Главная » Армия и Флот » 65-я гвардейская стрелковая Рижская дивизия » ЖБД с 07.02 по 24.03.1945

ЖУРНАЛ

боевых действий 65 Гвардейской стрелковой Рижской дивизии

с 7.2.45 по 24.3.45 г.

 

В ночь с 6 на 7.2. части дивизии, совершив марш по маршрутам мз. Курсиши, Балтайкрогс, мз. Нигранда, Апши, к 22.00 7.2 сосредоточилась в районе Штиэри, Кармьи.

С 10.2 части и спец-подразделения дивизии приступили к занятиям по боевой подготовке.

Календарные планы и программы обучения строились с учетом двух основных моментов:

1. Использование опыта и устранения недостатков предыдущих боевых действий, имея ввиду, что главными из них являлись:

а/ быстрое снижение, после прорыва переднего края противника и вклинения в его глубину на 1-2 км, темпов наступления, что обеспечило немцам выигрыш времени для перегруппировки артиллерии и под броски резервов.

б/ Отсутствие энергичных действий по обходу отдельных опорных пунктов в силу чего наступающие вынуждены были залегать под заранее пристрелянными арт. мин. огнем противника, неся тяжелые потери.

в/ Низкий уровень общевойсковой и артиллерийской разведки, не обеспечивающий своевременного вскрытия системы обороны противника, его группировки и артиллерийских ОП.

г/ Недооценка организации и своевременного использования подвижных отрядов закрепления и обеспечения флангов.

2. Особенности обороны немцев в Курляндии:

а/ высокая пехотная плотность, позволяющая противнику занимать одновременно первую, вторую, а иногда и последнюю полосы обороны.

б/ Глубоко эшелонированные инж. технические оборонительные сооружения, прикрываемые сильным арт. минометным огнем.

в/ Организация противника, в случае прорыва его переднего края, не жеской обороны вокруг отдельных опорных пунктов.

С учетом перечисленных моментов частями и спец-подразделениями с 10 февраля по 14 марта были отработаны темы:

По строевой –

«Одиночная подготовка бойца», «Сколачивание отделения, взвода, роты в строевом отношении». Смотр стрелковых полков, батальона связи, саперного батальона, роты разведки.

По тактика-строевой –

«Боевые порядки стрелкового отделения», «Предбоевые и боевые порядки взвода, роты, батальона».

По огневой –

«Изучение матчасти положенного оружия, РПД, ст. пулемета и гранат», «Стрельба по 1 и 2 УНС боевыми патронами».

По тактике:

Вывод – «Наступление и атака стрелковым взводом опорного пункта противника на опушке леса, на высоте», «Атака усиленным стр. взводом, в составе роты, опорного пункта противника на переднем крае».

Ночные занятия – «Атака стр. взводом огневой точки в глубине обороны противника», «Атака стрелковым взводом траншей первой позиции и бой в глубине».

Рота – «Наступление и атака усиленной стр. ротой первой и второй траншей позиций обороны противника и бой в глубине», «Наступление и атака усиленной стр. ротой подразделений противника в лесу», «Наступление и атака усиленной стр. ротой укрепленного населенного пункта», Атака стр. ротой переднего края обороны противника и штурм опорного пункта в глубине обороны», «Атака опорного пункта противника усиленной стрелковой ротой ночью», «Атака усиленной стрелковой ротой первой позиции и действия как штурмовой по овладению опорного пункта», «Наступление стрелковой роты в лесу, атака опорного пункта на опушке леса».

Батальон – «Наступление и атака усиленными стр. батальоном переднего края позиционной обороны противника и бой в глубине», «Прорыва усиленным стр. батальоном позиционной обороны противника и бой в глубине /показные тактические учения с боевой стрельбой/», «Наступление и атака усиленными стр. батальоном позиционной обороны противника и бой в глубине», «Ввод в бой штурмового батальона, после прорыва позиционной обороны противника, с обходом отдельных очагов сопротивления – опорных пунктов», «Атака стр. батальоном обороняющегося противника на опушке леса и бой в лесу», «Атака усиленным стрелковым батальоном первой позиции, при наличии опорных пунктов, позиционной обороны /показные тактические учения/», «Атака усиленным стр. батальоном, во взаимодействии со штурмовой группой, долговременного опорного пункта», «Атака усиленным стрелковым батальоном переднего края обороны противника и штурмовой стр. ротой /в составе батальон/ опорного пункта противника в глубине».

 

Занятия по тактике с офицерским составом:

1. Организация боя и управления боем при прорыве позиционной обороныи преследование противника усиленным стр. батальоном /привлекались командиры батальонов и их зам. по строевой, занятия проводил КСД/.

2. Организация и управление боем стр. батальона при прорыве позиционной обороны противника /на занятия привлекались адъютанты старшие батальонов, занятиями руководил КСД/.

3. Организация боя и атака первой траншеи второй позиционной обороны противника. /На занятия командиры стрелковых, пулеметных и минометных рот. Занятиями руководил КСД/.

4. Организация боя при вводе в прорыв стрелкового полка. /на занятия привлекались командиры стрелковых и артиллерийских полков. Занятиями руководил КСД/.

5. Инженерное обеспечение войск в наступлении /на занятия привлекались нач. инж. служб полков и офицеры управления штаба дивизии. Занятия проводил див. инженер/.

6. Организация разведки в наступлении и преследовании /привлекались ПНШ-2, командиры взводов пешей разведки, полков и командиры взводов ОРР. Занятия проводил НО-2/.

Занятия по тактической подготовке проводились на полковых учебных полях, специально оборудованных по типу оборонных сооружений противника в Курляндии.

На тактические учения привлекалась артиллерия, орудия прямой наводки и минометные подразделения. Учения сопровождались боевой стрельбой по специально утвержденным лимитам расхода боеприпасов.

При учебном батальоне были произведены специальные сборы пулеметчиков, бронебойщиков, минометчиков. Одновременно при стрелковых полках обучались внештатные саперы под руководством нач. инж. службы полков.

Первые дни боевой подготовки /с 10 по 20.2/ проходили в условиях постоянного доукомплектования подразделений /в феврале месяце поступило 1852 чел. пополнения/, что обусловило необходимость повторных занятий и удлинение сроков обучения. В течение всего периода учебы проверке и разбору проведенных тактических занятий уделялось особое внимание и в качестве твердо установившегося порядка был введен следующий метод – после каждого показного учения командир дивизии, а после тренировочных занятий – командиры полков, проводили разбор учений, отмечая положительные стороны и выявленные недостатки, с целью устранения последних.

Всего за время с 10 февраля по 14 марта на занятия по боевой подготовке было затрачено 246 час., из которых:

По политподготовке – 17 час.

По тактико-строевой – 10 час.

По тактике – 139 час.

По строевой подготовке – 68 час.

Стрельбы – 12 час.

Смотры – 10 час.

В ночь на 16.3 дивизия в полном составе, совершив 28-км марш, к 5.00 17.3 сосредоточилась в районах Гайлыс, Сецини, Путени. Численный состав дивизии на 17.3 – 4474 чел., в том числе – 255 гв. СП – 940 чел., 257 гв. СП – 959 чел., 259 гв. СП – 951 чел.

Согласно боевого приказа 19 гв. СК № 005/ОП от 15.3, обстановка и задача дивизии, в полосе предстоящих действий, состояли:

1. «Перед фронтом прорыва противника составом 290 ПД с 3-я спец-батальонами и артиллерией РГК обороняет рубеж: Озолини, Старини, выс. 90.0, Рутки, выс. 92.6, Стэдиню, Касиари, имея в глубине обороны заранее подготовленную широко развитую систему тыловых линий обороны полевого типа, занятую батальонными полковыми и дивизионными резервами и тыловой оборонительный рубеж на р. Циэцере.

2. 19 гв. СК, после прорыва обороны противника и овладения рубежом прикрытия огневых позиций соединениями 15 и 7 гв. СК, на участке: Дамбии, Сили частью сил атакует 3-й рубеж обороны противника в районе Силкални и к исходу первого дня наступления овладевает рубежом: Страутини, Мулдэниэки, передовыми отрядами, захватывая переправу западнее Тилгали, в последующем вводом в бой 65 гв. СРД развивает успех головной дивизии, форсирует р. Циэцере и наступает в направлении Подкалнс с задачей – к исходу второго дня наступления преодолеть тыловой оборонительный рубеж противника, овладеть Зелтини, Стразды.

5. 65 гв. СД с 48 гв. АП, 474 МП, 1/85 гв. МП РС и 2/27 гв. МП РС наступать за 256 СД. По овладении частями 256 СД рубежом: Страутини, Мулдэниэки, вводом в бой не менее двух полков расширить прорыв, развивая успех в направлении: Румбас, Калнениэки. Передовым отрядом в составе 2/259 гв. СП и взвода сапер захватить переправу зап. Тилгали.

В последующем форсировать р. Циэцере и наступать в направлении: Подкалнс с задачей к исходу первого дня наступления преодолеть тыловой оборонительный рубеж противника и овладеть: безым. озером зап. мз. Лашупе, Стразды.

В развитии указанного приказа были проведены следующие подготовительные мероприятия.

а/ Разработан план боя и выделен и подготовлен передовой отряд, во главе с майором КАРЫПОВЫМ, с задачей захвата переправы зап. Тиргали.

б/ Были детально проработаны вопросы артиллерийского обеспечения предстоящей операции и взаимодействия с приданными танко-самоходными подразделениями.

17.3 дивизия первой линии – 259 СД, 7, 85 перешли в наступление, но не сумев развить первоначальный успех и не выполнив ближайшей задачи, противником были остановлены, понесли ощутимые потери и утеряли первоначальную боеспособность.

Учитывая создавшуюся обстановку 19.3 в 2.00 дивизия согласно частного боевого распоряжения 19 гв. СК № 0022/ОП была поставлена новая задача, на подготовку которой оставалось всего лишь несколько часов и согласно которой дивизии предстояло:

«В ночь на 19.3.45 сменить части 7 кв. СК. С утра 19.3 наступать в направлении Яунсили, имея ближайшей задачей – выйти на сев. опушку леса южн. Пинкас; в дальнейшем наступать в направлении Плоцлейши».

В 6.00 19.3 257 и 259 гв. СП заняли исходное положение /согласно прилагаемой схемы/, имея перед собой противника, упорно обороняющего подразделениями 502 и 503 ПП 290 ПД, южн. опушку леса сев. Пурвини, сев. Мазнеки, роща южн. Яунсили.

В 15.40, после 40-минутной арт. подготовки, оба полка перешли в наступление:

257 гв. СП, прорвав двумя батальонами оборону противника и развивая успех, с боями занял Яунсили. Тесня и ломая сопротивление немцев, полк к 23.00 вышел на южн. опушку леса, что 400 м. сев. вост. Яунсили. Здесь подразделения полка завязали с противником, закрепившимся вдоль опушки, лесной бой.

259 гв. СП, тем временем стремительным броском 2 СБ и штрафной роты овладел выс. 95.3, выбил противника из Луки, Леяслуки и завязал бой за Лабдамас.

В 18.30 противник из направления юго-зап. Лабдамас, где у него на опушке леса проходила оборона, перешел в контратаку. На левый фланг второго батальона наступало до 80 немцев в сопровождении 4-х самоходных орудий с задачей отрезать выдвигавшиеся наши подразделения, уничтожить их и восстановить положение на участке Луки – выс. 95.8.

Батальон, быстро перестроил боевые порядки фронтом на юго-запад, занял временную оборону, залег в кувет перед настилом и при поддержке дивизионной артиллерии к 20.00 контратака была отбита, противник отступил, а батальон, продолжая выполнять поставленные задачи, с боем овладел Лабдамас и сев. опушкой круглой рощи, что юго-вост. этого пункта.

Дальнейшее продвижение батальона в направлении Битес – Сили, организованным огнем артиллерии и минометов противника, было приостановлено.

С вводом в бой резерва КПС /двух взводов 5-й роты при поддержке 2-х СУ/ полк в ночном бою возобновил наступление и к 2.00 20.3 вышел на рубеж: Яунсили – 200 м. южнее Битес.

С утра 20.3 подразделения 257 гв. СП, в прежнем составе, возобновили лесной бой, с задачей выхода сев. опушку, что 200 м. южнее Пинкас, захват последней создавал непосредственную угрозу окружения и фланговых ударов по опорным пунктам противника в Беззобьи, Межалачи, Сили.

Удержание этого лесного массива противник, как видно, предавал особо важное значение, так как с проникновением туда нашей пехоты, его сопротивление заметно возросло. Лес заблаговременно был был подготовлен к обороне – там имелось много завалов, заминированных участков, вдоль просек немцы оборудовали много блиндажей с амбразурами для пулеметов, подвижные группы противника, вооруженные автоматами, ручными пулеметами и гранатами патрулировали опушки леса, перекрестки дорог, обстреливали интенсивным ружейно-пулеметным, и снайперским огнем наступающие наши подразделения.

Два батальона 257 гв. СП, медленно продвигаясь в северном направлении и ведя упорные непрерывные бои с часто контратакующим противником, к 14.00 20.3 продвинулись на 600 м. в глубину, где вынуждены были остановиться для отдыха и пополнения боеприпасами.

В 20.00 20.3 наступление было возобновлено, но в силу создавшейся обстановки – из направления поляны, что сев. вост. Сили, противнику удалось просочиться и зайти во фланг 2/257 гв. СП – наступающие заняли в непосредственной близости от просеки временную оборону.

С утра 21.3 для прикрытия правого фланга 257 гв. СП, навстречу контратакующему противнику, спешно была выдвинута разведрота дивизии с задачей до ввода в бой 1/259 гв. СП приостановить продвижение мелких групп противника из направления поляны. Умело и отважно действуя разведроте удалось задержать обходное движение противника и частично отбросить назад. В этой схватке разведчиками было взято в плен 4 немецких солдата и доставлены в Штадив 42 солдатских книжки, изъятых у убитых. Опросом пленных удалось установить, что противник сформировав специальную штурмовую группу 180-200 чел. намеревался лубой ценой отбросить наши вклинившиеся подразделения из леса и восстановить оборону на южн. опушке лесного массива.

1/259 гв. СП тем временем заняв исходное положение для наступления у перекрестка просек, что 1300 м. сев. вост. Турки, вошел в соприкосновение с противником и в течение 21 и 22.3 вел упорный лесной бой, был 12 раз контратакован немцами из направления Беззобьи и поляны юго-вост. Пинкас 1200 м. Несмотря на непрерывно следовавшие контратаки противника, численностью 40-120 чел. в сопровождении самоходных орудий, 2-й СБ упорно продвигался вперед и к 12.00 21.3 достиг поляны у просеки.

С вводом в бой штурмовой группы 257 гв. СП /6 стр. рота/, 1, 2/257 гв. СП возобновили наступление, очистили от противника лес в непосредственной близости от «Малой» поляны и к исходу 21.3 вышли на линию просеки, что 400 м. южн. Пинкас, где закрепились фронтом на север.

С продвижением подразделений 257 гв. СП за «Малую» поляну 1/259 гв. СП, обойдя их левый фланг отбросил противника на линию просеки, что проходит с севера на юг между двух полян и здесь закрепился, ведя бой с резервами противника из состава 11 ПД.

С 10.00 21.3 после непродолжительного огневого налета. 2/259 и штрафная рота пытались наступать на Битес, но под воздействием сильного арт. мин. огня противника, успеха в продвижении не имели.

В 12.00 в сопровождении 3-х СУ, на которых была организована десантная группа /два взвода резерва КСП/ 2/259 гв. СП перешел в наступление и к 15.00, после упорного боя овладел Битес. Штрафная рота тем временем форсировала ручей и закрепилась частью сил на ее сев. берегу, остальным составом на южном берегу, вост. Сили. Немногочисленная группа бойцов штрафной роты в количестве 16 чел., прорвавшаяся непосредственно в Сили, не получив подкреплений – ураганный огонь противника, в особенности его тяжелых метательных аппаратов и 10-ствольных минометов, прикрывал сплошной завесой подступы к хутору – погибла от арт. огня противника. Продолжать дальнейшее наступление подразделения 259 гв. СП не могли, так как к исходу 21.3 в стрелковых ротах оставалось по 10-12 активных штыков.

К 8.00 22.3 штурмовая группа 255 гв. СП /6 стр. рота/ заняла исходное положение для атаки на зап. опушку леса 500 м. сев. вост. Сили с задачей стремительным броском овладеть этим опорным пунктом противника, уничтожив обороняющийся гарнизон и закрепиться в Сили, обратив особое внимание на возможные контратаки немцев с северо-западного направления.

Дневные двухкратные попытки штурмовой группы, поддержанные сильными огневыми налетами нашей артиллерии, успеха не имели. Оборона опорного пункта в Сили была построена немцами заблаговременно, там имелись многонакатные непробиваемые 105-мм снарядами блиндажи – ДЗОТы, подступы к которым прикрывались с юга и юга-вост. стороны заранее организованным многослойным огнем артиллерии противника.

С наступлением вечера, пользуясь покровом темноты, штурмовая группа обошла Сили с сев. вост. стороны, скрытно, без единого выстрела нашей артиллерии, сблизилась с обороняющимся противником и с дистанции 60-70 м. стремительно атаковала опорный пункт. Перебив в рукопашной схватке большую часть застигнутого врасплох гарнизона, штурмовая группа овладела Сили и к 1.00 23.3 прочно закрепилась на его зап. и юго-зап. окраине.

В бою за Сили было уничтожено 82 солдата и офицера противника, взято в плен 4 немца, захвачены 1 миномет, 7 пулеметов МГ-34, 11 автоматов, 21 винтовка.

С 23 марта части дивизии по приказу 19 гв. СК приступили к закреплению достигнутых рубежей.

За время боев с 19 по 23.3 дивизия понесла следующие потери: убито 106 чел., ранено 623 чел.

Потери противника за этот же период:

– Уничтожено. – Захвачено.

Солдат и офицеров – 1080. – 12.

пулеметов – 42. – 25.

орудий – 6.

Сам. установок – 6.

Автоматов – 119. – 48.

Винтовок – 161. – 58.

Радиостанций – . – 2.

Минометов – . – 3.

Выводы:

В результате проведенных частями дивизии операций с 19 по 23.3, следует отметить:

1. В тактике ведения оборонительного боя и системе оборонных сооружений противника существенных изменений не отмечено.

По прежнему сила сопротивления немцев базируется:

а/ На высокой пехотной плотности и значительной концентрации огневых средств;

б/ На глубоко эшелонированной обороне с развитой сетью инженерных сооружений полевого типа;

в/ На тактике контратак из засад силами батальонных, полковых резервов, поддерживаемых 5-10 танками или СУ.

2. Одновременно с этим необходимо подчеркнуть, что маневренные возможности резервами у противника заметно сократились из-за получения пополнения из Германии, и продолжают снижаться, благодаря огромных потерь, нанесенными нашими наступающими частями.

Опросом ряда военнопленных, захваченных в последних боях установлено:

«На всем пути следования в составе 205 ПД спешно переброшенной 21.3 из под Либавы, я нигде не видел и не встречал частей и солдат, двигающихся к линии фронта. В последние недели часты случаи, когда больных, направляемых мной на излечение в санроту не принимали, возвращая в строй, так как недостает людей для несения службы». /Из показаний пленного унтер-офицера санитарной службы Артура Цар, 335 ПП 205 ПД/.

«В последнее время из тыловых подразделений немцы стали направлять на передовую поляков и французов» /Из показаний Роберта Жуховского, принадлежащего 23 ПП 11 ПД/.

«По пути от Либавы везде встречались везде встречались подготовленные оборонные сооружения: траншеи, укрепленные и приспособленные к обороне хутора, стрелковые ячейки, блиндажи, но нигде не было видно войск двигающихся параллельно с нами». /Из показаний пленного Петер Телен, 358 ПП 205 ПД/.

«7 рота 2 батальона 358 ПП 205 ПД в день прибытия в район боя насчитывала:

утром 21.3 – 37 активных штыков.

К вечеру 21.3 – 17 активных штыков.

В ночь на 23.3 – 10.

К утру 24.3 – 8.

6 рота понесла примерно такие же потери». /Из показаний пленного Густава Хинш – 7 рота 2/358 ПП 205 ПД/.

3. Как показал опыт последних боев противник активизирует и совершенствует тактику лесного боя. Немцы, в последнее время, не только строят оборону по опушкам рощ, но все шире возводят рубежи обороны в глубине лесных массивов. С этой целью они минируют лесные участки, устраивают завалы вдоль просек и у больших полян оборудуют блиндажи – ДЗОТы, создавая своеобразные лесные опорные пункты, устанавливают в засадах самоходные пушки, орудия прямой наводки; все чаще и упорнее принимают лесной бой и сами переходят в контратаки, с целью окружения и уничтожения в лесу наших наступающих частей.

Исходя из обстоятельств, вопросу организации специализированных групп, натренированных и соответственно оснащенных к наступательным действиям в условиях лесной обороны противника, должно быть уделено первоочередное внимание.

Последний бой 257 гв. СП и 1/259 гв. СП вскрыл ряд слабых мест в боевой подготовки подразделений в лесном бою.

К недочетам, требующим обязательного устранения относятся:

а/ недопустимо слабая ориентировка в лесу и, как следствие, утеря заданного направления, снижающая темп наступления, порождающая нерешительность действий рядового и даже офицерского состава.

б/ Неумение вести или недооценка разведки «накоротке» и в результате – подмена целеустремленного наступления, движения «нащупать».

Будучи обстрелянным противником из засады, наступающие залегали, занимали круговую оборону, зачастую, имея перед собой всего лишь несколько умело замаскированных автоматчиков противника.

в/ Неукомплектованность наступающих подразделений, обученными саперами, решающим образом сказывалось на преодоление встречающихся минированных лесных участков, завалов. Это, в сою очередь, снижало темпы продвижения и предопределяло «топтание на месте».

г/ Недостаток инициативы и решительности командиров подразделений к энергичным и стремительным действиям в обход блиндажей, ДЗОТов и засад противника.

д/ Просачивание на наши фланги и в тыл контратакующих групп противника оказалось возможным, из-за недостаточного прочного обеспечения флангов и локтевой связи наступающих частей.

е/ Отсутствие в составе подразделений опытных снайперов и разведчиков – лазутчиков для выслеживания и борьбы с «кукушками», автоматчиками противника в засадах и его пулеметчиками в блиндажах.

4. Лесисто-холмистый характер Курляндского п/острова, резко влияющий на эффективность артиллерийского огня, глубоко эшелонированная и разветвленная оборона противника; его упорное сопротивление и частные контратаки – ставят наступающие подразделения в условиях быстро меняющиеся обстановки боя.

Это обстоятельство настоятельно диктует необходимость коренно-перестройки методов разведки, причем не только в сторону улучшения старых, но также изыскания новых, более совершенных приемов набора требуемых разведывательных данных.

Действительностью разведслужбы сегодняшнего дня необходимо признать:

а/ основным и, пожалуй, единственным источником набора сведений о противнике был и остается захват «языка». Поимка завершается, обычно, протоколом допроса, содержащим весьма пространные соцдемографические данные о самом пленном и, далеко, неполные сведения о противостоящем противнике, об его огневых позициях и оборонительных сооружениях.

б/ Большинство поисков в обороне заканчиваются, как правило, трафаретными донесениями «разведгруппа противника была обнаружена, обстреляна и вынуждена отойти на исходное положение».

в/ В наступательном бою действия разведподразделений выливаются в своеобразную «охоту» за немцами – вплоть до перехвата пленных у других дивизий или собственных пехотных частей – подменяя тем самым целеустремленный сбор данных о противнике, количественным подсчетом пленных фрицев.

Это положение усложняется еще тем, что сами наступающие части пренебрегают разведкой – «накоротке» и в силу этого двигаются на ощупь, не до используя возможности стремительным темпам наступления.

г/ Недооценка сообщения и анализа данных общевойсковой, инженерной и артиллерийской разведки подменена разрисовкой разнообразных и многочисленных схем. На них с педантичной точностью: поля невидимости, сеть НП, огневые точки противника и его огневые позиции артиллерии, но во всех этих материалах недостает основного – достоверности. Не случайно пущена в ход и получила столь обширное применение крылатая фраза «не верите – проверьте».

5. И, наконец, итоговым выводом из последней операции.

Много численные обобщения опыта войны за ряд лет предусмотрительно или случайно обходят молчанием один из важнейших факторов полноценной организации боя – элемент времени на его подготовку.

В статье генерал-майора Туловского – «Организация артиллерийского обеспечения прорыва позиционной обороны» – читаем:

«Если на организацию взаимодействия родов войск представлено командиру стрелкового батальона одни сутки и командиру стрелкового полка тоже сутки, то, надо полагать, что боевой приказ командира дивизии будет получен за двое суток» /Военный вестник № 344/.

В директивном указании Маршала Советского Союза Говорова – «Организация артиллерийского наступления 2-го Прибалтийского фронта/ вопросу времени на подготовку боя дана еще более четкая и категорическая формулировка» – «Без твердого знания траншейной системы, минометных и артиллерийских батареий противника ни один командир СД не имеет права вести соединения в бой».

В действительности, да не только в последнем, но и в многих предыдущих операциях, боевые приказы дивизия получала за несколько часов до начала действий и, естественно в полки, а тем более в стрелковые батальоны, они доходили с опозданием и, в лучшем случае за несколько часов до боя.

В результате, как следствие, – подмена тщательной разведки противостоящего противника поверхностной рекогносцировкой полосы боя; недороботка вопросов взаимодействия родов войск и частей; недоразведка целей и огневых позиций не только в глубину обороны противника, но и на переднем крае.

Так было под М. Маковейцево, на рубеже – Собки, Пакули, Орехаука –, у ст. Капуни, на р. Педедзи.

Имено аналогичное положение предшествовало последней операции.

По приказу № 005/ОП 15.3.45. – 65 Гв. СРД получила задачу на развитие успеха дивизии первого эшелона – с третьего рубежа обороны противника – на линии Страутини, Мулдэниэки /см. схему № .../ и готовилась к ее выполнению в течение трех суток.

На самом деле дивизия была введена в бой за 9 км до намеченного исходного положения – до рубежа прикрытия огневых позиций противника – и располагала на подготовку боя несколькими часами.

В качестве обязательного вывода необходимо признать – дивизии, резервируемые для наращивания ударов, подготовку к воду в бой должны вести заблаговременно и не только с определенного рубежа, предусмотренного приказом, но с учетом всевозможных вариантов динамики наступательных действий в том числе предназначенного ввода в бой.

Только при этом условии, дивизии второго эшелона смогут с предельным успехом входить в соприкосновение с противником на любом рубеже и безошибочно выполнять не только ближайшие, но и последующие задачи.

 

Командир 65 Гв. стр. Риж. Д.

гвардии генерал-майора

/Андрющенко/

 

Начальник штаба дивизии

гвардии подполковник

/Ахдамченко/

 

25.4.л.д.

Источник


Подвиг Народа // Журнал боевых действий с 7 февраля по 24 марта 1945 года