Главная » Библиотека » ОДИН БОЕВОЙ ВЫЛЕТ

ОДИН БОЕВОЙ ВЫЛЕТ

«Крылья Родины», июнь 1986

 

В моих руках пожелтевший треугольник письма, не котором стоит дата 3 ноября 1944 года и красный штамп «Просмотрено военной цензурой». В свое время оно проделало длинный путь, начав его с заснеженного аэродрома в Заполярье и закончив в столице нашей Родины Москве.

«Уважаемая Евдокия Георгиевна! Посылаем Вам небольшое письмо, чтобы сообщить о боевой работе Вашего сына летчика-североморца Козельского.

Георгий является дисциплинированным и примерным воином, честно выполняющим задания командования по разгрому немецко-фашистских захватчиков в Заполярье. Он настойчиво работает над совершенствованием своего мастерства. Являясь хорошим летчиком и скромным товарищем, Георгий заслужил всеобщее уважение в среде боевых друзей и личного состава подразделения. Выражаем Вам горячую благодарность за воспитание сына». Под текстом письма подписи двух комсоргов — полка и эскадрильи — лейтенантов Дикача и Егорова.

Георгий Тимофеевич Козельский, окончивший в 1942 году аэроклуб Кировского района столицы, эвакуированный к тому времени в Уфу, а затем и военное училище летчиков, неторопливо рассказывает мне о том далеком времени, жарких схватках в воздухе. Каждый боевой вылет оставил глубокий след в сердце и памяти, но особенно запомнился один из них.

...16 октября 1944 года шесть самолетов 255-го истребительного авиационного Краснознаменного полка поднялись в воздух и пристроились к группе, которую вел командир 9-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка подполковник Сыромятников. Пять «Бостонов» должны были нанести торпедный удар по конвою противника, обнаруженному самолетами-разведчиками. Конвой состоял из трех крупных транспортов и кораблей охранения. С воздуха его прикрывала семерка «мессершмиттов».

Истребитель с бортовым номером «80» пилотировал лейтенант Козельский. Он был ведомым у капитана Калашникова.

Через 20 минут полета группа вышла в заданный район. Гвардии подполковник Сыромятников вывел ее точно к цели. Над конвоем уже успели поработать штурмовики и торпедоносцы, вылетевшие раньше. Они потопили один из транспортов, несколько сторожевиков, миноносец. Но два транспорта по-прежнему продолжали свой путь. Их надо было уничтожить.

Снизившись до высоты 15— 20 метров, торпедоносцы легли на боевой курс. Навстречу им потянулись огненные шнуры «эрликонов», I воздухе появились шапки разрывов. Огромные султаны воды высоко поднимались вверх — корабельная артиллерия посылала тяжелые снаряды в воду, пытаясь оградить водяной завесой транспорты. Попав в такой столб, торпедоносец терял управление и уходил под воду.

«Мессершмиттов» над конвоем уже не было, по-видимому, у них подошел к концу запас горючего, и они ушли. Поэтому ведущий группы истребителей, подав команду, бросил свой самолет вниз, подавляя огонь зенитной корабельной артиллерии. За ним последовала вся группа.

Когда перекрестие прицела совместилось с зенитными установками сторожевика, лейтенант Козельский нажал на гашетки пушки и пулеметов. Огненные трассы понеслись вперед. Было хорошо видно, как от орудий разбегается прислуга, а палуба покрывается, разрывами и дымом.

Разворачиваясь для повторного захода, лейтенант увидел горящий торпедоносец, который, не сворачивая с боевого курса, приближался к самому крупному транспорту конвоя. За низко летящим над водой самолетом тянулся длинный шлейф дыма. Самолетное переговорное устройство, по-видимому, было повреждено, поэтому летчик пользовался радиостанцией. Вся авиагруппа слышала команды, подаваемые штурману ровным спокойным голосом. За этим спокойствием чувствовался большой боевой опыт и презрение к опасности; «Не бросай... Не бросай... Теперь бросай!»

От самолета отделилась торпеда и, подняв частокол брызг, ушла под воду. Через несколько секунд раздался мощный взрыв. Транспорт, накренившись, стал быстро погружаться в воду. В это же время взорвались топливные баки торпедоносца. Самолет прочертил в небе огненную дугу и упал в море.

Дорогой ценой заплатили фашисты за жизни героев-североморцев. Через несколько минут о транспорте, до отказа нагруженном солдатами и боевой техникой, напоминали только масляные пятна и обломки, плавающие на поверхности воды. Был потоплен и второй транспорт, уничтожены корабли охранения.

После посадки на своем аэродроме летчики-истребители узнали, что героический подвиг совершил экипаж гвардии подполковника Б. П. Сыромятникова, в составе штурмана — гвардии майора А. И. Скнарева, стрелка-радиста гвардии старшего сержанта Г. С. Асеева.

После войны кавалер ордена Отечественной войны I степени лейтенант Козельский, как кадровый военный, остался в рядах Вооруженных Сил. Летал, вводил в строй молодых летчиков, передавал им свой опыт. Затем была учеба в военной инженерной академии имени А. Ф. Можайского, научно-исследовательская работа, защита кандидатской диссертации.

В настоящее время полковник запаса Г. Т. Козельский работает старшим научным сотрудником в одном из московских научно-исследовательских институтов. Он часто рассказывает молодежи о героическом подвиге экипажа торпедоносца.

А. КУДИНОВ

Москва