Главная » Подвиг Солдата » Б » Бояринцев Аркадий Михайлович

Бояринцев Аркадий Михайлович

17.01.1920 - 27.02.2007

 

Курсант Аркадий Михайлович Бояринцев - радист 242-го гаубичного артиллерийского полка 67-й стрелковой дивизии 27-й армии Северо-Западного фронта. Участник обороны Либавы (Лиепая) в июне 1941 года.

Родился 17 января 1920 года, уроженец д. Веселки Пижанского района Кировской области. Аркадий родился в большой крестьянской семье, где было пятеро детей. Семья рано осталась без отца и кормильца. Мать Дарья Ивановна работала в колхозе.

Окончил 4 класса, дальше учиться не мог в связи с материальным положением семьи. Как и многие сельские жители уезжал на заработки в промышленные города. Немного работал шахтером на одной из донецких шахт. В период до призыва в армию работал на Урале, слесарем на Невьянском механическом заводе, том самом Демидовском заводе, который называют дедушкой уральских заводов, где производили и такую продукцию как боеприпасы и снаряды.

Был призван в армию 28 октября 1940 года Пижанским РВК Кировской области и службу проходил в  242-м гаубичном артиллерийском полку в составе 67-й стрелковой дивизии, дислоцировавшейся под г. Либава. Учился в полковой школе на радиста. Был ранен в боях под Либавой в первые дни  войны, затем пленен под Митавой (Елгавой). Из Шталага № 350 в 1942 году был направлен в Германию, Нойбранденбург, Шталаг № IIA, в 1944 направлен в Гамбург. В октябре 1944 года направлен в Норвегию, по рассказам - морским транспортом в качестве «живого щита» вместе с другими военнопленными в г. Берген, пересыльный лагерь. Затем, согласно архивным документам, находился в лагере «Форус» под г. Ставангер, откуда бежал, до конца войны его прятали в горах местные жители – норвежцы

Отец, как и многие другие, пережившие трагедию плена, об этом мало что рассказывал. Но о том, что отцу помогали норвежцы после побега из лагеря в Норвегии, мы знали и с детства помнили имя Сигмунд.

Как это ни удивительно, но многие подробности об этом эпизоде военного времени мы узнали из Норвегии. В июле 2011 года неожиданно пришло сообщение из Казахстана о том, что в Павлодарской газете опубликована статья норвежского историка и писателя г-на Бьорна Братбака, разыскивающего солдата Аркадия Бояринцева.

Подробны эти события были описаны в статье г-на Б.Братбака, опубликованной в норвежском журнале «История», 2009, № 3. Статья начинается словами: «Повсюду в нашей протянувшейся на много миль стране встречаются географические названия, связанные с Русью или русскими. Часто эти названия напоминают о событиях истории, показывая насколько тесные и близкие связи существовали между русскими и норвежцами. Некоторые такие места связаны с событиями далекого прошлого, другие, и их, пожалуй, гораздо больше, отражают память о трагических событиях, связанных с русскими военнопленными времён Второй мировой войны. Одно из таких географических названий – Руссехола (Пещера русского) неподалеку от усадьбы Биркеланд в коммуне Бьеркрейм в губернии Рогаланд. Там в конце войны норвежцы прятали от немецких оккупантов и норвежских нацистов Аркадия Бояринцева». История эта в кратком изложении такова.

В феврале 1945 года Бояринцев сумел сбежать из лагеря для военнопленных «Форус». Так распорядилась судьба, что сначала он постучался в дом на хуторе Сиквеланд в коммуне Тиме, лежащем в стороне от главных дорог, который находился примерно в 30 км на юго-восток от г. Санднеса. Семья владельца хутора Эллинга Сиквеланд пережила страшную трагедию в годы войны. Один из его сыновей, 29 летний Тургейер, участник боев с немцами в 1940 году, в 1942 г. был расстрелян немцами за попытку побега в Англию и хранение оружия. Сам хозяин тоже побывал в немецкой тюрьме, также как и его дочь Гори. Помогать русским пленным в годы войны было очень опасно. Согласно германскому уложению о наказаниях тот, кто помогает военнопленным бежать, предоставляет им убежище, одежду и т.п. подлежит смертной казни. Несмотря на эти обстоятельства, люди на хуторе, не колеблясь, стали помогать беглецу.

Человеком, который первым увидел изможденного Аркадия Бояринцева, был Йон Росланд, который сначала был наемным работником, а потом женился на дочке его владельца. Незнакомца пригласили войти в дом, накормили. Дали ему одежду, Йон отдал даже свои резиновые сапоги, хотя у норвежцев в те годы они были большим дефицитом, оставили на ночлег на сеновале. Он рассказал норвежцам, что хочет попасть в нейтральную Швецию, с собой у него  была карта южной Норвегии, а также нож. Эллинг и Йон решили помочь беглецу бежать на восток. Рано утром Йон повел русского к хутору Холмахолен, расположенному по соседству в нескольких километрах к востоку. Там крестьянствовал Эрлинг Холм, который как оказалось впоследствии,  принимал участие в подпольной деятельности во время войны, и на своем хуторе держал спрятанным оружие.

Эрлинг Холм стал проводником на следующем этапе на пути к свободе, через гору он вывел беглеца к хутору Сойланд, который находился в 4-5 км от предыдущего. Там заботы о русском на себя взял молодой парень Ола Сойланд, который проводил его далее до хутора Биркеланд, лежащего в 6-7 км к востоку от Сойланда.

Двадцатилетний Сигмунд Шельбрейд, сын владельца хутора, был готов помочь, но считал, что безопасней всего русскому «залечь» в Биркеланде. Сигмунд шел на риск, помогая незнакомцу. Не прошло и полгода с момента, как нескольких односельчан Сигмунда арестовали. После допросов и пыток некоторые оказались в тюрьме, а другие – в концентрационных лагерях. Арестован был один из родственников Сигмунда. Но молодой Сигмунд не побоялся помогать русскому беглецу Аркадию.

Сначала Аркадия спрятали в отдельно стоящем домике рядом с хутором, затем в пещере под скалой на горе Киркефьеллет (Церковная гора), расположенной в километре от хутора Биркеланд, где он мог находиться в безопасности. Сигмунд раздобыл какие-то одеяла и другие вещи, которые могли пригодиться, в том числе примус и керосин. В эту пещеру, чтобы не дать ему погибнуть от холода и голода, Сигмунд и другие люди, рискуя своей жизнью, приносили еду и одежду. Люди в Биркеланде до сих пор вспоминают, как счастлив был Аркадий, получив сообщение об окончании войны. Сигмунд вскоре после этого отвез Аркадия в г. Санднес, месту сбора бывших советских военнопленных в лагере Ватнелейрен, а потом приехал попрощаться с ним перед отправкой на Родину.

Единственное, что осталось от Аркадия в Норвегии – это пещера, в которой он жил, а также несколько деревянных предметов, которые он сделал, пока находился в Биркеланде. Осталось и его имя в одном из списков, пересылаемых на родину военнопленных, который хранится в Государственном архиве в Осло.

Около 100 000 советских людей были отправлены за годы войны в Норвегию на тяжелые работы. Из них более 13 000 остались лежать в земле Норвегии, где помнят и чтят память советских военнопленных. Один таких памятников установлен на кладбище в г. Ставангере, где захоронены останки советских военнопленных, погибших в различных лагерях, в том числе, и в том, где был Бояринцев А.М.

Проявлением бережного отношения к истории своего Отечества, стремлением сохранить память о том героическом, благородном и достойном, что было в жизни  соотечественников, и о крепких узах, связывающих норвежцев и советских военнопленных, является история поиска г-ном Б. Братбаком бывшего фашистского узника Аркадия. Статья была написана в 2009 году, и с этого момента г-н Б. Братбак начал розыск, чтобы просто узнать, как сложилась судьба бывшего советского военнопленного, спасенного его соотечественниками. Многочисленные запросы, личные поездки в Россию, публикации в газетах по месту его рождения и предполагаемого места жительства его сестры в Казахстане, переписка со многими людьми, принесли результат. Символично, что г-н Б. Братбак узнал о судьбе бывшего военнопленного в год 70-летия со дня начала войны для нашей страны. Итогом поиска стала новая статья в норвежском журнале «История», 2011, № 4.

Великая Отечественная – это, прежде всего, – война, победоносные боевые действия Красной Армии, сражения, ратные подвиги солдат, партизан и подпольщиков, самоотверженный труд в тылу. Но это и тысячи военнопленных, попавших вследствие жестоких обстоятельств военного времени в зону смерти. А в отношении советского народа и советских военнопленных, как отметил на Нюрнбергском процессе обвинитель от США Р. Джексон, тевтонская ярость не знала границ. Побег из плена, как сказал в своих воспоминаниях один бывший военнопленный – это акт отчаяния, и мужества, потому что вероятность успеха была ничтожно мала, а возможность поимки и гибели почти неизбежна. Несмотря на это, советские военнопленные стремились вырваться из плена. Кому-то повезло, и он смог влиться в ряды Советской Армии, и вернуться Победителем. Но боль в сердце осталась навсегда у тех, кто там был.

4 июля 1945 Бояринцев А.М. был репатриирован из Норвегии (г. Санднес) в СССР. Прибыл из ПФП Норвегии 13.07.1945 в 362 ЗП 33 ЗСД, дислоцировавшейся в г. Муроме.

По возвращении на Родину, его ожидали тяжелые известия. В годы войны, в апреле 1943 года, ушла из жизни его мама. Старший брат Александр был убит в бою 10.03.1944. Средний брат Василий был ранен 02.10.1941 на Ленинградском направлении, более 4-х месяцев лечился в госпиталях. В 1943 был демобилизован в связи с ранением. В 1946 был признан инвалидом, а в 1948 он уже ушел из жизни в возрасте 34 лет. Война забрала жизни самых дорогих и близких людей.

Как все репатриированные, был подвергнут обязательной проверке. По результатам проверки, закончившейся благополучно, был направлен на работу в промышленность, в Горьковскую область (ныне-Нижегородская). Жил в маленьком поселке, расположенном в лесу. Работал инструментальщиком, автослесарем, механиком, а с 1952 года шофером лесовоза. За добросовестный труд неоднократно поощрялся в тех формах, которые существовали в то время. Здесь же встретил свою судьбу, в 1947 году женился на Лютовой Л. А. уроженке этих мест, с которой прожил в крепком браке более 40 лет, до дня ее ухода из жизни. В браке родились две дочери. Семья прожила в Горьковской области до 1960 года. В 1960 переехал в г. Павлодар, Казахстан. Здесь также работал водителем до ухода на пенсию, являлся ветераном труда. После распада СССР оказался за границей, вследствие этого переехал с семьей в г. Кемерово. Здесь 27.02.2007 в возрасте 87 лет ушел из жизни, ночью во сне, он похоронен в г. Кемерово. Жизнь свою прожил скромно, честно и достойно.

Так сложилось, что по известным причинам наш отец Бояринцев А.М. не мог связаться со своими норвежскими друзьями, которые в самые трагические для него годы, рискую своей жизнью, оказали ему неоценимую помощь. Поэтому от его имени, от всей его  семьи выражаем  сердечную благодарность и глубокую признательность за теплоту, и человечность,  проявленные к отцу жителями Норвегии в трудное военное время,  за память, за бережное отношение к своей и нашей истории. Главное, чтобы мы все это помнили.

 

В июле 2012 года дочь Аркадия Михайловича Татьяна и две его правнучки Лидия и Анна посетили Норвегию, они смогли побывать в пещере Церковной горы, где Сигмунд Шельбрейд укрывал Аркадия. Вместе с сестрами Сигмунда Астрид и Кларой, Кетелем - сыном Йона Росланда, который был первым проводником и Бьорном Братбаком прошли часть пути Аркадия. Воздали дань памяти Сигмунду на месте его упокоения, возложили цветы к монументу, воздвигнутому в честь погибших советских солдат, и памятнику на месте одного из лагерей для бывших советских военнопленных.

Места, где Аркадия Михайловича укрывали, удивительно красивы. Но еще более удивительны живущие там люди. Родственники встретились с 95-летним Торлейфом Хетландом, который вместе с Сигмундом отвез Аркадия в лагерь, где собирали бывших военнопленных. Он все помнит и даже рассказал о том, что они крепко выпили, прежде чем отвезли Аркадия в сборный лагерь. Как это по-русски! Одна из сестер Сигмунда - Ингеборг знала тайну Сигмунда. Вместе с ними к пещере поднялся и Товеймунд Фуглестад, сын учителя, в доме которого была единственная во всей деревне ванна, где Аркадию предоставили возможность совершить все необходимые процедуры после пребывания в пещере. Общались родственники и с Вольдемаром Биркелендом, которому на момент окончания войны было 11 лет, и он помнит о том, как Аркадий отремонтировал их радиоприемник. В один из дней пребывания в Норвегии состоялся вечер-встреча, посвященный этому событию, одному из эпизодов Второй Мировой войны. Из Осло приехал пианист Иаким Квестинский, который когда-то и рассказал историю о Сигмунде и Аркадии Б. Братбаку, после чего тот и начал свой поиск.

Норвежцы очень бережно относятся к своей истории, в каждом доме на стенах обязательно размещены фотографии всех поколений семьи. Также бережно они относятся и к свидетельствам того времени, фотографиям, игрушкам, сделанным руками беглеца, сохранились даже осколки чашки и бутыль для керосина, которыми Аркадий пользовался, находясь в пещере.

Татьяне Аркадьевне очень сложно коротко рассказать о тех чувствах и впечатлениях, которые они получили во время поездки. При всем богатстве русского языка не хватает слов, чтобы выразить глубокую благодарность и за спасение её отца, и за сохранение памяти о событиях того времени, и за организацию их пребывания в Норвегии. А гостеприимство сестры Сигмунда Астрид и её супруга Яна Мариуса Ольсена, которые любезно предоставили им возможность жить в своем доме и организовали все встречи и поездки, вообще выше всяких похвал. А главное - память о замечательных людях продолжает жить!

В мае 2013 года в город Лиепаю приезжал, норвежский историк и писатель Бьёрн Братбак. Г-н Братбак занимается увековечением памяти военнопленных Красной Армии и собирает материалы о судьбе воинов попавших в немецкие лагеря на территории Норвегии, одним из таких воинов и является участник обороны города - Аркадий Михайлович Бояринцев.

 

Иллюстрации в статье:

1. Бояринцев А.М, Латвия, г. Либава, 1941 г., весна-лето, семейный архив.

2. Бояринцев А.М., Урал, г. Невьянск, июль 1939 г., семейный архив.

3. Документ военного времени, сообщение в норвежской газете о побеге из немецкого лагеря 03.11 1943 7 военнопленных и о применении смертной казни к тем, кто будем им оказывать помощь.

4. Йон Росланд первым встретил А. Бояринцева и протянул руку помощи. Фотография сделана Б. Братбаком в 2009 году, частный архив.

5. Сигмунд Щельбрей больше всех помогал Бояринцеву А. во время его пребывания в Биркеланде зимой и весной 1945 года, частный архив.

6. Пещера Русского. Фотография из альбома С. Щельбрея, сделанная, вероятно, в майские дни 1945 года, частный архив.

7. Деревянная поделка, сделанная А. Бояринцевым, удивительно напоминающая птицу счастья, птицу Феникс, восстающую из пепла, что является очень символичным, хранится в семье С. Шельбрея.

7. Бьорн Братбак, норвежский офицер в отставке, историк, журналист, писатель, 2011, на Родине Бояринцева А. в Кировской области, на месте, где находилась д. Веселки.

8. Памятник, установленный на кладбище в г. Ставангере, где захоронены останки советских военнопленных, погибших в различных лагерях, фото Б. Братбака, 2012.

9. Гора Киркефьеллет (Церковная гора) в Норвегии, где Бояринцев А.М. находился в конце войны, фотография Б. Братбака, 2011 г.

Дочь, Татьяна Аркадьевна Бояринцева

Россия, г. Кемерово

t.a.bo@mail.ru

07.04.2012