Главная » Библиотека » СПАРТАК В КУРЗЕМЕ » СПУСТЯ МНОГО ЛЕТ

СПАРТАК В КУРЗЕМЕ

Документальная повесть

 

Францис Никодимович Рекшня

Харий Андреевич Галинь

 

РИГА «ЛИЕСМА» 1981


 

СПУСТЯ МНОГО ЛЕТ

 

Герои в памяти народной не умирают. Но рассказать о них, об их подвигах могут только живые. Поэтому наша святейшая обязанность — сохранить каждый примечательный, характерный и достоверный эпизод героической жизни этих людей, каждую важную деталь, которая порой на первый взгляд может показаться мелочью. Эту задачу в последние годы успешно решают вместе с бывшими товарищами героев и красные следопыты. Они разыскали места захоронения погибших, умерших, замученных борцов, привели седых матерей к могилам их сынов, а также открыли новых героев, выяснили обстоятельства, при которых они погибли. Каждый год юные краеведы отправляются в походы по местам боевой славы, воздавая почести героическим партизанам, разведчикам и подпольщикам.

Краеведы Злекской восьмилетией школы переписываются с родными павшего в бою первого командира «Красной стрелы» Владимира Семенова, исследуют путь разведгруппы Спартака, разыскивают всех, кто помогал этой группе и поддерживал ее, собирают материалы о живых и павших партизанах и разведчиках, об их сегодняшней общественной деятельности. Красные следопыты собирают фотоснимки людей, героически сражавшихся в Курляндском котле, мест, где проходили бои и где произошла Злекская трагедия.

Жертвы Злекской трагедии в 1967 году были перезахоронены и теперь покоятся в заботливо ухоженной братской могиле на небольшом пригорке у шоссе.

Каждый год девятого декабря, в день памяти Злекской трагедии, у братской могилы собираются на траурный митинг сельчане, школьная молодежь, свидетели мрачных событий и родственники погибших.

Каждый житель злекской округи, молодой или старый, может указать дорогу к пепелищам, оставшимся после карательной экспедиции Еккельна на месте хуторов «Мурниеки», «Граужи», «Дижкири», «Вевери», «Зилумы». Жители Злекас могут проводить на места, где сражались и трудились партизаны «Красной стрелы» и разведчики Спартака.

И в Злекской школе, и в сельском клубе, и в исполкоме краеведы оборудовали стенды, рассказывающие о суровом прошлом. Маленькой Рене Пулмане посвящен отдельный альбом, в котором рассказывается о короткой жизни и трагической гибели первой пионерки Злекской школы.

Один раз в год в Злекас, Пилтене или на живописном берегу озера Усмы собираются красные следопыты.

Самый первый слет красных следопытов состоялся в Злекском сельском клубе в 1967 году. Следующий проходил на том месте, где базировалась «Красная стрела». В третий раз бывпше партизаны и юные краеведы встретились в Злекской школе. Здесь Герой Советского Союза Вилис Самсон вручал комсомольские билеты молодым комсомольцам. Особенно представительным был четвертый слет. В нем, кроме местной молодежи, приняли участие также красные следопыты Пилтенской и других окрестных школ.

С каждым годом эти слеты становятся все ярче и содержательнее. Издалека съезжаются бывшие партизаны, разведчики и подпольщики, партийные и советские работники, комсомольцы и молодежь. Уже не раз приезжали для участия в слетах Анатолий Громский из Елгавы, Виктор Кушников из Тулы, Виктор Столбов из Балмиерского района, Юрий Селедкин из далекого сибирского города Улан-Удэ, Аксель Амберг из Риги и, разумеется, местные борцы: Жанис Аберсон, Индрикис Тирум, Жанис Валтманис, Янис Клява, Арвид Индриксон и многие другие. Они рассказывают о днях борьбы, о мужестве, выдержке, героизме, об успешных операциях и неудачах. Они рассказывают о премудростях партизанского бьгга: как развести костер без дыма, как выслеживать противника, самому оставаясь незамеченным, как приготовить в лесу вкусную снедь. Они показывают, где поджидали врага, где проходили стычки, где находился костер, возле которого они грелись и пекли в золе картошку. Они показывают, где был ранен тот или иной из героев, где прошли последние минуты его жизни.

... После жестоких боев под деревней Игнатьево в окрестностях Великих Лук в далекое село Нарынкольского района у подножья Тянь-Шаня пришла печальная весть. Семье Жартыбаевых сообщали, что их Ноке погиб.

Но он был еще жив, если можно назвать жизнью скитания по лагерям военнопленных. Фронт двигался на запад, и на запад же в качестве дешевой рабочей силы везли военнопленных. Наконец лишь под Вентспилсом Ноке Жартыбаеву вместе с двумя товарищами удалось незамеченными бежать из эшелона.

Измученные до смерти, они много дней скитались по лесам вокруг Вентспилса. Наконец, где-то недалеко от места слияния Венты и Абавы они осмелились войти в одинокий сельский дом. Простые крестьяне по-братски поделились с ними своим небогатым харчем. Но самым дорогим приобретением была, конечно, винтовка царского времени с пятью патронами, которую дал им на прощание хозяин дома. И они дерзко, но успешно атаковали с нею немецкий патруль из пяти человек. Отвага помогла добыть отличное оружие.

Но путь троих красноармейцев в «Красную стрелу» был долгим и трудным, так как партизанский отряд соблюдал строжайшую конспирацию. Наконец, им удалось установить связь, и новых борцов принял сам командир отряда Виктор Столбов.

Коммунист, сержант Ноке Жартыбаев снова стал пулеметчиком. После победы он вернулся в родное село и начал работать учителем истории в школе имени Крупской. Ему часто приходилось рассказывать ребятам о своих военных дорогах. И именно школьники — красные следопыты помогли своему учителю разыскать боевых товарищей. Спустя двадцать семь лет он снова очутился среди партизан «Красной стрелы».

— Очень бы хотелось разыскать ту усадьбу, откуда началось мое возвращение к жизни, — сказал Ноке.

Но годы многое стерли в памяти, и Ноке Жартыбаеву не удалось найти тот дом. А может, он был уничтожен в дни, когда свирепствовали каратели. И сын далекого Казахстана возложил красные гвоздики к обелиску Злекской трагедии как благодарность за человечность.

Еще не подсчитано точно, сколько национальностей        было представлено среди сражавшихся в Северной Курземе, но наберется никак не меньше двух десятков. Поэтому один из участников слета сказал:

— Огонь может уничтожить дерево, сталью можно вырубить слова в камне, пуля может оборвать человеческую жизнь, но нет такой силы, которая могла бы сломать дружбу наших народов, вытравить в наших сердцах память о людях, погибших в борьбе с фашизмом за свободу любимой Родины.

К сожалению, не все еще известно, не всё выяснено до конца. Еще не известны подвиги многих патриотов, места, где покоится прах героев, обстоятельства их гибели.

Так, например, мы по-прежнему мало знаем о связях подпольщиков Риги и Кулдиги, особенно летом и осенью 1944 года. Мало знаем об учительнице Нине Вишневской, которая погибла в застенках кулдигского СД, не выдав никого из подпольщиков. Примечательно уже то, что она, насильно вывезенная из Ленинградской области в чужой город, не владея латышским языком, так быстро сумела установить связь с местным подпольем. Слишком скупые данные сохранились о многих разведгруппах, которые навещали «Красную стрелу» или даже какое-то время проводили на ее базе. Нет даже точных сведений о том, какова судьба всех тех красноармейцев, которых за героизм в бою на Абаве отметил в приказе по отряду командир «Красной стрелы». Хотелось бы знать также, как сложилась дальше жизнь радистки Зинаиды Якушиной, комсорга батальона Семена Инчина и многих других. Эти и целый ряд других вопросов еще предстоит выяснить красным следопытам школ.

Тут к месту будет еще раз напомнить слова Юлиуса Фучика:

«Об одном прошу тех, кто переживет это время; не забудьте! Не забудьте ни добрых, ни злых. Терпеливо собирайте свидетельства о тех, кто пал за себя и за вас!»

Народ не забыл подвиги павпшх. Народ воздвиг в их честь памятники, обелиски, установил памятные доски. На их могилах не увядают цветы.

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

Перевела с латышского Виола Ругайс

Оформление Силвии Гожевиц


Редактор В. Семенова

Художественный редактор М. Драгуне

Технический редактор Г. Слепкова

Корректор Л. Алферова