Главная » Подвиг Солдата » К » Кортяков Николай Федорович » Письмо в редакцию газеты «Правда»

Письмо в редакцию газеты «Правда»

Неотправленное письмо Николая Федоровича Кортякова в редакцию газеты «Правда» в 1970 году.

 


 

Москва А-47

ул. Правды 24

Редакция газ. «Правда»

 

В газете «Правда» за 10 янв. 1970 г. № 10 (18788) на 6-й её странице напечатано обращение к читателям под заголовком «Победе четверть века».

Да, прошло четверть века Победы над фашистской Германией.

Мне тоже довелось быть на фронте с осени 1943 года до дня «Победы». Рождения я 1926 года, таким образом, я в 17 лет был призван в Армию. Совсем ещё мальчишкой встал в один строй со взрослыми. В то время я был уже комсомольцем, а поэтому призвали меня во флот (об этом нам стало известно позже).

Воевать и служить мне довелось в 101 Морской Железнодорожной Артиллерийской Бригаде Балт. Флота, а позднее (точнее с 1944 года) наша бригада стала именоваться 1 Гвардейская, Краснознаменная, Красносельская, Железнодорожная Артиллерийская бригада Балтийского Флота – воинская часть № 10521.

Начало моего боевого пути от стен Ленинграда до Восточной Пруссии г. Мемель теперь Клайпеда, а закончили войну освобождением гор. Либава теперь Лиепая. Боевой путь таков: В январе 1944 года сняли полностью блокаду с г. Ленинграда, освободили г. Красное Село, Ропшу, Яппиля Террноки, Выборг, Мемель, Лиепая.

Наше корабельные орудия поставленное на железнодорожные платформы наводило ужас на гитлеровцев. Преимуществом этих орудий была их дальность и скорость стрельбы того времени.

Работал я заряжающим. Точно не помню, но были такие стрельбы, когда выпускали беглым по 60 снарядов, а калибр орудия 130 мм. Во время этой стрельбы накатная часть орудия становилась красной, особенно это было видно в ночное время.

Работали очень много, сутками без сна, постоянно мучил голод, но мы верили в Победу и давали клятву Родине, что выстоим.

Прошло так много лет и очень трудно вспомнить какой-то эпизод военных действий, а я что их было очень много и у нас в нашей бригаде.

Командиром дивизиона, № 402, у нас был защитник Ханко Борис М. (по-моему, Михайлович) Гранин в 1943 году он был еще капитаном. Командиром бригады был полковник Кобец. Очень хорошо помню командиров батарей: Юркевича, Дмитрия Голикова, капитан-лейтенанта Палепа, последний погиб при штурме г. Мемель. К его батареи на прямой выстрел прорвались немецкие «Тигры» и все же хоть батарея понесла большие потери и в технике и в живой силе, с помощью нашей батареи, а мы стояли в километре от них, немец был отброшен. Перед глазами и сейчас стоит такая картина, когда на соседней 1116 батареи большой пожар, вокруг нашей боевой позиции мы заняли сухопутную оборону, а со стороны военных действий бегут наши солдаты в панике, что немец прорвал линию обороны, тогда наш главный старшина Сергей Цурган с наганом в руке остановил солдат, показал им, что мы заняли оборону и что им бежать некуда, тогда они быстро пришли в себя и побежали на свои рубежи, там где еще с большей силой разгорался бой. В этот день бой был очень жарким, в нём отличились, как я помню, наши командиры орудий: Григорий Давыденко, Михаил Баранов, Константин Прокопенко, все они имели по три и четыре ордена «Красной Звезды», за этот бой и я был награжден медалью «За боевые заслуги».

Точно, нам не были известны результаты работы наших батарей, но позднее выяснилось, что мы нанесли в Мемеле в самом порту и на пути следования из порта, многим транспортам такие разрушительные удары от которых транспорта не смогли следовать в Германию.

А помнится мне и еще ранний такой случай, когда Григорий Лесовой 1-й номер и Шубин Лукьян 2-й номер, из пулемета ДШК сбили в ленинградском небе немецкий самолет (по-моему «Ю-88»), а в 1944 году была большая их фотография во множестве экземпляров расклеена по Ленинграду – они тоже с нашей батареи.

Про пятерку наших снайперов, у которых на каждого было на счету по 40 и более убитых фрицев. Нельзя не вспомнить, каждый из имел большие награды, помню, что у каждого из них были ордена «Красного Знамени».

В памяти у меня остались двое – Михаил Парфенов, который участвовал в параде Победы и Василий Геращенко, который умер у меня на руках осенью 1945 года от несчастного случая, в котором и я пострадал, но легко. Похоронен Василий Геращенко на военном кладбище в порту г. Лиепая. Где также имеется братская могила наших боевых товарищей (из нашей бригады) погибших в последний войны. Останки их переносили из местечка Руцава летом 1948 года в г. Лиепая.