в г. Москву).

На странице 51:

На левом крае Западного фронта во время битвы за Москву Ноябрь-Декабрь 1941 года действовали войска 50 армии, которой командовал генерал И.В. Болдин.

В октябре 1939 г. комкор Болдин по поручению правительства подписал договор с Латвией о вводе в Латвию спецконтингента войск в Лиепаю для организации военно-морской базы.

В августе 1939 года комкор Болдин посетил 83 отдельный саперный батальон, который работал на укреплении границ в районе Себежа – Белые Ключи.

 

*   *   *

 

В июне 1971 года в Лиепае состоялась вторая встреча участников обороны Лиепаи, в связи с 30-летием событий.

Местная газета «Коммунист» в те дни помещала корреспонденцию, посвященную этому событию.

Статья «Город под липами» – о кинофильме Рижской киностудии по сценарию писателя С.С. Смирнова.

 

*   *   *

 

Зарево войны 7. Мнимая и действительная история и статья Владимира Измайлова «Старики», о том, как при освобождении Советской территории в августе 1944 года Вторым Прибалтийским фронтом – один местный житель, Полный Георгиевский кавалер вешками отметил оставленные немцами мины при отступлении, тем самым спас Советских солдат от поражения на минах, но сам не уберегся м помирая очень хотел видеть хоть одного Советского солдата, что ему и удалось.

 

*   *   *

 

Лиепайский исторический и художественный музей в 1981 году издал в виде серий фотографии с описанием автографических данных руководителей обороны Лиепаи против немецко-фашистских захватчиков – июнь 1941 года.

Оборона Лиепаи против немецко-фашистских захватчиков в июне 1941 года самый яркий эпизод начала Великой Отечественной войны на территории Латвии, один из ярчайших примеров мужества и упорства Советских воинов многих национальностей, их самоотверженной преданности Родине.

Впервые с воинами под руководством Лиепайской городской парторганизации сражались рабочие, показывая высокую классовую сознательность и патриотизм.

Руководители обороны г. Лиепаи:

Командир 67 СД генерал-майор Дедаев Николай Алексеевич 7.XI.1897 - 25.VI.1941 родился в с. Тагай Ульяновской области. Звание генерал-майор получил в 1940 году. Назначен командиром дивизии 16 марта 1941 года, прибыл к месту службы и принял дивизию в мае.

Бука Микелис Янович 29.VIII.1911 - 28.VI.1941. Первый секретарь Лиепайского городского комитета КП(б) Латвии, уроженец Лиепая. В 1922 году включился в революционное движение.

Судмалис Имант Янович 18.III.1916 - 25.V.1944. Первый секретарь Лиепайского уездного комитета ЛКСМ Латвии – родился в Цесисе. В 1957 году присвоено звание Героя Советского Союза.

Комиссар 67 СД - полковой комиссар Котомин Иван Иванович 1899 - IX.1941. Родился в д. Баложавка Костромской губернии. В Лиепаи с 1939 года. Получил два ранения. Был пленен. Погиб в сентябре 1941 года в Хаммельбургском лагере военнопленных.

Начальник штаба 67 СД полковник Бобович Владимир Маркович. Уроженец г. Румни Сумской области. Участник Гражданской войны. В армии с 1919 года. Служил в органах МВД в Москве, затем начальник учебной части школы пограничников в Саратове, затем в Казане. Звание полковник получил в 1939 году окончил академию им. Фрунзе. В дивизию прибыл в январе 1941 года. Погиб 27 июня 1941 года при прорыве из Лиепаи.

Зарс Янис Тенович 2-й секретарь Лиепайского Горкома КП(б) Латвии. Погиб 27.VI.1941 года.

Пелненс Борис Андреевич первый секретарь Лиепайского Горкома ЛКСМ Латвии. Убит немцами 29.I.1942 года.

Полковой комиссар Поручиков Павел Иванович 1904 - 27.VI.1941. Заместитель начальника по политической работе Лиепайской базы Краснознамённого Балтийского флота. Погиб 27.VI.1941 года прорыве.

Батальонный комиссар Дьяченко Михаил Иванович 1904 - 27.VI.1941. Начальник политотдела Лиепайской базы Краснознамённого Балтийского флота. Погиб 27.VI.1941 при прорыве.

 

*   *   *

 

Издательство Лиесма г. Рига в 1966 году издало в трех книгах «Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

Из книги первой – «Первые годы», на странице 8 (введение) – сказано:

Неправильная оценка Сталиным военно-политической обстановки накануне войны, его просчеты в определение сроков возможного нападения Германии на СССР, а также недостаточное внимание Наркомата обороны и Генерального штаба к реально сложившейся обстановке в результате которых СССР оказалось недостаточно подготовлено к отражению агрессии.

В Советской Прибалтике одной из тактических ошибок было решение не проводить сначала войны мобилизации на ее территории, что лишило многих жителей Эстонии, Латвии, Литвы возможности с оружием в руках бороться против заклятого врага народов – фашизма.

На странице 19:

В усилиях укрепления безопасности СССР Эстония и Латвия Советскому Союзу представлялось право использовать определенные территории для размещения на них известного количества Советских вооруженных сил: в Эстонии на островах Сарема, Хиума и в районе города Палдиски, а в Латвии – в портах Лиепая, Вентспилс и другие.

В Эстонии и Латвии было намечено размещение сухопутных войск и военно-воздушных сил общей численностью по 25 тысяч человек.

Пакты были заключены сроком на 10 лет с возможностью в случае отсутствия денонсации их автоматического продления.

С Литвой. СССР передавал Литве оккупированную в 1920 году Польшей древнюю столицу Литвы – город Вильнюс с областью. Литва разрешила Советскому Союзу разместить небольшие гарнизоны Советских войск в городе Вилейко, Алитус, Приснай и воспользоваться восьмью посадочными площадками для авиации. Договор заключался сроком на 15 лет, с возможностью автоматического продления его еще на 10 лет. В остальном этот договор был идентичным пактом, заключенным Советским Союзом с Эстонией и Латвией.

Чрезвычайная Седьмая сессия Верховного Совета СССР удовлетворила просьбу народов Прибалтики 5 августа 1940 года Латвийская ССР, 3 августа Литовская ССР и 6 августа Эстонская ССР стали полноправными союзными республиками нашей Родины.

Незадолго до начала Великой Отечественной войны было произведено выселение из Прибалтийских республик наиболее активных реакционеров, бывших эксплуататоров и их семей. Это мероприятие оказалось недостаточно подготовленным и организованным. Далеко не все враги оказались выселенными, а случаи выселения, иногда по ложным доносам прямых врагов Советской власти.

На странице 38:

Для обеспечения безопасности Прибалтийских республик Советским правительством в 1940 году был образован Прибалтийский Особый военный округ – численный состав:

8 армия (10 и 11 стрелковый, 12 мех. корпуса, 67 СД) Командующий генерал-майор Петр Петрович Собенников.

11 армия (16 и 29 стрелковые, 3 мех. корпуса, 23, 126 и 128 СД) Командующий генерал-майор Василий Иванович Морозов – расположились в Литовской ССР, прикрывали 300 км участок границы.

В глубине территории округа в Эстонской ССР и Латвийской ССР дислоцировалась 27 армия (65, 22 и 24 СК и 3 стр. бригада) Командующий генерал-майор Николай Эрастович Берзарин.

 

*   *   *

 

Издательство Политической литературы – Москва 1975 год выпустило книгу «Очерки Великой Отечественной войны», сборник издательств 26 авторов.

На странице 300 сказано:

Создание на территории СССР в Селецких военных лагерях под Рязанью польская дивизия имени Тодеуша Костушко в 1943 году. В начале октября дивизия оказалась в районе села Ленино, в оперативном подчинении Командующего 33 армии генерала В.Н. Горбова.

– Гордов до мая 1939 года (в звании полковника) командовал 67 СД, с присвоением ему звания комбриг – был переведен в корпус.

С того времени и до февраля 1041 года 67 СД командовал генерал-майор Комиссаров, ранее бывший в этой дивизии начальником 1-го отдела штаба.

Дочь генерал-майора Комиссарова располагала большой серией фотографий, имеющих прямое отношение к 67 СД.

 

*   *   *

 

В январе 1970 газета «Горьковский рабочий» поместила статью А. Клепасского «Подвиг».

«И.И. Котомин был одним из организаторов героической обороны Лиепаи и одним из главных организаторов прорыва из окружения». (из письма С.С. Смирнова дочери Котомина).

А вот письмо из Смоленска от Ф.Н. Дядичкина:

«После выхода из окружения, преодолев 70-80 км встретил И.И. Котомина около Тукумса, голова забинтованная, рука перевязана, комиссар дал приказ формировать партизанские отряды.

Была жизнь, была – смерть.

*При этой встрече с Котоминым я присутствовал.

 

*   *   *

 

Лениздат в 1983 году издал книгу В.С. Кистинского «Нет нечего дороже» – документальный очерк.

На странице 11:

Мужество и стойкость воинов фронта проявилась в обороне г. Лиепаи – важного индустриального центра Латвии и военно-морского порта.

Последние баррикады там пали 1 июня. На ближайших подступах и в самом городе сражалась 67 СД генерал-майора Н.А. Дедаева. Сам он 25 июня погиб. Оборону города возглавил капитан I ранга М.С. Клевенский.

*Здесь автор книги явно допустил грубейшую ошибку – оборону города возглавил начальник штаба 67 СД полковник Бобович В.М., он являлся единственным приемником командования от погибшего генерала Н.А. Дедаева.

Клевенский-же 25 июня сбежал из города Лиепая и был судим трибуналом, хотя после реабилитирован.

И дальше по тексту:

В боях участвовали также подразделения 12-го погранотряда и военно-морской базы, две батареи береговой обороны и батарея железнодорожной артиллерии, курсанты военно-морского училища ПВО и рабочие боевых отрядов города. Они храбро отбивали яростные атаки 291 немецкой пехотной дивизии, поддерживаемой морской пехотой, танками, артиллерии и авиацией группы армии «Север».

Защитники Лиепаи, сдерживали крупную группировку противника, оказали действенное сопротивление. Командование 27 армии пыталось деблокировать город, туда были направлены 28-й мотострелковый полк 28-й танковой дивизии майора Шеразадишвили, отряд курсантов Рижского училища в главе с полковником В.Д. Чистовым и другие части. На пути к Лиепаи враг был выбит из Айзпуте, однако продвинуться дальше наши части не смогли.

После прорыва немцев в Лиепаю, 67 СД продолжала быть противника на его коммуникациях. Соединиться с главными силами 8 армии она не смогла.

 

*   *   *

 

Военное издательство Министерства обороны Москва в 1976 году выпустило книгу Ашота Мартиросовича Арзуманяна «Адмирал», в которой описан весть путь, пройденный Адмиралом флота Советского Союза Иваном Степановичем Исаковым.

На странице 427 сказано:

(Нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов). В вечерней сводке (22.VI.) доложенной мне начальником Главного морского штаба И.С. Исаковым отмечалось значительное продвижение немцев к Либаве.

На странице 428:

Первым развернул активные боевые действия Балтийский флот, ибо наступление немцев по плану «Барбаросса» проходило из Восточной Пруссии на Ленинград через Каунас и Даугавпилс, одновременно они обрушили сильные удары на Либаву и Ригу.

Именно на Балтике в первые недели войны мы подверглись суровым испытаниям, именно здесь обнаружили свои промахи и переживали потери более остро, чем на другом любом флоте.

На странице 429:

Противник наносил мощные удары на Западном направлении – это не вызывало сомнения. Однако, где проходила линия фронта и удалось-ли нашим частям остановить врага, никто точно сказать не мог.

На странице 430:

Говоря о битвах за Прибалтику и Ленинград, Н.Г. Кузнецов замечает: «Без упорной борьбы в Либаве, а затем и на территории Эстонии, возможно не выдержал бы тяжелой осады Таллин, за остров Эзель и Даго, за полуостров Ханко в свою очередь трудно было-бы отстоять Ленинград в критические октябрьские дни 1941 года.»

 

*   *   *

 

Воиниздат Москва в 1985 году выпустил книгу адмирала Владимира Филиппович Трибуц – военные мемуары.

На странице 27:

Утром 25 июня мне позвонил М.С. Клевенский. Это был наш последний разговор – связь прервалась. Командир базы просил оказать помощь до наступления ночи.

Обстановка на приморском направлении была тяжелой. Настоящей помощи гарнизону оказать никто не мог. Генерал Дедаев принял решение перебросить из Вентспилса 114 СП с дивизионом гаубичного полка, но было уже поздно. Единственное что мы могли сделать – выслать для бомбежки войск противника эскадрилью бомбардировщиков.

Защитники Лиепаи отбивали одну атаку за другой, нанося противнику потери в живой силе и технике.

Наступление 291 пехотной дивизии в районе Либавы – записано в журнале боевых действий группы армии «Север» за 25 июня было приостановлено ввиду сильного сопротивления противника, поддерживаемого огнем стационарных батарей.

Утром на боевом посту погиб командир дивизии генерал Дедаев Н.А.

После его смерти в командование обороны базы вступил начальник штаба дивизии полковник В.М. Бобович.

Враг ослабил натиск. Положение несколько стабилизировалось. Велся слабый минометный огонь, но фашистская авиация продолжала бомбить дороги и объекты базы.

Усиленному обстрелу подверглась 23 береговая батарея и 843 зенитная батарея.

 

*   *   *

 

Газета «Приокская правда» № 132 9.VI.83 поместила статью заместителя редактора Рязанской районной газеты «Ленинский путь» А. Ефимова «Наперекор судьбе» под рубрикой «Годы и Люди», в которой сказано о Иване Сергеевиче Сечине из села Наутово призванный в армию осенью 1938 года. Начало войны встретил в г. Либава в составе артиллерийского полка (не указан номер) и отступая в глубь страны остановил врага на подступах к Москве.

* Сечин был под Либавой служил в посту ВНОС входящим в состав 48 СД. Это выяснено из его телефонного разговора и письма.

 

*   *   *

 

Газета «Приокская правда» № 166 20.VII.83 года в разделе «Откликнитесь однополчане» сообщила, что Образцов Михаил Михайлович, участник боев за Лиепаю в июне 1941 года в составе 389 отдельного зенитного артиллерийского дивизиона 67 СД разыскивает рязанца Василия Васильевича Голубкина из 389 дивизиона.

*Образцов М.М. 16 августа 1983 года познакомил меня с тов. Берестовым Леонидом Даниловичем, бывшим начальником штаба 389 зенитного дивизиона.

17 августа 1983 года вместе – Берестов, Образцов М.М. и я посетили село Константиново – осматривали все имеющийся там музей «Есенинские места».

Тов. Берестов Л.Д. в 67 СД служил с октября 1939 года. Прибыл по окончании военного училища и сразу-же в составе делегации 30 человек в октябре 1939 года был в Латвии в качестве квартирьеров. Присутствовал на приеме у Ульманиса.