Главная » Подвиг Солдата » Г » Гуртовой Николай Владимирович

Гуртовой Николай Владимирович

19.03. 1941 – 2012

 

Николай Владимирович Гуртовой – малолетний узник фашистских концлагерей.

Родился в марте 1941 года. До войны семья политрука Гуртового Владимира артиллериста-зенитчика проживала в городе Либава (Лиепая). Рядом жили семьи Мажарова Владимира Семеновича и лейтенанта Рахвалова. В составе 56-го стрелкового полка в первые же часы войны 22 июня 1941 года они вступили в бои с фашистами под Либавой. Жены офицеров-зенитчиков ухаживали за ранеными, набивали пулеметные ленты патронами зенитных установок.

Бои шли уже в городе. Однажды, когда политрук Гуртовой Владимир вырвался домой на минутку, то никого не застал. Отец – политрук Владимир Гуртовой был доставлен в госпиталь еще в разгаре боев за город. Его жена Татьяна с сыном Николаем вместе с Зинаидой Мажаровой и Еленой Рахваловой ушли из города. В экстремальных условиях семьи военнослужащих стали эвакуировать морем. По неведомой причине плыть на корабле женщины отказались. И, как оказалось, не зря. Пароход, плывший под флагом Красного Креста, на котором находилось более 4000 женщин, стариков, детей был полностью расстрелян и потоплен с воздуха. Наступление фашистов продолжалось. Военный гарнизон Либавы вместе с женами и детьми военнослужащих стал отступать в город Ригу.

Шли по пыльным дорогам, лесным тропинкам, через топкие болота. Когда налетали фашистские самолеты, закрывали детей собой. Тельце Коли прижималось к горячему телу матери, и Татьяна слышала трепет крохотного, еще не окрепшего сердечка, чувствовала, как маленькие ручонки цепко держатся за платье. И будто чувствуя беду, Коля умолкал в эти минуты.

Женщины поднимались с земли и, прижимая к груди детей, бежали дальше. Бежали по пыльным проселочным дорогам, бежали по лесным тропкам, перебирались через топкие болота. И снова шли. Шли восемь дней и ночей, без сна и почти без пищи. Они думали только о детях, о том, чтобы спасти их.

Изможденные, со сбитыми в кровь ногами и руками, они наконец добрались голодные и изможденные добрались до Риги, но там уже была немецкая власть. Женщин с детьми сразу же арестовали и бросили в Центральную Рижскую тюрьму. Матерей допрашивали и избивали день и ночь, возможно, гитлеровцы заподозрили, что они жены офицеров советской армии, или кто-то донес.

В Центральной Рижской тюрьме у Зинаиды Мажаровой родился второй сын. Мать лежала на холодном цементном полу, своим телом и дыханием согревала только что родившегося Володю.

Гестаповцы продолжали допрашивать и избивать женщин. Но это было еще не все.

Вот и настал самый ужасный день в жизни молодых матерей – у них отобрали самое дорогое – детей! До конца войны Мажарова Зинаида Степановна ничего не будет знать о судьбе Славы и Володи, Гуртовая Татьяна Саввишна о Коле, Рахвалова Елена Евгеньевна о Вите.

Сколько слез пролили женщины в лагерях Саласпилса, Равенсбрюка, Бельцика, не зная о судьбе своих детей.

Матери жили одной надеждой: кончится война, наступит День Победы, и они встретят своих мужей и во что бы то ни стало разыщут детей. Где они? Живы ли? И как только прогремел салют в честь Великой Победы, женщины вернулись в Лиепаю, чтобы узнать о судьбе родных. С тревогой и надеждой бежали к дому, в котором их застала война.

Затерялись следы Коли Гуртового и Вити Рахвалова. Татьяна Саввишна и Елена Евгеньевна ходили по опустевшим комнатам, не зная, как и с чего начинать мирную жизнь. Они обошли весь город, у всех расспрашивали о своих мужьях и детях. Скоро они узнали, что мужья погибли. Поиски детей не прекращали.

Как впоследствии выяснилось, детей немцы забрали, чтобы вырастить из них истинных арийцев по бесчеловечной программе Лебенсборн (Lebensborn). По всем параметрам они подходили – голубоглазые, светленькие.

Справка: «Лебенсборн (нем. Lebensborn) — «Источник жизни» — организация, основанная в 1935 году под эгидой рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, для подготовки молодых расово чистых матерей и воспитания арийских младенцев. Создавались приюты, которые называли «гиммлеровскими фабриками детей» и «центрами онемечивания детей, увезённых из оккупированных областей». Точное число детей, участвовавших в программе неизвестно. Называются цифры от 5,5 тыс. до 12 тыс. В городе Лидице (Чехия) стоит монумент детям, ставшим жертвами нацистской программы в 1942 году, когда из 105 детишек, вывезенных немцами в пересылочный специальный лагерь в Лодзь, для дальнейшей адаптации были отобраны всего 13, а 40 мальчиков и 52 девочки были убиты.»

Николая забрали из материнских рук, когда ему был полтора года. Маленьких детей поместили в рижский дом малютки, а потом в детский дом.

1944 год. Фронт стремительно приближался к Риге. 4 октября 1944 года во двор детского дома въехало пять больших армейских автобусов. В машины были посажены 133 воспитанника в возрасте от 2 до 7 лет и увезены. Всех детей перевезли в порт Либава для эвакуации на транспортных судах на территорию Германии. 9-летнему Славику Мажарову удалось сбежать при посадке и вернуться в свой дом. Его приютила Михалина Петерс, выправила ему немецкие документы.

В 1947 году в газете «Советская Латвия» было опубликовано письмо латышки Ирены Ассарс-Филипповой, в котором она рассказывала, что в Германии в английской оккупационной зоне работала воспитателем в приюте, в котором содержались дети, вывезенные из СССР, и что у неё есть список на 120 человек. В этом списке оказался и Коля Гуртовой. Началась большая работа дипломатических, официальных органов Советского Союза и родителей по возвращению детей на родину. Дело подняли на государственный уровень, подключился министр иностранных дел В.М. Молотов. Сложность заключалась в том, что Любек оказался в зоне влияния английского Красного Креста, который тогда возглавлял сам лорд Вултон, который категорически отрицал права родителей на своих детей. Был большой резонанс в мировой прессе. В результате долгих переговоров договорились о выдаче английской стороной пока пятерых детей.

Гуртовому Николаю исполнилось уже 6 лет, когда детей повезли в Москву. Дети запомнил эту долгую дорогу домой. По дороге показали какой-то город в руинах. Кружили вокруг какого-то разрушенного здания с большим куполом и красным флагом на крыше. Только потом, много лет спустя стало понятно, что нам показывали Рейхстаг. Потом посадили в поезд и три недели снова куда-то ехали. Русского языка дети не знали вообще. Знали латышский, потому что были латыши, знали немецкий, потому что были в Германии и английский, потому что попали в английскую зону оккупации. Но именно там, по дороге в Советский Союз заучивали первые русские слова. Всю дорогу им показывали фотографию и заставляли заучивать по-русски одну и ту же фразу «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство». Понятия не имели, что это означает, но все равно заучили.

И вот, Москва, Белорусский вокзал, 22 сентября 1947 года. Встреча. Витю Мухамедова забрали почти сразу. Колю Гуртового, Володю Мажарова и Витю Рахвалова и привезли в какой-то дом, завели в зал, в котором был накрыт стол невиданными вкусностями: фрукты, конфеты… Вдруг входит человек с усами, в генеральской форме, точь-в-точь как на фотографии и дети прокричали ему заученную фразу: «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!»

На следующий день повезли в Ригу, где 24 сентября в присутствии журналистов под вспышки фотоаппаратов дети были переданы «незнакомым» людям – своим родителям.

В сентябре 1947 года Коля Гуртовой, Володя Мажаров и Витя Рахвалов снова попали в объятия своих матерей. Через год они пошли в школу.

В 1949 году на основе событий был снят художественный фильм «У них есть Родина» по пьесе Сергея Михалкова «Хочу домой». Премьера фильма состоялась в 1950 году. В 1951 году режиссеры Владимир Легошин и Александр Файнциммер награждены Государственной премией СССР. В фильме снялись знаменитые актеры – Всеволод Санаев, Фаина Раневская, Вера Марецкая, Лидия Смирнова, Павел Кадочников.

Николай Гуртовой после окончания средней школы работал слесарем, фрезеровщиком, арматурщиком, а потом поступал учиться в Казанский авиационный институт.

Шахматист. Огородник. Фотограф-любитель. Приобрел разные профессии, в основном строительного профиля. Например, долго работал маляром. Последнее место, где он трудился, строительная фирма Аддиса Фроманиса, а перед тем – ПМК-153 бывшего общестроительного треста.

Вместе с Николаем Гуртовым в Советский Союз вернулись еще четверо мальчиков. Всех остальных воспитанников фашистских детских домов, а это сотни детей, вывезли в США. Николаю Гуртовому удалось связаться с некоторыми из них. Долгие годы он переписывался с Владимиром и Анатолием Синегиными (Peter and Thomas Boe). Вместе они пытались найти их корни в СССР, но безуспешно. Николай в Лиепае принимал дорого гостя – лютеранского священника ПИТЕРА БОУИ из Айовы (США).

Николай Гуртовой вспоминает: «В числе питомцев детдомов в Майори и Клингенберге вместе со мной находился мальчик Володя Синегин. Еще на пути в Майори – это было в Балдоне – он был с братом и матерью или с женщиной, выдававшей себя за таковую. Она была тяжело больна и, вероятно, вскоре умерла. По-видимому, и фамилия была придуманной. Вот этот-то Володя и превратился потом в Питера Боуи. Из Германии (мы находились в английской оккупационной зоне) большинство детей уехали в Штаты, где их усыновили и дали новые имена. Вот из этого Питера там и получился священник. Мы с ним как братья. Хотя не виделись пятьдесят один год! Между прочим, он не знает своей национальности. Может, русский, может, еврей, есть в нем даже что-то восточное, кавказское. Найти его мне помог один из наших – Володя Мажаров, ныне живущий в Сибири, но навещающий мать, оставшуюся в нашем городе. Это мы с ним в сорок седьмом вернулись в Лиепаю, а еще двое «освобожденных» были из Риги и Одессы. Про нас тогда писали почти все газеты. Даже художественный фильм был снят! Володя и прислал мне адрес Питера. Ни русского, ни латышского он уже не знал. Пришлось переписываться на английском. В английском мне помогло только самообразование.  Более тридцати лет по переписке в шахматы играю. И тут лучше всего подошел английский язык. Разговорной практики у меня нет, а вот выразить мысль на бумаге я всегда стремился с предельной точностью. Кстати, в шахматах без нее никак нельзя. Думаю, если мне попасть в английскую среду, то через пару недель я бы никаких проблем в общении не ощущал. Книги – это то, что наиболее необходимо, шахматная тема, словари. Большой интерес к языкам вообще, не только к английскому. О теме языковедения: есть нечто общее для, казалось бы, совсем несхожих языков. Их надо отнести к индоевропейским связям. Ведь даже исландские слова, оказывается, имеют общие корни как с латышскими, так и с русскими.

В Штаты его вместе с братом Анатолием привезли в 1949 году. Этому содействовал британский Красный Крест и христианские организации. Сначала дети жили в частных воспитательных домах, а в 1950 году братьев усыновили Виктор Боуи и его супруга. Приемный отец был деканом духовного колледжа в штате Миннесота и мать библиотекарем в том же учебном заведении. Там мальчики и стали Питером и Томасом. Питер Боуи не только лютеранский священник духовной семинарии, он окончил университет и получил звание магистр искусств.

Поездка в Латвию – это было событием. Причем не только семейным. Перед поездкой о судьбе этого человека писало несколько американских газет. У меня |есть ксерокопии этих публикаций. Вот, к примеру, заголовок: «Боуи намечает посетить родную Латвию». Без сомнения, и по возвращении Питера домой что-то будет написано об итогах его путешествия. Здесь надо сказать, что я не единственный, кто его знает в нашей стране. Будучи в Риге, наш гость останавливался у Вилиса Варсберга, тоже выходца из дома в Майори, тоже вывезенного в Германию и переселившегося в Америку. Теперь он смог вернуться на родину, является деканом факультета теологии Латвийского университета. Вместе с Вилисом мы и встречали американского друга в рижском аэропорту. А программу его пребывания в Лиепае помог осуществить Рихард Рубинс, была выделена и переводчица, потому что знания латышского у Питера весьма слабы.

В Лиепае ко всему был интерес, все понравилось. Думаю, это во многом связано с тем, что Питер просто очень душевный человек. У таких людей нет нужды задерживать внимание на чем-либо отрицательном. Посетили церкви. Фотографировались».

Николай рассказал и о том, что ему не повезло с семьей, что дочь и сын оказались за границей – на Украине.

Главной страстью Николая Федоровича на всю жизнь стали шахматы.

В шахматы играет с 11 лет.

Участвовал во многих и различных турнирах. В Даугавпилсе занял второе место. Все же самое большое удовольствие Николаю доставляют шахматы по переписке. Спокойно, в домашних условиях анализирует все возможные варианты и лишь тогда отправляет ответ.

В середине 70-х годов в масштабах Советского Союза дошел до полуфинала.

Николай Гуртовой – член Латвийской шахматной федерации. Лично знаком со многими шахматистами ФИДЕ.

Участвовал в командных соревнованиях Латвия – Шотландия, Латвия – Швейцария. В обоих случаях сыграл за своим столиком вничью. Успешно играл с командой Австрии.

Параллельно участвовал в турнире, организованном Аргентинским отделением ФИДЕ.

Лишь шахматист поймет, что это значит. Николай это делает с огромным энтузиазмом, отказывая себе во многом другом.

Дом в Лиепае на улице Даугавас, 6 давно знают сотни любителей древней игры – шахмат, поскольку с тех пор, как один из наиболее фанатичных любителей этой игры Николай Гуртовой занялся шахматами по переписке (это произошло в 1965 году), со всего мира ему приходят письма и открытки с ходами очередной шахматной партии, с анализом партий и добрыми пожеланиями. 57-я квартира этого дома известна шахматистам города также как «шахматная лаборатория» – ведь здесь собираются желающие, которые учатся и вынашивают новые шахматные идеи и варианты дебютов. Постоянными гостями лаборатории считаются одни из лидеров лиепайских шахмат – отец и сын Дашкевичи, Виталий и Вадим.

Именно там создаются варианты для будущих побед, и один из них – вариант дракона сицилийской защиты – для противника оказывался особенно опасным. На последнем чемпионате мира среди юниоров в Испании в этом убедились его противники.

Кроме полученных в шахматном клубе знаний, большая часть тренировочной работы проходит под руководством Николая Гуртового и отца Виталия Дашкевича.

Николаю Гуртовому в шахматах по переписке понравились основательность и качество этого вида игры. Если месяцами играть одну партию, то все ходы продуманы и достаточно проанализированы. Партия уже от дебюта до окончания – красива, ее можно назвал, даже искусством. А классическая игра в шахматы, когда партнеры сидят по разные стороны стола, при встрече спортсменов даже самого высокого класса не защищена от бессмысленных ошибок, особенно при приближении времени игры к финалу. Часто именно слабая нервная система шахматиста становится причиной проигрыша, а в шахматах по переписке нервы не играют никакой роли.

Николай Гуртовой – не только активный шахматист, но регулярно публикуется в ведущих изданиях о шахматах по переписке, таким образом популяризуя свое имя и имя латвийских шахмат в мире. Многие его статьи и анализы партий можно прочитать в популярном бюллетене, издаваемом шотландской ассоциацией шахмат по переписке. В своих материалах он активно защищает идею о том, что партию можно выиграть и без рокировки, не пряча короля, а активно вовлекая его в борьбу на всей шахматной доске.

На домашней странице шотландской ассоциации шахмат по переписке в Интернете Николаю Гуртовому единственному посвящен целый раздел, в котором можно найти проанализированные им партии.

Эксперименты и исследования не остались без видимого результата. Подтверждением этого нагляднее всего служит игра Вадима Дашкевича, 1986 года рождения, который является шахматным лидером в Латвии среди своих сверстников.  Вадим принимал участие в чемпионатах мира среди юниоров, играл в финале чемпионата Латвии и, думается, в этом году будет играть снова.

В Лиепайском шахматном клубе Николай Гуртовой наблюдает за дуэлью отца и сына Дашкевичей.

Образно говоря, шахматам отдана жизнь.

К сожалению, жизнь этого выдающегося человека, известного жителя нашего города Лиепаи оборвалась в 71 год.

Гуртовой Николай Владимирович скончался в 2012 году. Покоится вместе с матерью Гуртовой Татьяной Саввичной на Южном кладбище.

 

ПРИМЕЧАНИЕ: Надо признать, что мы на сегодня знаем очень мало о жизненном пути Гуртового Николая Владимировича. Будем рады любой дополнительной информации от читателей, друзей, коллег, шахматистов, знакомых, соседей.

Поисковый Центр «Либава» в настоящее время принимает действенные меры по приведению в порядок места захоронения.

 

Gurtovoj_NV (2) Gurtovoj_NV (4) Gurtovoj_NV (3) Gurtovoj_NV (5)

 

Материал подготовили:

Назаров Рамазан, Протченко Анна

ИСТОЧНИКИ


Мажарова З.С. // МОИ ВОСПОМИНАНИЯ О ТЯЖЕЛЕЙШЕМ ПЕРИОДЕ МОЕЙ ЖИЗНИ, В КОТОРОМ РОДИЛСЯ НАШ СЫН ВОЛОДЯ

Комсомольская Правда // Русский мальчик, выживший в фашистском детдоме, стал героем фильма

Роман Андреевич Белевитнев, Андрей Филиппович Лось. // Крепость без фортов. Страницы героической обороны Лиепаи. М., Воениздат, 1966 г.

Курземес Вардс // БЕЗ РОКИРОВКИ. 24 февраля 1996 года.

Курземес Вардс // Кирилл Бобров. ДОРОГИЕ МОИ СОБЕСЕДНИКИ. 10 ноября 1998 года.