Главная » Подвиг Солдата » П » Полонский Дмитрий Поликарпович

Полонский Дмитрий Поликарпович

20.08.1920 - погиб в плену

 

Полонский Дмитрий Поликарпович - курсант Либавского Военно-Морского училища ПВО. Член ВЛКСМ. Русский.

Родился 20 августа 1920 года в селе Весёлая Победа Самарского района Донской области (ныне хутор Победа Азовского района Ростовской области). Завершив школьный курс обучения, Дмитрий поступил в Педагогический техникум. По окончании техникума получил назначение учительствовать в Детский дом № 4 на станции Лихая Ростовской области в качестве педагога-воспитателя.

В РККА с осени 1940 года, призван на действительную военно-морскую службу Армавирским РВК Краснодарского края. Служил на Черноморском Флоте в городе Севастополе п/я 57.

18 июня 1941 года из Севастополя в составе группы моряков выехал для обучения в Либавском военно-морском училище, 22 июня прибыл в Либаву к новому месту службы.

В составе курсантского батальона училища принимал участие в обороне города Лиепая с 23 по 28 июня 1941 года. При выходе из окружения 5 июля попал в плен близ г. Митава (Елгава).

11 июля 1941 года доставлен в шталаг 315 в г. Перемышль, Польша. Дальнейшая судьба не известна.

 

ПОСЛЕДНЯЯ ВЕСТЬ ЧЕРЕЗ 73 ГОДА

 

Полонский Дмитрий Поликарпович родился 20 августа 1920 года в селе Весёлая Победа Самарского района Донской области (ныне хутор Победа Азовского района Ростовской области).

Отец Дмитрия Поликарповича – Полонский Поликарп Васильевич принадлежал к «старожитному» роду древнего герба Лелива (Lełiwa). Начало рода положено в Чёрной Руси (ныне Гродненская обл. Белоруссии) во времена становления Великого Княжества литовского, русского и жемайтского. Здесь род Полонских, не будучи отмечен заметным богатством, за воинскую доблесть и верность был пожалован в гербовое братство. Из Чёрной Руси Полонские расселились в Белую Русь, затем – кто в земли южной Руси, а кто – в Великий Новгород и Псков. Иные же из них направились в Польшу. В Московском Великом Княжестве Полонские впервые засвидетельствованы лишь в правление Ивана IV.

Поликарп Васильевич около 1913 года после окончания духовного учебного заведения на Украине, где в селе Николаевка близ Павлограда проживали его родители, был назначен к служению в Область войска Донского. Здесь в храме села Весёлая Победа он служил регентом и псаломщиком. Тут и приглянулась ему молоденькая прихожанка Елена, да так крепко, что вскоре заслал он сватов к её родителям. По осени молодых обвенчали и сыграли свадьбу.

Отец Елены – Иван Аникеевич Иващенко, будучи на Дону иногородним, своей земли не имел и потому арендовал её у местных казаков. Вместе с женой Марией Сидоровной (урождённой Лавриненко) трудились и на пашне, и по дому. Сыновей у них не было, а Елена была старшей среди пяти дочерей и двоих рано осиротевших малолетних племянников Ивана Аникеевича. Оттого все младшие называли Елену Няней. Благополучие многочисленной крестьянской семьи достигалось общим тяжким трудом в поле.

Поликарп Васильевич за свою короткую жизнь остался в доброй памяти односельчан на долгие годы. Он и сельская учительница Мария Спиридоновна (её фамилия автору, к сожалению, не известна), впоследствии обучавшая юного Дмитрия и двух его старших сестёр, составляли культурно-просветительское ядро села. Незаурядный скрипач и педагог хорового пения, он создал в селе превосходный хор, славившийся на всю округу. Репертуар хора был широк – от русских и украинских народных песен до светской классики и духовных песнопений. Ещё в 60-ые – 80-ые годы прошлого века автор этих строк встречался с некоторыми из участников хора, вспоминавшими Поликарпа Васильевича добрыми словами. Последней из них была, по-видимому, Полина Васильевна Дегтярёва, являвшаяся кумой четы Полонских.

Вслед за Германской войной, как её тогда называли, на Дон пришла война Гражданская. То белые, то красные, но по воспоминаниям Ивана Аникеевича и его дочерей хуже всего были банды. Елена Ивановна рассказывала, что в недобрый час к её отцу на постой нагрянула Маруся-атаманша со своей бандой, упоминаемой в известном романе А. Н. Толстого. Маруся истребовала кабака – тыквенной каши. Сестра Ирина угодила Марусе, подав кабака из скотьего казана, в котором тыкву парили для свиней.

1920 год для семьи оказался особенно тяжёлым. В феврале от тяжёлой болезни сердца 30-ти лет отроду умер отец ещё не родившегося Дмитрия. Вскоре схоронили сразу двоих – сестру Елены Ивановны Ирину вместе с ещё не рождённым младенцем. Белобандиты охотились за её мужем – красным активистом, а в степи в сумерках наткнулись на его жену. Мария Сидоровна с той поры оглохла навсегда. В конце лета появился на свет Дмитрий, и овдовевшая Елена Ивановна с тремя детьми-сиротами вернулась в дом отца. Дед Иван Аникеевич во внуке души не чаял и заменил ему отца. Спустя время дети пошли в школу.

По мере того, как на селе крепла советская власть, всё чаще молодые товарищи от власти стали напоминать Елене Ивановне, что она из «бывших». Около 1931 года, собрав детей и немудрёный скарб, она переехала неподалёку в город Батайск к сестре Татьяне и её мужу Архипу Фёдоровичу Галыгину, у которых было своих четверо деток. Дети продолжили ходить в школу, а Елена Ивановна устроилась на работу прачкой в Кондукторский резерв станции Батайск СКЖД. Завершив школьный курс обучения, Дмитрий поступил в Педагогический техникум. По окончании техникума Дмитрий Поликарпович получил назначение учительствовать в Детский дом № 4 на станции Лихая Ростовской области в качестве педагога-воспитателя.

На групповом фото (не позднее начала 1939 г., гор. Армавир) семья Полонских снова в сборе после пятилетней разлуки. Во втором ряду справа налево стоят: Дмитрий Поликарпович, приехавший в гости, Галина Поликарповна (сестра Дмитрия), Пётр Иосифович Полонский (отец автора, дальний родственник Дмитрия из другой ветви Полонских – односельчан родителей его отца). В первом ряду справа налево сидят: Елена Ивановна (мать Дмитрия), Инна Поликарповна (сестра Дмитрия, мать автора). Мальчик в центре – автор.

В духе предвоенного времени на груди Дмитрия знаки «Ворошиловский стрелок», «Готов к труду и обороне СССР» и «Готов к санитарной обороне СССР». В Армавире мы недавно, как следствие очередной всероссийской драгонады. На армейской гимнастёрке Петра Иосифовича уже нет привычных петлиц и нарукавных нашивок командного состава РККА. Получив известие о трагической гибели старшего брата – Тараса Иосифовича Полонского, активного участника Гражданской войны, видного хозяйственного и политического деятеля Украины, Юга России и Крымской Республики, он обратился к командованию и в политотдел. Уже назавтра был лишён службы, воинского звания и партбилета. Чтобы спасти семью и избежать последующих репрессий, он немедля вывез семью с Дальнего Востока на Кубань.

Осенью 1940 года Дмитрий Поликарпович был призван на действительную военно-морскую службу Армавирским РВК Краснодарского края. Служил на Черноморском Флоте в городе Севастополе п/я 57. Служил исправно, со слов его матери и сестёр, был отличником боевой и политической подготовки. Присланная им вырезка из флотской газеты об успехах его воинской части и личных не сохранилась – погибла в Армавире в годы войны. В не сохранившемся письме из Москвы по дороге в Либаву Дмитрий сообщил матери об отъезде 18 июня 1941 года из Севастополя в составе группы моряков для обучения в Либавском военно-морском училище. Последняя почтовая карточка из Риги, написанная им вечером 21 июня, была получена в Армавире 28 июня. В ней Дмитрий сообщил, что завтра 22 июня прибудет в Либаву к новому месту службы.

Первый официальный ответ на запрос о судьбе Дмитрия Поликарповича был получен ещё в годы войны. 23 ноября 1944 года Центральное бюро учёта потерь личного состава ВМФ известило о том, что военнослужащий Полонский Д. П. «...значится в списках – пропал без вести в августе 1941 г." Последующие обращения в различные структуры Министерства Обороны СССР имели тот же результат. После долгих хлопот в 1957 году Елене Ивановне была назначена скромная пенсия за не вернувшегося с войны сына.

Совершенно неожиданно в июне 1990 года сестра Дмитрия – Инна Поликарповна, проживавшая в то время в городе Ростове-на-Дону, получила из Севастополя от Рабочей группы Книги памяти просьбу заполнить статистическую карточку и выслать имеющиеся копии документов относительно брата – Полонского Д. П. для внесения его во Всесоюзную Книгу памяти. Каким образом севастопольские ветераны смогли разыскать её, Бог весть? Однако, контакт был установлен. Спасибо черноморцам, что не забыли своего сослуживца! В результате 13 июня 1991 года было получено официальное уведомление о том, что «...Полонский Дмитрий Поликарпович будет занесён в списки …, а затем во Всесоюзную Книгу памяти». С той поры минуло без малого четверть века, а Книгу памяти, тем паче Всесоюзную, сыскать не удалось. Вот, казалось бы, и всё... Ан, нет!

В последних числах января 2014 года в списках советских военнопленных, пленённых вермахтом (германский русскоязычный сайт www.dokst.ru), автор обнаружил запись о Полонском Д. П. с датой рождения, не соответствующей разыскиваемому лицу. На запрос в Центр документации при Объединении Саксонские мемориалы, Дрезден, ФРГ, спустя две недели последовал ответ. Доктор Александр Харитонов любезно сообщил, что относительно Полонского Д. П. в фондах Центра обнаружен единственный документ, электронная копия которого была приложена к ответу. Из документа следует, что Полонский Д. П. был пленён 5 июля 1941 г. близ гор. Митава (ныне Елгава), Латвия, и 11 июля 1941 г. доставлен в шталаг 315 в гор. Перемышле, Польша. Особые отметки, например, о передаче военнопленного в гестапо, отсутствуют, записи о дате смерти нет.

Его изучение позволило установить, что:

- документ является Зелёной картой, введённой в вермахте для первичной регистрации военнопленных, и в отличие от Personalkarte I, II или III не содержит информации о перемещении военнопленного в системе лагерей;

- все записи, внесённые в Зелёную карту, выполнены собственноручно Полонским Д. П. так, как это было установлено правилами вермахта;

- значительная часть сведений, внесённых в Зелёную карту, касающаяся военной службы и личности Полонского Д. П., указана неверно или искажена. Так, дата рождения, имя матери, профессия, воинское звание и наименование воинской части указаны неверно, а имя отца написано с нарочито грубой орфографической ошибкой;

- штемпель «Eingang 19.VIII.41» свидетельствует дату поступления Зелёной карты в Германское Бюро учёта потерь военнослужащих вермахта и военнопленных (WASt) для регистрации самого факта смерти.

Ошибка в идентификации курсанта Либавского Военно-Морского училища ПВО Полонского Д. П. с лицом, заполнившим Зелёную карту, исключена. Достаточно сравнить рукописные тексты Зелёной карты и последней почтовой открытки Дмитрия, временная разница между которыми составляет 20 дней. Кроме того, достоверно известно, что, по крайней мере, в первой половине ХХ века в селе Весёлая Победа был рождён единственный ребёнок мужского пола по фамилии Полонский. Указанное имя матери – Лелина, по-видимому, является криптограммой, составленной из имён трёх самых дорогих Дмитрию Поликарповичу женщин – матери Елены и сестёр Инны и Галины.

Автора не оставляет ощущение, быть может ложное, что Дмитрий в этот тяжкий для него час пытался оставить о себе последнюю весть в надежде, что однажды родные ему люди откроют её. Версия о том, что Лелина – это искажённое название родового герба Лелива, представляется неуместной.

 

 

Очевидно главное. Курсант Полонский Д. П. при пленении вёл себя достойно обстоятельствам, скрывая от врага сведения о военной службе, свой социальный статус и пытаясь увести след от своей семьи. Последующие поиски через Польский Красный Крест и Международную службу розыска, города Бад-Арользен, ФРГ, новых результатов не дали. Печальные подробности этой истории неизвестны и, наверно, не станут известны никогда. Однако, поиск продолжается…

Теперь спустя десятилетия, благодаря бескорыстным усилиям многих людей, мы многое узнали о том, как сражался с врагом при обороне Либавы батальон морской пехоты, сформированный из курсантов первого набора Либавского военно-морского училища ПВО. Набор курсантов был. Торжественное производство в офицеры и их выпуск не состоялись – они до времени пали на поле Чести. Они не стали героями, но успели совершить высший воинский подвиг – своею смертью смерть поправ, чтобы мы сегодня жили.

Вечная им благодарность потомков, слава и память.

Традиция воинского служения Отечеству была продолжена в следующих поколениях рода. Каждый в своё время, офицерами стали племянник и двое внучатых племянников Дмитрия Поликарповича – Борис Петрович, Константин Борисович и Евгений Александрович Полонские. Первые двое – офицерами флота.

*   *   *

В 2003 году автор этого очерка, будучи в Германии и оказавшись гостем в доме графини Торы фон Бернсторфф, обратил внимание на фотопортрет молодого человека в униформе кадета кригсмарине – германского ВМФ времён Рейха. Оказалось, что это предвоенный портрет родного брата хозяйки дома – Кнута-Хартвига фон Бернсторффа, погибшего в советском плену в июне 1946 года. Каково же было удивление, когда спустя 11 лет в результате поиска в интернете автор узнал, что брат Торы умер в Стрыйском лагере близ Львова в каких-то ста километрах от Перемышля, где, по-видимому, закончил свои дни Дмитрий Полонский.

Какие странные параллели человеческих судеб? Должно быть есть нечто поучительное в том, что в отличие от геометрии Эвклида они могут пересекаться, и     их пересечение часто оборачивается трагедией. 

Племянник, Полонский Борис Петрович

Россия, г. Санкт-Петербург

boris.polonsky@yandex.ru

11.07.2014