Главная » Подвиг Солдата » К » Корт Михаил Алтерович

Корт Михаил Алтерович

 

1924 - ?

 

Родился в 1924 году в городе Куйбышеве. В 1925 году семья переехала в Ригу. Когда началась война, работал учеником катонщика на чулочной фабрике «Старс». На второй день войны вступил в молодежный отряд по охране порядка в городе. До сентября 1942 года проживал и работал в колхозе имени Розы Люксембург Матвеевского района Чкаловской области. В сентябре 1942 года призван в Красную Армию и направлен в 54-й запасной стрелковый полк.

По личной просьбе был направлен в 1-й Латышский запасной полк, который дислоцировался в Гороховецких учебных лагерях. Здесь прошел обучение военному делу, и в июне 1943 года был направлен на фронт. Первое боевое крещение получил в составе 125-го гвардейского стрелкового полка. Вместе с 43-й гвардейской латышской стрелковой дивизией принимал участие в боях в районе Старой Руссы, освобождал от немецко-фашистских оккупантов Советскую Латвию.

На фронте был ранен. За проявленные мужество и отвагу в боях награжден медалями "За отвагу" и "За боевые заслуги" После окончания войны продолжал службу в погранвойсках. Уволен в запас в 1950 году. С 1950 года работает в колхозе "Большевик". Вел промысел на судах прибрежного лова матросом, капитаном, бригадиром. С 1957 года вплоть до 19ь1 года являлся заместителем председателя правления рыболовецкого колхоза "Большевик".

Награжден орденом «3нак Почета», медалью «3а доблестный труд», двумя Почетными грамотами Президиума Верховного Совета Латвийской ССР. Удостоен нагрудного знака «Отличник социалистического соревнования рыбной промышленности СССР».

Член КПСС. Инвалид Отечественной войны. Возглавляет совет ветеранов войны колхоза "Большевик".

 

С ЛЫЖНЫМ ОТРЯДОМ В ТЫЛ ВРАГА

 

В конце сорок третьего года наш полк был переброшен в район Великих Лук. Разместились в наскоро вырытых землянках, верх которых пришлось закрывать плащ-палатками и старыми шинелями. Вблизи нас не было лесов. Для отопления землянок выкапывали оставшиеся в земле столбы от сгоревших домов.

В этом районе шла подготовка к решающим боям - прорыву обороны противника в направлении Насва-Локня. Здесь начался отбор в формирование лыжного батальона. Этой работой лично руководил командир 43-й гвардейской Латышской стрелковой дивизии генерал-майор Бранткалн. В батальон зачисляли в первую очередь красноармейцев и командиров, которые занимались спортом, коммунистов и комсомольцев. В состав батальона зачислили и меня.

Командиром лыжного батальона был назначен подполковник, заместитель командира полка Я. Райнберг, парторгом - И. Треогубов, комсоргом - А. Млокит. Здесь мы тренировались в ходьбе на лыжах, в стрельбе. В первых числах января 1944 года лыжный батальон был объединен с таким же лыжным батальоном соседней 33-й стрелковой дивизии. С этого времени это был объединенный лыжный отряд. Командование отрядом было возложено на подполковника Я. Райнберга.

В лыжном отряде насчитывалось примерно около 500 человек, вооруженных в основном автоматами, были на вооружении пулеметы.

Перед отрядом была поставлена задача выйти в тыл врага и овладеть важным опорным пунктом - деревней Манаково, расположенной на главной дороге Локня-Насва.

Примерно 10 января 1944 года части 43-й гвардейской Латышской стрелковой дивизии передислоцировались к северо-востоку от станции Насва, откуда готовился мощный удар по противнику. Перед этим боем в моей жизни произошло важное событие - меня приняли в рады ВЛКСМ. Линию фронта перешли цепочкой, двигаясь медленно, осторожно, чтобы преждевременно не обнаружить себя. Вел отряд подполковник Я. Райнберг. Временами останавливались, прислушиваясь. Потом из-за малого количества снега и внезапно наступившей оттепели, в пути помехой был еще и густой кустарник, лыжи пришлось оставить. К рассвету подошли к железной дороге. В пути следования взяли в плен двух фашистских солдат, которые вышли восстанавливать поврежденную линию связи.

Позади железнодорожное полотно, вышли на дорогу, ведущую к деревне Манаково. На подступах к ней отряд уничтожил четыре грузовые автомашины противника, до десятка фашистских солдат, взяли в плен адъютанта коменданта саперной части, размещавшейся в Манаково. На подступах к Манаково отряд развернулся по фронту и пошел в атаку. Гитлеровцы открыли ответный огонь из пулеметов и легкой артиллерии. Завязался тяжелый бой. Примерно через час отряд овладел большей частью деревни Монаково. В этом бою погиб командир отрада подполковник Я. Райнберг. Не припомню, кто принял командование отрядом. Бой продолжался. Наше отделение закрепилось на окраине Манаково. У меня был ручной пулемет, из которого я вел непрерывно огонь по контратакующим нас фашистам.

Полностью овладеть деревней Манаково отряду не удалось. Пришлось закрепиться на окраинах, сдерживая натиск противника. Особенно жаркий бой разгорелся примерно к одиннадцати часам. В это время началось наступление Советской Армии по всему фронту, и фашистские войска, теснимые нашими бойцами, стали отходить. Их путь лежал по дороге через Манаково. На подступах к деревне появились фашистские танки.

Командованию отряда удалось связаться по рации артиллерийскими подразделениями и вызвать огонь по деревне Манаково, где скопилось много фашистских войск. Вскоре снаряды стали рваться в самой гуще противника. Бой был жестокий. Наши потери были велики. Меня осколком снаряда ранило в плечо. Перевязав рану, продолжал оставаться в строго, обороняя командный пункт отряда. Так продолжалось до подхода подкрепления.

К вечеру к нам на помощь подоспели первый и второй батальоны 125-го гвардейского стрелкового полка.

После подхода подкрепления началась эвакуация с поля боя раненых. Меня отправили в полевой военный госпиталь. После выздоровления в марте 1944 года был направлен в запасной полк, оттуда в отдельную роту связи. Обеспечивали связью всю дивизию. Мне пришлось обслуживать попеременно 123-й и 125-й гвардейские стрелковые полки.

Восторженно встречала своих освободителей столица республики Рига. Шагая в строю бойцов по улицам города, вспоминал тяжелые июньские дни сорок первого года. На второй день войны я вступил в рабочий отрад, состоявший из комсомольцев и молодежи, в задачу которого входила охрана порядка и борьба с вылазками бывших айзсаргов. Потом с грустью покидали вместе с частями Красной Армии город. И вот она - долгожданная встреча с красавицей Ригой, три с лишним года стонавшей под оккупацией фашистов.

Мне довелось принимать участие в боях с группировкой немцев между Тукумом и Лиепаей. В канун нового, 1945 года, точнее, декабря, я снова был ранен, произошло это в районе Катини-Русас. После выздоровления в начале февраля 1945 года меня направили в 123-й полк, который в это время находился в резерве.

В течение почти всего марта вели бои в районе Блидене. У гитлеровцев была отлично организованная оборона. В низинах образовались настоящие озера, развезло дороги, по которым с трудом передвигалась военная техника. Потери несли мы значительные. После каждого боя, который продолжался как минимум до двух суток, подразделения требовали пополнения. По соседству с нами сражался с немцами эстонский стрелковый корпус.

Запомнился тяжелый бой 23 марта 1945 года. Преодолевая упорное сопротивление врага, наш комбат Фрицис Буркевич провел умную операцию, обманув противника. Гитлеровцы в панике отступали. Взяты были пленные. В наших руках оказалась очень выгодная позиция.

В Курземе я встретил День Победы. Пришлось конвоировать пленных гитлеровских солдат и офицеров, прочесывать леса и перелески, заниматься разминированием.

А потом в июне сорок пятого года меня направили в пограничные войска. Служил на пограничной заставе, в комендатуре пограничного отряда.

 

Источник


СЛОВО О ВЕТЕРАНАХ ВОЙНЫ  - Лиепайский рыболовецкий колхоз «Большевик» Лиепая 1985