Главная » Библиотека » СЕМЬ ОГНЕННЫХ ДНЕЙ ЛИЕПАИ » МЕСТО В ИСТОРИИ

СЕМЬ ОГНЕННЫХ ДНЕЙ ЛИЕПАИ

23—29 июня 1941 г.

 

САВЧЕНКО Василий Иванович

 

АКАДЕМИЯ НАУК ЛАТВИЙСКОЙ ССР

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ

 

РИГА «ЗИНАТНЕ» 1985


 

МЕСТО В ИСТОРИИ

 

Как бы ни удалялись от нас во времени подлинно выдающиеся события, интерес к ним не ослабевает. К числу таких событий, без всякого сомнения, относится и героическая оборона Лиепаи в первые дни Великой Отечественной войны. Она перестала быть только фактом недавнего прошлого Латвии, став ценным достоянием военной и гражданской истории Советской страны. Лиепая заняла достойное место среди тех городов, гарнизоны и население которых в дни суровых испытаний не дрогнули перед сильным и коварным врагом, а самоотверженно встали на бой с ним.

Нет ни одного авторитетного советского издания по истории второй мировой войны, где бы достойно не отмечался подвиг Лиепаи в июньские дни 1941 г. «Массовый героизм, — говорится в книге «Советский Союз в годы Великой Отечественной войны. 1941 —1945», — проявили героические защитники Лиепаи — личный состав 67-й стрелковой дивизии генерал-майора Н. А. Дедаева, военно-морской базы под командованием капитана 1-го ранга М. С. Клевенского, пограничный отряд, рабочие Лиепаи, которыми руководили секретари: горкома партии М. Бука и Я. Зарс, комсомольцы во главе с И. Судмалисом и Б. Пелненом»1.

Хорошо известно высказывание по этому поводу западногерманского военного историка П. Карелла, который в своей книге «Операция «Барбаросса», изданной в ФРГ и позднее опубликованной в других странах, пишет, что у стен Лиепаи немецкие войска встретили особенно упорное сопротивление со стороны советских войск, продемонстрировавших высокий моральный дух и стойкость. «В Лиепае солдат Красной Армии впервые показал, на что он способен, когда опирается на подготовленные позиции, действует под командованием хладнокровных и энергичных командиров», — заключает П. Карелл2.

Признание высоких боевых качеств гарнизона Лиепаи в первые дни войны содержится в трудах военного историка, участника этих боев В. Хаупта3.

В них подробно изложены действия гитлеровских захватчиков в Латвии. В частности, В. Хаупт отмечает, что наступавшая в направлении Лиепаи 291-я пехотная дивизия, усиленная многими подразделениями, являлась сильнейшей дивизией сухопутных сил фашистской Германии. Он пишет также об участии в боях за Лиепаю немецкой морской пехоты, подразделения которой были наголову разгромлены защитниками города и потеряли боеспособность.

Небезынтересно с точки зрения современной идеологической борьбы и замечание этого автора по поводу чувств, которые завоеватели испытывали в Курземе, насквозь пропитанное идеей «культуртрегеризма». «Дивизии и армии, — пишет В. Хаупт, — вступили на землю, которая издавна связана историей с их родиной. Бои в Курляндии как бы продолжили ту цепь, которую проложили немецкие рыцарские ордена. Именно они проложили сюда путь, чтобы принести народам этого района христианство и западную культуру»4. Думается, что комментарии здесь излишни.

Об упорных и кровопролитных боях в Лиепае говорится в книге В. Конце об истории 291-й пехотной дивизии, где сказано: «На следующий день (29 июня. — В.С.) гавань и город были очищены ... Дивизия одержала крупный успех, но это был и горький урок, который пришлось оплатить большой кровью»5.

Прежде всего необходимо отметить военное значение обороны Лиепаи. В результате решительных действий защитников города к этому участку фронта более чем на неделю была прикована очень сильная дивизия противника, потерявшая более двух тысяч личного состава убитыми и ранеными6.

Здесь уместно привести сравнение с потерями немецко-фашистских войск в боях в районе Брестской крепости: 45-я пехотная дивизия 4-й армии группы армий «Центр», которая в основном в течение целого месяца вела бои за крепость, потеряла убитыми, пропавшими без вести и ранеными 1137 человек7.

Приведенное сравнение убедительно свидетельствует о чрезвычайной интенсивности боев под Лиепаей, которая определялась тем, что в течение семи дней обороны города защитники Лиепаи применяли различную тактику: оборонительный бой, мощный удар по противнику с целью прорыва окружения, уличные бои в самом городе.

В ходе обороны Лиепаи советским командованием был получен первый опыт организации обороны военно-морских баз в условиях окружения их противником с суши. Военные силы, находившиеся в Лиепае перед войной, не имели единого подчинения, и только когда над городом нависла непосредственная угроза, командование гарнизоном было возложено на командира 67-й стрелковой дивизии, к сожалению, выбывшего из строя фактически в начале решительных боев за город. Далее, как показывает анализ фактов, центром обороны города стало командование военно-морской базы, имевшее в своем распоряжении мощные огневые средства, отряды военных моряков, обладавшие высокими боевыми и морально-политическими качествами, оперативную связь со штабами военно-морских баз в Риге и Таллине. Впоследствии, при организации обороны Таллина и Одессы, все силы — как сухопутные, так и воздушные — были подчинены морскому командованию, что дало возможность более оперативно руководить боями, лучше использовать материальные и людские ресурсы этих городов.

Влияние боев за Лиепаю сказывалось в первые дни войны на обстановке в большом регионе юго-западной части Латвии — Курземе, т.е. на правом крыле Северо-Западного фронта. Можно назвать в общей сложности не один десяток мест на суше и на море, где защитники города вступали в схватку с противником. Ярким примером таких боев был рейд лиепайчан в сторону Литвы и уничтожение ими фашистского гарнизона в г. Скуодас, что вызвало растерянность во вражеских тыловых частях. Гитлеровцы, как об этом свидетельствует запись в журнале боевых действий группы армий «Север», были вынуждены ввести здесь в бой подразделения 207-й охранной дивизии8.

Яростно сопротивлялись врагу защитники Лиепаи и под Ригой, где 1—2 июля 1941 г. произошло настоящее сражение, потребовавшее от гитлеровцев значительных сил и потерь.

Не менее важным было политическое значение обороны Лиепаи. Враг, не ожидавший встретить здесь сколько-нибудь значительное сопротивление, был поражен мужеством советских воинов и вооруженных гражданских защитников города и чрезвычайно встревожен их стойкостью, подобной которой он до сих пор не встречал нигде. В Лиепае ярко проявился героизм советских людей, которые не жалели сил и самой жизни, чтобы остановить врага. И если события начала войны рассматривать во взаимосвязи (а их именно так и следует рассматривать), то напрашивается вывод, что без упорной борьбы под Лиепаей, Ригой, а затем на территории Эстонии, возможно, не выдержал бы месячной осады Таллин, а без       борьбы за Таллин, в свою очередь, труднее было бы отстоять Ленинград в критические сентябрьско-октябрьские дни 1941 г.

Конечно, одного героизма защитников Лиепаи было мало. Сильно ощущалось отсутствие у них боевого опыта, а чтобы приобрести его, требовалось время. Этого времени история им не дала, за что пришлось расплачиваться большими жертвами.

Лиепая — это место, где в годы войны возникли первые в стране вооруженные отряды гражданского населения, принимавшие бок о бок с регулярными войсками самое активное участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками.

Быстрой организации лиепайских рабочих в те дни способствовал их большой опыт революционных боев против классового врага. Оборона Лиепаи еще раз показала неразрывную связь Коммунистической партии с народом. Небольшая по численности городская партийная организация сумела повести за собой сотни беспартийных рабочих и служащих. Горком партии стал подлинным штабом мобилизации трудящихся города на отпор врагу.

Важную роль в организации обороны города сыграл и Лиепайский городской исполнительный комитет. Все работники горкома партии и горисполкома находились на ответственных участках борьбы.

Большую активность и высокую политическую сознательность в те дни проявила также трудовая молодежь города. Вслед за своими отцами, носителями славных революционных традиций, она смело встала в ряды бойцов. Советские патриоты получившие боевую закалку в ходе обороны города, развернули подпольную антифашистскую борьбу в условиях оккупации. Именно из их числа выдвинулись такие герои подполья, как Имант Судмалис, Лина Янсоне, Жанис Судмалис, Алфред Старк, Волдемар Рейзупс и многие другие.

 

 

Памятник И. Судмалису в Лиепае

Не было в Латвии другого такого партизана и подпольщика, вокруг деятельности которого сложилось столько легенд, как об Иманте Судмалисе. Он был действительно человеком необычайной смелости и инициативы, коммунистом со стальной волей. В. П. Самсон, Герой Советского Союза

 

В обороне города ярко проявилась дружба народов нашей многонациональной страны. Сыны многих народов самоотверженно разили врага, глубоко сознавая, что завоевать победу можно только общими усилиями. Это великое интернациональное чувство явилось верным залогом нашей Великой Победы.

Отдавая дань героизму и мужеству защитников Лиепаи, следует вспомнить и о том, что мешало организации обороны города. Это необходимо для правдивой передачи исторических событий.

Конечно, при этом следует учитывать сложность и напряженность обстановки, в которой происходили описываемые события. Часть недостатков носили общий для начального периода войны характер. «Бои за военно-морскую базу на сухопутье и отход из Лиепаи изобиловали не только примерами героизма и самоотверженности. Были ошибки, промахи, панические настроения, — отмечал бывший член военного совета Краснознаменного Балтийского флота вице-адмирал Н. К. Смирнов. — Паническим настроениям некоторых командиров способствовало и незнание обстановки на сухопутном фронте. Никто из них в первые дни войны не представлял, где проходит линия фронта в этой стремительно развивавшейся войне»9.

Слабым местом была и разведка, вследствие чего сведения о составе войск противника и их расположении зачастую отсутствовали. В результате легко принимались на веру различные слухи, порой инсинуированные врагом с целью дезорганизации защитников города. Разумеется, такие непроверенные данные не могли не влиять на принятие командованием тех или иных решений.

Нужно отметить, что командование базы, занятое всецело обеспечением сухопутной обороны, ослабило внимание к морскому направлению. Дозора надводных кораблей, как уже отмечалось, оно не организовало, связь с высланными в море подводными лодками не поддерживало, суда в спешке отправляло по назначению без должного прикрытия и охранения. Этот упрек в полной мере относится и к командованию флота, не оказавшему базе своевременной помощи.

Исторической заслугой защитников Лиепаи явилось то, что они в меру своих сил и возможностей старались преодолеть возникавшие трудности, справляясь со сложными ситуациями, столь характерными для начального периода Великой Отечественной войны.

Стараясь как-то оправдать тщетность своих первоначальных попыток сокрушить сравнительно небольшой гарнизон города, гитлеровцы помещали в немецких и местных коллаборационистских газетах статьи, где силы защитников Лиепаи фантастически преувеличивались. В статье из немецкой солдатской газеты «Ди фронт», перепечатанной 4 июля 1941 г. в местной фашистской газете «Курземес вардс», например, говорилось: «Лиепая была превращена в самый сильный в Прибалтике опорный пункт, и русские обороняли ее всеми средствами — тяжелыми орудиями береговой артиллерии, зенитной и полевой артиллерией и двумя танковыми бригадами».

Еще больше разыгралась фантазия у газеты «Прейсише цайтунг». В статье из этого издания, перепечатанной 11 июля 1941 г. выходившим в Риге фашистским листком «Тевия», утверждалось, что «утром 27 июня примерно 50 тысяч окруженных красноармейцев, поддержанных артиллерией и танками, предприняли яростное наступление в северном и северо-восточном направлениях...» Это наступление, — отмечала далее газета, — сдерживают два усиленных немецких батальона».

Подобные измышления смехотворны, поскольку в Лиепае не было ни двух танковых бригад, ни укреплений, ни тем более 50 тысяч красноармейцев.

Важно подчеркнуть значение Лиепаи не только как города, продемонстрировавшего исключительный героизм в первые дни войны. Лиепайчане, участники обороны города, первыми в Латвии развернули и подпольную борьбу. Для истории сохранились многочисленные документы, свидетельствующие, что, по словам врагов, один «из наиболее красных городов бывшего Латвийского государства» не склонил головы перед «завоевателями мира». Защитники Лиепаи, которым не удалось вырваться из окружения или которые вынуждены были вернуться в город, сохранили оружие и по ночам совершали нападения на вражеских солдат и офицеров. Они организовали подпольные группы и организации. Заборы и стены домов приморского города запестрели наспех составленными листовками со страстными призывами к борьбе с гитлеровцами. На головы героев обрушилась лавина репрессий — расстрелы, истязания в застенках гестапо, аресты заложников. Но до самого последнего дня войны борьба продолжалась.

Для характеристики этих людей как нельзя лучше подходят ленинские слова: «Опыт войны, как и опыт всякого кризиса в истории, всякого великого бедствия и всякого перелома в жизни человека, отупляет и надламывает одних, но зато просвещает и закаляет других, причем в общем и целом, в истории всего мира, число и сила этих последних оказывались, за исключением отдельных случаев упадка и гибели того или иного государства, больше, чем первых»10.

 

 

Открытие мемориальной стены на центральном секторе обороны Лиепаи (июнь 1966 г.)

 

Да, великое и суровое испытание, выпавшее на долю героев Великой Отечественной, не сломило их, а закалило и привело к Победе. В книгах исследователей партизанской и подпольной борьбы в Латвии академика АН Латвийской ССР В. П. Самсона и кандидата исторических наук Я. К. Дзинтарса и др. читатель найдет подробную картину героической борьбы лиепайского пролетариата в подполье и в рядах партизан11.

Подвиг Лиепаи в июне 1941 г. уже в годы войны служил и продолжает служить ныне делу патриотического воспитания советских людей. Массовые мероприятия с участием тысяч людей, организованные Лиепайским городским комитетом Компартии Латвии в дни 25-й, 30-й, 35-й и 40-й годовщин обороны Лиепаи, привлекли к себе внимание всей страны.

В городе свято чтут память о тех легендарных днях. 25 июня 1966 г. на центральном секторе обороны города была воздвигнута мемориальная стена. На ней изображена группа защитников Лиепаи — стрелки, моряки, рабочие, а внизу большими буквами надпись: «За город мой, за Родину» и даты 1941 — 1945 гг.

Еще раньше — в 1960 г. на Парадной площади города был открыт хорошо известный по многим публикациям памятник защитникам города: в бронзе застыли моряк, рабочий и девушка — медицинская сестра.

В 1978 г. на площади Комъяунатнес приморский город торжественно увековечил память выдающегося сына латышского народа, легендарного героя и одного из организаторов обороны Лиепаи — Иманта Судмалиса. Там был установлен величественный монумент, в центре которого высится его фигура.

 

 

Торжественное шествие в Лиепае в день празднования 40-летия героической обороны города

 

Встречи самих ветеранов войны, а также их воспоминания о суровых боях 1941 г., о героической борьбе в подполье, в партизанских отрядах, с которыми они выступают на предприятиях, в колхозах и совхозах района, в пионерских лагерях и войсковых частях, оставили глубокий след в сознании советских людей.

Герои Лиепаи и сегодня остаются в строю, воспитывая советских людей, особенно молодежь, в духе беззаветной преданности Родине, уча их в самых сложных условиях не терять самообладание и уверенность в своих силах, не поддаваться панике и разить врага до тех пор, пока рука держит оружие.

Автор известной книги «Брестская крепость» писатель С. С. Смирнов, внесший большой вклад в изучение обороны Лиепаи, побывав 29 марта 1966 г. в городе и встретившись с его защитниками, заметил: «Размах боев здесь был значительно шире, чем в Брестской крепости». И добавил: «Оборона Лиепаи в истории Великой Отечественной войны, понятно, представляет лишь небольшой эпизод. Однако в знамя, которое советские воины подняли над рейхстагом, свою нить воткали и борцы за Лиепаю»12.

Родина высоко оценила подвиг Лиепаи; в августе 1977 г. Лиепая Указом Президиума Верховного Совета СССР «за успехи в хозяйственном и культурном строительстве, заслуги в революционном движении, мужество и стойкость трудящихся города в годы Великой Отечественной войны» была награждена орденом Октябрьской Революции.

Славные ратные подвиги воинов гарнизона Лиепаи, в грозные июньские дни 1941 г. не дрогнувших перед лицом превосходящих сил врага, были и остаются образцом воинского долга в защите завоеваний нашей социалистической Родины. Память о защитниках города, славные боевые традиции прошлого вечно будут жить в благодарной памяти советского народа.

 

1 Советский Союз в годы Великой Отечественной войны. 1941 — 1945. М., 1977, с. 40.

2 Carell P. Unternehmen Barbarossa. Frankfurt a/M—Berlin— Wien, 1963, S. 30—31.

3 См.: Haupt W. Kurland. Bad Nauheim, 1961, S. 67; Haupt W. Baltikum. 1941, S. 61-62.

4 Haupt W. Kurland, S. 52,

5 Conze W. Die Geschichte der 291. Infanteriedivision, S. 93.

6 Подсчет проведен на основе обнаруженных в документах Центрального кладбища Лиепаи захороненных там немецких солдат.

7 См.: Анфилов В. А. Бессмертный подвиг, с. 275.

8 См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг. М., 1961, т. 1, с. 44.

9 Смирнов Н. К. Матросы защищают Родину. М., 1962, с. 24.

10 Ленин В. И. Крах II Интернационала. — Полн. собр. соч., т. 26, с. 220.

11 Самсон В. П. Дружба народов победила. Рига, 1980, 273 с.; Dzintars J. Neredzamā fronte. 2. izd. R., 1970; Борьба латышского народа в годы Великой Отечественной войны. Рига, 1970, с. 372—394.

12 Коммунист, 1966, 29 марта.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ


       

      Художник Г. Крутой

      Рецензент подполковник В. И. Боярский

       

      Редактор ГРИГОРИЙ СМИРИН

      Художественный редактор ВИТАЛИЙ КОВАЛЕВ

      Технический редактор ГАЛИНА СЛЕПКОВА

      Корректор НАТАЛЬЯ ЛЕБЕДЕВА